Любить Бога? Я ненавижу Его! - Мартин Лютер

16:13 -- 13.03.2017
SHARE
f
B
t
G+

Как самый известный реформатор церкви Мартин Лютер дошел до такого состояния, что заявил о своей ненависти к Богу?! Опубликовано на веб-портале imbf.org

Проведение первой мессы заканчивается поражением и сомнениями

В 1507 году, в возрасте двадцати пяти лет, Лютер был посвящен в духовный сан. Теперь он уже мог провести свою первую мессу. Однако ее пришлось отложить на месяц, потому что отец Лютера не мог на ней присутствовать. Когда же у него получилось наконец прибыть, он гордо въехал в город во главе процессии из двадцати всадников и преподнес монастырю щедрые пожертвования.

Лютер был очень рад видеть своего отца, наблюдавшего за его новым жизненным призванием. Несмотря на то, что день обещал быть просто замечательным, он закончился мучениями. Лютер оказался настолько напуган во время церемонии преобразования (являющейся составной частью католической мессы, во время которой считается, что хлеб и вино превращаются в тело и кровь Иисуса), что еле стоял на ногах от страха и был готов сбежать подальше от алтаря. Но парализующий ужас перед Всемогущим Богом и мысль о том, что Он реально присутствует в чаше перед ним, будто приклеили Лютера к алтарю. Месса оказалась очень нервозным событием. Она являлась наивысшей церемонией, в которой мог участвовать человек, и ее проведение возвеличивалось всеми членами общества. Своими действиями священник символически повторял крестную смерть Христа.

После мессы неуверенный в собственных действиях Лютер искал одобрения своего отца. Он спросил у него, почему тот не поддержал его желание стать священником. Отец ответил, что Лютер не последовал заповеди почитать своих родителей и теперь им самим придется заботиться о себе в старости.

Однако Лютер знал верный ответ. Он знал, что человек должен следовать за Богом, не обращая внимания на то, что говорят люди. Лютер чувствовал, что если он последует за Богом, о его родителях позаботятся. Если же за Богом не последовать - то и Мартин, и его родные будут страдать.

В конце концов отец Лютера справился со своим раздражением, но только после того, как два его сына умерли от чумы, а о смерти Лютера до него дошли лишь слухи. Узнав же, что Лютер жив, отец простил его и забыл все их споры.

Но еще до примирения отец заронил в душу Лютера семена сомнения и смятения. В день проведения Мартином своей первой мессы Ханс Лютер сказал слова, которые вызвали у его сына внутреннее смятение.

Лютер почувствовал, что должен каким-то образом оправдать свое призвание и напомнил отцу о том, что приключилось с ним во время бури. Не обращая внимания на стоявших рядом священников, которые могли все услышать, тот сказал: «Но что если она [буря] была лишь призраком?»

Говоря другими словами, отец Лютера спросил сына, как он может доказать, что эта буря не была послана дьяволом, пытавшимся сбить с пути всю семью Лютеров. Вопрос отца колоколом звенел в ушах Лютера. Как ему это узнать наверняка? Ведь каждый человек знает, что даже дьявол может предстать в образе ангела света.

Эта ракета угодила в самое сердце Лютера. Сейчас, более чем когда-либо, он горел желанием достичь святости. В конце концов, он мог успокоить себя каким-либо наказанием или усмирением плоти. Ночью Лютер отбросил в сторону тонкое одеяло, которое выдавалось каждому монаху, и задрожал, пытаясь наказать свою плоть. Лишь от поста, проведенного в одиночестве, он получил удовлетворение. Но даже после этого Лютера мучил вопрос: «Достаточно ли я постился?» Пасхе он всегда предпочитал Великий пост, потому что тот требовал самопожертвования.

Лютер пребывал в неопределенном состоянии, зависнув между удовлетворением от своих дел и от их количества, а также от одержимости сомнениями и отчаянием.

Религиозный дух убьет тебя

Вы никогда не сможете удовлетворить религиозный дух. Я говорил это уже сотни раз, но считаю нужным повторить снова. Во время своих многочисленных путешествий по всему миру я сталкивался с различными видами злых, лживых духов. Но никогда мне не приходилось видеть духа худшего и более злобного, чем дух религии. Он маскирует себя так, что вам кажется, будто вы служите Богу. Его природа порочна, злорадна, завистлива и испорчена. Этот дух-убийца скрывается в «красивых» одеяниях. Он заставляет людей выполнять труднейшую работу, которая в конце концов приводит людей ко греху, заблуждениям или же и вовсе сводит их в могилу. Дух религии был одним из духов, стоявших за предательством Иисуса. Вы никогда не сможете ублажить его, так же как и угодить через него Господу.

Сегодня в нашем обществе религиозный дух не сжигает в открытую людей на костре и не истязает их, как это одно время делала католическая церковь. Однако за некоторыми нападками мы можем отчетливо увидеть его. Обычно религиозный дух пытается уничтожить человека, совершив покушение на его репутацию с помощью слухов. Мы должны уметь распознавать стратегии, используемые этим духом. Часто мы можем очень быстро сбежать от служителя, о котором наслушались различных слухов. Слыша клевету, мы должны иметь в виду, что этому человеку могут просто из-за чего-то мстить, и спросить себя: «Что этот человек сделал неправильно, из-за чего на него так нападают?» Весь наш образ мыслей переполнен подобным религиозным духом, который заставляет нас бежать подальше от оклеветанного человека вместо того, чтобы найти истину и вместе с ним совершать преобразования на земле в соответствии с Божьим замыслом. Мы должны пробудить свой разум и изменить свой образ мышления!

Лютер стремился угодить Богу, но за него это уже сделал Своей Кровью Иисус Христос. Лютер был движим религиозным духом

Лютер как раз находился в процессе изменения своего сознания. Он стремился угодить Богу, но за него это уже сделал Своей Кровью Иисус Христос. В действительности же Лютер был движим религиозным духом, которому невозможно было угодить и который пытался отправить его в могилу. Все, чего хотел Лютер, - это быть принятым Богом. Его единственной целью было узнать, как можно стать Божьим другом. Лютер думал, что это могло произойти только после получения от Него прощения, поэтому он продолжал раскаиваться и раскаиваться на каждой исповеди. Но это не приносило ему облегчения.

Дела, дела, дела?

В Книге пророка Осии 4:6 говорится, что народ Божий будет истреблен из-за недостатка ведения. С помощью невежественных и в большинстве своем безнравственных священников руководство католической церкви придумало и учредило свою собственную религию. Когда традиции уже не приносили желаемого результата, церковь начинала изменять или добавлять правила.

Вина и страх были основными чувствами, на которые церковь делала упор, стремясь заставить людей приходить в церковь. Для того чтобы решать вопросы, связанные со смертью, адом, раем и чистилищем (место, находящееся между раем и адом, предназначенное для людей, которые и не слишком хороши, но и не слишком плохи), Папа Римский и его иерархия создали систему, которая имела своей задачей стабилизировать церковную экономику и облегчить испытываемое людьми чувство вины.

Священники учили прихожан, что на Небесах существует система, подобная банковской, где хранятся записи о всех добрых делах людей. Они также учили и о том, как переводить все эти добродетели на свой личный счет, чтобы не предстать перед Божьим Судом.

Церковь учила, что Иисус, Мария и святые во время своей земной жизни вели себя гораздо лучше, чем требовалось, и поэтому попали на Небеса. Все их сверхурочные добрые дела были положены на особый небесный банковский счет, доступ к которому имеет Папа Римский. Этот запас, называемый «коллективной добродетелью» или «сокровищами добродетели», может быть доступен также и простым людям через указанную им священниками деятельность, которая зависела от исповеданных ими грехов. Эта деятельность называлась «делами». Свидетельство о совершенных делах выдавалось в виде своеобразной квитанции, или подтверждения покупки, известной в те времена как индульгенция. Лишь один Папа Римский мог определить, на сколько лет могло быть уменьшено время вашего наказания в чистилище, и индульгенция являлась документальным подтверждением этого. В конце концов, Папа был преемником святого Петра и единственным обладателем ключей от Царства Божьего, - так учила католическая церковь.

Сегодня, если присмотритесь повнимательнее, вы сможете заметить людей, живущих по делам, и среди окружающих вас верующих. Люди, порабощенные религиозным духом, тяжело работают для того, чтобы получить Божье прощение, поскольку они пытаются искупить свои грехи добрыми делами. В харизматических кругах подобное мышление часто может проявляться в чрезмерном погружении в деятельность церкви, чтобы быть отмеченным церковными лидерами. Подобные люди стремятся получить знаки одобрения от других людей. Если они это получают, то чувствуют, что Бог также их принимает. В католической церкви такое ощущение удовлетворения наступает от регулярного посещения мессы. Католик, свято придерживающийся традиций, не допустит, чтобы что-то помешало ему посетить мессу. Однако, как правило, он не будет движим желанием поклоняться Богу вместе с другими верующими, как это должно быть; он будет стремиться быть принятым Богом. Даже сегодня некоторые католики исповедуют свои грехи перед священником, а затем определенное количество раз говорят «Славься, Мария» или же зажигают свечи на алтаре. Это кажется безобидным, но подобная практика подстрекается все тем же религиозным духом, который толкает людей назад, в средневековье, и заставляет их совершать добрые дела в обмен на спасение.

Спасение по делам заставляет людей пытаться искупить свои грехи добрыми делами. Вместо того чтобы стать свободными, они оказываются порабощенными

Но во времена Лютера дела требовали несколько больших усилий. Из-за того, что церковь пыталась привлечь интерес людей к различным Божьим вещам и повысить посещаемость церковных служб, священники стали обещать прихожанам очищение от грехов за посещение определенных святых мест, особенно в Риме, и созерцание различных артефактов прошлого. Этими артефактами, или реликвиями, являлись, к примеру, серебряные монеты, которые, как предполагалось, Иуда получил за предательство Иисуса, и частица молока из груди Девы Марии.

После посещения какого-либо святого места или созерцания реликвии от имени Папы Римского человеку выдавалась индульгенция, которая являлась свидетельством его добродетели, обретенной благодаря паломничеству. Например, созерцание Иудиных монет уменьшало срок пребывания верующего в чистилище на тысячу четыреста лет. Если же кто-либо хотел перевести на свой счет гораздо больше добродетелей, ему следовало отправиться в Рим.

Некоторые святые места ценились больше других, но Рим был буквально наполнен различными реликвиями, захваченными в Иерусалиме в 70 году нашей эры римским императором, который разграбил и сжег город. Рим стал новым домом для лестницы Понтия Пилата, Scala Sancta, на которой Иисус стоял перед толпой, осадившей его на распятие. Поскольку Иисус однажды стоял на ней, эта лестница имела большую ценность с точки зрения «коллективной добродетели». Однако человеку было недостаточно просто рассматривать реликвию; он должен был подниматься по лестнице, произнося различные молитвы, становясь на каждую из двадцати восьми ступеней. Поднявшись по лестнице один раз, человек получал достаточно добродетели, чтобы спасти из чистилища умершего родственника.

Рим также считался городом, где были погребены тела Петра и Павла. Служители церкви разрезали каждое тело на две части и разделили между четырьмя церквами, чтобы они могли зарабатывать на паломниках. Кроме этого, в Риме были похоронены сорок Пап и семьдесят шесть тысяч мучеников; посещение могилы каждого из них также отправляло некоторое количество добродетели на небесный счет верующего. Одна церковь утверждала, что в ней хранится двенадцатифутовая балка, на которой повесился Иуда.

В Риме человек мог по-настоящему угодить Богу. Поэтому в 1510 году, когда Лютера вместе с еще одним представителем его монастыря в Эрфурте избрали для того, чтобы уладить разногласия местных властей с Папой Римским, он с нетерпением стал ожидать, когда же ему наконец представится возможность оказаться рядом с таким огромным количеством реликвий. Оказавшись в Риме, Лютер остановился в монастыре местного ордена августинцев, принимая участие в жизни монастыря, ежедневных молитвах, службах и исповедях. Как только у него появлялось хоть немного свободного времени, Лютер тут же использовал его для посещения святых мест. Он делал это не только для того, чтобы уменьшить время своего пребывания в чистилище, но также и из-за своего огромного интереса к различным Божьим вещам.

Чтобы вы могли представить себе, какую важность для Лютера имело подобное времяпровождение, я хочу сказать, что в это же время в Сикстинской капелле над росписью потолков трудился знаменитый Микеланджело. Но для Лютера это не представляло особого интереса. Он страстно хотел увидеть изображение Девы Марии, принадлежавшее, как считалось, руке апостола Луки.

Тем не менее Рим разочаровал Лютера. Он увидел, что священники там являются безнравственными и легкомысленными. Они с такой скоростью проводили мессу, что в одну, проведенную им, их могло бы вместиться целых семь. Однажды Лютер был шокирован, подслушав разговор между священниками, готовившими причастие. Один из них пробормотал: «Ты являешься хлебом, хлебом ты и останешься; ты являешься вином, таковым и будешь». Услышав такие непочтительны слова, Лютер пришел в уныние. И все-таки он не утратил своей веры в таинства, церемонию и добросовестных немецких священников. Лютер оказался способным отделить эту безнравственность от своих убеждений. В Риме же он продолжил совершать добрые дела.

Однако посреди этого паломничества в душу Лютера снова закрались сомнения, которые заставили его пересмотреть ценность всего произошедшего с ним. В действительности он находился на Santa Scala, лестнице Пилата, когда в его голове стали появляться первые вопросы. Лютер поклонялся и целовал каждую ступеньку, произнося молитвы, когда заметил, что у него появилось желание, чтобы его родители были уже мертвы; но хотел он этого не потому, что больше не желал видеть их. Наоборот, Лютер хотел, будучи в Риме, освободить их от чистилища. Он понял, что все вокруг стало игрой - где была настоящая власть, и кто на самом деле обладал ею? С этого момента Лютер стал подвергать сомнению уже все происходившее вокруг него. Как можно узнать, угодил ли он вообще Богу своим путешествием в Рим? Как он может стать Божьим другом?

Где была настоящая власть, и кто на самом деле обладал ею? Можно ли угодить Богу путешествием в Рим? Каким образом Лютер мог стать Божьим другом?

Встреча с мистиком

Вернувшись из Рима в Эрфурт, Лютер был переведен в монастырь ордена августинцев, находившийся в немецком городе Виггенбурге. Там он собирался преподавать в университете. Витгенбург был таким же небольшим городком, как и Эрфурт. Однако правитель той местности, Фридрих Мудрый, хотел построить в своем городе лучший университет во всей стране.

Оказавшись в Виттенбурге, Лютер нашел себе наставника, который остался верен ему до конца своей жизни, священника по имени Йохан фон Штаупиц.

На новом месте Лютер продолжал изнурять священников так же, как он делал это в Эрфурте. Он знал, что грехи не могут быть прощены без исповеди и покаяния перед священником, прощения, полученного от этого священника, и выполнения какой- либо епитимьи за совершенные грехи. Однако прежде чем исповедаться, необходимо было вспомнить все свои грехи. Лютер знал, что «душа должна быть исследована... память обыскана... мотивы изучены», потому что без этого невозможно было пролить свет на все совершенные грехи. Но Лютер знал еще и о самозащите своего собственного «я», а также о том, что он может не вспомнить некоторых своих грехов. Поэтому даже покаяние оказывалось неспособным полностью помочь ему.

Когда Лютер понял, что ни добрые дела, ни паломничество к святым местам, ни исповедь не могут помочь ему обрести спасение, он, будучи чрезвычайно утомленным предложенными церковью путями, впал в глубочайшее отчаяние. У Лютера началась паника, а его совесть настолько донимала его, что он стал ужасаться самым незначительным вещам. Также ему стали сниться ночные кошмары, и, как он позже признался, его психическое состояние в то время было хуже, чем любое физического недомогание, которое мы можем себе представить.

Штаупиц пытался облегчить угрызения совести Лютера с помощью метода, о существовании которого тот никогда даже и не думал. Штаупиц был мистиком. Только не путайте это с ведьмами или мистицизмом движения New Age. Мистики являлись монашескими группами, которые искали и находили осязаемое Божье присутствие. В 300 году после Рождества Христова, когда церковь была секуляризирована и стала языческой, стали появляться группы людей, которые отправлялись в пустыню и жили там отрезанными от всего мира, занимаясь поисками Бога. Этих людей называли отшельниками; те из них, кто ощущал Бога, рассказывали о величайших знаках и чудесах. Слово «мистики» стало применяться исключительно по отношению к отшельникам, которых позже назвали монахами, ощущавшими грандиозное присутствие Бога. Они обнаружили, что в Его присутствии могут меняться. Они во всей полноте осознали порочность человеческой природы и устремились к Богу, чтобы раствориться в Его безграничной добродетели.

Мистики обнаружили, что могут меняться в присутствии Божьем. Их порочные качества отпадали по мере того, как они растворялись в Боге

Штаупицу этот опыт был знаком из первых рук, что для людей того времени было необычным. Он попытался показать Лютеру Бога с этой стороны, объяснив, что улучшать человеческую природу посредством добрых дел было подобным лечению ветряной оспы по одному струпу. Мистики делали все то же, что и другие монахи, но только не для того, чтобы получить прощение, а чтобы Бог хоть один раз почтил их Своим визитом. Они постились, поклонялись, молились, исповедовались и исполняли епитимью, как и все остальные. Но для мистиков все эти дела были средством наполнить свою жизнь Божьим присутствием и познания Его природы. Мистики были теми, кто истинно искал Бога.

«Любить Бога? Я ненавижу Его!»

Штаупиц пытался помочь Лютеру, научив его просто любить Бога. Но Лютер лишь посмеялся над этим. Его представления о Боге и Иисусе были искажены. Лютер считал Их рассерженными и праведными и верил, что на основании Своей праведности Они собирались судить людей.

Впоследствии Лютер следующим образом описывал отчаяние, в котором он тогда оказался:

«Не противоречит ли здравому смыслу то, что Бог, руководствуясь лишь Своей прихотью, покидает человека, ожесточается на него, проклинает его, как будто Он получает удовольствие от грехов и вечных мучений, на которые обрекает несчастных, Тот, Который, как написано, обладает такой добротой и милосердием? Это кажется несправедливым, жестоким и недопустимым для Бога, поскольку в таком случае должно было пострадать огромное количество людей. Кого тогда не коснулся бы карающий перст Господень? Я сам неоднократно впадал в такое отчаяние, что желал, чтобы я вообще не появлялся на этой земле. Любить Бога? Я ненавидел Его!»

В конце концов Лютер осознал величайший из своих грехов. Он ненавидел Бога. Он ненавидел то, что Бог будет судить людей. Он ненавидел то, что никогда не сможет даже приблизиться к Его стандартам. Он ненавидел то, что Бог отдаст людей демонам, чтобы их потащили в ад, несмотря на все усилия людей угодить Ему. Лютеру казалось невозможным любить Бога.

Если вам нравится эа статья, поделитесь ссылкой с друзьями!

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Facebook
B
t
G+

Вы хотите перемен?

Приглашаем посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить от Господа исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.

Популярное на сайте

Популярное сейчас

Наверх