Азуза-стрит. Глубочайшее значение Пятидесятницы

18:12 -- 04.01.2018 Пробуждение

Франк Бартлеман был человеком страсти и глубокого бремени. Его молитвы буквально открывали небеса, и его проповеди испепеляли все, что было от плоти. Все, что стояло, как препятствие для полного превозношения Иисуса Христа, как Господа всего, стало объектом его страстной молитвы и было безжалостно разоблачаемо его бесстрашными пером и языком. Опубликовано на веб-портале imbf.org

Но Франк Бартлеман был больше, чем ходатай, и больше, чем неустрашимый пробудитель. Он был человеком видения — пророком! Он осознавал глубочайшее значение того, к чему Дух Святой стремился в пробуждении, и призывал Божьих людей идти к этому окончательному. Его голос, хотя и так долго молчавший, сейчас снова звучит. Данная проповедь была произнесена примерно в 1935 году, незадолго до смерти Бартлемана.

Мир — это поле; истинная церковь — это сокровище, подобно зерну в шелухе. Но большая номинальная церковь, церковное тело в каждом поколении, также подобна полю, в котором сокрыта истинная духовная церковь, живая церковь.

Но также истинно то, что духовная церковь далека от того, чтобы быть сокровищем божественной жизни и силы, оригинально предназначенных и предусмотренных для нее в плане Божьем. Всегда, с тех пор, как ранняя церковь отпала от новозаветной чистоты и жизни, она была подобна отступнику, павшему с вершины апостольских дней — хотя и предназначенному вернуться и даже войти в полноту благословения дома Отца.

Я имею в виду истинное, духовное тело Христа. Это — блудный сын, ушедший из дома Отца, но после Реформации постепенно возвращающийся. Почти пять веков уже миновали после Реформации. Путь назад был долгим и извилистым, со многими темными долинами, также как и со многими славными вершинами. Но постоянно, неотступно, могущественный Дух Божий движется, восстанавливая то, что было потеряно, и направляя события вперед, к этому великому пророческому откровению тела Христа в единстве и полноте — к одному телу, вполне созревшему «в меру полного возраста Христова» (Ефесянам 4:13).

Возлюбленные, если только мы не поймем этого, мы не будем способны двигаться с Богом и понимать разные стадии, переживания и многие стандарты и процессы в церковной истории на протяжении этой диспенсации. Это — почему большинство христиан не смогли двигаться вперед с Богом и принять Его полное раскрытие в восстановлении откровения, света и опыта, однажды потерянных, но сейчас восстанавливаемых для истинной церкви.

Если вы это не вполне видите, или если это кажется отличным от вашего настоящего понимания вещей, потерпите меня. До того, как я закончу, я верю, вы поймете; и, если так, то это сможет вполне преобразить вашу жизнь, дать новое, жизненно важное направление вашим молитвам и служению.

Корень нашей проблемы

Человеческая душа всегда ленива по отношению к Богу; и ни одно поколение не оказалось способным достаточно далеко проделать свой путь назад к Богу и к Его стандартам, от которых отпала ранняя церковь. Это истинно, что человеческое заблуждение или понимание постоянно удовлетворяется частью вместо целого; но настоящая причина — в том, что люди не желают платить полную цену, чтобы полностью возвратиться к Божьим стандартам, чтобы вполне быть Господними.

Ранняя церковь вышла из Верхней Комнаты, чистой в ее «первой любви» (Откровение 2:4), крещенная Святым Духом, наполненная Богом, обладающая как милостями, так и дарами Духа, и со стопроцентным посвящением Богу. Это было секретом ее силы. Она была полностью для Бога, и Бог был полностью для нее. Этот принцип применим во все века, как индивидуально, так и коллективно. Отсутствие жертвы на алтаре означает отсутствие огня. Божий огонь никогда не спадет на пустой алтарь. Чем больше жертва, тем больше огонь.

Когда блудный сын придет домой, и церковь снова станет на сто процентов для Бога, мы будем иметь такую же силу, такую же жизнь — и такое же преследование от мира. Причина, почему мы сейчас имеем такое маленькое преследование — это потому что Дух не может через нас до конца предъявить миру Божьи требования. Когда это произойдет, людям придется или подчиниться, или сражаться.

«Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евреям 13:8)! Бог никогда не изменяется. Мы изменились. Мы не ожидаем Бога. Бог ожидает нас. Святой Дух дан; мы по-прежнему находимся в диспенсации, открывшейся в День Пятидесятницы. Но Бог может действовать только когда мы — желающие, покорившиеся и послушные. Мы связываем Богу руки.

История церкви всегда была одинаковой. Каждая группа, появлявшаяся в процессе восстановления, двигалась по тому же самому курсу. Это — человеческая падшая природа. Это — человеческая неудача, не Божья. Когда все высыхает и умирает, мы вопием к Богу. Только лишь это делает для Бога возможным прийти. Нам нужно иметь какое-то место, чтобы вместить Его Духа; и только пустые сосуды могут быть наполнены.

Когда мы полны нашими собственными путями, думаем о себе: ««я богат, разбогател»» духовно (Откровение 3:17), Бог ничего не может нам дать. «Голодной душе все горькое сладко» (Притчи 27:7). Крошки были по вкусу сирофиникиянке, но хорошо накормленные дети презирали даже лакомства (см. Матфея 15:21–28). Они бросались пищей через стол друг в друга. Подобно детям Израиля, они презрели даже «хлеб ангельский» (Псалом 77:25).

Самый лучший в стране проповедник не может проповедовать со свободой, когда его весть нежеланна или не принимаема. Елей перестает течь сразу же как только не остается пустых сосудов, чтобы их наполнить. Это часто является объяснением, почему хорошие проповедники иногда имеют свободу, но в других случаях — не имеют помазания. Критицизм остановит течение елея через любого проповедника. Елей не будет течь, когда он замерз.

Как это все началось

Ранняя церковь хорошо шла какое-то время. Все отступало перед ней. Но к третьему или четвертому веку они пошли на компромисс, чтобы избежать креста. Они продались дьяволу, отступили и ниспали к Темным Векам. Они потеряли помазание Святого Духа, его дары, жизнь, силу, радость — все. Церковь стала блудным сыном, оставила дом Отца и пошла кормить свиней.

Дьявол обнаружил, что он не мог подавить раннюю церковь, убивая ее. Вместо каждого убитого поднимались двое. Подобно детям Израиля, «Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возрастал» (Исход 1:12). Ранние христиане состязались друг с другом за венец мученика. Они преднамеренно, безрассудно выставляли себя ради этой награды. Кто-то сказал, что величайшее призвание, которое когда-либо приходило к человеку — это призвание страдать по благородной причине.

Небеса для ранней церкви были столь реальны — намного более реальны, чем земля. Фактически, кажется, что они жили только для будущего века. Их стремлением, их целью было — быть избавленными «от настоящего лукавого века» (Галатам 1:4). Это было единственным утешением, которого они ожидали. Помимо прочего, эта земная жизнь — это настоящее чистилище для святых. Это — небеса грешника — его единственные небеса — и нет слов, чтобы выразить, сколь это печально! Но, слава Богу, это — наш единственный ад! Мы находимся во вражеской стране, проходим сквозь строй врагов, выстроившихся по обе стороны — но мы всего лишь проходим.

Несомненно, это было немедленным Божьим желанием — восстановить отступническую, промотавшуюся церковь, когда она пала, также как Он, должно быть, пожелал немедленно восстановить человеческую расу в самом начале, как только люди пали. Но Он не мог. Человеческая падшая природа была слишком слабой.

Бог также хотел привести детей Израиля прямо в Ханаан из Кадеш-Барни, когда Он вывел их из Египта. Это было всего лишь короткое путешествие; но они расстроили Его план и желание. Они огорчили Бога и «удерживали Святого Израилева» (Псалом 77:41 KJV)[6], как это и было всегда. В результате они перестали идти вперед, начали кружить на одном месте, и их «кости пали в пустыне» (Евреям 3:17).

Возлюбленные, всякий раз, когда мы перестаем идти вперед, мы начинаем ходить по кругу. Когда какой-либо индивидуум перестает идти вперед к Богу, он начинает ходить по кругу — точно так же, как человек, когда он заблудится в лесу, перестает идти прямо вперед, но блуждает по кругу.

Итак, это и произошло с ранней церковью. Когда они перестали идти вперед, они начали блуждать по кругу и заблудились в Темных Веках. Дьявол обнаружил, что он не может уничтожить их или остановить их развитие, преследуя и убивая их; поэтому, он удалил крест, предложил им титулы, положения, почести, жалования, всякого рода выгоду — и они упали из-за этого.

Они больше не нуждались в том, чтобы взирать на Бога для своей защиты и поддержки. Они стали «подобно прочим народам, которые вокруг них», так же, как и дети Израиля, когда они отвергли Бога, как своего Царя (см. Второзаконие 17:14). И так же обстоят дела сегодня с нашими большими церковными группами. История в каждом движении повторяется через человеческую слабость и несостоятельность.

Реформация и последующая история

Из Темных Веков вышла великая церковная римская иерархия, которая одно время управляла всем миром, как политически, так и религиозно. И то же самое состояние развило каждое падшее движение. Произошел еще один незаконнорожденный гибридный монстр.

Это было состоянием формальной церкви во времена Мартина Лютера. Однако, живое семя истинной церкви оставалось погребенным в этой массе — даже на протяжении тех долгих, темных веков. И вот, это семя начало оживать и давать ростки — церковь внутри церкви. Блудный отступник, наконец, начал приходить в себя, и пожелал вернуться домой. Церковь уже слишком долго кормила свиней!

Через родовые муки таких людей, как Гус, Уиклифф, Лютер, Уэсли, Дарби, Мюллер, Муди, Эван Робертс, Виггльсворт и множества других, промотавшаяся церковь возвращается домой. Но каждая группа, которую Бог смог родить и дать ей свежий залог когда-то потерянных Духа и истины, раньше или позже останавливалась, не достигнув окончательной цели. Хотя часто и завоевав большую территорию и пережив огромные благословения, каждая группа, как группа, переставала идти вперед, чтобы полностью возвратиться к новозаветному стандарту и пониманию.

Снова и снова церковь карабкалась из глубин некоторой сектантской безысходности с ее различными стадиями формализма и духовной тьмы, только для того, чтобы снова упасть, примерно через всего лишь одно поколение, иногда даже в еще худшее состояние. К счастью, каждый раз были даны какой-то новый свет и понимание истины и Божьих путей, на которых могла бы созидаться следующая группа пробуждения. Но во всем этом — это человеческая несостоятельность, не Божья несостоятельность. Это, определенно, было Божьим желанием — немедленно и полностью восстановить раннюю церковь к ее первоначальному состоянию и любви, как это истинно и с каждым отступником. Думать по-другому — значит обвинять Бога во грехе. Но церковь не смогла.

Отступник не возвращается к Богу в одно мгновение. Обычно он имеет борьбу, чтобы возвратиться, в большей или меньшей степени — в соответствии с тем светом и опытом, против которых он согрешил. Ранняя церковь имела великий свет и опыт. Если бы было слишком легко стать полностью восстановленным, тогда также было бы слишком легко отступить.

Существует подобный этому естественный закон. Вера была разбита: это подобно случаю с туберкулезом, когда ткань легких была разрушена. Это требует тяжелую борьбу за восстановление, даже при благоприятных климатических условиях и отдыхе. Вернуться на «низины» — обычно означает вернуться из болезни. И то же самое с восстановленным отступником. Он должен держаться в стороне от искушающей территории и настойчиво ходить в послушании.

Сегодня мы можем посмотреть назад и увидеть различные группы, которые Бог, в процессе восстановления, вывел из церкви, начиная со времени Средних Веков. Мы можем видеть, где они перестали идти вперед с Богом, где они начали блуждать по кругу, и где кости их, как группы, пали в пустыне — лютеране, англиканцы, конгреционалисты, методисты, Армия Спасения, и так далее. Они перестали быть передовой группой.

Всякий раз, когда мы перестаем идти вперед и оставаться в поношении ради Бога, мы, как народ, останавливаемся и умираем. Фактически, движение больше не является движением, когда оно перестает двигаться — будь то движение Святости, пятидесятническое движение, или любое другое движение. Оно может продолжать умножаться, как в численности, так и в богатстве, но это не обязательно является знаком Божьей жизни и силы. Все антихристианские движения могут похвастаться подобным ростом. Ни одно движение еще никогда не выздоравливало, как структура, после того, как оно однажды начинало сползать вниз.

Божье движение

Нам не нужно оставлять движения. Мы просто движемся с Богом! До тех пор, пока какое-то движение движется, мы движемся вместе с ним. Для Бога различные движения в истории церкви, хотя они и были частью Его истинного восстановления, являются лишь эпизодами. Бог имеет одно великое движение, которому мы все должны принадлежать, и оно никогда не перестанет двигаться. Это — Божье движение сквозь века — восстановить падший, погибающий мир и привести это великое омытое Кровью собрание к Его вечной цели. Оно началось, когда «Агнец [был] заклан от создания мира» (Откровение 13:8), и закончится, когда последний святой благополучно придет домой в славу.

Мы должны трудиться для Царства Божьего, как для целого — а не для какой-то отдельной любимой партии, организации или движения. Это всегда было проклятием и создавало препятствие для нашего хождения с Богом к полному восстановлению во всех поколениях. Мы поклонялись определенным доктринам, партийным стандартам, частичным переживаниям и благословениям — все они хороши до тех пор, пока они действуют, но ненормальны сами по себе, так как это — только часть целого.

Большинство из них, в лучшем случае, были несбалансированными, преувеличенными искажениями истины. В конце концов они, в основном, приносили рабство вместо благословения. Они разбивали взаимоотношения, разделяли Божьих детей и приводили церковь в рабство людей и их идей, стандартов, пониманий и мнений.

Мы должны продолжать двигаться! Полнейший свет истины и переживания еще не пришел. Мы все еще ожидаем полного восстановления по «образу, показанному на горе» — по образу ранней новозаветной апостольской церкви, как целого.

Великая ошибка — пытаться покончить с сектантскими, частичными, ненормальными откровениями. Мы должны держать наш взгляд на Боге, а не на какой-то партии. Храните себя свободными от партийного духа. Он является признаком почитания личностей. Ищите только Бога и Его план, как целое, Его церковь, как целое.

Каждая группа в свое время повторяет опыт первой церкви. Они идут на компромисс, чтобы избежать креста, и принимают положения, жалования, титулы и церковную власть. Поднимается церковная иерархия — так же, как это было в ранней церкви во время второго и третьего веков.

Отступническая церковь по-прежнему находится в ненормальном состоянии. Это будет продолжаться, пока она не будет полностью восстановлена до первоначального стандарта апостольского христианства, от которого она отпала. Ни одно переживание или откровение в ходе постепенного восстановления не было совершенно само по себе. Все является ненормальным как в понимании, так и в переживании, до тех пор, пока совершенное целое не осознано и не восстановлено.

Мы нуждаемся в исправлении всех наших доктрин к полному, ясному Божьему свету Слова. Все прошлые переживания должны быть проверены и пересмотрены в свете совершенного целого.

Кто-то сказал, что каждая реформация находится в ее лучшем и высочайшем приливе тогда, когда она только что приходит. Похоже, что это так; но, в то же самое время, истинная церковь постоянно движется к зрелости. Я говорю о церкви внутри церкви, о зерне в шелухе — не об окружающем ее движении. Так же, как отдельный верующий, который идет вперед с Богом, постепенно созревая — так же и церковь внутри церкви созревает к концу века, когда она будет вполне зрелой церковью. Цель — это не просто стандарт, потерянный ранней церковью — но то, к чему она сама устремлялась — «в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Ефесянам 4:13).

Отступничество и выздоровление

Как это было с Израилем в Исходе, «разноплеменное множество» (Исход 12:38), эта внешняя шелуха каждого движения, которой оно себя загружает и в которой позже бывает погребено, впадает в похоть к «плоти». Мы, обычно, можем судить о развитии этого процесса по тем вещам, которые данное движение начинает требовать. Вместо того чтобы наслаждаться в чистом Слове, в молитве и поклонении, в любви к душам и в ревности по добрым делам, приходят развлечения, программы, мюзиклы, чувственность и ораторство. Этим вещам нет места в сущном, истинном христианстве, но это — профессионализм — плоть! О, Боже, освободи нас от плотских заменителей Духа!

Большинство собраний сегодня могут выжить только благодаря постоянному развлечению, профессиональному евангелизму и сильному социальному духу. И все это так же истинно и в пятидесятнических, — Святости и межденоминационных кругах, как и в старых деноминациях. Где же сама Жизнь, чтобы привлекать людей и являть им Бога, как в начале? Это — не Новый Завет. Это — ненормальное, огорчающее и ограничивающее Святого Израилева в нашей среде.

Кажется, каждое движение пробегает свой курс быстрее, чем бывшее перед ним. Подобно реке Ниагара, оно течет вниз намного стремительнее по мере того, как приближается к водопаду, к концу времени. Это — последние дни отступничества.

Битва становится жестче, и мы поднимаемся выше в нашем восстановлении из падения ранней церкви. Когда пал Адам, сатанинская сила расположилась между падшей расой и Богом. Бог удалил престол Своего присутствия с земли на небеса. Так же и когда пала ранняя церковь, она снова утратила Божий образ, который, в некотором смысле, был восстановлен во дни Нового Завета, когда тело верующих стало храмом Святого Духа. В большей степени, чем когда-либо знал Адам, «духовное нечестие на высоких местах» (Ефесянам 6:12, KJV)[7] снова расположилось между церковью и Богом. И вот, промотавшаяся церковь, выходя из Темных Веков, должна пробивать свой путь назад сквозь эти нечистые силы. Каждому движению, по мере того, как мы идем все выше к полному восстановлению, предстоит встретиться с более высоким рангом этих нечистых духовных сил и агентур, и поэтому приходится воевать все жестче.

Каждый шаг вперед неизбежно требует более глубокой подготовки и большего духовного снаряжения для большей меры восстановления.

Это никогда не было Божьим решением — чтобы переживание церкви в восстановлении нормального стандарта и приходу к полноте было столь долгим и растянутым. Но мы всегда старались называть наши настоящие ненормальные понимание и опыт нормальными. Нам нужно увидеть, что после падения ранней церкви все было ненормальным. Переживания, понимание — все было частичным, несбалансированным и ненормальным. Ничто еще не было понято совершенно, и все различные истины и переживания были всего лишь частями целого.

Мы еще не поняли эти истины и переживания, так же как и любой механизм можно правильно и ясно понять в деталях не иначе, как если понять его в целости. Мы до сих пор восстанавливали все по частям, не видя целого — поэтому мы так часто искажали и чрезмерно подчеркивали ту истину или то переживание, которые были восстановлены нашим конкретным движением. Я надеюсь, вы поймете это, так как это очень важно.

Новозаветная Церковь в книге Деяний нормально вошла в полноту Духа, немедленно, в самом ее начале; так же это было и в случае с домом Корнилия, в десятой главе Деяний. Все различные фазы нашего спасения были показаны, как всего лишь столь многие части одного славного, нормального целого. Но все разнообразные движения в восстановлении, начиная с первых реформаторов, перестали идти вперед к полному пониманию, каждое в свою очередь. Они устанавливали их партийный стандарт или частичное, ненормальное откровение, ставя часть на место целого. Затем, в человеческой суете, все они утверждали, что имеют все.

Это — сектантство, и это подобно множеству дамб, препятствующих Божьему народу плыть в обширный океан Божьей полноты. Бог мало заботится об этих частичных стандартах людей — об их именах, сектах или партиях, лозунгах и стандартах. Это все — лишь частичный, искаженный свет, который, в конце концов, становится врагом настоящей истины, по мере того, как Господь шествует вперед к славе.

Каждая надвигающаяся морская волна во время наивысшей точки прилива должна пробивать свой путь сквозь предыдущую, отступающую. И то же самое происходит с разными движениями к окончательному восстановлению церкви. Непосредственно отступающее особенно ненавидит и противится следующему, надвигающемуся. Каких глупцов делает из нас дьявол! О, если бы мы могли видеть это! Хотя настоящие и хорошие, настолько, насколько далеко они прошли, каждое из тех прошлых пробуждений и движений — это всего лишь шаткие, неуверенные шаги к окончательной цели.

Давайте идти вперед!

Бог имеет только лишь одну церковь, то ли на небе, где находится ее большая часть, то ли здесь, на земле. И, однако, есть еще большая территория, которой нужно завладеть прежде, чем мы поймем божественный замысел, к которому мы предназначены. Мы должны осознать все тело Христа. В наших человеческих мыслях мы неспособны распознать Бога, когда мы встречаем Его. Тех, кто отваживается идти с Богом дальше, к полному восстановлению, осуждают другие, и противятся им, как если бы они были от дьявола. И это было истинно не только в отношении Лютера и католической церкви — это было также истинно в отношении Уэсли и англиканской церкви, Бута и методистской церкви, и так далее. Но, возлюбленные, нам нужно встретить это — отступник еще не был полностью восстановлен; блудный сын еще не достиг дома. Мы должны продолжать идти вперед!

Дождь Илии пришел с ясного неба, даже без следа облачка для начала — в результате одной веры. Так же пришло и излияние Пятидесятницы в 1906 году. И так было в случае каждого пробуждения. Пробуждение — это результат веры, не видения. В падшей природе нечего видеть для зрения, кроме безнадежности. Пробуждение и восстановление должны прийти от Бога, с ясного неба. Мы — земные и плотские, но Бог есть Дух. Божье Слово есть дух и жизнь (Иоанна 6:63), и вера в это Слово приводит живого Бога на сцену, независимо от обстоятельств или видимых перспектив.

Посетит ли Бог Свой народ снова? Почему нет? Так же истинно, как Он делал это в прошлом, Он сделает это снова. Божьи небеса полны Пятидесятниц. Он только ждет, пока мы их востребуем. Неужели мы не нуждаемся в одной из них? Мы тогда сможем иметь ее, когда пожелаем платить цену послушной веры.

Церковь еще не полностью восстановлена. Ни одна из прошлых групп, после того, как она отступила, не имела веры и видения, чтобы побудить Бога посетить ее снова. Если бы они имели их, они бы не валялись вдоль дороги, как более или менее мертвые движения; их кости не истлели бы в пустыне. Ни одна из них в дальнейшем не имела веры. Они остановились, не дойдя до цели. Ни одна из них не дошла до конца. Они «оскорбляли Святого Израилева» (Псалом 77:41), так же, как и мы делаем сегодня. Они не хотели платить цену. В этом была проблема. Но что еще хуже, они оправдывали себя в их ненормальных стандартах и противостояли другим, которые пошли дальше, и осуждали их. И они по-прежнему делают это.

Грех высшей еврейской церкви времен Иисуса был тот же. Они сами отказались идти дальше, и в своем отступническом состоянии принялись противиться всем, кто хотел идти вперед. Это предрекло их осуждение; и это сведет Божий суд на каждую деноминацию, движение или группу, идущую по их стопам.

Но отряд Гедеона сегодня снова формируется. Вера поднимается. Грядет еще одно посещение от Бога. Только отряд Гедеона может когда-либо принести или принять его — только молящаяся, посвященная группа пилигримов. Те, из «разноплеменного множества» (Исход 12:38), не будут в нем, так как их слишком много, и они слишком плотские. «На человеческую плоть» — Господь говорит о драгоценном елее в скинии — «он не должен быть изливаем» (Исход 30:32, KJV)[8]. Богу обычно приходится работать с чем-то маленьким, с чем-то слабым — с маленькими посвященными группами.

«Ибо Я изолью воды на жаждущее и потоки на иссохшее» (Исайя 44:3). Сухость — это состояние, которое приглашает дождь. В такие времена люди вопиют о дожде. Это — повод для ободрения — когда мы жаждем Бога. «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Матфея 5:6). Это после ужасной засухи пришел дождь Илии. Дождь готов, возлюбленные — когда мы желаем его и когда мы в состоянии принять его.

Нам нужно иметь дух Халева и Джошуа, отличный от духа множества. Они «вполне следовали за Господом» (Числа 32:12, KJV)[9]; поэтому они вошли в Ханаан со следующей идущей вперед компанией. Они имели в нем часть, тогда как старая толпа умерла в пустыне. Ни одно движение, как движение, еще никогда не прошло весь путь к полному восстановлению, по причинам, которые я объяснил. Поэтому, мы никогда не должны становиться собственностью какой-то партии или движения, или ограничивать себя ими. Поклоняйтесь только Богу. Присоединитесь к Богу в Его великом движении. Продолжайте двигаться!

Конец приближается

Мы сворачиваем за угол на пути к полному восстановлению. Сейчас, в конце века, Бог снова выдвигает Свои полные требования к Своей церкви и к этому миру. Но дьявол также выдвигает свои требования с великой силой. Кому мы будем служить? Это — или сто процентов для Бога, или для дьявола — здесь нет нейтральной территории. Мы приближаемся к страшной кульминации этой смертельной войны между царством Бога и царством сатаны. Каждый должен делать наилучшее для своей стороны.

Нормальная церковь — это всегда сто процентов для Бога. Не может быть никакого заигрывания с врагом. Церковь не имеет никакого другого поручения, кроме как нести Евангелие миру и востребовать для Бога Его собственность. Вся ее энергия и ресурсы должны быть использованы для одной этой цели — «и тогда придет конец» (Матфея 24:14). Бог ждет этого.

Ничто, только рвение и стопроцентное посвящение ранней церкви, как в труде для спасения народов, так и в созидании одной истинной всемирной церкви, будет и сможет удовлетворять Бога. Он не примет никакие заменители и не пойдет на компромисс с нашими идеями и плотскими планами. Просто должна быть предельная отдача Его полной воле и Его великой вечной цели в Его собственных детях! Ничто меньшее не может очистить нашу совесть и ответственность в день суда. Мы могли бы совершить это уже давно — если бы мы хотели этого — но мы не хотели. О, давайте не будем больше откладывать, но наконец-то пойдем прямо вверх и возьмем штурмом цитадели врага, дав обет никогда не откладывать свой меч до тех пор, как придет Иисус, и вся территория будет наша!

Мы стремительно приближаем последние дни. Я убежден, что Бог проведет церковь сквозь огонь, чтобы уничтожить шлак. Суд начинается с дома Божия (1 Петра 4:17). И, поверьте мне, не устоит ничто, кроме стопроцентной подлинности! Никакое теоретическое спасение не устоит.

Мы приближаемся к кульминации этого века, и ничто, кроме практического применения Евангелия, не имеет надежды на выживание. Все прочее будет уничтожено огнем всемирного преследования. Бог может защищать только послушание Его Слову. Никогда не бойтесь — Он будет иметь церковь без пятна и порока (Ефесянам 5:27). Но хотим ли мы, вы и я, иметь часть в ней? Сектантстская, соперничающая, эгоистичная, ищущая своего церковь не может выжить. Церковь должна вернуться к духу ранней церкви книги Деяний. Она должна покориться Богу и утверждаться в «настоящей истине» (2 Петра 1:12) для этого последнего часа — или погибнуть в огне преследования и в своей собственной крови. «Бог наш есть огонь поядающий» (Евреям 12:29).

Давайте идти вперед!

Автор: Франк Бартлеман

Источник: Книга «История и сущность истинного пробуждения»

Портал «Благословение Отца» (imbf.org)

Популярное на сайте

Академия здоровья

Мы не болеем и обучаем этому других.

Популярное сейчас

Наверх