Джон Уэсли почувствовал в своем сердце странное тепло...

14:46 -- 25.04.2017
SHARE
f
B
t
G+

Как великие пробужденцы Джон и Чарльз Уэсли обрели веру в спасение? В какой момент пришло рождение свыше? Опубликовано на веб-портале imbf.org

«Я почувствовал в своем сердце странное тепло»

Судно «Сэмюэл», с Джоном Уэсли на борту, бросило якорь в английском порту Даунс спустя несколько часов после того, как оттуда отплыл корабль, на котором в Джорджию направлялся Джордж Уайтфилд. Фактически оба судна разошлись в зоне видимости друг друга, однако добрые друзья даже не подозревали о том, что находятся столь близко, что могли бы даже перекинуться приветствиями.

Сойдя на берег в Англии и узнав о том, что Уайтфилд отправился в путь лишь несколько часов назад и потому может еще получить от него послание, Джон написал следующие строчки: «Когда я увидел Бога в ветре, который нес тебя в открытое море, а меня - к родным берегам, я спросил у Него совета. Его ответ я и высылаю тебе». Скорее всего, Джон написал возможные варианты этого ответа на нескольких листах бумаги. Полагаясь на Бога, он вытянул один из них, на котором была написана Божья воля для Уайтфилда. Джордж развернул сложенный в несколько раз лист бумаги, на котором было написано просто и незамысловато: «Пусть он вернется в Англию».

После пережитых в Америке неудач Джон, должно быть, посчитал такой совет вполне обоснованным и оправданным. В конце концов, если он не сумел добиться в Америке сколь-нибудь значимого успеха, на что там мог надеяться Уайтфилд? Джордж же, со своей стороны не слишком доверяя подобного рода жребию, обратился к Богу в молитве. И именно в этот момент ему вспомнилась тринадцатая глава Третьей книги Царств, в которой говорилось о пророке, оставившем свое призвание из-за того, что так ему сказал другой человек. Ослушавшись Бога, он вскоре погиб от челюстей льва. Уайтфилд продолжил свой путь, не став всерьез рассматривать совет Джона. Что интересно, Уайтфилд направлялся в Джорджию потому, что ранее Джон сам в письме обратился к нему с просьбой приехать и помочь, ибо «урожай здесь столь обилен, а жнецов так мало».

Спустя четыре дня после своего возвращения в Лондон Джон познакомился с тремя молодыми моравскими братьями - Венцеслаусом Найссером, Георгом Шулиусом и Петером Болером, - которые недавно были посвящены графом Цинцендорфом в духовный сан. Едва познакомившись с Болером, Джон начал общаться с ним исключительно на немецком языке, в результате чего их диалог затянулся не на один месяц.

Общение с Болером снова открыло Джону путь к более близким отношениям с Богом, не сравнимым с теми, которые ему доводилось когда-либо переживать в своей жизни, но в своем сердце он по-прежнему не мог принять многих убеждений моравских братьев, противоречивших его собственным убеждениям. Джон был полон решимости обрести святость через религиозное рвение, твердость и дисциплину, тогда как Болер неустанно подчеркивал тот факт, что человек может получить спасение по одной только вере в Иисуса Христа и что это обязательно будет сопровождаться любовью, миром и радостью в Святом Духе. Джон не представлял, как такое вообще возможно, тем не менее он не мог просто закрыть глаза на то, чего не понимал.

Уэсли настолько запутался, что даже начал задумываться о том, не будет ли лучше для него прекратить проповедовать до тех пор, пока он не найдет эту веру, вместо того чтобы продолжать делать то, что сам считал лицемерием. Когда Джон поделился своими сомнениями с Болером, поинтересовавшись его мнением, тот ответил, что ему ни в коем случае не следует прекращать проповедовать. «Но о чем мне тогда говорить в своих проповедях?» - спросил Уэсли. На что тут же последовал ответ: «Проповедуй веру, пока ты ее не обретешь; а затем ты будешь проповедовать веру потому, что ты ее имеешь«.

Болер отправился с Джоном обратно в Оксфорд, где Чарльз Уэсли начал активно заниматься с ним английским языком. Все больше и больше времени Болер проводил в обществе братьев, поддерживая их стремления по созданию «Методистского общества». Болер писал Цинцендорфу:

Вместе с двумя братьями, Джоном и Чарльзом Уэсли, я отправился из Лондона в Оксфорд. Старший из них, Джон, является весьма добрым и благочестивым человеком. Он знает об изъянах своей веры в Спасителя и желает учиться. Его брат, с которым год назад вы часто общались, в настоящее время испытывает сильные душевные терзания и еще совсем не знает, как ему начать свои отношения со Спасителем.

Братья Уэсли находились под впечатлением горячей убежденности Болера в то, что благодать можно обрести лишь по вере в Господа, а спасение следует сразу же за признанием этой веры и не требует каких-либо продолжительных по времени трудов. «Он собирается лишить меня всего того, чем я жил? Мне больше не на что уповать», - эти слова Чарльза обрели большую известность.

В поисках ответа Джон решил обратиться к Библии и был весьма удивлен тем, что ему удалось обнаружить - прежде всего, в Книге Деяния. Практически каждое упоминание там о спасении подразумевало немедленное избавление, а наиболее «затяжной» представлялась ситуация с апостолом Павлом - ему потребовались целых три дня. В то время Джону уже исполнилось тридцать пять лет, но он еще ни разу не встречал в Писании подобного рода обетований. Он почувствовал, что внутри у него что-то начало меняться.

«Но, - заметил однажды он, - я вынужден был изменить свое отношение также благодаря наличию перед моими глазами нескольких живых свидетелей, которые наглядно демонстрировали окружающему миру совершаемую в них Богом работу: тотчас же после обращения они обретали такую веру в кровь Сына Божьего, что мгновенно возносились из кромешной тьмы к ярчайшему свету, из греха и страха - к святости и счастью. Здесь и пришел конец моим сомнениям. Я мог лишь воскликнуть: »Господи, помоги моему неверию!«

В скором времени в Лондон приехала еще одна группа моравских братьев, и все вместе они начали проводить регулярные собрания. Болер отправился в Джорджию, сумев наконец-то осуществить свое давнее заветное желание. Джон сильно огорчился по этому поводу, продолжая сомневаться в правильности своей доктрины, что, тем не менее, не мешало ему страстно проповедовать в различных церквах. Какое-то время он даже переписывался с Уильямом Ло, выражая ему свое разочарование отсутствием этого учения в его трудах и предыдущей корреспонденции.

Неожиданное послание пришло от Чарльза, сообщившего о том, что он наконец обрел мир с Богом. Будучи уже второй раз болен плевритом (болезнь ранее угрожала его жизни), Чарльз отправился к человеку по имени Брэй, «бедному необразованному ремесленнику, который знал одного лишь Христа». В его доме 21 мая 1738 года младший Чарльз обрел веру и уверенность в своем спасении, о котором ему ранее говорили Болер и собственный брат. Тотчас же силы вернулись к нему, и он был полностью исцелен.

Джон с радостью узнал о духовном и физическом исцелении брата, однако в тот момент он чувствовал себя настолько недостойным спасения, как еще никогда ранее. Это состояние он выразил следующим образом:

Я чувствую себя проданным греху. Я знаю, что не заслуживаю ничего, кроме гнева, будучи полон всевозможных мерзостей. Все мои труды, моя праведность, мои молитвы сами нуждаются в искуплении. Мне нет оправдания. Бог свят, а я грешен. Бог является всепожирающим огнем; я же простой грешник, готовый вспыхнуть и сгореть дотла. Тем не менее, я слышу голос: «Уверуй, и спасен будешь. Кто верует, обретает жизнь вечную». И пусть никто не обольщает нас пустыми словами, что мы уже обрели веру!.. Спаситель человеческий, помоги нам довериться одному лишь Тебе! Притяни нас к Себе! Позволь нам отречься себя и затем наполни нас до избытка миром и радостью, которые дает нам вера в Тебя, и пусть ничто более не отделяет нас от Твоей любви сегодня и в вечности.

Однако 24 мая 1738 года его состояние кардинальным образом изменилось. Лучше всего произошедшие перемены отражают слова самого Джона, записанные им в своем дневнике:

Вечером я с большой неохотой отправился в общество, расположенное на Олдерсгейт-Стрит, где в тот момент читали предисловие Лютера к Посланию к римлянам. Примерно без четверти девять, когда проповедник говорил об изменениях, совершаемых Богом в сердце человеческом благодаря вере во Христа, я ощутил в своем сердце странное тепло. Я вдруг почувствовал, что доверяю Христу - лишь Ему одному - в вопросе своего спасения, и внезапно обрел уверенность в том, что Он очистил и оградил меня от всякого влияния греха и смерти.

Я начал отчаянно молиться за тех, кто против моей воли жестоко использовал и преследовал меня. Затем я открыто засвидетельствовал всем собравшимся о том, что впервые в своей жизни ощутил в глубине собственного сердца. Однако уже очень скоро объявился враг, который зашептал мне: «Это не может быть верой; ибо, где же в таком случае твоя радость?». Но друзья мне объяснили, что внутренний мир и победа над грехом являются свидетельством веры в нашего Спасителя. Что же касается радости, которой зачастую бывает отмечено начало духовного пути - в особенности же у тех, кто ранее глубоко скорбел, - Бог иногда дает, а иногда удерживает ее в соответствии со Своей святой волей.

По возвращении домой мне пришлось немало бороться со всевозможными искушениями, но я взывал к Господу, и они уходили. Затем возвращались снова и снова. Я часто устремлял свой взор к небу, и Бог «посылал мне помощь из Своих небесных чертогов». И в этом, хорошенько поразмыслив, я увидел разницу между своим настоящим и прошлым состояниями. Да, раньше я усердствовал, боролся изо всех сил, данных мне как по закону, так и по благодати, но, несмотря на это, подчас - и даже весьма часто - я чувствовал себя побежденным. Теперь же я всегда побеждал.

Четверг, 25. В тот момент, когда я проснулся, в моем сердце звучало, слетая с моих уст: «Иисус, Господь наш». И я понял, что все мои усилия должны быть направлены на то, чтобы смотреть, не отрываясь на Него и ожидать Его не переставая в глубине своей души. Оказавшись к полудню снова в церкви Святого Павла, я почувствовал удивительный вкус Слова Божьего в гимне, начинавшемся словами: «Моя песнь всегда будет исполнена нежной доброты Господа: своими устами я буду передавать Твою истину из поколения в поколение». Но враг и тут попытался напустить на меня страх: «Если ты действительно веришь, почему перемены столь малозаметны?». Я ответил (хотя, нет, все-таки это был не я): «Этого я не знаю. Но я знаю то, что теперь у меня в сердце есть мир Божий. И сегодня я не грешу, а Иисус, мой Господь, запретил мне думать о завтрашнем дне».

Моравские братья дали братьям Уэсли ключ к духовному преображению их народа - рождение свыше. В те времена в Англии получила распространение теология Кальвина, один из постулатов которой гласил, что никому неведомо, будет ли спасен тот или иной человек; а также учение Англиканской церкви о том, что участие в церковных таинствах является обязательным для каждого, кто надеется оказаться в числе избранных ко спасению. Методистское возрождение преобразило Англию, распространяя совершенно новое учение о том, что человек не только может иметь уверенность в спасении, но также может сразу получить это спасение и обрести в сердце мир. Когда же к этому были приложены распространяемые Джоном «методы» достижения святости - включающие в себя создание «объединенных обществ» верующих, регулярно собирающихся вместе, сосредоточенных на молитве, посте и исследовании Писания, - возрождение обрело не только видимые очертания, но также искру Святого Духа и Божью силу - ключи к любым переменам.

Для Джона и Чарльза, неожиданно столкнувшихся с необходимостью отказаться от религиозного аскетизма ради страстного желания и стремления увидеть тысячи заблудших душ, спасенных личной верой во Христа, наступило эпохальное время. Чарльз увлекся написанием христианских гимнов, провозглашавших Божью милость и доброту, что же касается Джона, то он тотчас же приступил к проповеди Благой Вести. В результате этого братья, которые ранее полностью посвящали себя лишь изучению Библии и самодисциплине, теперь были переполняемы страстным энтузиазмом спасать человеческие души. Простота Евангелия стала для них, наконец, очевидной, благодаря чему братья Уэсли, которые ранее не были способны понять и раскрыть его суть, теперь полностью посвятили себя распространению в обществе простой и доступной истины искупительной Божьей любви.

Джон и Чарльз были захвачены новым откровением, согласно которому вера приходит от проповеди истинного Слова Божьего, а вовсе не благодаря участию в таинствах или даже принесению Богу значительных жертв. Джон называл это время вторым по важности поворотным пунктом в своей жизни; первый из них имел место в 1725 году, когда он принял решение посвятить свою жизнь служению и достижению внешней святости. И Джон и Чарльз ликовали от осознания того, что Кровью Христа они были освещены раз и навсегда. Наконец-то прекратилась изнурительная внутренняя борьба с целью «принуждения к святости» своей собственной силой воли, благими делами и религиозным рвением.

Для Джона и Чарльза, неожиданно столкнувшихся с необходимостью отказаться от религиозного аскетизма ради страстного желания и стремления увидеть тысячи заблудших душ, спасенных личной верой во Христа, наступило эпохальное время.

Если раньше братья делали ударение на средствах достижения благодати посредством «набожных дел» (духовных дисциплин) и «дел милосердных» (добра, сделанного другим людям), то сейчас они проповедовали верующим о средствах достижения милости и благодати, которые можно обрести исключительно верой во Христа, - один лишь Бог может изменить Своих детей через молитву, чтение Библии, размышление о Нем и Святое Причастие. Они учили тому, что именно действующая в нас сила Божьей любви побуждает верующих стремиться к святости внутренней и внешней. Подобные перемены в восприятии духовного мира привели к тому, что братья начали горячо проповедовать необходимость признания и принятия христианами безусловной Божьей любви к человеку, прежде чем они сами начнут любить Его в ответ или же любить своего ближнего так, как и должно это делать. Кроме того, братья Уэсли учили верующих тому, что принятие Божьей любви и позволение ей течь через каждого из них, в конце концов, неизбежно произведет на свет Божий «всякого рода христианскую благодать, всякого рода святую и исполненную счастья гармонию. А уже из всего этого произойдет единая святость [действий]». Подобно Петру и Павлу, стоило только братьям Уэсли лично ощутить своими сердцами преображенную и возрожденную жизнь, появившуюся благодаря вере во Христа, как они тут же забыли обо всем, кроме полного посвящения себя тому, чтобы как можно больше людей узнали об этой новой и невообразимо яркой жизни.

11 июня 1738 года, спустя восемнадцать дней после своего обращения, Джон выступал с проповедью, озаглавленной им «Спасение через веру», которая была основана на отрывке из Послания к ефесянам 2:8 «Ибо благодатию вы спасены чрез веру...», перед студентами и преподавателями Оксфордского университета. Кроме всего прочего, он сказал:

Каким же тогда образом грешному человеку искупить хотя бы наименьший из своих грехов? Своими собственными делами? Нет. Сколь бы многочисленными или святыми они ни были, все они принадлежат не ему, а Богу. В действительности же все они сами по себе нечестивы и греховны, поэтому каждое из них само нуждается в искуплении. Гнилое дерево приносит лишь гнилые плоды. И сердце грешника так же полностью испорчено и отвратительно; на него, «лишенного славы Божьей», сияющая праведность изначально производит неизгладимое впечатление, коснувшись самых глубин его души, созданной по образу и подобию его величайшего Творца. Следовательно, не имея за душой ничего - ни праведности, ни добрых дел, - его уста остаются закрытыми перед Богом.

Из-за несоответствия строгой кальвинистской доктрине послание Уэсли было воспринято как открытая угроза Англиканской церкви. На протяжении всего последующего года перед Джоном одна за другой закрывались двери всех церквей Лондона и окрестностей. Несмо я на то, что Джон и Чарльз желали сохранить единство христианских церквей, они также чувствовали себя обязанными следовать своим убеждениям и потому продолжали учить и наставлять растущую группу оксфордских методистов. Собрания проходили в небольших комнатах, заполненных до отказа, где Святой Дух свободно двигался, касаясь сердец собравшихся. Ощутив полноту прикосновения животворящего Духа Божьего, Уэсли и его последователи испытывали большие трудности поиска своего места в рамках Англиканской церкви, хотя искренне желали этого. Увы, Англиканская церковь, по всей видимости, окончательно захлопнула перед Джоном свои двери.

Поездка в Херрнхут

В надежде войти в свое истинное призвание Джон решил направиться в саксонский Херрцхут, чтобы там ближе познакомиться с моравскими братьями и самому разобраться в том, как им удалось познать истины о рождении свыше и жизни в Духе Божьем; истины, о которых ни слова не было сказано в трудах Уильяма Ло или Фомы Кемпийского. В июле 1738 года совместно с Ингхэмом, с которым он был в Джорджии, и шестью другими спутниками, Джон отправился в Германию. Путешественники сошли на берег в порту Роттердама, из которого направились дальше в Иссельштайн, где провели следующий день в обществе живших там английских знакомых. На следующее утро они продолжили свой путь, пешком отправившись в Кёльн, затем поднялись вверх по Рейну до Ментца, после чего их путь лежал во Франкфурт, где они были гостеприимно приняты родителями Петера Болера. На следующий день путники достигли Мариенборна, где нашли графа Цинцендорфа в обществе более чем пятидесяти учеников из разных стран. Джон описывал этих людей следующим образом:

Именно здесь я повстречал тех, кого так долго искал - живое свидетельство силы христианской веры; людей, спасенных как от внутреннего, так и от внешнего греха любовью Господа, обильно пролитой в их сердца, а также от всех страхов и сомнений благодаря свидетельству, которое дано было им Самим Духом Святым.

Своему брату Сэмюэлу он писал:

Бог исполнил наконец желание моего сердца. Я нахожусь в церкви, глас которой достигает небес, которая имеет ум Христов и которая идет теми же путями, что и Он. А поскольку у всех у них один Господь и одна вера, их объединяет один дух, дух кротости и любви, который постоянно и неизменно наполняет собой всякое их общение. О, сколь же возвышенна и свята христианская вера! И насколько же она далека от той, которая является лишь жалким ее подобием, которая не очищает человеческое сердце, не обновляет человеческую жизнь по образу нашего благословенного Искупителя. И мне даже страшно подумать, как это святое имя, по которому нас все узнают и называют, должно быть, хулится среди язычников, когда те видят недовольных христиан, необузданных христиан, обидчивых христиан, приземленных христиан. Да, в заключение необходимо отметить еще тот прискорбный факт, что мы имеем склонность уделять слишком большое внимание всяческим мелочам, тогда как окружающие видят христиан, осуждающих друг друга, высмеивающих друг друга, злословящих друг друга, увеличивающих бремена друг друга, вместо того чтобы их нести.

Джон и его спутники провели там две недели, неустанно наполняясь новыми откровениями, после чего направились в Херрнхут, до которого добирались еще одиннадцать дней. В то время Херрнхут насчитывал около ста жилых домов, обитатели которых на протяжении уже более десятилетия продолжали - двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю - свое молитвенное служение. Хотя многие из их обычаев и показались Джону весьма странными, особый дискомфорт причиняла ему «апостольская» власть, которой Цинцендорф обладал над каждым из горожан. Даже несмотря на то, что их четко и строго организованный уклад жизни сильно походил на монашеский, Джон с удивлением и радостью обнаружил ту же любовь, которая так сильно восхитила его среди учеников Цинцендорфа в Мариенборне. В Херрнхуте Джон задержался еще на две недели, после чего пешком отправился обратно в Англию. Невзирая на то, что Уэсли с огромным уважением относился к моравским братьям и их учению, он понял, что вряд ли сумеет найти свое место в их общине и приспособиться к существующим между ними культурным различиям. Он объяснил это тем, что недостаточно их понимал, но также подобные противоречия могли существовать и по той причине, что Бог приготовил для него нечто иное. Покидая Херрнхут, Джон писал: «Я бы с радостью провел здесь всю свою жизнь, но мой Господь призывает меня к труду в другой части Своего виноградника, и потому мне приходится с сожалением оставить это благословенное место». Он вернулся в Лондон 16 сентября, все еще жаждущий найти свое призвание, которое мог бы выполнять до конца своих дней.

Если вам нравится эта статья, поделитесь ссылкой с друзьями!

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Facebook
B
t
G+

Вы хотите перемен?

Приглашаем посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить от Господа исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.

Популярное на сайте

Популярное сейчас

Наверх