Давайте будем петь гимн, пока наш брат заканчивает свою молитву

18:23 -- 21.07.2017
SHARE
f
B
t
G+

Что делал Двайт Муди на собраниях, что люди принимали Иисуса миллионами? Какие переживания охватывали этих людей? Опубликовано на веб-портале imbf.org

Формула, которая действовала

Начав свои кампании, Муди вывел формулу для этих служений. Участники полуденных молитвенных собраний должны были ходатайствовать за нужды и души участников вечерних служений. Вскоре после начала духовного возрождения количество таких молитвенников исчислялось уже тысячами. По окончании молитвенного собрания начиналось другое, где участников просили написать волнующие их духовные вопросы на специальных листиках бумаги, которые затем собирались. Дуайт и, как минимум, двое других пасторов в случайном порядке вытягивали эти записки и давали на них ответы прямо с подиума. После обеденного перерыва и непродолжительного отдыха следовали библейские чтения, во время которых зачитывались и истолковывались отдельные стихи из Священного Писания. Среди послеполуденных собраний эти пользовались наибольшей популярностью. По мере роста числа их участников начали проводить параллельно по нескольку таких служений, уделяя достаточно внимания каждому из присутствующих. Дуайту приходилось постоянно переходить от одной аудитории к другой, чтобы никого не обделить вниманием. Все эти собрания постоянно начинались и заканчивались в строго определенное время. Затем, опять же в полном соответствии с расписанием, начинались вечерние служения.

Кроме того, Муди стал родоначальником совершенно нового для того времени типа служения: детских собраний. Опираясь на опыт работы среди молодежи в «Песках», Дуайт организовал специальные собрания для детей, разработав при этом новые методики донесения детям Благой Вести. Одной из этих методик была так называемая «Книга без слов» (Wordless Book) - большой буклет с четырьмя страницами - черного (грех), красного (Кровь Христа), белого (очищение от греха) и золотого (небеса) цветов, который он раздавал своим слушателям, чтобы с их помощью они могли ответить на задаваемые им вопросы, подводя, подобным образом, детей к осознанию своей потребности в Спасителе. Многие из таких собраний давали начало воскресным школам, которые открывали местные жители в ответ на призыв Муди завоевывать для Христа сердца молодого поколения.

Кроме того, Дуайт заменил введенное еще Финнеем «беспокойное место» «комнатой для общения». Он полагал, что «беспокойное место» делало кающегося грешцика объектом всеобщего внимания, и этим часто злоупотребляли те, кто больше хотел произвести впечатление на окружающих, чем обрести спасение. Теперь ищущих спасения отводили в расположенную поблизости отдельную комнату, где их встречали специально подготовленные служители, способные, основываясь на Библии, дать исчерпывающие ответы на все их вопросы и помолиться вместе с ними. Эта практика, однако, привела к почти полному исчезновению из процесса обращения «страха и трепета». Борьба за получение доказательств того, что в глубине своего сердца человек обрел спасение, казалась больше ненужной и неактуальной. Спасение перестало быть откровением сердца и стало в гораздо большей степени зависеть от слов служителя. Кроме того, из-за чересчур пристального внимания к вопросу обращения для других проявлений и дел Святого Духа почти не осталось места. Люди перестали «взывать о прикосновении Божьем», предпочитая тихую молитву в стороне от больших скоплений народа. Именно поэтому на собраниях Муди не было таких проявлений Духа, как в Кейн-Ридже, или во время служений Джона Уэсли, или даже во время собраний, которые примерно в то же самое время проводил в Лондоне Уильям Бут.

В 1875 году Дуайт и Айра вернулись в Лондон, намереваясь там, в течение нескольких месяцев завершить свою кампанию. Когда его попросили приехать, Муди сказал: «Вам нужно будет где-нибудь раздобыть пять тысяч фунтов для покрытия расходов на аренду помещений, рекламу и прочее». Ответ не замедлил: «У нас уже имеется десять тысяч фунтов». Весь город был разделен на четыре района, к каждому из которых был разработан индивидуальный подход. В короткий срок был возведен разборный зал, способный вместить до шести тысяч человек. Заключительное служение проходило 12 июля 1875 года. В одном только Лондоне проповедники организовали и провели 285 собраний, обратив к Богу за все время два с половиной миллиона человек.

Свою заключительную речь Муди завершил таким призывом:

На протяжении двух лет и трех недель мы старались трудиться на ниве Божьей среди вас, и вот наступило время прощаться. В последний раз, во время этой кампании я имею привилегию проповедовать здесь Евангелие. Хочу сказать, что эти годы стали лучшими в моей жизни. Я стремился принести вам Христа, рассказать о Его великолепии, хотя при этом часто запинался и не мог сказать о Нем так, как мне бы этого хотелось. И все же я трудился изо всех сил и во время своего последнего выступления хотел бы снова призвать вас принять Христа в свое сердце.

И мне не хотелось бы завершать это собрание до тех пор, пока я не увижу вас всех в ковчеге спасения. Кто из вас сегодня желает встать перед Богом и заявить этим, что вы присоединитесь к нам в нашем путешествии на небеса? Могут ли подняться те, кто желает принять Христа прямо сейчас?

После этих слов многие встали, а Муди незаметно покинул подиум, оставив людей перед лицом Божьим, не желая, чтобы они прославляли его за то, что произошло на Британских островах в течение предшествовавших этому выступлению двадцати пяти месяцев.

Один из авторов следующим образом подытожил влияние Дуайта Муди на Великобританию:

Историк Лекки спокойно и невозмутимо заявил, что евангелические труды Джона Уэсли и его сотрудников повлияли на нравственное состояние простого народа и тем самым спасли Англию от революции. Мистер Муди, возможно, и не служил инструментом достижения столь глубоких экономических целей, однако несомненным является то, что живительные духовные источники, которые, с Божьей помощью, он извлек из скалы всеобщего безразличия, освежили и возродили людей, пребывавших до этого в состоянии религиозной бесчувственности. Ничто другое не является столь же опасным, как эта апатическая бесчувственность, которая сделала больше для затруднения процесса спасения, чем все активные дьявольские силы, вместе взятые.

Я не стану отрицать того, что многие из тех, кто духовно пробудился или обратился к Богу благодаря служению мистера Муди в Великобритании, вернулись обратно на свои прежние пути, едва только проповедник покинул их страну. Также не буду отрицать и того, что значительная часть вдохновленной его усилиями работы приобрела консервативные и узкие формы. Однако в глубине сердца я верю, что это движение благословило Британию так, как ничто не благословляло ее на протяжении последних ста лет. Я знаю, что десятки тысяч человек стали лучше под влиянием обращенных к ним слов мистера Муди. Через этого человека Бог привел многих к пониманию необходимости изучения Библии, ведения честного образа жизни, избавления от постоянно преследующих грехов, а также упования на Христа как на своего личного Спасителя.

4 августа Муди и Сэнки вместе со своими семьями отплыли в Нью-Йорк. Прибыв туда 14 августа, они сразу же заметили произошедшие по отношению к ним перемены. Они больше не были обычными христианскими миссионерами, незаметно и скромно служащими своему Господу. Напротив, теперь они стали мировыми знаменитостями, которых на родине приветствовали, как героев.

Сильные стороны служения Муди

В последующие годы Муди убедительно доказал, что он способен проводить собрания так, как никто другой за всю историю христианства. В большинстве случаев отсутствие образования существенно ограничивает то, что может сделать тот или иной человек, но в случае с Дуайтом все получилось наоборот. Он не был воспитан в закостенелых догмах и схоластике, благодаря чему все делал так, как никто до него. Казалось, что он просто не знал таких слов, как «не могу». С годами он в совершенстве научился использовать прессу для привлечения внимания к своим собраниям. Многие служители того времени критиковали подобную тактику, однако результаты Муди говорили сами за себя. Он охотно использовал новые возможности, не опасаясь, что они повредят Божьему делу, и благодаря этому повсюду, от Чикаго до Нортфилда, появлялись основанные Муди школы и организации. Его учебные заведения никогда не испытывали особых проблем из-за отсутствия у их основателя необходимого образования, так же как отсутствие духовного сана не помешало Дуайту стать успешным и пользующимся всеобщим признанием служителем. Приходившие слушать его люди не придавали этому никакого значения.

Дуайт Муди обладал поистине невероятной настойчивостью. Он страстно желал видеть людей приходящими к Христу. Где бы Дуайт ни проповедовал, он привлекал толпы любопытных и просто зевак, многие из которых уходили домой уже новообращенными. Никакая мелочь не казалась ему слишком незначительной для того, чтобы быть использованной для повышения эффективности проводимых им кампаний - качество, которое впоследствии полностью переняла Евангелическая ассоциация Билли Грэма. В основании этих кампаний также всегда лежала молитва. Полуденные молитвенные собрания всегда оставались неотъемлемой частью всех его кампаний.

После проповедей Муди неизменно появлялись феноменальные свидетельства о том, как люди приходили к Господу. Ниже приведены лишь два подобных случая:

Одной из замечательных особенностей проводимой мистером Муди работы всегда было пение гимнов, мудрость которого можно проиллюстрировать следующим образом: во время служения в церкви на Монумент-стрит какой-то пьянчужка без всякой мысли о Боге пришел на это собрание. Ему очень понравилось пение, в особенности гимн «Приди, о, приди же ко Мне». Услышав объявление о дневных собраниях, он решил посетить одно из них. Когда он вошел в церковь, мистер Блисс как раз пел упомянутый выше гимн. Мужчина купил сборник гимнов, чтобы перечитывать этот гимн для себя, и вскоре ощутил непонятное волнение. В конце концов он сжег эту книгу, но не смог сжечь впечатление, произведенное на него Духом. Затем он ушел в еще больший запой, но даже на дне стакана не смог утопить это впечатление. Время шло. Однажды вечером он зашел в методистскую церковь и вдруг снова услышал, как люди пели этот гимн: «Приди, о, приди же ко Мне». В тот же вечер он подчинился призыву и принял в свое сердце Христа. В сборнике «Евангельские гимны» (Gospel Hymns) №3 этот гимн находился под восемьдесят восьмым номером. После этого мистер Муди всегда называл его «Номер 88».

Во время одного из собраний в Бродвейской церкви в зал зашел вор-карманник, намереваясь стащить у кого-нибудь золотые часы, что вскоре и сделал. Завладев добычей, преступник двинулся, было, к выходу, но не смог этого сделать, поскольку те, кто находился внутри, не собирались выходить, а те, кто пребывал снаружи, не могли войти. Таким образом, ему пришлось слушать проповедь, которая произвела на него такое впечатление, что он остался и на последующее общение, во время которого принял Христа как своего личного Спасителя. На следующий день в двери пастората позвонили. Когда же уборщица открыла их, то увидела лишь сверток, привязанный к дверной ручке. Открыв его, она обнаружила там золотые часы и цепочку, а также записку с признанием и просьбой вернуть все это владельцу, что и было выполнено. Раскаявшийся вор указал свое имя и адрес, но попросил простить его так же, как его простил Бог.

Величайшим годом в жизни Муди был, возможно, 1876, когда отвечалось столетие с момента обретения Америкой независимости. В январе этого года на грузовых складах Пенсильвании, расположенных в Филадельфии, состоялось 210 собраний, которые посетило более миллиона человек. В Нью-Йорке Дуайт арендовал ипподром, где раньше находился цирк Барнума. Десять недель подряд это здание, вместимостью 14 тысяч человек, заполнялось до отказа. Несколько лет спустя, в 1883 году, когда цирк Барнума завершил свои представления в Мэдисон-сквер-гарден, Дуайт зарезервировал этот комплекс для серии собраний.

В последующие десятилетия собрания Муди продолжали касаться сердец слушателей. Весной 1884 года, уже в Англии, когда Дуайт выступал Лондоне, молодой студент-медик по имени Уилфред Томасон Гренфелл посетил одно из его собраний, расположившись в задних рядах. Он учился в Квинс-колледже в Оксфорде и происходил из богатой семьи. Оказавшись в зале, он увидел на сцене человека, молившегося весьма самодовольным тоном, и уже готов был развернуться и покинуть собрание, не видя в нем абсолютно ничего нового. Но в этот момент, как он сам позднее вспоминал, «со своего места вскочил какой-то энергичный человек и закричал: »Давайте будем петь гимн, пока наш брат заканчивает свою молитву«. Он был поражен, поскольку »отсутствие всякой шаблонности, здравый смысл и юмор во всем, что было связано с «религией», являлось для меня чем-то совершенно новым«. Когда же он узнал, что именно этот человек будет выступать ближайшим вечером, то решил остаться и послушать его. В тот вечер Дуайт проповедовал о жизни, посвященной христианскому служению, которая являлась призванием каждого христианина, вопрошая: »Почему вы не хотите полностью посвятить и доверить свою жизнь Христу? Он может с ней сделать гораздо большее, чем вы сами«. Когда собрание завершилось, Гренфелл взял один из буклетов Муди, озаглавленный »Как читать Библию« (How to Read the Bible), и позже внимательно его изучил. В конце концов, все завершилось тем, что он провел сорок лет в канадском Лабрадоре, где строил клиники и больницы, а также восполнял насущные физические и духовные нужды американских индейцев, эскимосов и белых.

За несколько лет до этого случая Дуайт проповедовал в Кембридже, где подобным же образом вдохновил семерых молодых атлетов отправиться миссионерами в Китай под руководством Хадсона Тэйлора. Они стали известны как «Кембриджская семерка», которая включала в себя К. Т. Стада, М. Бьюшама, С. П. Смита, А. Т. Пол-хилл-Тернера, Д. Э. Хоста, К. X. Полхилл-Тернера и У. У. Кассельса.

«Лодка тонет”

В 1892 году, после очередного путешествия в Великобританию, изнуренный проповедник наконец обратился к врачу, чтобы справиться о состоянии своего здоровья. Врач сказал проповеднику о том, что на работе его сердца сильно сказывается напряженнейший рабочий график и что, если он хочет пожить на этом свете подольше, ему следует снизить темп. Когда Муди поднялся на борт корабля «Спри», который должен был доставить его домой, он уже подумывал о неизбежных изменениях в собственной жизни, однако путешествие домой изменило все его планы.

Я находился на борту парохода «Спри», когда прозвучало сообщение о том, что наш корабль тонет и что все мы оказались в беспомощном положении посреди океана. Никто на этой земле даже представить не может, что пришлось пережить мне, когда я думал о том, что мой труд завершен и что больше никогда я не буду иметь привилегию проповедовать Евангелие Сына Божьего. И в ту темную ночь, первую после нашего кораблекрушения, я обещал себе, что, если Бог спасет мне жизнь и позволит вернуться в Америку, я отправлюсь в Чикаго и во время Всемирной выставки буду проповедовать Евангелие изо всех сил, которые Он мне даст.

На третье утро после начала путешествия дымовая труба парохода треснула, и два ее больших осколка пробили корпус корабля. Поток воды, хлынувшей сквозь образовавшиеся пробоины, был настолько велик, что насосы просто не справлялись со своей работой. Два дня корабль дрейфовал по такому штормовому океану, что спускаемые на воду шлюпки моментально опрокидывались огромными волнами. На второй вечер после аварии Муди организовал молитвенные служения, во время которых зачитывал отрывки из Псалмов 90 и 106:20-31. В это время нос корабля задрался высоко вверх, а корма ближе к закату стала все сильнее погружаться в воду. Пассажиры и команда сидели в кромешной тьме - генераторы вышли из строя, - и капитан сказал, что все кончено. Однако он заблуждался, поскольку молитвы Дуайта о спасении были услышаны. Канадское грузовое судно «Лэйк-Хурон», оказавшееся неподалеку, отбуксировало «Спри» обратно в Ирландию. Все находившиеся на борту 750 человек были спасены.

Муди сдержал свое слово. Во время Всемирной выставки он проповедовал изо всех сил, какие дал ему Бог. Едва не погибнув в морской пучине, все оставшиеся дни своей жизни он рассматривал в качестве бонусов, без сожаления отдав их Господу. Когда многие служители угрожали Всемирной выставке бойкотом, поскольку организаторы запланировали проводить ее по воскресеньям, Дуайт решил организовать еще больше служений. Он говорил: «Давайте откроем так много проповеднических площадок и подадим Евангелие столь привлекательно, что люди с огромным желанием будут приходить и слушать Благую Весть». Выставка стала очередной замечательной возможностью для проповеди Евангелия. В своей заключительной речи Дуайт заметил:

Сегодня мы обладаем всем, что способно ободрить нас, и ничто не заставит нас опустить руки. Вне всякого сомнения, это была наша лучшая неделя. В течение этого времени Благую Весть услышало не менее ста пятидесяти тысяч человек. Мне никогда еще не доводилось видеть в людях более сильного желания слышать Слово Божье. Самые большие залы оказались слишком малы для множества людей, приходивших на эти служения. Однажды вечером, к примеру, направляясь к месту проведения выставки, я стал свидетелем наиболее прекрасного зрелища, которое только можно увидеть на земле. В мерцающем свете фейерверков и иллюминации десятки тысяч человек пристально смотрели на сцену, где разыгрывалось представление. Казалось, совершенно бесполезно ожидать, что кто-либо из них отойдет от этой сцены и направится в сторону шатра, где в это время начиналась проповедь Божьего Слова. Но шатер быстро наполнился, и у нас было действительно благословенное собрание. В последующие вечера, несмотря на холод и дождь, сырое и неуютное помещение, люди прибывали и прибывали, пока не заняли каждый дюйм свободного пространства. И я благодарю Бога за то, что сегодня живу в Чикаго: то были самые счастливые моменты в моей жизни. Какую же чудесную работу Господь ниспослал нам сегодня, какое ободрение нам дал, как благословил нас! Возможно, некоторые из вас никогда больше в своей жизни не получат возможности сделать для Христа так много, как сегодня.

Последняя кампания Муди началась 12 ноября 1899 года в Канзас-Сити, штат Миссури. Свою последнюю проповедь он произнес 16 ноября, после чего, изнуренный, отошел от дел по настоятельной рекомендации врача. Дуайт вернулся на поезде в Нортфилд, но так и не поправился, не увидел уже стоявшего на пороге XX века. Согласно написанной его сыном биографии, в последний день Дуайта...

...около шести часов он затих и вскоре погрузился в сон, от которого пробудился приблизительно через час. Неожиданно он заговорил медленно и размеренно: «Земля удаляется. Небеса раскрываются предо мною». Первым моим желанием было попытаться растормошить его, пробудить от того, что мне показалось каким-то сном. «Нет, это не сон, Уилл, - ответил он. - Это прекрасно! Это подобно трансу. Если это смерть, то она сладка. Здесь нет никакой долины. Бог зовет меня, и я должен идти».

После этого видения у него еще оставалось время для того, чтобы созвать своих близких и попрощаться с ними. Затем он замолчал и погрузился в сон, чтобы больше никогда не проснуться. Это произошло 22 декабря 1899 года, когда Дуайту только исполнилось шестьдесят три года. Эмма пережила его на четыре года и умерла в 1903 году.

Ранее о своей смерти Дуайт говорил следующее:

Когда вы прочитаете в газетах о том, что Д. Л. Муди из Восточного Нортфилда умер, ни в коем случае не верьте этому! В тот момент я стану гораздо более живым, чем являюсь сейчас. Я вознесусь ввысь, оставив эту ветхую плотскую обитель ради обители вечной - тела, к которому смерть никогда не сможет прикоснуться, не запятнанного грехом, созданного по подобию Его великолепного тела. Во плоти я родился в 1837 году, в Духе - в 1856-м. То, что рождено во плоти, должно умереть. То, что родилось в Духе, будет жить вечно.

Один из критиков Муди, должно быть, наилучшим образом подвел итог его жизни, признав:

Одержимый страстным желанием спасать человеческие души, он преодолел более миллиона миль, обратился к более чем сотне миллионов человек, а также лично молился и ходатайствовал за семьсот пятьдесят тысяч грешников. В итоге весьма вероятно, как утверждают его сторонники, что он уменьшил население преисподней на один миллион душ.

Служение Дуайта Муди и его имя продолжают работу своего основателя и хозяина, что прекрасно иллюстрирует следующая история, опубликованная в журнале The Youth's Companion:

Молодого миссионера, несшего служение в отдаленных областях Китая, попросили крестить младенца. Родители дали ему имя Му Ди. Это выглядело настолько необычным, что священник не удержался и полюбопытствовал о его происхождении. «Я слышал о вашем Божьем человеке, Муди, - последовал ответ. - На нашем наречии Му означает »любовь«, а Ди - »Бог«. И мой ребенок также будет любить Бога». Мистер Муди не знал китайского языка, но одно только его имя, переведенное на этот язык, открывает нам секрет его жизни.

Муди наверняка обрадовался бы, узнав, что благодаря его жизни население ада столь сильно уменьшилось. И это является достойной целью для каждого из нас.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Facebook
B
t
G+

Вы хотите перемен?

Приглашаем посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить от Господа исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.

Популярное на сайте

Популярное сейчас

Наверх