Постановление антихриста, - Мартин Лютер

2017-03-16 12:14

Фрагмент из книги «Божьи генералы 2» Робертса Леордона о противостоянии Мартина Лютера «Постановлению антихриста». Что подвигло этого человека сжечь церковные книги?

На пути к отлучению

Изначально Лютер не хотел покидать церковь; он лишь желал видеть исправленными некоторые ошибки. Однако его попытки добиться этих исправлений вызвали многочисленные атаки церковных лидеров. Отлучение было предназначено для еретиков, но Лютер пока не считался таковым, поскольку не нарушил ни одного папского распоряжения. Папское распоряжение, или булла, представляло собой документ, подписанный Папой Римским и адресованный церкви, в котором давалось определение какой-либо позиции по какому-либо вопросу. Поскольку до сих пор Папа не издал ни одного письменного документа, касавшегося индульгенций, Лютер не совершал ничего предосудительного, подвергая сомнению законность их продажи.

Поскольку Лютера было невозможно отлучить от церкви, в 1517 году Папа Римский подготовил ему ловушку. Осенью ему удалось заманить Лютера в Аугсбург, предложив ему принять участие в дебатах. Тот уже давно стремился к дискуссии, поэтому с радостью принял приглашение. Лютер думал, что грядущие дебаты станут первым шагом на пути к избавлению церкви от присутствовавших в ней ошибочных учений. Однако получилось наоборот - встреча в Аугсбурге стала для Лютера первым серьезным столкновением с религиозными лидерами того времени. Враг предстал перед Лютером в лице кардинала Томаса де Вио Каэтана.

Лютер склонился перед кардиналом, а затем распростерся перед ним. Тот приказал Лютеру встать. Лютер встал на колени, и кардинал снова приказал ему подняться. С уст последнего слетело лишь одно слово, и Мартин тут же понял, что стояло на повестке дня. «Отрекись», - приказал Каэтан. Лютеру стало ясно, что никакой дискуссии не будет. Кардинал отменил ее. Теперь же он рассчитывал, что Лютер раскается, отречется от своей «ереси» и пообещает больше не проповедовать свои «Девяносто пять тезисов», а также воздержится от любой деятельности, нарушающей мир внутри церкви.

Лютер настолько сотряс христианский мир того времени, что сам Папа Римский назвал его диким кабаном, ворвавшимся в Господний виноградник. Кардиналу Каэтану было приказано не допускать никаких дебатов во время встречи в Аугсбурге. Повестка дня вмешала в себя лишь два варианта развития событий - либо Лютер отречется от своих взглядов, либо он будет взят под стражу и доставлен в Рим. Лютер не имел ни малейшей возможности завязать дискуссию. Тем не менее, ему удалось сказать нечто невообразимое: «Человек оправдывается верой, а не таинствами». Каэтан не представлял для Лютера достойного соперника, и последний прекрасно знал это. Будучи неспособным подкрепить свою позицию написанным в Библии, кардинал сказал: «Ты должен сегодня отречься от своих взглядов: хочешь ты того или нет. В ином случае я на основании этой одной фразы осужу все остальное, что ты можешь еще сказать!» Лютер смело заявил, что от своих взглядов он не отречется, отметив, что простой человек, вооруженный Словом Божьим, обладает большей властью, чем Папа Римский и все его духовенство. Каэтан же на это ответил, что Папа Римский обладает еще большей властью, чем Библия.

Далее Лютер был обвинен в претенциозности, потому как считал, что может самостоятельно толковать Писание, хотя делать это тогда было позволено одному лишь Папе Римскому. Таким образом, Лютер подверг сомнению само основание папской власти. Он задал вопрос: почему церковь считает Папу преемником Петра и, более того, почему католицизм считает Петра своим основанием, тогда как Павел говорил: «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос»(1 Коринфянам 3:11)1 Дискуссия закончилась тем, что Каэтан приказал Лютеру убираться вон.

Лютер, покинув дворец кардинала, отправил своему другу письмо, в котором написал: «Может быть, кардинал и является способным томистом, но христианский мыслитель из него никчемный. Он с этим справляется не лучше, чем осел с арфой». Лютер закончил свою мысль, сказав, что кардинал способен держать ситуацию в своих руках не лучше, чем осел арфу.

Эти слова получили широкий резонанс, и очень скоро в Германии стали появляться гравюры, вырезанные по дереву, и гобелены, изображавшие осла, играющего на арфе, с головой... нет не Каэтана, но самого Папы Римского!

Крайне разочарованный тем, что ему не удалось одержать победы над Лютером, Каэтан пожаловался Штаупицу, духовному отцу и наставнику Мартина. Кардинал попросил его помочь уговорить Лютера отречься от своих убеждений. Но Штаупиц, полностью поддерживая своего ученика, ответил Каэтану отказом. Мистик знал, что дальнейшая жизнь Лютера будет наполнена значительными трудностями и сложными решениями, принятие которых заставит его разорвать свои обязательства перед орденом августинцев. Предвидя это, Штаупиц освободил Лютера от обетов ордена. Позже тот назовет это одним из своих трех отлучений от церкви.

Лютер находился в Аугсбурге и ожидал, когда его снова вызовут к кардиналу для продолжения дискуссии, но никто не приходил за ним. Понимая всю шаткость своего положения, связанную с дальнейшим пребыванием в этом городе, он посреди ночи умчался оттуда на коне.

Вернувшись в Виттенбург, Лютер снова оказался в безопасности, потому что люди вокруг относились к нему с большим благорасположением. На территории Саксонии на одного человека, поддерживавшего Папу Римского, приходилось трое сторонников Лютера. Другим преимуществом Лютера являлось то, что правитель Саксонии, Фридрих, очень тепло к нему относился и старался обеспечить его полную безопасность. Именно Фридрих обеспечил Лютеру безопасность пути во время бегства того из Аугсбурга.

Теперь же Фридрих оказался в затруднительном положении. После произошедшего в Аугсбурге Папа Римский попросил его либо задержать Лютера и привезти его в Рим, либо запретить появляться на своей территории. В противном случае, если бы Фридрих остался верным Лютеру, то мог бы быть обвинен в предоставлении убежища еретику. Хотя саксонский правитель несколько и преуменьшил перед папскими представителями теплоту своих отношений с Лютером, но тем не менее не позволил им задержать его и отправить в Рим. Фридрих обратился к светским властям и потребовал, чтобы дело Лютера рассматривалось на территории Германии светским судом. Также он напомнил Каэтану, что Лютера еще ни разу официально не обвиняли в ереси, поэтому для его задержания не имеется никаких оснований.

Постановление антихриста

Подобная позиция Фридриха добавила Каэтану работы. Он вместе с другими противниками Лютера начал готовить папскую буллу, которая обозначила бы официальную позицию Папы Римского в отношении индульгенций. Как только приказ был подписан Папой, Лютер оказался на один шаг ближе к тому, чтобы быть обвиненным в ереси, поскольку его тезисы оспаривали законность индульгенций. Фактически булла стала официальным обвинением, выдвинутым церковью против «Девяноста пяти тезисов».

Папская булла была официально названа Bull Exsurge DomineЛютер получил ее в октябре 1520 года и назвал «отвратительной буллой антихриста». После выхода нового папского распоряжения книги Лютера стали сжигать в Риме, Кельне и других городах. Самому же реформатору для отречения от своей «ереси» дали шестьдесят дней.

Лютер, в свою очередь, осудил людей, издавших буллу, сказав:

«Ты, Лев X, и вы, кардиналы, а также каждый, кто хоть что-нибудь значит в курии, я бросаю вам вызов и заявляю в лицо, если эта булла на самом деле вышла от вашего имени и с вашего ведома, я призываю вас на основании силы, которую я, как и все христиане, получил посредством крещения, раскаяться и отбросить подобные сатанинские богохульства, причем сделать это прямо сейчас. Если же вы этого не сделаете, то знайте, что я вместе со всеми, верующими во Христа, буду считать Римский Престол захваченным сатаной и в результате ставший престолом самого антихриста; также я более не буду подчиняться либо иметь какое-либо отношение к нему, ибо он стал главным и злейшим врагом Христа. Если же вы будете упорствовать в своем неистовстве, то отправляйтесь в руки сатаны вместе с этой буллой и другими своими постановлениями, чтобы ваша плоть была уничтожена, а дух оказался рядом с нами в День Господень. Во имя Того, Кого вы преследуете, Иисуса Христа, нашего Господа».

Лютер дал знать всем жителям Виттенбурга, что его не беспокоят выдвинутые против него обвинения. Столкнувшись с критикой и религиозным недоброжелательством, Лютер тем не менее воспринял это с храбростью, позволившей ему заявить:

«Да будет всем известно, что никто не окажет мне услугу, выразив свое презрение к этой возмутительной, еретической, лживой булле, так же как никто не разозлит меня, отнесшись к ней с почтением. По милости Божьей я свободен, и эта вещь не успокоит, но и не напугает меня. Я прекрасно знаю, где находятся мои утешение и храбрость, а также Тот, Кто защищает меня как перед людьми, так и перед демонами. Я буду поступать так, как считаю правильным. В День Суда каждый должен будет предстать перед Господом и ответить сам за себя; тогда, возможно, и вспомнят мое предупреждение».

Святой костер

Прошло шестьдесят дней, но Лютер так и не отрекся от своих убеждений. Вместо этого он сжег буллу вместе со всем каноническим законом, согласно которому велось управление католической церковью с самого начала ее истории! Некоторые историки считают, что именно этот костер, в большей степени, чем «Девяносто пять тезисов», положил начало Реформации.

Лютер назначил сожжение папских законов на утро 10 декабря. Он даже развесил объявления, приглашающие посетить это мероприятие. Текст этих объявлений звучал следующим образом: «Всем поборникам евангельской истины необходимо присутствовать в девять часов утра возле церкви Святого Креста, где в соответствии с древним и апостольским обычаем будут сожжены нечестивые книги папских законов и схоластической теологии».

К назначенному времени в указанном месте собрались люди со всего университета, преподаватели и студенты. В первую очередь в костер были брошены сборники канонических законов. Это не было простым занятием, поскольку канонический закон в западном мире являлся тем же, чем в иудаизме - Талмуд, а в исламе - Коран. Он представлял собой сборник законов латинского христианства, обладающий религиозной властью. В те времена канонический закон считался тем же, что и Божьи заповеди.

После того как огонь поглотил свою первую жертву, Лютер подошел к костру и бросил в него буллу со словами: «Поскольку ты предала Божью истину, пускай же Господь сейчас поглотит тебя в этом огне!» Далее Лютер сказал: «Они жгли мои книги, а теперь я жгу их». После того как все было кончено, Лютер вместе с другими университетскими преподавателями отправился назад в город. Студенты же, находясь под впечатлением только что увиденного, остались у церковных стен, полные жизни и энергии. Хотя в тот момент им еще не было явлено откровение, позволившее бы понять, что на самом деле произошло перед их глазами, Лютер позже в красках описал им, что значила эта десятиминутная церемония и какую позицию им необходимо занять теперь, зная истину.

Духовная сила

Студенты, молодые и простодушные, должно быть, были воодушевлены прошедшей акцией протеста и высыпали на улицы, неся флаги и радостно напевая.

Хотя вся атмосфера была пропитана неудержимой энергией, которая запросто могла подтолкнуть людей к восстанию, само сожжение папских документов восстанием не являлось; это была настоящая революция. Лютер посмотрел прямо в глаза духу религии и отказался отклониться или отступить от своей позиции. Такова была духовная сила реформатора; сила человека, знающего свое место во Христе, представляющего, что говорит Библия об истине, и четко отделяющего ее от лжи. Подобная сила должна была снова прийти в церковь.

Духовная сила не является исключительно Божьим даром. Ее необходимо развивать и упражнять точно так же, как и веру. Каким образом это можно сделать? Поглощая написанное в Слове. Здесь я говорю не только о ваших любимых, «добрых» местах в Библии. Вы должны с жадностью поглощать как «добрые» места из Слова Божьего, так и те, где говорится о наказании. Твердо придерживайтесь их! Познав Слово, вы должны избавить свой разум от любых мыслей, противоречащих Библии. Если же подобные мысли будут продолжать посещать ваш разум, не слушайте их, не соглашайтесь с ними и не благоприятствуйте им! Крикните: «Нет! Это не является Божьей истиной!» Заставьте свой разум преклониться перед Божьим Словом и Божьим планом. Усердно молитесь и воздвигайте своего внутреннего духовного человека.

Лютер занял позицию. Он знал, что Библия говорила об этой истине и боролась за нее. Подобная духовная сила приходит вместе с истинным познанием Библии

Поступая подобным образом, вы мало-помалу построите внутри себя духовную крепость. Физические упражнения помогают вашим мышцам находиться в хорошей форме и защищают тело от болезней. То же происходит и с духом. Духовные упражнения укрепляют вашего духовного человека; они поддерживают в рабочем состоянии ваше духовное оснащение, позволяя четко распознавать истину и ложь. Христиане часто являются слабыми и расхлябанными из-за того, что забывают о важности построения духовной крепости внутри себя. Церкви же являются слабыми благодаря своим слабым лидерам. Они пытаются ухватиться за любое пролетающее мимо учение, стремясь обнаружить что-нибудь новое, потому что не уделили должного времени построению истинной внутренней силы, которая поддерживает, укрепляет и двигает их вперед.

Если вы начнете упражнять свою духовную силу, то однажды сможете твердо стоять, не уклоняясь и не отступая от своей позиции даже перед лицом преследований, бед, несчастий, обманов, а также лицемерных злых духов. Вы сможете стать подобным Лютеру. Принципы упражнения духовной силы действенны для каждого человека, применяющего их, поскольку «Бог нелицеприятен» (Деяния 10:34).

Ад или мученичество!

На следующий день, выступая с лекцией перед более чем четырьмястами студентами, Лютер дал им объяснение события, произошедшего минувшим утром. Желая услышать реформатора, студенты полностью заполнили аудиторию. После этой лекции веселье и шутки, вовсю царившие прошлым вечером, несколько поутихли.

Лютер сказал студентам, что они должны сделать выбор между адом и мученичеством. Он предупредил собравшихся, что они рискуют оказаться в аду, если не примут решение начать борьбу до победного конца против «антихристианства папской церкви». Комментируя далее свои слова, Лютер отметил, что подобная борьба с церковью может привести к мученичеству.

Мысль о мученичестве, возможно, встряхнула некоторых студентов, но не испугала Лютера. Он уже знал, для чего оказался на этой земле. И у него не было альтернативы. Лютер должен был нанести удар по католической церкви и вступить в битву с антихристом. Он был движим своим долгом перед Господом исполнить призвание и положить начало реформам. Лютер имел огромную внутреннюю мотивацию: спасти как можно больше людей от обманов, навязываемых им церковью. Серьезным тоном Лютер сказал своим студентам:

«Церковь нуждается в реформации. Но реформация эта не является заботой лишь одного Папы Римского или же его кардиналов... Это забота всего [христианского] мира или — много больше — Самого Бога. Когда она произойдет, знает лишь Он один. Пока же нашей задачей является раскрывать известные нам порочные стороны... Я не хочу вести насильственную и кровавую битву за Евангелие. Мир должен быть побежден Словом; сохранившаяся до наших дней церковь также будет реформирована Словом... То, что происходит сейчас в мире, не является плодом нашей деятельности, ибо сам человек не может положить начало такому движению. Существует Некто, вращающий колесо, Некто, Кого не видят паписты; в результате они начинают обвинять нас».

Лютер назвал Бога Тем, Кто вращает колесо. И хотя из-за этого на Лютера посыпались обвинения, он был готов приступить к Реформации для Бога.

Письма освобождения

При том, что сжигание папской буллы было вселяющим ужас действием, оно подарило Лютеру такую свободу, какой тот еще никогда не испытывал. Позже Мартин писал: «Из всех моих поступков этим я был удовлетворен в наибольшей степени».

Обретенная свобода способствовала тому, что следующий год жизни Лютера стал чрезвычайно продуктивным.

Лютер становился все более зрелым, его популярность росла, и он все сильнее укреплялся в своем учении. Более чем когда-либо Лютер посвящал себя своим пастырским обязанностям, проповедям, наставлению и написанию работ, посвященных определению положения церкви и человечества.

Лютер написал серию небольших христианских буклетов, а также трактат, посвященный семи прошениям, содержащимся в молитве «Отче наш», и несколько проповедей, касавшихся подготовки к смерти, покаянию, крещению и причастию. Лютер издал исследование Псалтири, а также комментарии к Посланию к галатам.

Писалось Лютеру очень легко. «У меня скорая рука и быстрая память. Когда я пишу, слова просто ручьем стекают из-под моего пера; мне не приходится выдавливать из себя слова». Особое вдохновение Лютеру придавали нападки его противников. Говоря о себе, он отмечал, что ему легче всего было писать тогда, когда «в моей крови закипал сильный и праведный гнев».

На протяжении всей церковной истории многие работы писались в ответ на какие-либо ошибки или прямую критику. Даже входящие в Библию Послания Павла представляют собой большей частью письма, адресованные определенным церквам, в которых обычно указывалось на проблемы, существовавшие там. То же мы можем сказать и о Лютере. Его работы были направлены либо на раскрытие ошибок, либо отвечали на критику оппонентов, как правило, представителей папских властей. Лютер и его противники постоянно обменивались жесткими упреками в адрес друг друга. Эти письма затем публиковались и распространялись по всей стране.

Теперь же позвольте мне немного прокомментировать перемены, происходившие в то время внутри Лютера. Он становился смелее, жестче, сильнее, увереннее и убежденнее. Свой путь он начинал, будучи робким и побежденным монахом; сейчас же Лютер, познав истину, приобрел огромную силу. Она продолжала расти благодаря его непрекращающемуся откровению. Познав свободу, Лютер своими действиями стал приводить в ярость главный источник порабощения людей - церковь.

Лютер стремился к тому, чтобы Слово Божье было поставлено превыше всего. И чем больше он прилагал усилий для достижения этой цели, тем больше начинал видеть все в черно-белом цвете. Испытывая глубокое возмущение, посланное ему свыше, Лютер набросился на религиозный дух, державший в порабощении всю Европу.

Лютер атаковал религиозных демонов не только посредством своих проповедей и лекций, но и с помощью собственных работ. Вдохновленный своими противниками, он подверг сомнению основные учения католической церкви, остававшиеся незыблемыми уже многие столетия.

Если вам нравится эта статья, поделитесь ссылкой с друзьями!

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Интересная страница
Администрация сайта может не разделять мнение авторов статей и не несет ответственности за их содержание. Если у вас есть вопросы или замечания, просим связаться с администрацией нашего сайта.

Рекомендовано для вас