Гонения Джорджа Фокса означают успех! - Робертс Лиардон

2017-04-11 09:49

Пророк в шляпе с широкими полями, кожаных штанах и длинном плаще взбудоражил каждую церковь в округе, разоблачая ложное учение... Фрагмент книги «Божьи генералы» Робертса Лиардона.

Противостояние власти

Одним из первых последователей Фокса в Манчестере была женщина по имени Элизабет Хутен. Она стала одним из его лучших миссионеров. Дом Элизабет был одним из опорных пунктов Фокса в самом начале его служения.

В 1647 году, путешествуя из деревни в деревню, Фокс пришел в город Мэнсфилд, где при смерти лежал пожилой пророк по имени Браун. Тот попросил, чтобы к нему привели Фокса, и пророчествовал ему - говорил о том, что Фокс обратит много грешников.

После смерти Брауна на Фокса снизошло пророческое Божье помазание, что стало известным и побудило многих людей искать возможности поговорить с Фоксом. Пророческое помазание действовало на полную мощность, и он почувствовал, что может проникать своим духовным взглядом глубоко в жизни стоявших перед ним людей. Однажды Фокс начал молиться, сила Божья снизошла на него и стоявших вокруг людей с такой силой, что, казалось, все здание задрожало. Некоторые из присутствовавших говорили: «Это было похоже на то, что случилось еще во времена апостолов, когда в день Пятидесятницы дом, в котором они находились, затрясся».

После того невероятного излияния Божьей силы Фокс вернулся в свои родные края, графство Лестершир. Он пришел как раз вовремя - вот-вот должно было начаться собрание представителей всех христианских конфессий, где они собирались обсудить различные вопросы, связанные с христианской верой. Несколько человек выступили, после чего встала одна женщина и с невероятной для тех времен смелостью задала вопрос.

Председательствовавший на собрании служитель вскочил в порыве гнева и, намереваясь унизить ее, заявил, что он не позволял женщинам говорить в церкви.

В соответствии с религиозными правилами того времени женщинам не позволялось говорить или выступать с наставлениями в церкви; они должны были тихо сидеть. Однако люди в этом вопросе пошли еще дальше. Некоторые из них, наполненные языческими представлениями и мистическими домыслами, считали, что у женщин вообще не было души! Фокс во время своих путешествий неоднократно сталкивался с этими абсурдными убеждениями и всегда доказывал их полную несостоятельность, напоминая верующим, что мать Иисуса воскликнула, как ее душа превозносит Господа. Так произошло и в этот раз.

Служителя вывело из себя произнесенное Фоксом слово церковь. Фокс, зная, что Святой Дух называл истинной церковью, не мог оставить без внимания неправильный, религиозный комментарий служителя. Ощущая, что Бог побуждает его, он встал и обратился к выступавшему.

«Вы называете церковью это место или эту смешанную толпу?» - спросил Фокс, пытаясь спровоцировать дискуссию.

«А что вы называете церковью?» - вопросом на вопрос ответил служитель, считая, что он контролирует ситуацию.

«Церковь, - начал Фокс, - является оплотом и основанием истины, построенным из живых камней и активных членов; духовным домом, Главой которого является Христос. Однако Он не является Главой смешанной толпы или же старого дома, состоящего из извести, камня и дерева».

В этот момент церковный служитель, чье лицо моментально налилось кровью, ринулся из-за кафедры вниз по лестнице, направляясь прямо к Фоксу! Все присутствующие разразились громкими криками, и Фокса выгнали вон!

С того дня Фокс стал нагонять страх на организованную религию. Он поставил перед собой цель посещать церкви всех деревень, через которые доводилось проходить. Он поднимался со скамьи во время богослужений, осуждал служителей, рассказывал людям об обмане, в который их вводят.

Вам это может показаться диким, что в то время было общепринятым, когда в конце каждого богослужения люди подымались и говорили о том, что они думают. Богослужения не заканчивались до тех пор, пока прихожанам не была предоставлена возможность высказаться.

Фокс сполна пользовался существовавшими в его время порядками. Однако бывало, что он не мог сдержать внутри сильнейшее побуждение со стороны Святого Духа, особенно когда служители были в чем-то очень неправы или начинали фарисействовать. В такие моменты Фокс поднимался со скамьи во время проповеди и проливал свет на истину! Иногда он называл служителей мошенниками, нажившими свое богатство на десятинах, собранных с бедных людей. В другой раз Фокс мог опровергнуть то, как церковный служитель толковал Библию, указав на его ошибку. Фокс всегда поступал в соответствии с ситуацией. Он не задумываясь говорил правду такой, какая она есть, называя служителей либо лицемерами, либо волками в овечьей шкуре, посланными дьяволом, дабы соблазнить Божье стадо. Фокс был озабочен лишь тем, чтобы раскрывать обман и провозглашать настоящую истину!

После выступлений Фокса представители духовенства краснели и лишались дара речи или же приходили в дикую ярость, в то время как другие члены церкви начинали избивать реформатора кулаками, палками и посохами до тех пор, пока он весь не покрывался шишками и синяками. Некоторые же доставали ножи и пытались изрезать его. Они выбрасывали его на улицу, перекидывали через заборы, спускали вниз по ступенькам, забрасывали камнями.

Некоторые из новообращенных учеников Фокса также стали заходить в церкви и атаковать пустые традиции. Им был чужд страх, ибо перед ними была великая цель - уничтожить религию и впустить на ее место истинный Дух Христа. История знает так много случаев подобных столкновений, что одна глава данной книги совершенно не в состоянии вместить их.

Гонения означают успех!

После этих яростных и жестоких избиений Фокс просто вставал (когда он был в состоянии встать), подтягивал свои кожаные штаны и уходил, глубоко удовлетворенный осознанием того, что гонения означали руку Божью на его плече.

Прекрасно, что Фокс рассматривал гонения в качестве мотивации для продолжения своего служения, поскольку далее в этой главе вы с ужасом увидите, какие страдания обрушились на него самого и всех его последователей. Ни один человек, если он находится в здравом уме, не любит, когда его избивают. Гонения мотивируют человека только тогда, когда он ощущает их духовную важность.

Фокс измерял успешность своего служения двумя способами. Во-первых, успешным его служение было, когда к Богу обращались грешники. Во-вторых, о его успехе свидетельствовали и многочисленные избиения, так как дьявол был взбешен словами реформатора и их весом. В любом случае, Фокс ничего не терял. Он воспринимал гонения более чем положительно. Фокс был пророком, он радовался возможности пострадать за Христа. Гонения и страдания говорили Фоксу о том, что он следует верным путем.

Они содрогаются, слыша Слово Божье!

В 1649 году известные слова, которыми Фокс описывал ведение Святым Духом как «внутренний свет», стали общераспространенным клише. Этот термин он основывал на Евангелии от Иоанна 1:4, где говорится: «В Нем была жизнь, и жизнь была свет людей ». На самом же деле Фокс не остановился лишь на одном отрывке из Библии. Евангелие от Иоанна и Первое послание Иоанна конкретно связывают свет, пролитый Богом через Иисуса Христа и Святого Духа. Фокс был глубоко убежден, что внутренний свет будет вести человека к истине до тех пор, пока тот будет следовать ему; свою веру в это он основывал на многих отрывках из Писания. В подобном толковании не было ничего от движения «Новая Эра»; оно было исключительно библейским. Однако кальвинисты восприняли его с яростью!

К тому времени число последователей Фокса существенно выросло, и они начали проводить свои собственные собрания. Эти люди собирались вместе и, сидя в полной тишине, ждали, пока Святой Дух не побудит кого-нибудь свидетельствовать через молитву, выступление или песню. Если же Святой Дух не побуждал никого, вся группа тихо расходилась, а каждый человек в своем сердце размышлял о своих отношениях с Богом.

В то время Фокс даже и не думал основывать другую конфессию. Но, несмотря на это, его последователей называли разными именами, чтобы отличать их от других верующих. «Дети света», «Народ Божий», «Царственное потомство Божье», или «Друзья истины» - были наиболее распространенными. В конце концов, последнее название наиболее прочно прикрепилось к последователям Фокса, отсюда произошло и современное название их движения - «Религиозное общество друзей», или же просто «Общество друзей». Это название также оказалось основанным на Библии. В Евангелии от Иоанна 15:13-15 говорится: «Нет большей любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего«. На основании этих стихов вы можете увидеть, как сильно эти люди полагались на Святого Духа, Который вел и направлял их. В самом начале движения квакеров Святой Дух совершал невероятные чудеса.

За всю свою жизнь Фокс около сотни раз попадал в тюрьму. В 1650 году он оказался за решеткой в первый раз, будучи обвиненным в богохульстве. Допрошенный группой священников, он был отлучен от церкви за то, что сказал, что ни сам он, ни его последователи не имеют греха. Фокс поправил своих судей, заявив, что Иисус Христос всякого человека избавит от греха, если тот научится следовать за Святым Духом. Отказываясь слушать Фокса, священники бросили его в тюрьму на шесть месяцев.

Во время своего заключения Фокс сделал судье выговор, сказав ему, что он должен содрогаться, слыша Слово Божье. Тот же презрительно передразнил Фокса и его последователей, назвав их квакерами (от англ. quake - содрогаться). Это название прикрепилось к ним во многом из-за того, что во время своих собраний последователи Фокса тряслись или содрогались. Они не могли оставаться неподвижными, когда на них мощным потоком снисходил Святой Дух.

Ни одного неперевернутого камня

В течение этого времени Фокс продолжал действовать в соответствии со своим призванием, бросая вызов социальным и экономическим порядкам своего времени. Одно дело было знать о свете, другое же - жить в соответствии с ним. Помните, Фокс требовал, чтобы каждый христианин жил в соответствии со своими убеждениями. Этот энергичный реформатор не оставил нетронутой ни одну сферу жизни общества.

Он непрестанно задавал следующие вопросы: делали бы вы свою работу качественно, если были бы ремесленником? Платите ли вы своим работникам справедливую зарплату? Если бы у вас была возможность продать некачественный товар или же обсчитать покупателя, вы бы так и поступили? Были бы вы справедливы к бедным и незнатным людям, если были бы мэром города?

Фокс ругал юристов, стремившихся лишь к собственной выгоде, и докторов, не доверяющих Богу исцеление человеческого тела. Никто не был им оставлен без внимания. Фокс наставлял учителей, дабы те следили за поведением детей, и родителей, чтобы те были ответственны за них. Он нещадно критиковал владельцев таверн, спаивающих народ ради получения прибыли, и астрологов, которые своими обманчивыми предсказаниями заставляли людей слагать с себя ответственность за свою собственную жизнь. Фокс ругал артистов, которые своими грубыми шутками наполняли мысли людей грехом и искушениями. Естественно, заявления Фокса навлекали на него людскую ненависть - чему были несказанно рады религиозные служители.

Ненависть людей к его словам не слишком беспокоила Фокса. Он был убежден, что перед Богом все равны, и развязал кампанию длиною в жизнь, направленную на достижение этой цели. К сожалению, Фокс жил в то время, когда, как и сегодня, люди были слишком озабочены своим статусом. Тогда социальное положение находило свое подтверждение в изысканном языке и жестах. Например, слова thee (англ. устар. - тебе) и thou (англ. устар. - ты) были по-прежнему в обиходе, но использовались исключительно при обращении к представителям низших классов - или же к Богу и любимому человеку. Фокс считал такое обращение недопустимым; ни один человек не должен унижаться подобным образом, так же как никому нельзя было и льстить словами.

Обычай носить роскошные одежды был еще одним социальным пороком того времени. Принадлежность к определенному классу подразумевала не только различные поклоны и реверансы, а также тщательно разработанное и театрализованное снятие и размахивание шляпой. Каждый мужчина должен был носить шляпу; существовал этикет, определявший, когда и зачем носить каждую из них. И вот во весь этот чопорный этикет вторгается Фокс с плотно натянутой на голову шляпой, который отказывается даже приподнять ее, встречая как короля, так и бедняка. Фокс носил свою шляпу в нарушение всех существовавших устоев, ради исполнения написанного в Слове Божьем, заявляя, что все люди совершенно равны перед Иисусом Христом, для Которого не существует никаких классов.

Кроме этого, Фокс подверг своим нападкам и одежду людей твоего времени, она, как он считал, должна быть практичной, лишенной экстравагантности и не привлекающей лишнего внимания. Сегодня «друзья» по-прежнему известны своей скромной одеждой и шляпами, которые они не снимают вне зависимости от того, где они находятся и кого встречают.

Образ мыслей Джорджа Фокса лучше всего может быть обобщен следующими словами: на протяжении всей своей жизни он не мог видеть ничего греховного, жестокого или унижающего, не испытывая при этом жгучего желания исправить это. Он энергично атаковал любую несправедливость, не обращая внимания на боль, мучения и гонения, которые могли стать результатом его действий.

Собрания, свинья и заплесневелая облатка

Складывалось впечатление, что члены всех независимых групп, отколовшихся от государственной религии, толпами приходили, чтобы увидеть и услышать Фокса. К 1652 году он значительно усовершенствовал свое духовное послание, обращаясь также к социальному положению и ожиданиям его слушателей. Фокс обращался ко всем - к баптистам, конгрегационализм, пресвитерианам, пуританам, а также тем, кто не принадлежал ни к какой определенной конфессиональной группе. Фокс продолжал прерывать церковные собрания, и каждый раз казалось, что его голос сотрясет всю церковь до основания.

В своей атаке на религию Фокс не жалел ничьих чувств. Церковь своего времени он называл «ложной церковью, управляемой властью зверя и дракона». Фокс не боялся заявлять, что его последователи являлись членами истинной церкви. Он радостно приветствовал оппозицию, заявляя, что ему нравится «чудесная неразбериха, создаваемая в среде всех этих профессоров и священников». Многие люди, услышав выступление Фокса посреди службы в своей церкви, покидали ее и становились его последователями.

В то же время сам Фокс отказался назвать встречи своих последователей церковной службой, назвав их просто собраниями.

Молитва являлась одной из главных составляющих собрания, причем распространенными были ходатайства за других людей. Фокс и ранние квакеры верили в то, что они наполнялись Святым Духом, Который проявлял себя в говорении иными языками. Один из первых квакеров, чья фамилия была Барроу, несколько раз писал в своей книге «Вступление к великой тайне» следующие слова: «Наши языки были неукротимы, а рты - раскрыты; мы же говорили новыми языками, которые нам даровал Господь». Подобные излияния Святого Духа часто происходили во время тихих ожиданий квакеров.

Во время этих собраний, как говорил один из свидетелей, присутствие Святого Духа ощущалось настолько сильно, что возникало чувство, будто душа находилась в отчаянной агонии, настолько мучительной, что она выплескивалась наружу. Очень часто верующие во время собраний сотрясались «стонами, вздохами и слезами», подобными звукам, издаваемым «роженицей». У некоторых из участников собраний случались припадки, подобные «эпилептическим», во время которых верующие с дрожащими губами и трясущимися руками могли лежать на земле часами.

Некоторые люди, посещавшие собрания квакеров, были чрезвычайно возмущены подобным проявлением Божьего присутствия. Однажды, когда на собрание в очередной раз сошел Святой Дух, один человек бросился к Фоксу, чтобы сделать ему выговор — тот же резко скомандовал: «Покайся, свинья и животное».

Одна из моих любимых историй о жизни Фокса рассказывает о том, как он подверг своей атаке одну из традиций, сопровождавшую причастие - веру в преобразование. Согласно учению о преобразовании хлеб и вино на самом деле превращаются во время причастия в реальное тело Христово. Однажды Фокс повстречался с монахом-иезуитом, поддерживающим подобное убеждение. Реформатор тут же предложил ему разделить хлеб и вино на две части, благословив и освятив только одну половину, тем самым хотел показать людям — будут ли плесневеть тело и кровь Христовы. Естественно, когда иезуит отказался от подобного эксперимента, правда оказалась на стороне Фокса.

Тюрьма - милый дом

Фокс попадал в тюрьму по обвинению во всем, что угодно - начиная от отказа снять свою шляпу и заканчивая отказом дать клятву. Иногда квакер мог оказаться в тюрьме только за то, что прошел по улице. Городские власти называли это праздношатанием. Квакеры выделялись в любой толпе благодаря своей манере одеваться. Может показаться чрезвычайно странным, но большая часть служения Фокса состояла из напряженных и смелых противостояний, в результате которых его часто избивали или бросали в тюрьму. И именно благодаря перенесенным им жестоким наказаниям, мы можем наслаждаться сегодня многими своими свободами.

Поскольку значительное место в жизни квакера занимала тюрьма, мне бы хотелось рассказать вам о том, каким тяжелым испытанием она являлась на самом деле. Тюрьмы того времени пребывали в ужасном состоянии. Посреди этих мрачных темниц, находившихся прямо под улицами, располагался открытый канализационный сток, способствующий не только высокой загрязненности самой темницы, но и отравляющий воздух в ней своими испарениями. В стене или на потолке было лишь небольшое отверстие, через которое в помещение проникал свежий воздух и солнечные лучи. Летом в подобной тюрьме было очень душно, и узники регулярно падали в обморок, серьезно заболевали, а иногда даже умирали из-за нехватки воздуха. Заключенных в тюрьмах не кормили. Они могли получить еду, только если она была принесена их родственниками или друзьями, которым удавалось договориться со стражей. То же самое касалось и свежей соломы, на которой мог спать заключенный. Когда его родственникам не удавалось найти общий язык с тюремной стражей, он был обречен спать на твердом и мокром полу.

Поскольку квакеров сильно ненавидели, часто тюремщики загоняли их в большом количестве в камеру, где свирепствовала какая-либо инфекционная болезнь, надеясь, что там они все и умрут. Несмотря на такое чудовищное отношение к квакерам, не существует ни одного свидетельства того, что кто-то из них отрекся от своей веры.

В те времена существовала пословица приблизительно следующего содержания: «Где бы ты ни увидел квакера, ударь его;

если же он не попадется на твоем пути, найди его«. Когда люди замечали квакеров, читавших молитву над едой, их тотчас же бросали в тюрьму. Когда они не снимали своих шляп или не давали клятву (а они никогда не клялись), если они отказывались сыграть в какую-нибудь игру или же какая-либо женщина подозревалась в том, что говорила во время собрания, они также оказывались за решеткой. К 1656 году более тысячи квакеров оказались посаженными в тюрьмы за подобные действия, не имевшие даже намека на состав преступления.

Когда квакер посещал в тюрьме кого-то из своих друзей, он мог быть выхлестан кнутом. Возраст и пол здесь не играли абсолютно никакой роли; все без исключения квакеры подвергались жестоким гонениям. Женщин хватали прямо в их домах, обвиняя в колдовстве, бросали в темницы или же подвергали публичной порке и избиению до тех пор, пока их спины не превращались в кровавое месиво; детей квакеров забирали у родителей и продавали в рабство. Даже если кто-либо из квакеров был настолько болен, что не мог подняться с постели, его могли арестовать прямо в его комнате и, протащив по улицам, бросить в тюрьму.

Все эти зверства происходили лишь из-за того, что квакеры имели смелость выступить против организованной, мертвой религии, из-за того, что осмеливались хранить верность Слову Божьему, а также из-за того, что они открыто заявляли о том, что все люди равны. Несмотря на всю эту ненависть, ни один из квакеров не отказался от своей веры и своих убеждений.

Однажды Фокса заключили в замке Скарборо, находившегося на берегу моря. Зима была очень холодной, а брызги соленой морской воды постоянно залетали в камеру Фокса, пока его кровать полностью не намокла, а пол не оказался покрыт водой. У реформатора не было никакой возможности разжечь огонь, чтобы согреться. Он лежал во всей этой сырости, днем и ночью не испытывая никакого облегчения, а его руки, распухнув, стали в два раза толще своего нормального размера.

Иногда, холодным вечером, сидя в теплом и уютном доме, я думаю о Джордже Фоксе и о том, как ужасно было так сильно страдать за свои убеждения. Я пытаюсь представить, о чем он мог думать в то ужасное время, каким образом ему удавалось сохранить ясность и силу мысли и как он боролся с физическими трудностями и неудобствами, так ни разу не поддавшись им. В конце концов я начинаю проецировать эту ситуацию на свою собственную жизнь и жизнь других представителей моего поколения. Мне очень тяжело думать о тех трудностях, которые Фокс вынужден был перенести ради нас, но в то же время я могу почувствовать ту сладость Божьей любви и благодати, сопровождавшую его во время мучительных страданий. Я знаю, что Фокс на самом деле был не один. В то время Небеса наверняка были распахнуты над ним. Его жизнь же была наполнена ощущением силы и безопасности, которые невозможно постичь умом.

Если вам нравится эта статья, поделитесь ссылкой с друзьями!

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Интересная страница
Администрация сайта может не разделять мнение авторов статей и не несет ответственности за их содержание. Если у вас есть вопросы или замечания, просим связаться с администрацией нашего сайта.

Рекомендовано для вас