Можно было подумать, что Джордж Фокс не умер, а просто улыбается

2017-04-17 13:02
SHARE
f
B
t
G+

История смерти Джорджа Фокса и что произошло с его движением сегодня? Фрагмент книги «Божьи генералы» Робертса Лиардона.

Последняя тюремная битва

Фокс и Маргарет совсем недолго пробыли в Бристоле, отправившись в Лондон. Будучи там, реформатор почувствовал, что скоро снова окажется в тюрьме. Он попросил жену возвращаться в Свортмур, и та с явной неохотой согласилась.

Действительно, спустя всего лишь несколько дней Фокса арестовали и бросили в тюрьму. Казалось, что находиться в тюрьме было для него такой же Божьей волей, как для остальных - быть на свободе. Фокс с готовностью принимал свой жребий, оставаясь при этом непоколебимым в своей позиции. Как только он вышел на волю, власти тут же предъявили ему обвинение в отказе дать клятву во время судебных слушаний и снова отправили за решетку.

Здоровье Фокса было уже достаточно сильно подорвано, что заставило Маргарет перейти к решительным действиям. Она обратилась к канцлеру, который сказал ей, что Фокс может быть освобожден только тогда, когда его простит сам король. Это вывело реформатора из себя. Он сказал: «Я не могу принять чьего- либо прощения, зная, что не совершил никакого зла. Лучше я проведу в тюрьме остаток своих дней, чем выйду на волю таким непочтительным для истины способом».

Влияние Пенна: рождение Пенсильвании

Уильям Пенн, известный лидер квакеров и основатель Пенсильвании, обладал в то время большой известностью и использовал все свое политическое влияние для освобождения Фокса.

Пенн являлся убежденным сторонником Фокса. Он был сыном адмирала сэра Уильяма Пена и находился в Ирландии, управляя поместьем отца, когда принял учение квакеров. Отец-адмирал имел для сына грандиозные планы, поэтому его решение стать квакером разбило отцовское сердце. Все мечты адмирала оказались рассеянны как утренний туман. Он даже и представить себе не мог, что Бог имел для Уильяма особый план, благодаря которому тот стал настолько знаменитым, что превзошел его самые смелые ожидания. Пенн вошел в историю, убедив Чарльза II (который был должен деньги его отцу) основать в Америке колонию исключительно для свободного проживания там квакеров. Король удовлетворил эту просьбу, а Пенн простил ему долг; новая же колония получила название Пенсильвания.

Влияние Пенна, а также бесчисленное количество писем от квакеров со всей страны, в конце концов, убедили магистраты позволить Фоксу выступать перед судами, заявляя, что он не вынашивал никаких зловещих планов против государства во время своих миссионерских путешествий. Однако после того как Фокс отказался принести клятву, он снова попал в тюрьму.

Маргарет пребывала в отчаянии. Состояние здоровья Фокса продолжало вызывать серьезные опасения, и она боялась, что больше никогда не увидит мужа. В конце концов, после многочисленных обращений в высшие инстанции, судья заявил, что при рассмотрении дела Фокса были допущены многочисленные ошибки, благодаря чему реформатор был выпущен на свободу.

Слабый в теле, сильный в духе

Когда Фокс возвратился в Свортмур, его здоровье было настолько ослаблено, что он даже не смог посетить ежегодное собрание, которое прошло вскоре после его освобождения. Тем не менее, Фокс написал обращение к участникам собрания. На протяжении двух лет он безвыездно находился в Свортмуре, все свое время, посвящая написанию различных трактатов и памфлетов.

Хотя Фокс этого так никогда и не признал, но настолько привычный для него образ жизни странствующего проповедника подошел к концу. Теперь, отправляясь в путь, он должен был идти очень медленно и часто останавливаться для восстановления своих сил.

И все же Фокс продолжал понемногу путешествовать. Посетив Голландию, он обнаружил, с радостью для себя, много квакеров. Проведя там три месяца, Фокс вернулся в Англию. В Лондоне количество квакеров росло настолько стремительными темпами, что он решил на время поселиться там.

Ближе к концу своей жизни, Фокс пережил еще одну смену правительства. Чарльз II умер, а ему на смену пришел Джеймс И. Новый король с большой симпатией относился к протестантам и приказал освободить из тюрем всех квакеров и прочих инакомыслящих. На основании этого приказа из тюрем было выпущено на свободу примерно тысяча шестьсот квакеров. Фокс с радостью встретил этот день и призвал квакеров воздать за него особое благодарение Богу.

К этому времени здоровье Фокса настолько ослабло, что он уже не мог высидеть целое собрание. После службы квакеры отводили больного реформатора в чей-либо дом, чтобы тот мог немного передохнуть и набраться сил перед возвращением домой.

«Я чист. Все в порядке»

Последний год жизни Фокса был очень тихим. В 1690 году он с радостью узнал о принятии правительством Акта о веротерпимости, в соответствии с которым государство обеспечивало квакерам все свободы. Теперь их уже не могли бросить в ужасные темницы умирать от болезней. Никто больше не имел права избивать квакеров на улицах или плохо обращаться с ними. Фокс был доволен тем, что увидел этот закон еще при жизни. Теперь реформатор уже не сомневался, что все, ради чего он страдал, принесет плоды по всему миру. Перед квакерами расстилалось светлое будущее, которое, однако, было бы маловероятным без уплаченной за него высокой цены.

В 1690 году некогда сильный голос Фокса стал едва слышимым, его волосы поредели и поседели, а глаза потускнели. Хотя Фокс и тратил огромные усилия на то, чтобы преодолеть полмили, отделявшие дом, в котором он жил, от места проведения собраний, его ум оставался таким же, как и прежде, а мысль стала даже еще острее. Несмотря на то, что тело Фокса постепенно разрушалось, казалось, что дух его обновился, став духом молодого человека, готовым орлом взлететь в небеса.

В конце этого же года Фокс окончательно поселился в Лондоне, где практически каждый день встречался с другими квакерами. 10 января 1691 года он написал письмо своим последователям в Ирландии, а также сделал очередные записи в своем дневнике.

Утро следующего дня выдалось очень холодным, но Фокс настоял на посещении собрания, где он должен был проповедовать и молиться. Реформатор сказал собравшимся, что чувствует себя хорошо, лучше, чем чувствовал себя в последнее время. Однако как только собрание подошло к концу, Фокс пожаловался на боли в сердце. После собрания он отправился домой к квакеру по имени Генри Гоулдни, чтобы отдохнуть. На улице было очень холодно, так холодно, что Фокс задрожал. Тем не менее он быстро сказал сопровождавшим его квакерам: «Я очень рад, что мне удалось сегодня присутствовать; сейчас я чист, я полностью чист».

Отдохнув, Фокс попытался подняться, но почувствовал, что ему снова необходимо лечь. Попытавшись подняться еще раз, он застонал и упал на спину. На протяжении нескольких часов его силы будто испарялись.

Понимая, что жить ему осталось недолго, Фокс попросил, чтобы к нему привели некоторых его товарищей. Среди них был и Уильям Пенн. Обращаясь к собравшимся, Фокс попросил, чтобы они продолжали повсюду распространять книги и истину. «Все в порядке, - успокоил он своих друзей, - семя Божье правит всем миром и даже самой смертью».

«Он умер так же, как и жил, агнцем»

Вторник, 13 января - болезнь Фокса продолжается уже три дня. Вечером он схватил за руку одного из своих товарищей и попросил передать его любовь всем тем людям, которых он встречал за время своих путешествий. Позже, уже ближе к ночи, Фокс просто закрыл свои глаза, рот и вздохнул последний раз. Он не боролся в агонии за свою жизнь; в действительности все выглядело так, как будто он просто заснул. Один из друзей Фокса писал: «Можно было подумать, что он улыбается». Фоксу было шестьдесят шесть лет.

Мы никогда не узнаем, от чего умер Фокс. Он ничем не болел. Сложилось впечатление, что его физическое тело просто сдалось, а все силы истощились.

Пенн первым сообщил Маргарет о случившемся. «Он умер так же, как и жил, агнцем, - писал Пенн, - до последнего момента думая о делах Божьих и Его церкви».

На протяжении следующих трех дней квакеры имели возможность проститься с Фоксом, доступ к телу которого был неограничен. Лидеры квакеров собрались из всех концов Англии, чтобы исполнить этот тягостный долг - похоронить величайшего реформатора. Церемония похорон периодически прерывалась тяжелыми вздохами и плачем таких известных людей, как Пенн, - людей, которые обычно скрывали свои чувства. Один старик сказал, что похоронил всю свою семью, не пролив ни единой слезы, а сейчас по его щекам текли слезы, и он повторял, что «никогда не забудет этот день».

Похороны продолжались около двух часов; более четырех тысяч человек собралось для того, чтобы услышать голоса двенадцати выступавших. Великий человек был положен в простой деревянный гроб, а для того, чтобы совершить путь на кладбище, огромной толпе людей понадобилось два часа.

Фокс был похоронен на кладбище квакеров Боунхилл-Филдс. Изначально могила Фокса ничем не была отмечена. Несколько позже на ней был поставлен простой надгробный камень с выбитыми на нем инициалами, он обозначил место, где покоился один из величайших Божьих генералов, ожидая обещанное ему славное воскресение.

После смерти Фокса Маргарет прожила еще одиннадцать лет, наставляя молодежь и продолжая работу своего мужа. Она отправилась на встречу с Господом, когда ей было восемьдесят восемь лет. Перед самой смертью Маргарет позвала к себе младшего внука и попросила его держаться Господа. Умерла она на руках своей дочери, прошептав: «Я чувствую мир!»

Где же квакеры сегодня?

Заканчивая писать эту главу, я буквально оказался лишен дара речи неослабевающей преданностью и сильнейшей духовной силой Джорджа Фокса.

Естественно, теперь мне необходимо сказать вам несколько слов и о квакерах, а также о том, что они представляют собой сегодня. Большая часть жертвы была принесена задолго до их рождения, через кровь тех, кто стоял у истоков движения. Теперь же квакерам остается хранить верность своим корням и тому духу, который заплатил за их свободу столь великую цену.

Большая часть этой главы была вдохновлена моим восхитительным братом во Христе, Купером Бити. Он помог мне прояснить некоторые непонятные для меня места теологической истории, пролив на них свет, что позволило мне, да и всем нам, лучше понять Джорджа Фокса и квакеров.

Преподобный Бити возглавляет свое собственное служение Light for Living Ministries, в Броукен-Эрроу, штат Оклахома. Сейчас ему уже за восемьдесят лет, тридцать из которых он провел будучи пастором квакеров, семь лет был странствующим проповедником, а последние двадцать работал преподавателем в общехристианской библейской школе. Там Бити преподает сразу несколько курсов, одним из которых является история церкви. Своим величайшим сокровищем он считает свои букинистические книги, посвященные Джорджу Фоксу.

Сегодня движение квакеров имеет несколько небольших ответвлений, но вся группа разделена на три основные категории: либериты (рационалисты), уилбериты (традиционалисты) и гернеиты (евангелисты). Бити отметил, что квакеры-евангелисты сегодня находятся ближе всех к старым методистам (Джон Уэсли); также он считает, что они проложили дорогу движению методистов за сто лет до их появления.

Евангелисты сохранили верность учению Фокса. Их прямота и честность по сей день сохранили свою чистоту. Евангелисты продолжают верить в рождение свыше, святость через освящение Святым Духом, а их богослужения наполнены живой музыкой и хвалой. За все годы единственной ошибкой, которую они допустили, стало их обращение вовнутрь, а не наружу. Евангелисты, вопреки своему названию, не являются проповедниками; во многом это произошло из-за того, что в прошлом они подвергались жесточайшим гонениям. Однако, к моим удовлетворению и надежде, преподобный Бити сообщил, что современные квакеры-евангелисты снова стали возвращаться к своим проповедническим корням, обращаясь к молодежи и заблудшим грешникам в больших городах по всей Америке. Ведь именно такое обещание их праотцы дали Джорджу Фоксу.

Несмотря на свою занятость в международном, общехристианском служении, преподобный Бити с восхищением и гордостью говорит о своих квакерских корнях. Именно благодаря им он обрел духовную силу и внутреннюю твердость, которые ничем невозможно поколебать. Бити сказал также, что его переход от квакеров в общехристианскую группу дался ему очень легко из-за схожести убеждений обоих движений.

Что думает Бог о нашем поколении?

Не так давно я выступал с проповедью под названием «Не стыдно ли Богу быть вашим Богом?». Я уверен, что Ему бывает грустно и стыдно, когда Он видит, как наше поколение становится пассивным и безразличным к Его истинам. Когда ка- кой-то человек или группа людей начинают плыть против течения, не боясь говорить истину такой, какая она есть, а другие люди пытаются их успокоить или уговорить не высовываться и быть, как все, я считаю, что Богу мерзко видеть такое.

Наши страны и народы со слезами требуют прихода реформ. Великие люди прошлого передали свое пламя нам - теперь наша очередь нести его

Мы просим Бога, чтобы Он вел нас, но после того, как Он начинает это делать, мы требуем, чтобы Господь прекратил делать это, ибо подобные Его действия срывают пелену, окутавшую наши сердца, и мы начинаем видеть их такими, какими они есть на самом деле. Вы всегда можете сказать, когда люди не хотят исчезновения этой пелены. Они дерутся, бегут и преследуют тех, кто не боится жить в соответствии с Божьей истиной. Эти люди искажают написанное в Библии, преуменьшая значение сказанных там слов, или же учат совершенно противоположному. Такие люди требуют, чтобы правительства изменяли ситуацию в стране, но на самом деле просят о том, о чем пасторы просить и не должны. Вы должны обратить свои взоры на Белый Трон — но не на Белый дом. Вы должны обратиться к Писанию - не к правительству. Смотрите на Личность Святого Духа - не на свой парламент. Наше общество чрезвычайно нуждается в Реформации, а она может прийти только через людей, которые знают Бога и желают полностью посвятить Ему свои жизни.

Я написал эту книгу не только для того, чтобы вы получили представление о великих Божьих генералах, но также, чтобы вы заглянули в самую глубь своей души и посмотрели на образ жизни, который вы ведете. Многие из вас говорят: «Все в порядке», - но все далеко не в порядке. Некоторые раскрыли свои глаза, уши и сердце для других голосов, которые отвлекают вас от истинной цели и смысла жизни. Другие же шумы в вашей жизни стали настолько громкими, что заглушили собой голос Самого Бога, призывающего вас порвать с апатией и выйти из тьмы на свет. Ваш разум оказался настолько затуманен голосами времени, настолько закоченел, что вы не слышите призыв Господа, обращающегося к вашему поколению. Слышите ли вы, что Он говорит?

Позвольте мне еще раз повторить уже сказанное - наши страны и народы со слезами требуют прихода реформ. Трудов предыдущих поколений оказывается явно недостаточно для того, чтобы разрешить стоящие перед нами сегодня проблемы. Они указали нам, как нужно жить, и передали свое пламя — теперь нести его должны мы.

Мы должны встрепенуться и перестать питаться из вредного духовного источника, отбросить в сторону ложные ожидания и погоню за материальными ценностями. Чтобы идти по пути истины, мы должны затратить гораздо больше усилий. Вы никогда не сможете постичь величие Божьих дел без борьбы, изменить что-либо без противостояния и никогда не сможете принести истину своему поколению, если не будете проповедовать ее, кричать о ней и жить в соответствии с ней.

В то время, когда я пишу эту книгу, в мире нет ни одного народа, который вел бы за собой весь мир по пути Божьих реформ. Бог касался и посещал каждого из нас, но никто так и не внял Его призыву во всей полноте. Все наши народы нуждаются в реформации. Но подобная реформация не произойдет до тех пор, пока мы все не согласимся жить вместе с Ним на этой земле, постоянно ставя Его на первое место вне зависимости от обстоятельств.

Живя с Богом, мы подвергаем свою жизнь постоянному испытанию, проверке на прочность. Наши сердца и умы все время должны проходить сканирование; наши семьи, церкви, работа и служение должны находиться под пристальным Божьим взглядом. Да, это хорошо, но можно сделать еще лучше. Подобная конфронтация происходит потому, что Бог хочет быть Господом всей нашей жизни, и в этом заключается величайший мир.

Когда вы начинаете жить с Богом, ваши земные приоритеты тускнеют и исчезают; ваш взгляд становится направлен на Божьи дела, а мысли - в вечность. Вы больше не хотите быть тем, кем вы не являетесь. Вы не опускаете руки и не отступаете только из-за того, что не являетесь Бенни Хинном или Билли Грэмом, - вы не слушаете учителей, лишь кивая головой и говоря: «Да, это правильно». Для того чтобы осуществить реформацию, вам необходимо оставить в стороне свои пассивные комментарии и начать действовать. Бог не помажет вас до тех пор, пока вы не будете представлять собой новый сосуд.

Более того, истинное помазание — это нечто большее, нежели просто «охи» и «ахи». Оно влечет за собой сопротивление со стороны других людей, их осуждение, а также разрыв дружеских отношений — большинство из нас не желает платить такую цену. Вы сможете стать боевым топором Бога в своей стране, лишь полностью открывшись перед Ним и доверившись Ему.

Живите, думая о Небесах. Стремитесь к тому, чтобы вас ассоциировали с Иисусом и Святым Духом, а на вашем плече лежала рука Божья, не обращая внимания на людей, которые могут отнестись к этому достаточно неодобрительно

Я очень рад, что вы прочитали эту главу и всю книгу; уверен, что вы захотите избавиться от религии, которая препятствует нашим отношениям с Богом, и полностью отдадитесь жажде познания Его истины. Я думаю, что вы гораздо больше хотите стать обладателем оригинальной вещи, чем ее дешевой подделки. Реформация никогда не сможет стать явью в отсутствие такой жажды. В тот день, когда вы почувствуете себя полностью удовлетворенным, начнется ваша религиозная жизнь. В тот день, когда вы будете полностью удовлетворены своим путем в Господе, начнется ваше религиозное сопротивление. Я не хочу, чтобы меня называли просто американцем - я гражданин Царства Небесного. Я нуждаюсь в том, чтобы дух реформ жил внутри меня. Меня не беспокоит то, какой могут повесить ярлык на меня, к какой группе или лагерю меня могут отнести. Я хочу, чтобы меня ассоциировали с Иисусом и Святым Духом, а рука Отца лежала на моем плече, независимо от того, нравится это окружающим меня людям или нет.

Именно так и поступал Джордж Фокс. Он твердо придерживался истин, заложенных в Слове Божьем, из-за чего встретил непонимание членов своей семьи, церковных служителей, друзей, родственников и других людей, знавших его. Если быть с Богом означало жить в одиночестве, Фокс желал этого. Он с готовностью встретил гонения, о которых большинство из нас даже не подозревает, ибо знал Бога, а также то, что представляла собой жизнь с Ним. Фокс постоянно думал о вечной цели, зная, что его жизнь на земле - это всего лишь миг. Благодаря своим постоянным и близким отношениям с Богом, он стал реформатором, коснувшимся своим посланием всех сфер жизни своих современников. Даже спустя триста лет голос Фокса по-прежнему отчетливо слышим.

Таким образом, эту главу, а вместе с ней и всю книгу, я заканчиваю словами Фокса, молясь о том, что они зажгут неугасимый огонь в вашей душе, породив истинную революцию, которая преобразит не только ваше сердце, но и весь ваш народ. Пусть же дух Реформации снова опустится на землю. И пусть он придет через вас.

«Мы знаем это поколение и поколение верных: здесь лежит грань, разделяющая прекрасное и отвратительное, святое и нечестивое; поэтому пусть каждый человек сам взвесит все и решит, в каком поколении ему быть».

Если вам нравится эта статья поделитесь ссылкой с друзьями!

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Интересно
Понравилось? Поделитесь с друзьями!
f
B
t
G+
Вы хотите перемен? Приглашаем вас посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.
Администрация сайта может не разделять мнение авторов статей и не несет ответственности за их содержание. Если у вас есть вопросы или замечания, просим связаться с администрацией нашего сайта.

Рекомендовано для вас