Азуза-стрит. Странтствующее служение

22:44 -- 02.01.2018 Пробуждение

В последней части марта 1907 года я получил приглашение приехать в Коннит, Огайо, с приложенным чеком на 50 долларов. Там хотели иметь пятидесятническое собрание. Лидер написал мне, что они голодны по Пятидесятнице. Я чувствовал, что это был призыв от Бога ехать на восток, но я не мог удержаться от мыслей - действительно ли они знали, что они к себе приглашали? Письмо казалось полным энтузиазма - той самой вещи, так сильно разочаровывающей Джона Уэсли. Уэсли определял фанатизм как «ожидание результата без средств, необходимых для его достижения». Опубликовано на веб-портале imbf.org

Я не воспользовался чеком, опасаясь, что они могут быть разочарованы, поимев со мной дело. Им нужно было научиться, что Пятидесятница означает умирание для эгоистичной жизни, плотских амбиций, гордости и тому подобного. Это значило для них войти в «участие в страданиях Его» (Филлипийцам 3:10), а не просто иметь популярное, хорошее время. Я чувствовал, что они этого не понимали. Настоящий христианин неизбежно означает мученика, тем или иным образом. Не многие желают платить цену, чтобы стать настоящими христианами, чтобы принять остракизм, ложные обвинения и осуждение другими. Но у Бога есть только один стандарт. Современное исповедание веры по большей части - это простое притворство. Только малый его процент является настоящим.

Один человек однажды попросил Лютера порекомендовать книгу, которая была бы и приятной и полезной. «Приятной и полезной! - ответил Лютер - Это за пределами моих способностей. Чем вещи лучше, тем они менее приятны».

«Если человек не отрешится от всего, - сказал Иисус - он не может быть Моим учеником» (см. Луки 14:33). Это может потребовать некоторую квалификацию или толкование, если говорить о самоуверенных действиях, но принцип остается тот же для всех. Церковь, после ее падения в ранних столетиях, имеет полностью ошибочное представление о своем призвании и спасении. Все верующие призваны к стопроцентному посвящению. У Бога нет двух стандартов посвящения - одного для иностранных миссионеров и другого - для христиан дома. Мы не можем найти этого в Библии. Одни призваны посвятить все свое так же, как и другие, как Божьи управители на своих местах и в своих призваниях. Требуются трое, чтобы получился один миссионер. Один идет, один молится и один жертвует. «Какие странные слова! кто может это слушать?» (Иоанна 6:60).

Бог имеет только одну цель и один интерес после грехопадения. Это - привести человека назад к Себе. Целые древние диспенсации с их предопределенными задачами шли к этому одному концу. Бог имел один признанный народ, евреев. Он имел одну цель в этом народе. Все их действия вели к одному концу. Все их поклонение указывало на этот один конец - принести народам истинное познание Бога и привести в мир Мессию. Иисус Христос имел только один интерес, придя на эту землю. Его второе пришествие также ожидает этого одного. Когда сие Евангелие будет проповедано по всей вселенной, «тогда придет конец» (Матфея 24:14), и проклятие будет снято.

Трудится ли церковь, со всеми ее ресурсами, для этой одной цели и для этого одного конца? Это, определенно, не означает эгоистичное накопление имущества и богатства, больше, чем нам нужно на самом деле. Это не означает взять все, что мы хотим, для себя, и затем бросить Господу доллар, в котором мы не нуждаемся. Мы имеем полностью перевернутый порядок после раннего падения церкви. Бог требует от каждого полностью одинакового посвящения.

Именно в этом заключалась проблема Анании и Сапфиры. В этой диспенсации нет «одной десятой», но «все». Наши тела суть храм Святого Духа (1 Коринфянам 6:19), и нам нужно принадлежать Ему на 100 % во всякое время. Мы принадлежим Ему. Он создал нас и выкупил нас, искупил нас после того, как мы заложили Его имущество, не наше собственное, дьяволу. Ни в каком смысле мы не свои. Мы искуплены кровью. Как долго бы потребовалось, или требуется, чтобы евангелизировать мир под этим правилом? Подумайте об этом! Движется ли церковь нормально, в божественном порядке? Политико-религиозная система со времен ранней церкви и до сего дня - это, в основном, гибрид, смешанная институция. Она полна эгоизма, непослушания и растления. Ее царство стало больше «от мира сего», чем «небесным гражданством» с духовным оружием.

Доктринальные споры были также великим сражением. Многие на Азуза были слишком догматичны. Доктрина, между прочим, это всего лишь каркас структуры. Это - скелет «тела». Нам нужна плоть на костях, дух внутри, чтобы давать жизнь. То, в чем нуждаются люди - это живой Христос, а не догматичная доктринальная ссора. Много вреда было нанесено этому движению в начале из-за неразумного рвения. Как всегда, это движение больше всего страдало от находившихся в его рядах. Но у Бога были некоторые настоящие герои, на которых Он мог полагаться. Большинство из них поднялись из глубочайшей неизвестности ко внезапной известности и силе, и затем снова так же быстро ушли, когда их дело было сделано. Кто-то хорошо сказал: «Люди, как звезды, появляются на горизонте по Божьему повелению». Это - истинное свидетельство настоящей Божьей работы. Люди не делают свое время, но, как кто-то также истинно сказал, время делает человека. Прежде времени никакой человек не может произвести пробуждения. Люди должны быть подготовлены, так же, как и инструменты.

Историк Д’Абинье хорошо сказал:

Бог вытаскивает из глубочайшего уединения немощные инструменты, через которых Он планирует совершить великие дела; и, после того, как Он разрешил им на время сиять с ослепительной яркостью на знаменитой сцене, Он снова удаляет их в глубочайшую неизвестность. Бог обычно удаляет Своих слуг с поля битвы только для того, чтобы затем возвратить их более сильными и лучше вооруженными.

И это было в случае с Лютером, заключенным в Вартбурге после своего ослепительного триумфа над сильными мира сего в Вормсе.

Д’Абинье написал:

Есть момент в мировой истории, как это было в жизни таких людей, как Чарльз II или Наполеон, который решает их карьеру и их известность. Это - момент, когда им внезапно открывается их сила. Аналогичный момент существует в жизни Божьих героев, но в противоположном направлении. Это - когда они впервые осознают свою беспомощность и ничтожность. С этого часа они получают свыше Божью силу. Какое-либо великое Божье дело никогда не совершалось естественной силой какого-то человека. Это из среды сухих костей, из тьмы и смертного праха Бог изволил избрать инструменты, через которые Он замыслил распространить по земле Свой свет, возрождение и жизнь.

Сильный в телосложении, в характере и в талантах, Цвингли должен был увидеть себя поверженным, чтобы таким образом он мог стать одним из таких инструментов, какие желает Бог. Он нуждался в крещении несчастья и болезни, слабости и боли. Лютер получил это в тот час мучения, когда его келья и длинные коридоры монастыря в Эртфурте отражали его пронзительные крики. Цвингли было назначено принять это, встретившись с болезнью и смертью.

Люди должны прийти к осознанию их собственной слабости, прежде чем они могут надеяться познать Божью силу. Естественная сила и способность человека всегда является величайшим препятствием Божьему делу и Божьим действиям. Это - почему мы имели такое глубокое умирание, особенно для служителей и проповедников, в ранние дни Миссии Азуза. Бог готовил Своих работников для их миссии.

В ответ на молитвы, Бог открыл для меня путь взять с собой свою семью, когда я поехал на восток. Я проповедовал в Денвере в центрах движения Святости, где мы были членами и трудились перед тем, как переехали в Калифорнию. Мы имели чудесное время. Несколько душ были спасены, среди них - целая семья, и святые были чудесно назидаемы. Некоторые приняли крещение Духа. Я провел там всего три собрания.

Бог там чудесно использовал двух маленьких девочек. Они обе имели крещение и настоящее молитвенное служение. Их мольбы о неспасенных сотрясали здание и, при этом, их свобода от застенчивости была сильным уроком для всех нас. Это было необычное действие и Божье служение. Искреннее убеждение пребывало на неспасенных. «Если не будете как дети» - мы учились этому заново (см. Марка 10:14). Очевидно, что современные евангелизационные методы совсем не существенны для спасения душ. Мы бы лучше прилепились к нашим особым дарам, хотя это и было бы «необычайное дело» (Исайя 28:21). В этом мы бы лучше преуспели. Позвольте Богу действовать Своим путем. В те дни сила и присутствие Божье среди нас часто обращали грешников на их сиденьях. Нам не нужно было тащить их к алтарю и воевать с ними, чтобы их спасти. Они не приходили к алтарю, чтобы бороться с Богом. В Денвере было много «пения в духе», как и на Азуза. Этот дар, казалось, сопровождал это движение повсюду, где бы оно не разгоралось.

Мы, наконец, достигли Коннит, Огайо, 30 апреля, в снежную бурю. Присутствие Господа было с нами с самого начала. Это была одна из миссий Святости. Нам, воистину, приходилось делать мало, разве что смотреть и видеть Божью работу. Дух вел собрания. Фактически, мы большую часть времени пребывали на наших лицах в молитве. Я едва ли мог поднять свое лицо; битва была Господня. И никто другой там не мог воевать, ибо мы встретили наиболее упорное сопротивление. Господь предупредил меня об этом состоянии до того, как мы покинули Лос-Анджелес. Лидер, который написал мне приглашение, не имел ни малейшего понятия, что означает Пятидесятница, как я и опасался. Он хотел иметь приятное время, с большим умножением его миссии, чтобы созидать ее численно, и тому подобное.

Собрания не продвигались далеко до тех пор, пока мы видели, что он вклинился поперек пути. Одна сестра, не переставая, молилась за него в муках души. Он был плотским, гордым и важным в собственных глазах, и не позволял собраниям идти глубже. Мы не могли идти дальше. Он явно не имел ни малейшего желания смириться вместе со всеми остальными. Но ему пришлось смириться. Бог показал мне, что я должен с ним разобраться. Я должен был или повиноваться, или уехать. Так дальше не могло продолжаться. Мы ели за его столом и спали в его кроватях. Это было тяжело делать, но я пошел к нему. Мы сцепились рогами, и он яростно противостоял мне. Бог, однако, сломил его. Дух обличил его, и он упал, как сраженный. Упав, он чуть ли не сотряс все здание. Он лежал под скамьей целых пять часов, начав видеть себя так, как его видел Бог. Дух разобрал его по частям и показал ему его гордость, амбиции и тому подобное. Наконец, он встал и, без единого слова, пошел домой. Там он закрылся в своей комнате и оставался в ней, пока не встретился с Богом. Он вышел после этой встречи кротким, как маленький ягненок, и исповедал свои недостатки. Препятствие было удалено с пути, и собрания размахнулись в силе. Сам он получил крещение через некоторое время после нашего отъезда.

Господь действовал очень глубоко. В одном случае, несколько человек всю ночь находились под силой Божьей. Не было никакого окончания ровно в девять часов, как приходится делать проповедникам, чтобы удержать людей. В те дни мы желали Бога. У нас не было тысячи других вещей, которые бы мы хотели перед Ним. И Он не разочаровал нас. Одна сестра сидела, говоря на языках, целых пять часов. Души спасались, и святые чудесно назидались и укреплялись присутствием Господа. Многие получили крещение в Духе, и эта миссия стала полностью оперившейся для Пятидесятницы.

В одно воскресенье вечером зал был переполнен даже до середины улицы. Я пошел в зал на следующее утро, чтобы проведать людей, которые не пошли домой. Несколько человек провели там всю ночь. Я обнаружил их отрешенными от всего, кроме Бога. Сама слава, «Шехина», наполняла то место. Это было страшно, но славно.

Наше следующее собрание было в Юнгстауне, Огайо. Здесь я проповедовал для Христианского Миссионерского Альянса (Х.М.А.). Несколько ночей мы провели в зале до рассвета. Мы не могли уйти. Бог был настолько близок, что никто не чувствовал себя уставшим или сонным. Там я имел много настоящих родовых мук души. Во время некоторых собраний всем, что можно было услышать, были все превосходящие стоны. Те служения характеризовались многими молитвами. Дух был ожидаем для каждого действия, и Он взял полное правление. Там не было и двух похожих служений. На одном собрании нами овладела сама тишина небес, примерно на четыре часа. Вряд ли был произнесен хотя бы один звук. Все место было настолько склонено в молитве и настолько священно, что мы мягко закрывали дверь и так же ходили, едва ли говоря что-то друг другу, ито только шепотом. В еще один вечер мы пребывали в поклонении и хвале часами. Казалось, что мы смотрели в самое лицо Божье. На тех собраниях не было никакой шумливости.

В еще один вечер мы все были сокрушены Божьей любовью. Мы не могли ничего, как только плакать, целый час. Каждое собрание было другим, и каждое, казалось, шло все глубже. Две или три ночи были полностью проведены в молитве. В одну ночь Дух сошел на нас, как электрический душ. Некоторые попадали на пол, и Бог был Господином в то время. Такое пение в Духе, «небесный хор», я вряд ли когда-либо слышал. Многие начали говорить на языках. Но - снова наша битва была с лидером. Он мне яростно противился. Он был не прав перед Богом, и не хотел покоряться. Его жена уже находилась под силой Божьей, ища крещения, но он продолжал пребывать в плоти, пока Дух не стал ужасно огорчен. Дьявол часто напяливает на себя пиджак проповедника. Сатана настойчиво использовал его в начале этих собраний, но Бог, в конце концов, одержал победу, не смотря на него. Он так и не покорился. Изумительно, какую власть дьявол имеет над некоторыми проповедниками.

Я проповедовал в один вечер в Акроне, Огайо, со многими благословениями. Затем мы имели пять служений в Нью-Кастл, Пенсильвания, снова с Х.М.А. Бог нас там также сильно благословил. Затем мы прибыли в Альянс, Огайо, чтобы провести пятидесятническое палаточное собрание. Это было 13 июня. У нас был чудесный лагерь. Это был первый подобный лагерь на северо-востоке. Я проводил собрания для проповедников. В первое воскресенье утром мне была дана проповедь, но лидер попросил меня вместо этого говорить пополудни. Я ничего не сказал, только молился. Через несколько минут он вернулся и сказал мне проповедовать утром. В те дни люди не шли далеко без Бога. Я проповедовал, с великой помощью от Господа, на тему «Иисус Христос во всемирном евангелизме в силе Святого Духа». Все сосредотачивалось вокруг Иисуса. Мы не должны ставить силу, дары, Святого Духа, и, фактически, ничего, впереди Иисуса. Любая миссия, которая превозносит даже Святого Духа больше, чем Господа Иисуса Христа, обречена сесть на мель заблуждения и фанатизма.

Это был очень важный лагерь в начале этого движения в этой части страны. Мы оставались там две недели, и я проповедовал всего одиннадцать раз. Мы имели чудесное время и большую, представительную аудиторию. Четыреста человек расположились лагерем на участке земли. Часто собрания продолжались всю ночь. Миссионерский энтузиазм достиг высоты. Пища предоставлялась на основе добровольных пожертвований. Бог щедро обеспечивал, и там преобладал драгоценный дух единства. Мы были братьями, крещенными «одним Духом… в одно тело» (1 Коринфянам 12:13). Так была отвечена молитва Иисуса, «да будут все едино» (Иоанна 17:21). Гармония между проповедниками была особенно благословенной. Проявление такого духа любви мы вряд ли еще видели. То были чудесные дни. Можно по истине сказать, что мы в почтительности предпочитали один другого (Римлянам 12:10 KJV).

Никакие органы или песенники не использовались. Дух вел служения, и для них не находилось никакого места. Сотни людей встретили Бога. Многие получили призыв на иностранные поля, чтобы испытать Бога в настоящих сражениях веры. Поставленной целью была стремительная евангелизация мира на настоящих апостольских принципах. Сегодняшнее поколение должно быть достигнуто сегодняшним поколением. Алтари едва ли были свободны от ищущих, днем или ночью. Люди, посетившие пробуждения как в Уэльсе, так и в Индии, заявляли, что это действие было глубочайшим из всех. Мы решили ни с кем не воевать, кроме греха, и ничего не бояться, кроме Бога.

Я просил у Господа определенную сумму денег, в которой мы нуждались, чтобы ехать дальше на восток. Комитет дал мне в точности ту сумму, о которой я молился, без малейшего намека с моей стороны. Бог сделал это. Слава Ему!

В Миссии Сорок второй Стрит в городе Нью-Йорке (в Глед Тайдингс Холл) мы имели чудесное время. Молодая девушка оказалась под силой Божьей, и ее дух был вознесен к Престолу. Она пела мелодию без слов, которая была настолько небесной, что казалось, что она исходила прямо из-за завесы. Казалось, она приходила из другого мира. Я никогда не слышал что-то равноценное ей, ни до, ни после.

Сам А.Б. Симпсон находился там в тот вечер, и был ею невероятно впечатлен. Раньше он много противостоял пятидесятническому движению. Несомненно, Бог дал ее, как свидетельство для него. Некоторые попадали под силой Божьей. К утру присутствие Господа было просто удивительным. Я пошел, чтобы покинуть зал, на самом рассвете, и пожал руку одной сестре, жаждущей крещения. Дух сошел на нее, и я не мог от нее освободиться, пока она не упала перед алтарем и не начала говорить на языках. Я пожал руку еще одной жаждущей сестре, когда снова начал покидать зал. Дух сошел также и на нее; и она получила крещение прямо там, стоя на ногах, и заговорила на языках прежде, чем я смог от нее освободиться. Это была чудесная ночь.

Для нас это было время начать возвращаться в Калифорнию. Господь обильно благословил меня в Индианаполисе. Я был настолько рад, что послушал Его и приехал туда. Я был там исключительно по Его приглашению; но едва ли, если вообще, я раньше чувствовал такое чудесное течение Духа. Казалось, что весть была буквально вытаскиваема из меня во время проповеди. Я, поистине, чувствовал себя почти стаскиваемым с платформы голодным желанием людей. Я не мог говорить настолько быстро, насколько мысли приходили ко мне, и почти обгонял сам себя, пытаясь говорить достаточно быстро. На одном собрании, в то время, пока я говорил, «пораженные Господом» (Исайя 66:16) лежали по всему полу. Я посмотрел на проповедников позади меня; они также лежали, распростершись, на полу. У одного из них ноги застряли в стуле, поэтому я знал, что они упали под силой Божьей. Я подошел к пианино, окруженному людьми. Мое тело начало качаться под силой Божьей, и я упал на пианино, и лежал там. Это было циклоническое проявление силы Божьей.

В Колорадо Спрингс я проповедовал шесть раз. Дух тек, подобно елею. Я едва ли где-либо еще видел такую свободу. О, что за возможности существуют там, где царствуют чистота и единство!

Мы послали наши чемоданы в Лос-Анджелес, не зная, где мы найдем наш следующий дом. Но прежде, чем мы достигли Пасадены, Господь показал мне, что нам нужно выйти. Мы не ожидали никого, кто бы нас встретил, хотя я и писал брату Боумеру, что мы поедем назад на этом поезде. Когда мы достигли Пасадены, не имея, куда пойти, мы нашли брата Боумера, ожидающего нас возле депо. Он привел нас в дом миссии на Мери Стрит, которая была только что открыта в соединении с Миссией Аллей. Так Бог устроил все это для нас без нашего ведома. Мы на самом деле были уставшими пилигримами, нуждающимися в отдыхе. Мы приехали туда 5 декабря 1907 года.

Я обнаружил, что движение уже заметно стало угасать. Святые были ужасно разделены. Дух также был связан. Внешняя оппозиция стала намного более утвержденной и решительной. Такое же состояние было в и Лос-Анджелесе. Святые в Миссии Аллей сильно страдали под тиранией лидера, который сам не имел крещения. Тут я помог им вымолить его из миссии и из дома, и они были освобождены. Он обманом проник в это движение. Это был обычный «пес в яслях». Еще одна, большая миссия была открыта на Колорадо Стрит; там я также имел некоторое служение. Я обнаружил, что сила была заметно расточена. Там было много пустых проявлений. Значительная часть их была всего лишь пустой болтовней. Это глубоко обременило меня. Дух молитвы, в основном, был потерян. Вследствие, вкралось много плоти и фанатизма. Молитва сжигает гордую плоть. Плоть должна быть распята.

Мы перебрались в маленький коттедж по соседству с братом Боумером. На мне сильно пребывало служение ходатайства. Я много раз проповедовал в Хермоне, на Восьмой и Мэйпл и на Азуза Стрит. В один вечер, в Миссии Азуза, дух молитвы сошел на меня, «как несущийся сильный ветер» (Деяния 2:2). Его сила разнеслась по всему зданию. Я уже был обременен вкравшейся туда мертвостью. Временные лидеры испугались - они не знали, что делать. Они оттелефонировали о помощи. Они не были с нами в самом начале. Брата Сеймура не было в городе.

Я находился на полпути вверх по лестнице. Другие присоединились ко мне в молитве. Я сошел со ступенек, и в собрании разразился огонь. Но ответственные лидеры не были духовны. Восстали новые правители, которые «не знали Иосифа» (Исход 1:8). Они не поняли этого. Бог пытался вернуться. Казалось, они боялись, что кто-то может украсть эту миссию. Дух не мог действовать. Помимо прочего, они уже организовались, я же не присоединился к их организации. И так, в основном, происходит сегодня: «Подпишись в указанном месте, или мы не можем тебе верить. Мы принимаем только тех, кто имеет наши бумаги». Пятидесятница вытащила это из нас! Зачем к этому возвращаться? Не все, кто сегодня принадлежат разным фракциям в пятидесятническом движении, имеют дух разделения - но Бог желает, чтобы мы держались идеала «одного тела».

Господь показал мне мое место укрытия. Я решил следовать за Ним. Это - место силы. Не бойтесь ничего, кроме Бога, и повинуйтесь Ему. Я много раз проповедовал на Восьмой и Мэйпл, на Азуза, а также в Миссии Аллей в Пасадене, призывая людей к большей серьезности и к хождению в Духе. Я много страдал в молитве при рождении этого движения, и я чувствовал, что имею право увещать их. Нашей великой борьбой с самого начала была борьба с плотскими религиозными фанатиками, мнящими, что они - от Духа Божьего.

11 марта 1908 года я получил письмо от брата Сотелла, лидера движения Христианский Альянс в Портленде, Орегон. Он попросил меня приехать на север и провести для них несколько собраний. Бог уже показал мне, что мы будем призваны снова, и я распознал Его призыв. Нам снова нужно было ехать на север и на восток. Брат Боумер к этому времени уже получил крещение, и он решил поехать с нами на этот труд. Я чувствовал, что нам надо вернуться на побережье, в основном за тем, чтобы взять его.

Я увещал святых всю зиму, чтобы весной это дало ростки для Бога. Примерно дюжина человек последовала с нами в разные пункты, когда мы снова отправились в путь. Я также начал сильно ощущать на себе всемирный призыв. Казалось, Господь хотел показать мне, что еще океаны должны быть пересечены для Него. И мы это поняли позже. Подобно Петру Отшельнику[5], временами я чувствовал, будто я будоражу весь христианский мир моими воплями о пробуждении.

[Брат Бартлеман провел 1908 год, снова находясь в служении по всем Соединенным Штатам. В 1909 году он предпринял путешествие на Гавайские острова. — Редактор.]

Движение, в основном, пришло в плачевное состояние ко времени нашего возвращения в Лос-Анджелес (с Гавайских островов). Миссии довоевались друг с другом почти до застоя. Оставалось мало любви. Была заметная радость, но - полностью по плоти. Холодная, жестокосердная ревность в значительной степени заняла место божественной любви и нежности Духа. Миссии, как я обнаружил, как обычно, были очень ревностны о доктринах. Я начал проповедовать на Восьмой и Мэйпл, в Миссии Азуза и в Хермоне. Азуза уже много потеряла после нашего отъезда. «Как пали сильные!» (2 Царств 1:19) — пришло ко мне наиболее убедительно. Но Дух там могущественно сошел в молитве на троих из нас в один вечер. Он заверил нас, что снова собирается вернуть силу в Миссию Азуза, как это было в начале. Мы чувствовали, что пробились в молитве. (И ответ пришел через год с небольшим, когда из Чикаго приехал брат Дирхам. Это место еще раз стало наполнено святыми и славой Божьей, хотя и на всего лишь короткое время).

Но в то время старая Миссия Азуза все больше и больше впадала в рабство. Собрания проходили по предписанному порядку. Дух пытался действовать через некоторых бедных необразованных мексиканцев, которые были спасены и крещены в Духе, но лидер намеренно отказывался позволить им свидетельствовать, безжалостно сокрушая их. Это было подобно убийству Духа Божьего. Только Бог знает, что это значило для тех бедных мексиканцев. Лично для меня было бы лучше умереть, чем принять на себя такой дух диктаторства. Каждое собрание теперь было расписано от начала до конца. Неизбежно должна была последовать катастрофа; и она последовала.

Тут я начал чувствовать, что Господь призывает меня пересечь земной шар в миссионерском путешествии для Него. Это должно было быть сделано по вере, и я не имел в поле зрения ни цента. Фактически, я уже годами чувствовал призыв предпринять это путешествие; и теперь время настало. С естественной точки зрения, попытка предпринять нечто подобное выглядела, как безумие; и я именно в то время проходил через наиболее суровое испытание, как физически, так и финансово. Однако, убеждение превратилось в уверенность. Через некоторое время, когда казалось почти невозможным добыть даже десятицентовик, Господь открыл для меня путь, чтобы начать. Я верю, что Бог позволил мне быть испытанным таким образом для того, чтобы подготовить меня к этому путешествию. Это выглядело почти как настоящий голод, прежде чем путь, наконец, был открыт.

Я покинул дом 17 марта 1910 года, и верой пересек весь земной шар, посетив Европу и наиболее важные миссионерские поля. Я провел шесть восхитительных недель в Палестине, возвращаясь домой через Египет, Индию, Цейлон, Китай и Японию, и затем пересек Тихий Океан через Гонолулу. Я отсутствовал одиннадцать месяцев и одну неделю. Моя семья вполне уповала на Бога и имела намного лучшее обеспечение, чем когда-либо, когда я был вместе с ней. Я вернулся примерно с одним долларом в моем кармане. Моя жена имела пятьдесят долларов в банке. «Верен Призывающий вас, Который и сотворит сие» (1 Фессалоникийцам 5:24).

Автор: Франк Бартлеман

Источник: Книга «История и сущность истинного пробуждения»

Портал Благословение Отца (imbf.org)

Популярное на сайте

Как прожить 120 лет здоровым и красивым

Как прожить 120 лет здоровым и красивым

Книга Дмитрия Лео благодаря которой тысячи людей обрели здоровье. Издание II (2019)

Академия здоровья

Академия здоровья

Мы не болеем и обучаем этому других.

Популярное сейчас

Наверх