Зов с небес, - Джордж Уайтфилд

2017-05-09 22:10
SHARE
f
B
t
G+

Последние годы жизни и последняя проповедь великого проповедника Джорджа Уайтфилда. Что так захватывало и притягивало тысячи людей в его проповедях?

Друзья, враги и неистовые поклонники

1741 год стал для Джорджа Уайтфилда судьбоносным. Он получил приглашение из Шотландии, где вскоре возглавил пробуждение, равных которому в своей жизни еще ни разу не видел. В этот период Уайтфилд женился на вдове Элизабет Бернелл Джеймс, но этот брак принес ему больше домашнего уюта, чем сердечного утешения, потому что Джордж вступил в брак из чувства долга, а не искреннего романтического чувства.

Этот год также ознаменовался его разрывом с братьями Уэсли, вызванным разногласиями из-за доктрины предопределения, - Разрыв, который повлиял на него гораздо глубже, чем какое-либо иное событие в его жизни. Жаркие публичные дебаты, длившиеся около года, разделили методистов на два непримиримых лагеря: сторонников братьев Уэсли и «свободной благодати» - с одной стороны, и сторонников Уайтфилда и кальвинистской доктрины — с другой. Обе группы переживали период бурного роста, и вскоре как Уайтфилд, так и братья Уэсли осознали опасность раскола - Неприязнь, которую они испытывали по отношению друг к другу, нельзя было сравнить с неприязнью, существовавшей между их сторонниками.

Более того, Уайтфилд никогда не стремился создать свое собственное религиозное движение, тогда как Джон Уэсли был склонен к административному руководству и созданию организации. Кроме того, никто из них не мог долгое время находиться в состоянии «духовной разлуки». Тем не менее, хотя их дружба, в конце концов, и была восстановлена, оба движения - «кальвинистский методизм» Уайтфилда и «объединенные общества» Уэсли — так никогда и не слились в единое русло.

Покорив Англию и Северную Америку, Джордж направил все силы на пробуждение Шотландии. Шотландские пресвитериане возлагали на приезд Уайтфилда большие надежды. Дело в том, что кальвинисты, американцы и шотландцы, были в XVIII веке родственными душами. Обе страны стремились к независимости и пытались создать свою собственную национальную культуру. Джордж Уайтфилд посещал Шотландию четырнадцать раз, своими собственными глазами видя пробуждение, подобного которому не было ни в остальных областях Великобритании, ни в ее колониях. Позже он неоднократно вспоминал о той радости, которую всегда испытывал, проповедуя шотландцам. Проповедник был «под впечатлением от шороха открываемых Библий, который раздавался, едва только он начинал цитировать Писание».

Уайтфилд отметил на карте небольшой городок Кэмбусланг, расположенный к юго-востоку от Глазго, после того как проповедовал там дважды в течение одного дня перед двадцатитысячной аудиторией, а на следующий день — перед тридцатитысячной. Но необычным было не столько количество слушателей, сколько произведенный служителем эффект. Никогда еще не доводилось Уайтфилду видеть такой сильный голод по присутствию Божьему среди людей, которым он проповедовал. Огромные шатры едва вмещали всех желающих - тысячи человек - принять причастие, тогда, как поклонение и совместные молитвы продолжались практически до самого утра. В своем дневнике Джордж отметил следующее:

Вы могли бы увидеть тысячи человек, глаза которых были полны слез. Одни заламывали руки, другие едва не лишались чувств, третьи взывали к Богу, скорбя о распятом Спасителе... Целую ночь, переходя от одной группы людей к другой, вы могли бы услышать, как они молятся и прославляют Бога... Все это было подобно Пасхе во времена царя Иосии.

В августе по всей Шотландии стали проводиться причастия под открытым небом. Такого раньше никто не видел ни в этой стране, ни за ее пределами. Как заметил один из свидетелей тех событий:

Одни называли цифру в пятьдесят тысяч человек, другие говорили о сорока тысячах, тогда как третьи останавливались на более чем тридцати тысячах, с чем, кстати говоря, соглашался и мистер Уайтфилд... Некоторые люди прибыли из Англии, а кто-то даже из Ирландии. Среди них было много членов епископальной церкви и даже несколько квакеров.

Все это повторялось каждый раз, когда Уайтфилд где-либо проповедовал; многие исследователи даже считают, что пламя, зажженное во время «пробуждения при Кэмбусланге», охватило впоследствии всю Англию. Влияние Джорджа на шотландскую аудиторию доктор Джон Джиллис описывает следующим образом: «Тысячи человек буквально замерли и, как один, неотрывно следили за движениями его губ, и многие из них еще долго оставались под впечатлением увиденного, размышляя о Боге и вечности».

События в Кэмбусланге имели далеко идущие результаты, но вместе с тем возрождение охватило практически все Британские острова. Джон Уэсли неустанно проповедовал в переполненных лондонских залах, Чарльз Уэсли выступал перед тысячами слушателей в Бристоле и Глочестере, а Хоуэлл Харрис, кальвинист и большой поклонник Уайтфилда, воспламенял сердца людей в Уэльсе.

Уайтфилд понимал, что его главное призвание — быть «странствующим свидетелем», не привязанным к какому-либо конкретному месту или церкви, не говоря уже о стране (он никогда не смог бы, подобно Уэсли, руководить растущей сетью обществ). «Я выбираю жизнь странствующего пилигрима», - писал он. Джон Уэсли, напротив, отказывался посылать проповедников туда, где он не мог бы организовать общество, считая, что Великое пробуждение в Америке и Шотландии пошло на убыль преимущественно из-за того, что последователям Джорджа Уайтфилда не хватало эффективного наставничества. Он был убежден, что их неспособность придерживаться избранного курса объяснялась отсутствием эффективной руководящей структуры. Джордж высоко ценил талант Джона Уэсли, проявлявшийся в управлении и наставлении быстро растущего количества последователей, а Уэсли, в свою очередь, признавал, что ни один человек «со времен апостолов не собирал столько тысяч человек, столько грешников, жаждавших покаяния!».

Джордж Уайтфилд понимал, что его главное призвание - быть «странствующим свидетелем ».

В Уэльсе Джордж присоединился к своему другу Хоуэллу Харрису, который собственными усилиями основал в регионе несколько десятков методистских обществ. Харрис был полевым проповедником, перенесшим жестокие гонения, однако его упорство в конце концов принесло Уэльсу возрождение. Число его последователей росло ежедневно. Уайтфилд помог другу основать Кальвинистско-методистскую ассоциацию Уэльса.

Харрис познакомил Джорджа с Элизабет Бернелл Джеймс, вдовой, которая любила Господа и всем сердцем поддерживала движение методистов. Джордж поделился с Харрисом своим желанием связать себя узами брака. Он надеялся найти помощницу в деле служения Богу. Элизабет согласилась выйти замуж за Джорджа, даже невзирая на то, что он сразу дал ей понять, что проповедь Евангелия всегда будет его первой любовью. Бракосочетание состоялось в ноябре 1741 года, Элизабет было тридцать шесть лет, тогда как Джорджу - лишь двадцать шесть. Во время их длившегося неделю медового месяца Уайтфилд проповедовал по два раза в день. Месяц спустя он снова отправился в путь. Таким образом, с первых дней семейной жизни он лишь изредка виделся и еще реже общался со своей женой. Через два месяца после женитьбы он, по свидетельству современников, произнес: О, каким же благословенным будет то время, когда нам никогда более не придется связывать себя узами брака, но быть лишь как ангелы Божьи«. Элизабет поселилась в Лондоне; муж изредка и ненадолго к ней заезжал, но не мог продолжительное время оставаться на одном и том же месте, потому что призвание нести людям Евангелие постоянно напоминало о себе, стучась в его сердце.

Кроме того, Уайтфилд ни на секунду не забывал и о растущих потребностях нуждавшегося в материальной поддержке сиротского приюта, из-за чего продолжительность его миссионерских путешествий с каждым годом все увеличивалась (однажды он два года не виделся с женой). Элизабет верно служила мужу, заведуя его делами во время длительных отлучек служителя: она переписывала его письма и проповеди, а также занималась корреспонденцией, которая с каждым годом становилась все более интенсивной. После двух лет совместной жизни Элизабет родила сына, который умер в младенчестве. Эта утрата так потрясла Джорджа, что с этих пор он с особой заботой относился к детям везде, где ему доводилось бывать. Случалось, что во время служений он обращался непосредственно к мальчикам и девочкам, говоря, что, даже если их родители не обратятся к Христу, они сами должны принять спасение, чтобы после окончания земной жизни оказаться на небесах.

После смерти первенца у Элизабет один за другим случилось четыре выкидыша. И хотя знакомые отмечали, что Джордж всегда относился к жене с должными почтением, Элизабет писала о своих отношениях с мужем следующее: «Я была для него бременем и тяжелой ношей». В августе 1768 года, после двадцати семи лет брака, она покинула этот мир и ушла на небеса, опередив своего мужа всего на два года. После смерти Элизабет Джордж сказал: «Я каждый день ощущаю нехватку своей правой руки».

Зов с небес

Годы, предшествовавшие следующему путешествию Джорджа в Америку в 1745 году, были наполнены, с одной стороны, удивительными евангелическими-победами и, с другой, частыми нападками со стороны недоброжелателей. Уайтфилда забрасывали камнями, гнилыми овощами и частями мертвых животных. Однажды камень попал ему прямо в голову, и проповедник едва не потерял сознание. В другой раз Уайтфилда наверняка изрезали бы ножом, если бы не вмешательство его многочисленных сторонников. Был случай, когда какой-то человек пытался ударить Джорджа кнутом прямо во время проповеди. Иные недруги пытались заглушить его голос трубами и барабанами. В 1744 году, тогда же, когда умер новорожденный сын Уайтфилда, неизвестный вломился в его дом и накинулся на лежащего в кровати проповедника. Жизнь ему спасла домовладелица: когда Джордж закричал: «Убийца!», она с истошным воплем выскочила на улицу, перебудив всех соседей, и незадачливый преступник бросился бежать, скрывшись под покровом темноты.

Во время третьего путешествия Джорджа в Америку в 1745 году он был столь горячо принят в колониях, что ему потребовалось несколько месяцев, чтобы добраться до расположенной южнее Джорджии. Остановился он в приюте «Вифезды», где внимательно изучил состояние помещений и познакомился с персоналом. Сироты выглядели здоровыми и делали успехи в духовном росте и образовании. Уайтфилд надеялся открыть колледж, который должен был стать главным центром религиозного образования на Юге. Увлеченный этой идеей, он направился на восток, в Филадельфию и Бостон, чтобы собрать пожертвования для осуществления своей новой мечты.

По пути Джордж проповедовал во всех встречавшихся ему населенных пунктах. Узнав о том, что он собирается остановиться в том или ином городе, люди преодолевали сорок-пятьдесят миль, движимые горячим желанием слышать живое Божье Слово. Доводя себя почти до полного истощения, Уайтфилд ежедневно проповедовал десяткам тысяч человек, распространяя волны возрождения во все уголки колоний. Джордж был близок к тому, чтобы стать первым духовным героем Америки - он объединил молодую нацию, которая в то время искала свое место в мире.

Затем Джордж вернулся в Англию, Шотландию и Уэльс. Он по-прежнему пользовался глубоким уважением со стороны богатой и влиятельной леди Хантингдон, которая стала одной из его наиболее горячих и преданных сторонниц. Она назначила Уайтфилда патроном сети построенных ею церквей, что существенно облегчило лежавшее на его плечах финансовое бремя. Интерес к его проповедям не уменьшался, но, к счастью, нападки пошли на спад. В 1750-х годах методисты, прежде всего братья Уэсли и Уайтфилд, получили широкую общественную поддержку, и их послание было принято представителями практически всех существовавших в то время сословий. Изменилась также и форма выражения ими своей точки зрения. Джордж научился использовать более мягкий тон в своих письмах и выступлениях, с возрастом становясь все более уравновешенным и рассудительным.

Тем не менее, его слова по-прежнему били точно в цель. Один молодой человек по имени Джон Торп вместе со своими друзьями впервые услышал проповедь Джорджа в мае 1750 года, после чего отправился прямиком в таверну. Там мужчины начали всячески высмеивать его манеру говорить, кривляясь друг перед другом. Когда настал черед Торпа, он схватил Библию, вскочил на стоявший неподалеку стол и воскликнул: «Я вам всем нос утру!». Затем его взгляд упал на следующий стих в распахнутой книге: «Если не покаетесь, все так же погибнете» (Луки 13:3 и 5). Эти слова настолько потрясли его, что он тут же перестал смеяться и начал совершенно искренне проповедовать о Христе. Два года спустя он сам стал странствующим проповедником.

Уайтфилд научился использовать более мягкий тон в своих письмах и выступлениях, с возрастом становясь все более уравновешенным и рассудительным.

В 1751 году Джордж в Четвертый раз отправился в колонии, взяв с собой группу из двадцати двух мальчиков-сирот. Видя необходимость в расширении своего американского служения, он почти сразу же вернулся в Англию для сбора необходимых средств. Во время своего пятого трансатлантического путешествия в 1754 году он получил звание почетного магистра искусств в колледже Нью-Джерси (сегодня Принстонский университет), тесно сотрудничая в то время с Бенджамином Франклином, ступившим на политическую стезю. (К этому времени практически каждый американец слышал выступления Джорджа Уайтфилда и глубоко его уважал, подобно тому, как сегодня многие люди уважают Билли Грэма.) Поддержка Уайтфилда видимо сильно помогла Франклину в самом начале его политической карьеры. Год спустя, в марте 1755 года, Джордж покинул Америку и в следующий раз оказался в своей любимой «Вифезде» лишь через долгих восемь лет.

В 1760 году, находясь в Лондоне, Уайтфилд узнал о катастрофическом Бостонском пожаре. До глубины души потрясенный этим событием, он собрал большую денежную сумму и немедленно отправил ее в Бостон. Когда в 1763 году он вернулся в Америку и снова оказался в Бостоне, сердца даже самых неприветливых горожан смягчились, и они «единогласно проголосовали за то, чтобы от лица всего города поблагодарить преподобного Джорджа Уайтфилда за его благотворительную заботу и щедрые финансовые пожертвования на благо пострадавших горожан». Находясь в Новой Англии, Джордж написал следующее: «Буквально отовсюду мне приходит столько приглашений, что я просто не знаю, что мне делать».

Когда между Англией и ее колониями началось серьезное противостояние, Джордж решительно встал на сторону колонистов. Они же, в свою очередь, считали его своим верным сторонником и, как следствие, еще чаще посещали его проповеди. Джордж никогда не упускал возможности рассказать людям о Боге и потому останавливался для проповеди везде, где его об этом просили. В результате этого его путь обратно в Джорджию занял больше восемнадцати месяцев. Длительные путешествия и походные условия жизни вызывали беспокойство у врачей Джорджа, которые уговаривали его подольше оставаться в одном и том же месте. Тем не менее, даже вернувшись в 1765 году в Англию, он продолжал регулярно курсировать между Лондоном и Эдинбургом.

Жена Уайтфилда отошла в мир иной в августе 1768 года, а год спустя Джордж решил вернуться в колонии. В Лондоне он выступил с прощальной речью перед многотысячной аудиторией, а в ноябре 1769 года совершил свое самое последнее путешествие в Америку. Прибыв в Чарльстон, Уайтфилд чувствовал себя достаточно плохо. Но, несмотря на это, проповедовал перед многотысячной аудиторией десять дней подряд. Затем продолжил свое миссионерское путешествие по городам Новой Англии, как в молодые годы. Несмотря на приступы астмы, он шутливо убеждал друзей в том, что «скорее износится, чем проржавеет». В следующие девять месяцев он и не думал замедлять взятый изначально темп, невзирая на то, что часто «по ночам его сильно лихорадило и рвало».

Утром 19 сентября 1770 года он выступил с волнующей проповедью в Портсмуте, штат Нью-Гемпшир, перед традиционно многочисленной аудиторией, которая, затаив дыхание, слушала легендарного Джорджа Уайтфилда. После этого служитель немедленно отправился в следующий пункт назначения: в Ньюберипорт, штат Массачусетс. Друзья и сторонники, видя его слабость, умоляли проповедника отдохнуть, но он стоял на своем. К полудню собравшаяся толпа уговорила его выступить. Джордж Уайтфилд взобрался на огромную бочку, чтобы произнести свою последнюю проповедь на этой земле. Тема проповеди звучала следующим образом: «Исследуйте себя, в вере ли вы». В ней шла речь о рождении свыше. Последние произнесенные Уайтфилдом слова были о бесполезности человеческих усилий в деле спасения: «Дела плоти! Неужели человек попадает на небеса благодаря делам плоти? Я скорее добрался бы до луны по веревке, сделанной из песка”.

Джордж Уайтфилд сделал свой последний вздох рано утром 20 сентября 1770 года, через день после своей последней проповеди. Ему было пятьдесят шесть лет. Шесть тысяч скорбящих пришли на его похороны, на которых Джон Уэсли произнес поминальную речь. Чарльз Уэсли сочинил следующие строки в память об их чудесной встрече:

Смогу ли я забыть когда-нибудь тот славный день,
В который встретились мы по Божьему провиденью?
Как безмятежный, ветреный студент, бродил
Я в поисках вечной истины по коридорам академии;
Скромный юноша, предавшись своим мыслям,
Стараясь избежать истоптанных дорог, -
Я встретил Иудея, в котором не было лукавства,
Я полюбил его и прилепился к нему всем сердцем, как лишь мог.
Незнакомец мне вдруг верным другом стал,
И, сам того не ожидая, я ангелу гостеприимство оказал.

Кто-то спросил Уэсли, увидит ли он однажды Джорджа Уайтфилда на небесах, и он ответил: «Джордж Уайтфилд был столь яркой звездой на Божьем небосводе, и он будет стоять так близко к Божьему трону, что такой человек, как я, меньший из меньших, вряд ли сможет увидеть его во всей его славе».

За время своего земного служения Джордж проповедовал более чем восемнадцать тысяч раз — в среднем пятьсот проповедей в год, или десять проповедей в неделю, в течение тридцати лет. Однажды он записал такие пророческие слова в своем дневнике: «Я верю, что при нашей жизни началось такое дело, о котором ни мы, ни наши отцы никогда не слышали. Начало этого дела удивительно; каким неизмеримо славным будет его конец!».

Могущественное - и необычное - наследие

После смерти Джорджа Уайтфилда его тело было похоронено под Кафедрой старой Южной пресвитерианской церкви в Ньюберипорте, штат Массачусетс, маленьком городке, который благодаря этому стал местом паломничества для многих людей по всей Новой Англии. В 1775 году группа колониальных солдат, действовавших под руководством Дэниэла Моргана и Бенедикта Арнольда, попросила провести перед сражением служение в этой церкви. После отправления службы солдаты спросили пастора, могут ли они взглянуть на тело Джорджа. Получив разрешение, они вскрыли саркофаг, сняли с останков воротник и рукава пасторской одежды и разрезали их на куски, которые разделили между собой и взяли на сражение в качестве защитных реликвий.

В течение следующих ста пятидесяти лет останки Джорджа Уайтфилда продолжали быть объектом пристального внимания. Джесси Ли, «методистский апостол Новой Англии”, в 1790 году посетил церковь и отметил, как медленно разлагается тело, - считается, что это свидетельствует о святости покойного. Ли обнаружил, что »большая часть тела оставалась твердой; лишь небольшая его часть немного разложилась«. Взяв в руки лоскут от одежды Джорджа, он преклонил колени и долго молился.

За эти годы тысячи людей приходили, чтобы увидеть тело, и, если им это удавалось, брали с собой часть одеяния или мощей. Американец Абель Стивенс (1815-1897), редактор, историк и методистский священник, осмотрел тело Уайтфилда через много лет после его смерти и даже подержал в руках его череп. В 1829 году останки правой руки Джорджа были перевезены в Англию, где и оставались в течение двадцати лет. Спустя некоторое время процессия, состоявшая из двух тысяч скорбящих, которые приехали, чтобы почтить память проповедника, вернула останки в Америку. Могилу в конце концов покрыли стеклом и установили возле нее газовую лампу, чтобы люди могли прийти в церковь в любое время и помолиться в тишине у останков великого проповедника. Несмотря на все предпринятые меры, часть одного из его больших пальцев оказалась в Университете Дрю, где хранится и по сей день в методистских архивах. И, в конечном счете, в 1933 году могилу пришлось запечатать сланцевыми плитами, чтобы прах проповедника покоился с миром.

Как ни один другой проповедник восемнадцатого столетия, Джордж Уайтфилд положил начало прогрессивным методам евангелизации, которые используются и по сей день. Без помощи телевидения, микрофонов и усилителей его голос слышали люди почти в каждом доме Великобритании и Америки. Его ораторские навыки и огромное обаяние, в сочетании с сильным характером и безмерной любовью к потерянным душам, сделали его мощным оружием в Божьих руках. В то время, когда люди жаждали увидеть свет истины, Джордж Уайтфилд взошел на сцену. Он передал новый метод проповеди на открытой местности братьям Уэсли и свежее откровение о Божьей милости - Эдвардсу, тем самым зажигая огонь пробуждения на двух континентах.

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Интересно
Понравилось? Поделитесь с друзьями!
f
B
t
G+
Вы хотите перемен? Приглашаем вас посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.
Администрация сайта может не разделять мнение авторов статей и не несет ответственности за их содержание. Если у вас есть вопросы или замечания, просим связаться с администрацией нашего сайта.

Популярное на сайте

Рекомендовано для вас