Сила Божья изливалась на людей, и те падали ниц, - Френсис Эсбери

2017-05-31 14:03

Нечто необъяснимое стало происходить на собраниях. Сила Божья изливалась на людей, и те падали ниц. Как на это реагировал Френсис Эсбери?

«Мое сердце наполнялось жалостью к людям»

Что двигало человеком, добровольно согласившимся жить такой жизнью? Френсис искренне заботился о людях, которым служил, потому что знал, что Бог любит их безмерно. Он никогда не знал состава аудитории до прибытия на место проповеди, но его это мало беспокоило. Однажды Френсису пришлось разбивать лед, чтобы пересечь замерзший ручей. Стиснув зубы от боли, он мчался верхом к пункту своего назначения, где его ждали лишь девять человек. В другой раз он убеждал женщину принять крещение, но та отказалась. Некоторое время спустя она передумала и отправила к Френсису своего сына, чтобы тот попросил проповедника вернуться. И хотя к тому времени и он сам, и его лошадь были измучены до предела, Эсбери не только вернулся назад ради одной-единственной души, но даже назвал позже этот момент «торжественным».

В то время, когда методизм успешно распространялся на юге, Френсис совершил свое первое путешествие в Теннеси. Он боролся с cильным искушением пожаловаться на плохие дороги, пока не встретил Других людей, передвигающихся той же дорогой, что и он сам:

Вряд ли найдется всадник, который станет жаловаться на тяготы пути и состояние дорог, когда увидит мужчин, женщин и Детей, практически нагих, бредущих босиком и босиком же вбирающихся по каменистым склонам, тогда как другие их спутники, находящиеся в лучшем положении, имеют лишь лошадь, на которую сажают одновременно двух или трех детей. Для этих путников полное отсутствие пищи или мизерное ее количество не является чем-то необычным, и нередко им приходится разбивать на ночь лагерь в пропитанных сыростью лесах - ибо в горах идут не дожди, а ливни.

Френсиса до слез трогало, когда люди собирались его слушать, не обращая внимания ни на холод, ни на пронизывающие насквозь ледяные ветры. В своем дневнике он описывал, как в Балтиморе ему пришлось проповедовать в доме без окон и дверей, на месте которых зияли сквозные черные отверстия. Эсбери закончил свою проповедь и взял часовой перерыв, однако люди и не думали расходиться, ожидая, когда он вернется и снова поделится с ними Словом. Позже он писал, что «сердце наполнялось жалостью к людям, когда я видел их столь открытыми и беззащитными».

Не везде, однако, Френсиса ожидал столь теплый прием. Однажды вечером, когда он проповедовал, в него угодил камень, брошенный кем-то через открытое окно (тем не менее проповедь свою он не прервал). В тавернах, к примеру, среди его слушателей попадалось много пьяниц, которые, напившись спиртного, буянили и ругались. Путешествуя по Югу, Френсис с огромным сожалением отмечал, что заблудшие души, которые он встречал на своем пути, были грязными, оборванными, голодающими и жестокими друг к другу. В первую очередь, Эсбери заботился о детях, увещевая других проповедников уделять им время при каждой встрече.

Внимательно наблюдая за американцами, Френсис очень опасался, что свобода, которая предоставила столь замечательные возможности для расширения влияния методизма в Новом Свете, отвлечет мысли людей от Бога. В то время как новые земли открывали перед смельчаками новые пути к успеху, новые отвлечения угрожали увести их от Бога и понимания исключительной важности Евангелия. Эсбери стремился сделать все возможное, чтобы Евангелие не утратило приоритетного места в жизни американцев. Границы нового государства постепенно расширялись, что, естественно, влекло за собой расширение штата странствующих проповедников. В 1796 году, когда северо-западные земли стали доступны фермерам, проповедники ту же потянулись за ними.

Один из таких проповедников, который последовал за вереницей фургонов, был принят семьей, прибывшей сюда из Виргинии. К сожалению, увидев одежду священнослужителя, глава этой семьи, фермер, поставил его в известность, что он с женой и детьми потому и уехал из Виргинии, что тамошние проповедники весьма ему надоели, — и подумать только, не успели они разгрузить свои вещи на новом месте, как проповедник снова тут как тут. Внимательно выслушав мужчину, мудрый священник ответил: «Мой друг, если вы попадете на небеса, то и там обнаружите методистских проповедников; но даже если вы вдруг окажетесь в аду, боюсь, они там тоже будут - ведь в жизни всякое бывает. Поэтому советую вам лучше договориться с нами и жить в мире».

Появление новых территорий для Френсиса также означало необходимость двигаться в том направлении. Путешествие на Запад в те времена вынуждало одиноких путников искать себе достаточно многочисленную группу попутчиков, что было вызвано угрозой нападения индейцев. Но эта опасность беспокоила епископа гораздо меньше, чем необходимость ехать в обществе людей, которые без конца ругались и пьянствовали.

Действия Святого Духа на Западе

В конце XVIII века мир стал свидетелем появления нового феномена - лагерных встреч с проповедниками. Население Запада достаточно умножилось для того, чтобы вместо ожидания очередного странствующего проповедника люди могли собираться в специально отведенных для этого местах и слушать там выступления действительно лучших на тот момент проповедников, петь новые гимны и принимать причастие из рук помазанных для этого священнослужителей.

В июне 1800 года Джеймс Макгиди, пастор трех небольших приходов в Ред-Ривер, Гаспер-Ривер и Мадци-Ривер, пригласил местных служителей присоединиться к нему во время ежегодного собрания с причащением, проводимого в церкви Ред-Ривер. Служение запланировали на выходные, тогда как причастие должно было проводиться в понедельник. Первые два дня собрания проходили относительно спокойно, но когда один из приглашенных священников выступал с проповедью в понедельник, Дух Божий сошел на женщину, и та начала петь и кричать. Пресвитерианский служитель Джон Макги, сидевший в то время в зале, в конце проповеди начал плакать, а вскоре слезы потекли из глаз уже всех собравшихся, которые громко молили Бога о спасении.

Затем слово взял Макги, призвавший мужчин и женщин позволить «Господу Богу Всемогущему воцариться в [ваших] сердцах и подчиниться Ему». Позже он воспоминал: «Я повернулся, чтобы вернуться на место, и чуть не упал: так сильно Бог в тот момент коснулся меня. Совершенно освободившись от какого-либо страха, я двинулся через весь зал, крича и возвещая изо всех сил - и весь пол был покрыт поверженными ниц телами». Сила Божья изливалась на людей, и те падали ниц.

Служители, принимавшие участие в собрании, договорились в следующем месяце организовать подобную встречу в церкви Гаспер-Ривер. Услышав об излиянии Духа в Ред-Ривер, столько людей собралось на служение, что церковь не смогла вместить всех желающих. По этой причине собрания были перенесены на улицу — так и родились лагерные встречи с проповедниками.

В последующие месяцы было организовано много подобных собраний, которые достигли своей кульминации в августе 1801 года в лагере Кейн-Ридж. Это была самая настоящая Пятидесятница, духовные проявления которой обусловили появление лагерных собраний на многие десятилетия вперед. Не в силах противостоять Святому Духу, люди погружались в транс, сотрясались, энергично плясали, безудержно смеялись, бегали, как пророк Илия (см.: 3-я Царств 16:46), вокруг лагеря, пели боговдохновенные песни и даже под влиянием Духа выкрикивали нечто неразборчивое. «Люди сообщали о том, что они кричали, дергались и производили странные звуки».

Прошло совсем немного времени, и многие традиционные служители осудили эту эмоциональность, подобно тому, как это сделали их предшественники во время Великого пробуждения. Френсис, напротив, видел не перегибы, а руку Божью, и потому проникся столь сильной симпатией к новому движению, что даже убедил методистов с Востока перенять форму лагерных встреч в надежде, что Бог так же проявит Себя и коснется еще большего количества людей.

Подобного рода шумное возбуждение никогда, по большому счету, не беспокоило братьев Уэсли в Англии, точно так же, как не беспокоило Эсбери в Америке. Как писал об этом один из биографов Френсиса Эсбери, Л.К. Рудольф:

Уэсли не стремились к шумным физическим проявлениям, но если шум все-таки был, это означало лишь то, что дьявол сопротивлялся, и потому не было никакого смысла снижать темп... Эсбери был опьянен полнотой американского возрождения и с этого момента всегда желал больше шума, в отличие от Уэсли или Кока.

Френсис также описывал то, о чем он слышал:

В Кентукки дела Божьи подобны всепоглощающему пламени. Сообщают, что от пятнадцати до двадцати тысяч человек присутствовали во время одного из Сакраментальных собраний пресвитериан [в Кейн-Ридж]. Из них от одной до полутора тысяч человек рухнули на землю, ощутив всю силу Божьей благодати.

Несмотря на то, что собрания были организованы пресвитерианами, очень скоро они оказались не в состоянии служить всем многочисленным гостям и участникам. Тогда они решили, что, если Бог действительно собрался спасти этих людей, Он также позаботится о них. Однако Эсбери считал иначе. Все эти люди нуждались в пастыре, и если пресвитериане вместе с баптистами не собирались брать на себя такую ответственность, этим должны были заняться методисты. Френсис не собирался ограничивать Божью силу. «Бог дал нам сотни душ в 1800 году, так почему бы Ему не дать нам тысячи в 1801 году или почему бы не миллион, если у нас будет такая вера? Господь, дай нам такую веру». Таким образом, до конца его дней методизм продолжал семимильными шагами распространяться по Американскому континенту.

Всегда среди них

Когда в 1771 году Френсис Эсбери впервые прибыл на Американский континент, «в тринадцати колониях было лишь четыре методистских проповедника, которые заботились о душах трехсот человек. К 1813 году, за три года до смерти Френсиса, официальные методистские источники сообщали о 171448 белых и 42850 афроамериканских полноправных членах обществ». Выдающиеся управленческие способности Эсбери стали одним из ключевых факторов успеха столь гигантской организации. Он был глубоко убежден в том, что методизм является Божьим делом - превыше любых других деноминаций - и что его преуспевание невозможно без строгой системы контроля.

Он стремился к тому, чтобы методисты принимали самое непосредственное участие в воспитании следующего поколения — прежде всего детей, получавших образование в методистских школах, основателем которых и являлся Эсбери. Ученики этих школ, к примеру должны были «полностью забыть о том, что в мире называют игрой. Это правило должно было соблюдаться со строжайшей щепетильностью, ибо те, кто играет в молодости, будут играть и в старости«. Позже Френсис осознал чрезмерную строгость такой политики: «Этот вопрос можно было бы решить лучшим способом. Нельзя требовать от мальчиков, чтобы все они немедленно стали ангелами«.

Биограф Френсиса Эсбери, Эзра Типпл, рассказывал об одном человеке, Николасе Снетене, который считал епископа весьма властным человеком. Снетен, спутник Френсиса во многих его странствиях, писал: «Невозможно утаить то, что он был способен использовать данную ему власть, проявляя жесткость по отношению к тем личностям, чувствам и интересам, которые препятствовали осуществлению его публичных планов». Далее Типпл решил уточнить точность данной Снетеном формулировки, подчеркнув, что Френсис был «сосредоточен на своих целях, непоколебим в своих решениях».

Но, как ни критиковали Эсбери, нельзя не признать, что он выполнил свою работу. Во время каждой Ежегодной методистской конференции он принимал все решения, связанные с назначением странствующих проповедников и определением районов их деятельности. Сами по себе эти решения не были такой уж легкой задачей - к 1812 году надо было распределить 678 служителей. Это требовало от Эсбери умения хорошо разбираться в людях или же тщательной информированности в отношении этих людей, а также понимание характерных особенностей каждого округа. Назначение проповедника в определенный округ, таким образом, носило далеко не случайный характер. Приблизительно в это самое время Френсис писал Уэсли, что невозможно правильно назначать проповедников без личного знакомства с ними и знания присущих им даров. Все это требовало от Эсбери постоянного пребывания среди служителей.

Нет нужды и говорить о том, что принимаемые епископом решения далеко не всегда были популярны. Однажды он заметил: «Один проповедник желает идти туда, куда другой боится даже ногой ступить, улыбается, глядя на своего более робкого брата». Чтобы избежать ненужных жалоб и споров, обычно он объявлял о назначениях в самом конце собрания, после чего немедленно вскакивал в седло и исчезал. Однако при этом Эсбери никогда не посылал своих служителей туда, куда они идти не желали, и не подвергал их испытаниям, которые были выше их сил. В его словаре не было места слову «комфорт».

Но епископ занимался не только назначением проповедников. Он подписывал каждый документ, контролировал все финансовые операции и строительство практически всех зданий, которые организация возводила для того, чтобы людям, приходившим слушать проповеди и учиться, было достаточно места. После более чем сорока лет беспрерывного руководства он, казалось, устал и желал получить хоть немного свободы и отдыха. Он писал: «Мне бы хотелось, чтобы все операции контролировали, три суперинтенданта, а я - после сорока лет служения - имел бы достаточно свободного времени, чтобы последовать в любой уголок Нового или Старого Света».

Кому-то могло показаться, что это была грусть по дому, однако у Френсиса не было дома на этой земле. Когда какой-то незнакомец в Огайо спросил у Эсбери, откуда он, тот ответил: «Из Бостона, Нью- Йорка, Филадельфии, Балтимора - да откуда вы только пожелаете». Один из биографов следующим образом подвел итог жизни Френсиса: «Прибыв в Америку, он не снял себе дом, не нашел никакого жилища, даже скромного уголка, но вместо этого выбрал Долгий Путь и даже по прошествии сорока пяти лет все еще шел им, пока ему в конце концов не встретилась cмерть».

У Френсиса Эсбери не было дома на этой земле.

Ничем не привязанный к этой земле, Френсис по характеру был недостаточно чувствителен, что нередко приводило к обвинениям его в черствости к чувствам и желаниям других людей. Его стремление к единству зачастую сталкивалось с желанием иметь власть. В тех случаях, когда голосование на лидерских собраниях складывалось не так, как он того хотел, Френсис заявлял, что не чувствует духа единства, после чего собирал бумаги и уходил. Спустя несколько дней он просил у собравшихся прощения. Вне всякого сомнения, во многом благодаря его умению вести переговоры недавно созданная организация не только выстояла, но и эффективно функционировала. Дариуc Солтер писал: «Вряд ли кому-либо удавалось одновременно совмещать инклюзивное участие и эксклюзивную власть лучше, чем это получалось у Эсбери».

Два вопроса, однако, потребовали от епископа практического применения всех его способностей. Первый из них касался того, можно ли методистским проповедникам отправлять таинства Святого причастия (в те времена методизм все еще считался миссией, а не отдельной деноминацией); второй вопрос касался рабства. Оба они в разное время едва не привели к расколу в рядах американских методистов.

Раньше, по решению Уэсли, проповедники-миряне обходились без посвящения в духовный сан; их задача заключалась в основании обществ, а не официальных церквей. Поэтому проповедники-миряне не были уполномочены отправлять таинства. Для этого прихожане были вынуждены обращаться к рукоположенному священнослужителю. На юге Америки местные религиозные руководители смотрели сквозь пальцы на соблюдение этого правила, что было связано с недостатком рукоположенных служителей. Это вынудило Эсбери написать о том, что он скорее примет таинства от «необращенного», чем от непосвященного методиста, - с чем наверняка согласился бы и Джон Уэсли. Разделение между Северными обществами, верными истинному уэслианству, и Южной конференцией казалось неизбежным. Несмотря на то, что епископ отстаивал позицию Уэсли, южные руководители были намерены продолжать наделять своих служителей всей полнотой власти для отправления таинств.

Видя, что его руководство отвергнуто, Эсбери собирался уехать следующим утром. Однако, вернувшись, чтобы попрощаться, он обнаружил, что южане изменили свое мнение. Они признали верховенство епископа и решили найти компромиссное решение, учитывая, в первую очередь, перспективы распространения методизма. Не в последний раз этот вопрос обсуждался столь горячо.

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Интересная страница
Администрация сайта может не разделять мнение авторов статей и не несет ответственности за их содержание. Если у вас есть вопросы или замечания, просим связаться с администрацией нашего сайта.

Рекомендовано для вас