Дела сердечные, - Джон и Чарльз Уэсли

2017-04-28 20:41
SHARE
f
B
t
G+

Как решались дела сердечные во времена Джона и Чарльза Уэсли? Какой была личная жизнь служителей мирового масштаба?

Разделение в среде верующих

В то время как Англию постепенно охватывал огонь Методистского возрождения, в Лондоне возникли проблемы. Моравский служитель Филипп Генри Мольтер, направлявшийся в Пенсильванию, в октябре 1739 года ступил на английскую землю и практически сразу своим учением внес сумятицу в ряды местных христиан. Как это уже происходило с различными христианскими движениями, верующие начали спорить о том, кто из них от Бога, а кто — нет. И моравские братья, и методисты, несомненно, были детьми Божьими, хотя наверняка и те и другие в равной степени заблуждались. Моравские братья считали, что их служение в Великобритании было таким же посольством в заблудшем народе, как и в Америке. Граф Цинцендорф, в общем-то неплохой человек, был просто не в состоянии признать кого-либо, даже братьев Уэсли, равными себе. Несмотря на свое уважение к графу, братья Уэсли не собирались подчинять методизм учению моравских братьев.

Таким образом, Филипп Мольтер начал проповедовать о том, что спасение приходит через веру, которая является величиной абсолютной: либо человек имеет в сердце Божий мир и радость, даруемые спасением, либо же он этого просто не имеет. Спасение невозможно обрести никакими стараниями, требуется лишь ждать, пока его дарует Бог, - «застыв» при этом на месте. Это ожидание не включает в себя ни молитву, ни добрые дела, ни изучение Писания. Мольтер дошел даже до того, что стал утверждать, будто бы последователи Петера Болера, проповедовавшего, что вера может расти до тех пор, пока не приведет человека к спасению, заблуждались, тщетно надеясь быть принятыми Богом. Братья Уэсли тоже учили тому, что спасение приходит через веру, но также они утверждали, что вера возрастает через молитву, пост, изучение Слова Божьего и добрые дела. Несмотря на то, что различия между практическим применением обеих доктрин были минимальными, очень скоро они вбили клин в отношения между братьями Уэсли и Обществом узкого пути, где Мольтер был частым и желанным гостем.

В то время как братья Уэсли неустанно проповедовали в Лондоне и за его пределами, позиции моравских братьев становились все более прочными. Однажды какой-то фанатик провозгласил, что во всей Великобритании было лишь два истинных Божьих служителя: Мольтер и Джеймс Белл (один из лидеров упомянутого выше Общества). Он также заявил, что все истинные христиане находились только и исключительно в моравской церкви. К июню 1740 года Общество узкого пути приняло решение запретить братьям Уэсли проповедовать в своих церквах. И хотя Джон и Чарльз изо всех сил пытались предотвратить надвигавшийся раскол, Мольтер и его сторонники и не думали идти им навстречу. Увидев тщетность своих усилий, Джон и Чарльз решили полностью посвятить себя тому, к чему их призвал Бог, хотя время от времени они предпринимали попытки восстановить разорванные связи. Среди тех, кто порвал с методистами и присоединился к моравским братьям, были два человека, которые вместе с братьями Уэсли служили в Джорджии, - Ингхэм и Деламотг, - а также несколько основателей «Святого клуба». Как позже сказал Джон: «Удивляюсь, как мне удалось устоять и не присоединиться к этим людям. Стоит мне только увидеть кого-либо из них, и в моем сердце тотчас же вспыхивает пламя. Я безумно хочу быть рядом с ними. И, тем не менее, я вынужден находиться от них на почтительном расстоянии».

Разрыв с моравскими братьями, как подтвердило время, оказался правильным шагом, поскольку разделения тормозили пробуждение, и теперь оно снова набирало силу. К 1743 году количество методистов в Лондоне достигло 1950 человек, тогда как число моравских братьев не превышало семидесяти двух человек.

В те несколько месяцев, которые предшествовали выступлению Мольтера, семена раздора были посеяны также между братьями Уэсли и Уайтфилдом. В марте 1740 года Джон выступил с проповедью под названием «Дарованная благодать», в которой он говорил: «Благодать или любовь - Божья когда дело касается нашего спасения, ДАРОВАНА ВСЕМ И КАЖДОМУ». Эти слова полностью противоречили кальвинистской доктрине предопределения, широко распространенной в те дни, и Уайтфилд не замедлил подвергнуть сомнению истинность проповеди Джона.

Братья Уэсли учили тому, что спасение приходит через веру, которая укрепляется через молитву, пост, изучение Слова Божьего и добрые дела.

Джон и Чарльз изо всех сил стремились понять Евангелие спасения через веру, а также влияние свободной воли на обретение веры, взгляды же Уайтфилда характеризовались упованием на откровение спасающей силы Божьей и верой в то, что Бог благословил его и включил в число избранных. В то время как Джон и Чарльз нуждались в освобождении от доктрины предопределения, чтобы обрести спасение, Джордж Уайтфилд надеялся быть спасенным и без этого! И хотя Джордж был не менее помазанным евангеликом, чем Джон, он не был теологом, подобно своему другу.

Когда противоречия достигли критической отметки, в августе 1740 года Уайтфилд отправился в Америку, держа путь, прежде всего, в Новую Англию, землю пуритан-кальвинистов. Пока его письма, в которых подвергалась критике проповедуемая Уэсли доктрина свободной воли (названная «арминианизмом» - по имени одного из ее сторонников, голландского геолога Якоба Арминиуса (1560-1609)), пересекали Атлантику, Уайтфилд мог подробно ознакомиться с данной темой лишь по книгам, рекомендованным его окружением - пуританами-кальвинистами. Когда в 1740 году Джон опубликовал свою проповедь, в которой публично отверг совет Уайтфилда, напряженность в отношениях между ними лишь возросла. Уайтфилд написал ответ, в котором горячо защищал предопределение, на что Джон отреагировал публикацией в Америке «Дарованной благодати». Чарльз отразил доктрину брата в своих гимнах, дав одному из них название «Борющийся Иаков» и выделив большими буквами первую его строчку: «ТЫ - ЧИСТАЯ ВСЕЛЕНСКАЯ ЛЮБОВЬ». Когда в том же году Уайтфилд был приглашен выступить в помещении бывшего литейного цеха, который братья Уэсли превратили в свою штаб-квартиру, он высыпал на их раны еще большее количество соли своей проповедью об «абсолютной истинности [предопределения], произнесенной в максимально безапелляционной и оскорбительной манере», в то время как Джон и Чарльз могли лишь сидеть и бессильно взирать на происходящее. Затем в январе 1741 года свет увидел анонимный памфлет, озаглавленный «Истинно дарованная благодать!», в котором высмеивалась позиция братьев Уэсли. Автором этого произведения оказался некто Дж. Освальд, о котором практически ничего неизвестно. Памфлет был переиздан в Новой Англии не кем иным, как Бенджамином Франклином, ставшим близким другом Уайтфилда.

После этого раскол стал окончательным. Великое пробуждение, выросшее из посеянных моравскими братьями семян, которые Джон и Чарльз Уэсли обильно поливали и взращивали совместно с Уайтфилдом, разбилось на три отдельных движения: «Объединенные общества» братьев Уэсли, «Кальвинистский методизм» Уайтфилда и моравианизм. В скором времени Уайтфилд основал свою Скинию, которая расположилась на той же улице, что и литейный цех, подобно тому, как «Бургер Кинг» открывает свои рестораны вблизи «Макдональдсов». На протяжении нескольких последующих десятилетий методизм следовал параллельными путями, будучи разделен кальвинизмом.

Следует, однако, отметить, что раскол был спровоцирован скорее борьбой за лидерство, чем доктринальными расхождениями. Уайтфилд, получив широкое признание в Америке, по сравнению с которым меркли любые аудитории, собираемые Джоном и Чарльзом, не желал и далее подчиняться братьям; тогда как сами братья Уэсли не хотели признавать своим главой бывшего ученика. И опять же следует отметить, что споры между ними существовали больше на бумаге, чем на практике. Например, Джон допускал, что Бог мог действительно приблизить к Себе некоторые души, хотя и считал спасение доступным каждому. Кроме того, именно братья Уэсли подчеркивали важность добрых дел для достижения высшей степени святости (кальвинисты назвали бы это свидетельством своего избрания), тогда как в момент наибольших разногласий Уайтфилд выступил в шотландском Глазго с проповедью «Приди, бедный, заблудший, обессиленный грешник», призывая слушателей:

Распахните врата сердец, чтобы Царь славы, благословенный Иисус, мог войти и воздвигнуть Свое Царство в вашей душе. Освободите место для Христа; Господь Иисус желает разделить сегодня с вами Свою вечерю; Христос желает войти в сердце каждого из вас, кто искренне захочет этого и примет Его.

Хотя обращение к кальвинизму способствовало теплому принятию Уайтфилда в среде американских пуритан, для массовой проповеди это учение не всегда оказывалось приемлемым, поэтому на практике легче было призывать людей приходить к Иисусу по своей воле, позволяя Богу Самому решать, кому предопределено быть спасенным, а кому - нет.

Несмотря на то, что оба лагеря больше никогда не соединились, враждебность между Уайтфилдом и братьями Уэсли к 1742 году практически исчезла. На самом деле гораздо ожесточеннее дискутировали не они сами, а их последователи. Вскоре после всех этих событий Уайтфилд и братья Уэсли просто договорились, невзирая на существующие между ними разногласия, не позволять чему-либо влиять на их дружбу. Таким образом, к 1749 году они снова стали выступать и служить на одних и тех же конференциях.

Братья Уэсли идут дальше

Отрицание братьями Уэсли доктрины предопределения и мистической интерпретации моравскими братьями «спасения по одной лишь вере» стало фундаментом для продолжавшегося роста и развития методизма. Если Божье спасение доступно всем и каждому, тогда никакие классовые ограничения не должны препятствовать чьему либо членству в Уэслианском обществе! Эта позиция значительно расходилась с ограничениями Англиканской церкви относительно того, кто имел право посещать богослужения и участвовать в таинствах. Если же вера являлась бесплатным даром, способным расти и развиваться, это означало, что «методы», практиковавшиеся во время собраний объединенных обществ (регулярная молитва, чтение Библии, пост и добрые дела, направленные на помощь бедным, сиротам и заключенным), по-прежнему представляли собой исключительную важность. Таким образом, братья Уэсли не только проповедовали Евангелие, но также организовывали общества, заботясь о том, чтобы на земле - как и на небесах - Божья воля свершилась для всех и каждого.

В тех местах, где атаки на них были наиболее яростными, всего лишь несколько лет спустя братья Уэсли встречали самый теплый прием и получали наивысшие почести.

В 1742 году братья Уэсли основали в Ньюкасле детский приют и воскресную школу. Четыре года спустя, в 1746 году, они открыли в Лондоне первую из многочисленных медицинских клиник для бедных. Приблизительно в это же время Джон начал использовать доходы от публикаций своих проповедей для финансирования клиник. Он нес свое служение ради тех, кто трудился в работных домах, призывая их к чистоте, праведности и бережливости. Во время одной из своих проповедей он произнес следующие слова: «Неряшливость не является частью религии... Чистота же, действительно, следует сразу за праведностью». Джон учил бедных тому, что они могут совершенствовать себя изнутри, вместо того чтобы уповать на помощь государства. Более того, он принял решение привести в церковь не только нищих и страждущих, но также невоцерковленных рабочих, от которых отвернулась Англиканская церковь из-за отсутствия у них приличных манер и достойного поведения.

Речь идет о бандитах и хулиганах, которые первые десять лет служения братьев Уэсли больше всего причиняли им неприятностей. Несмотря на это, Джон и Чарльз встречали гонения с таким достоинством и смирением, что со временем нападки их недоброжелателей прекратились, а в тех местах, где атаки на них были наиболее яростными, всего лишь несколько лет спустя братья Уэсли встречали самый теплый прием и получали наивысшие почести. Для историков это всегда оставалось загадкой. Ригг, биограф Джона Уэсли, в 1891 году писал:

Его героизм был беспрецедентен; самообладание ни на мгновение не покидало его, а спокойствие было непоколебимым. Подобная смелость вкупе с самообладанием и праведностью в столь опасных, угрожающих ситуациях была невыносима для его преследователей, где бы те ни находились. В конце концов он всегда торжествовал.

Рассказы тех лет полны свидетельств о бунтарях и их главарях, вынужденных замолчать или обращенных в бегство людьми, собиравшимися послушать братьев Уэсли. По мере того как репутация братьев росла, все больше их последователей вызывалось обеспечивать порядок во время проповедей и собраний, защищая их от вражеских происков. Количество защитников Уэсли постепенно начало превышать число их врагов, благодаря чему Джон и Чарльз получили возможность еще больше расширить сферу своего влияния, тогда как Англиканская церковь становилась все более закрытой, коррумпированной и безразличной к нуждам простых людей.

После десяти лет служения по всей Англии Джон Уэсли, достигнув ее северной границы и самых отдаленных областей, направился в Ирландию, Шотландию и Уэльс. В августе 1747 года, во время самого первого приезда в Ирландию, он был настолько горячо принят местными жителями, что последующие шесть лет непрерывно совершал поездки на этот остров (за это время он пересек Ирландский канал в общей сложности сорок два раза). Первая поездка Джона в Шотландию состоялась в 1751 году. Всего же он нанес местным жителям двадцать два визита, пробудив все без исключения шотландские церкви - ни одна из которых не отказала ему в возможности выступить перед прихожанами.

Сила служения братьев Уэсли заключалась в их горячем желании касаться душ заблудших и отверженных британцев и служить им. Именно оно стало движущей силой проводимых братьями кампаний под открытым небом. Существует мнение, что ранний капитализм в Англии черпал свои силы в том, какое значение придавали Джон и Чарльз духовному и телесному достоинству каждого человека. Джон Уэсли преобразовывал слушавших его людей изнутри, проповедуя об исключительной важности чистоты, сдержанности, бережливости и, прежде всего, веры. Общество могло быть преобразовано лишь изнутри, через личную реформацию каждого человека в отдельности.

Дела сердечные

8 апреля 1749 года Джон торжественно обвенчал своего брата Чарльза и Сару «Сэлли” Гвинн. Вскоре после этого младший Уэсли практически прекратил свои миссионерские поездки, обосновавшись вместе со своей растущей семьей в Бристоле. Чарльз и Сэлли были счастливы вместе, разделяя общий интерес к музыке и поклонению и одновременно служа бристольцам. У них родились восемь детей, но лишь трое самых младших достигли совершеннолетия: Чарльз-младший (1757- 1834), Сара (1759-1828) и Сэмюэл (1766-1837). Каждый из них стал впоследствии профессиональным музыкантом.

Возможно, именно счастливый брак Чарльза помог Джону окончательно выбросить из головы последние воспоминания о Софии Хопки и наконец найти себе достойную супругу. В последние годы он много писал о благословении безбрачия, но, казалось, при этом совершенно не намеревался вести холостяцкую жизнь до конца своих дней. К счастью, Джон знал, кто станет его женой. В августе прошлого года он, находясь в Ньюкасле, заболел, но быстро встал на ноги - не в последнюю очередь благодаря заботе прекрасной молодой женщины Грейс Мюррей. Джон твердо решил сделать ее своей женой.

Вдова моряка Грейс Мюррей впервые встретилась с Джоном в 1740 году, когда ее муж был еще жив. Она стала членом, а в скором времени и руководителем методистского общества в Ньюкасле. В те времена женское лидерство в церкви было событием беспрецедентным, однако братья Уэсли ценили вклад женщин и уважали ниспосылаемое им Божье призвание. Без сомнения, на отношение Джона и Чарльза к женщинам значительное влияние оказала заметная роль матери и сестер в их духовном становлении. Их старшие сестры были замечательными наперсницами и советницами. Одна из них, Хетти, стала для них бесценной наставницей и административным помощником в Лондоне. Однажды Джон сказал: «Разве не могут женщины наравне с мужчинами быть занятыми в этом почетном служении? Безусловно, они это могут; более того, они должны это делать; это является их важнейшей, праведной и неотъемлемой обязанностью. Таким образом, здесь нет никаких различий, »во Христе Иисусе нет ни мужского, ни женского пола«.

Муж Грейс Мюррей погиб в море в 1742 году, однако, несмотря на всю тяжесть утраты, она оставалась преданной Богу методисткой. Грейс проделала долгий путь через северные графства Англии и далее в Ирландию, чтобы встретиться там с членами местных женских обществ. Кроме того, она помогала многим странствующим проповедникам восстановить силы и здоровье, утраченные во время изнурительных миссионерских путешествий. Таких проповедников набралось в итоге не менее семи, из которых наиболее известными были Джон Уэсли и Джон Беннет, за которым она ухаживала шесть месяцев. Уэсли отметил ее труды, сказав: «Я видел, как ее руки без устали трудились во славу Божью. Она была для меня одновременно слугой и другом, атак же сотрудницей на Евангельской ниве». Нетрудно понять, почему Грейс стала для Джона претенденткой в жены. Интересно, что после того, как она поставила его на ноги после тяжелой болезни, Уэсли сказал ей: «Если я когда-нибудь женюсь, думаю, моей избранницей станете именно вы».

Впервые Джон сделал предложение Грейс в августе 1748 года, но выбранное для бракосочетания время казалось им недостаточно подходящим, пока, наконец, не женился Чарльз. Тогда Грейс ответила: «Это слишком большое благословение для меня; я не могу в это даже поверить. О большем я не могла и мечтать». Не желая расставаться с Джоном, она, в конце концов, начала путешествовать вместе с ним по Йоркширу и Дербиширу, оказывая ему в пути неоценимую помощь. Однажды Джон оставил свою невесту на некоторое время в Болтоне, где, как оказалось, нес свое служение Джон Беннет, которого ранее Грейс долго выхаживала в своем доме.

Так случилось, что Беннет также влюбился в Грейс и вскоре начал просить ее руки и сердца. Грейс была в замешательстве: ей было очень трудно сделать выбор между двумя своими поклонниками. В какой-то момент она даже написала Уэсли письмо, в котором сообщала о том, что чувствует себя обязанной выйти замуж за Беннета. В ответ через неделю после свадьбы Чарльза Джон забрал Грейс с собой в Ирландию, где та помогала ему последующие три месяца. Там же, в Дублине, она наконец-то согласилась выйти замуж за Уэсли.

По возвращении в Англию Джон и Грейс много путешествовали вместе, практически не расставаясь в течение пяти месяцев. Однажды, когда они находились в Эпуорте, к ним в гости наведался Беннет, сообщивший Джону о том, что Грейс отправила ему все письма, которые Уэсли и Грейс писали друг другу. Ужасно расстроенный, Джон написал Грейс о том, что теперь он считает необходимостью ее брак с Беннетом. Однако Грейс ответила ему следующее: «Я люблю тебя в тысячу раз сильнее, чем когда-либо любила Беннета. Но, боюсь, если я не выйду за него замуж, он сойдет с ума». Джон снова пришел в замешательство и, прежде чем двигаться далее в своих отношениях с Грейс, решил заручиться одобрением и поддержкой брата. Это оказалось фатальной ошибкой.

Чарльза шокировала сама мысль о том, что Джон собирается жениться на Грейс: на него по-прежнему очень сильное влияние оказывали общественные предрассудки того времени. Сара Гвинн происходила из уважаемого древнего рода, в то время как Грейс Мюррей, перед тем как выйти замуж за моряка, была простой служанкой. Чарльз чувствовал, что, если брак Джона не будет своим статусом соответствовать его собственному браку, это приведет к тому, что многие проповедники покинут их общество. В то время как Грейс находилась у себя дома в Ньюкасле, Чарльз встретился с Джоном в Уайтхэйвене, чтобы поделиться с ним своими опасениями. Джон ответил, что добропорядочность, милосердие и ценность Грейс, как служителя, существенно перевешивали собой все минусы низкого происхождения. Чарльз понял, что его доводы малоубедительны для брата.

Тогда он направился в Ньюкасл, чтобы встретился с Грейс в Хиндли-Хилл. Поцеловав ее в щеку, он сказал: «Грейс Мюррей, вы разбили мое сердце». Вместе они вернулись в Ньюкасл, где нашли Беннета. Грейс тут же упала на колени и начала умолять Беннета простить ее за то, что она так безжалостно им манипулировала. Не прошло и недели, как они, 3 октября 1749 года, поженились. Интересно, что новость о поспешном бракосочетании Грейс принес Джону не кто иной, как Уайтфилд, которого тот повстречал на конференции в Лидсе. Когда на следующий день туда же прибыли Чарльз и Сэлли, Джон сказал своему брату: «Отныне я прерываю всякое общение с тобой, как если бы ты был язычником или мытарем». Однако Уайтфилд и другой его соратник, Джон Нелсон, с мольбой и слезами уговорили братьев помириться, после чего те бросились друг другу в объятия, умоляя о прощении. Беннет со своей молодой женой прибыли три дня спустя. Джон приветствовал Беннета святым поцелуем, но больше ему ничего не сказал. В следующий раз он увиделся с Грейс лишь много лет спустя.

Что касается Беннета, то он вскоре покинул Общество братьев Уэсли и основал собственное служение. Вместе с ним из 129 членов болтонского собрания ушли 110. В Стокпорте за ним последовало все местное собрание, за исключением одной-единственной женщины. Беннет обвинил Уэсли в том, что тот якобы был марионеткой католицизма, и сильно поносил его. Беннет умер в 1759 году, оставив Грейс одну с пятью сыновьями. Вскоре после этого она переехала в Дербишир и воссоединилась с методистами. Благодаря общему другу она снова встретилась с Джоном в 1788 году. Биограф Уэсли, Генри Мур, следующими словами описал эту встречу:

Мистер Уэсли, заметно волнуясь, решил навестить ее; и на следующее утро он пригласил меня отправиться с ним на Коулбрук-Роу, где в тот момент проживал ее сын. Встреча была весьма трогательной; но мистер Уэсли приложил немало сил, чтобы удержать себя в руках. Легко было заметить, что, несмотря на долгие годы, минувшие с момента их последней встречи, оба пребывали в прекрасном и юном расположении духа, и она являлась самым подходящим объектом для нежных сожалений, выраженных в следующих строках, которые я представляю вашему вниманию. Их разговор был весьма краток, и я не могу припомнить, чтобы впоследствии мистер Уэсли хотя бы раз упоминал ее имя.

«Следующие строки» были взяты из стихотворения, написанного Джоном и озаглавленного им «Размышления над прошлыми провидениями, октябрь 1749 года». Ниже вы найдете отрывок из этого произведения, состоящего из тридцати одного шестистрофового куплета:

Сквозь ветреную юность путь держу,

Танцуя средь лугов, залитых цветом,

Случайностью иль страстию - несом –

Покорной, легкой жертвой,

Я чувствую, когда стрела любви

Мне, нервы разорвав, пронзила сердце.

Несомый крыльями святой надежды,

Я долго в небесах парил, вдали от дел земных,

Когда, взобравшись на вершину мира,

Моя душа нашла подобную себе,

Доверенную мне самими небесами,

Моей молитвы, моей веры дочь.

Счастливою порой тех ранних жизни дней

Она была спокойной, тихой, кроткой;

И радость, что несла она в себе,

Пленяла чистотой и нежным состраданьем.

Выслушивая каждого, кто был в нужде,

Она над каждым проливала слезы.

Я видел, как она через заботы

Неслась на крыльях;

И как успех венчал ее старанья,

И дождь благословений, с вышины

Излившийся, венчал ее молитвы

И прославлял в ней Бога моего”.

Спустя два года после свадьбы брата, в год своего первого посещения Шотландии, Джон женился на Мэри «Молли» Вазилль, вдове с четырьмя детьми. В необходимости этого брака, его убедил близкий друг. Однажды Джон поскользнулся на льду посреди Лондонского моста и так сильно ударился лодыжкой о каменный парапет, что не мог ходить. Его отнесли в дом Молли, где он пробыл, целую неделю. В воскресенье он проповедовал, стоя на коленях, затем в понедельник, 18 октября 1751 года, женился на Молли, а во вторник снова проповедовал на коленях, не в силах стоять на ногах из-за полученной травмы. Остается лишь догадываться, какие разговоры велись в течение той недели в доме Молли и каким образом они повлияли на столь скоропалительное решение Джона.

И хотя нерешительность Джона в отношениях с Софией Хопки и с Грейс Мюррей стоила ему невесты, поспешный брак с Молли обошелся ему гораздо дороже. Их медовый месяц длился недолго; две недели спустя Джон снова отправился в путь. Молли заверила мужа, что готова к частым отлучкам, но уже очень скоро она поняла, что не создана быть женой странствующего проповедника. Вскоре Молли почувствовала себя очень одинокой, к тому же ее снедала ревность. Через четыре месяца после свадьбы Джон, вернувшись домой, обнаружил жену всю в слезах. Он сделал все возможное, чтобы утешить ее, и супруги решили отныне чаще путешествовать вместе, что и делали последующие четыре года. Но когда однажды толпа атаковала их повозку в Халле, Молли отказалась от этих поездок.

Все сильнее и сильнее ревнуя мужа, редко бывавшего дома, Молли начала вскрывать адресованные ему письма и читать его личные бумаги, набрасываясь на мужа с руганью каждый раз, когда находила там упоминания о какой-либо женщине или же переписку с другими женщинами. Близкие друзья не могли не заметить перемены в ее настроении. В озлоблении она начала передавать личные бумаги мужа его врагам или же публиковать их в газетах, иногда даже переписывая их, чтобы представить Джона в крайне невыгодном для него свете. Она преодолевала сотни миль лишь для того, чтобы увидеть, с кем Джон ехал в своей повозке. Однажды она заперла Чарльза и Джона в комнате, чтобы заставить их признаться и раскаяться в своих ошибках, и братья смогли сбежать лишь после того, как измучили ее многочасовым чтением стихов на латыни. В другой раз один из сотрудников Джона обнаружил его в гостиничном номере с Молли - разгневанная жена возвышалась над мужем, держа его за волосы, за которые перед этим таскала его по всей комнате. Молли несколько раз оставляла Джона, но каждый раз возвращалась в ответ на его мольбы. В 1771 году она ушла от него больше чем на год. Мир в семье Уэсли воцарился лишь в 1781 году, после смерти Грейс. Это были страшные тридцать лет.

Молли несколько раз оставляла Джона, но каждый раз возвращалась в ответ на его мольбы.

На протяжении всего этого времени Джон не прекращал своих миссионерских поездок, стараясь ежедневно проповедовать и управлять делами своего растущего международного служения. Раз в три месяца он посещал большую часть своих обществ, действовавших в крупнейших городах Англии, Шотландии и Ирландии.

Если вам нравится эта статья, поделитесь ссылкой с друзьями!

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Интересно
Понравилось? Поделитесь с друзьями!
f
B
t
G+
Вы хотите перемен? Приглашаем вас посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.
Администрация сайта может не разделять мнение авторов статей и не несет ответственности за их содержание. Если у вас есть вопросы или замечания, просим связаться с администрацией нашего сайта.

Рекомендовано для вас