Джон и Чарльз Уэсли - голова и сердце возрождения

2017-04-18 18:51
SHARE
f
B
t
G+

Чем отличалась семья, в которой родились и воспитывались два человека, повлиявших на историю всей Англии? Фрегмент книги «Божьи гениралы» Робертса Лиардона.

Наши пути с праздностью разошлись. Раз и навсегда!

Джон Уэсли

Пусть тысячи уст поют хвалу моему величайшему Искупителю!

Чарльз Уэсли

Когда Джон и Чарльз Уэсли появились на свет, Англией правила королева Анна, а на французском престоле восседал Луи XIV. Исаак Ньютон был еще жив, а философ Джон Локк лишь недавно покинул этот мир, Америка представляла собой разобщенную группу колоний, а до наступления эры паровой машины и индустриальной революции оставалось еще несколько десятилетий. Англия, а особенно родной городок братьев Уэсли — Эпуорт, была в ту пору преимущественно сельскохозяйственным и провинциальным государством. За предшествовавшие этому полвека Англия пережила целую серию гражданских войн, самой известной из которых стала последняя, сделавшая Оливера Кромвеля лордом-протектором страны (1653-1659). На протяжении целого десятилетия (1649-1659) государство было лишено монаршей власти. Когда же монархия была восстановлена, корона обладала уже куда меньшей властью, деля ее с парламентом. А после того, как лордом-протектором стал пуританин, Англиканская церковь лишилась абсолютной монополии на религиозную жизнь в стране.

Начало XVIII века ознаменовало также начало эпохи Просвещения, наступившей сразу же после века Разума, когда рационализм и наука ценились выше нравственной, духовной и библейской истин. Открытия Галилея и Ньютона послужили источником вдохновения и дали толчок научной революции, заставившей человека поверить в силу интеллекта, которая якобы выше мудрости Божьей. Гуманизм распространялся все шире, а вместе с ним и нравственное разложение. Библия перестала считаться единственным критерием, на котором люди должны были основывать свою жизнь.

Кроме того, Англия ощутила на себе железную хватку «века джина». В те времена джин приготовляли в каждой четвертой лондонской семье, и его можно было легко купить прямо на улице. Пьянство и развращенность коснулись всех уровней общества. Даже парламенту нередко приходилось откладывать свои заседания, потому что его подвыпившие члены оказывались неспособными заниматься государственными делами.

Дети особенно сильно страдали от жестокого обращения со стороны взрослых; около 75 процентов из них умирали, не дожив до своего пятого дня рождения. Виной тому были не только ужасные условия жизни, но и алкоголики-родители, часто бросавшие или же — что еще хуже! — продававшие своих малышей, чтобы те не мешали их пьяному разгулу. Некоторые из них сознательно уродовали своих детей, чтобы те, демонстрируя прохожим свои увечья, зарабатывали попрошайничеством больше денег. Петиция, адресованная парламенту в 1739 году, авторы которой призывали создавать приюты для брошенных детей, красноречиво указывает на ужасающее положении английских детей, которые были «оставлены умирать на улицах» или же «ослеплены и изуродованы для того, чтобы вызывать жалость».

Подобно Франции, Англия была готова к восстанию, но революция на Британских островах получилась иной. Английская революция стала возрождением, получившим название «методизм», которое, прежде всего, вдохновлялось Джоном и Чарльзом Уэсли. Как отметил один из историков:

Методизм и Французская революция представляют собой два наиболее удивительных феномена [XVIII] столетия. [Джон] Уэсли разбавил застоявшийся воздух все очищающим озоном. Для тысяч мужчин и женщин проповедуемое им Евангелие открыло новые небеса и новую землю; оно принесло веру в бездушные жизни, восстановив ее в роли утешителя, источника вдохновения и судьи. Никто из живших в те времена не был в достаточной степени бедным, смиренным или униженным для того, чтобы заново родиться и обрести привилегию беспрепятственно черпать Божью милость и Божьи благословения, служить одному Господу Христу и наслаждаться благословенными благами мира Божьего.

Широкая сеть методистских обществ, основанная братьями Уэсли, дала людям уверенность в Божьей милости и любви, столь необходимую во времена всеобщей неопределенности, экономических трудностей и короткой продолжительности жизни. Эти «домашние группы» — сегодня многие назвали бы их «ячеечными группами», — направляемые братьями Уэсли, давали верующим такие нужные наставления, возможность совместно молиться, быть подотчетными друг другу, вместе возрастать в Господе, без чего невозможен никакой духовный рост. Что еще важнее, Джон и Чарльз Уэсли принесли весть о «свободной благодати», которая ранее была недоступна широким массам. Их главными слушателями стали люди, «сокрушенные сердцем и духом», которые с готовностью распахнули свои сердца навстречу льющейся с избытком Божьей милости и благодати.

Страсть чистоты

Джон и Чарльз Уэсли появились на свет, соответственно, 17 июня 1703 года и 18 декабря 1707 года в английском городке Эпуорте, расположенном чуть менее чем в 190 милях к северу от Лондона и приблизительно в восьми милях к востоку от Манчестера, в самом сердце Англии. Братья были пятнадцатым и восемнадцатым из девятнадцати детей, из которых лишь десять достигли зрелого по тем временам возраста. На самом деле Джон Бенджамин Уэсли был назван так в память о двух своих братьях, скончавшихся еще до его появления на свет. Несмотря на то, что Джон был пятнадцатым ребенком в семье, лишь шесть из них были живы в момент его рождения — восемь его старших братьев и сестер к этому времени уже умерли.

Ниже я перечислю всех детей, появившихся на свет в семье Уэсли: Сэмюэл (1690-1739), Сусанна (1691, умерла в младенчестве), Эмилия (1692-1771), близнецы Эннесли и Джедидайя (1864, умерли в младенчестве), Сусанна «Сюки» (1695-1763), Мэри «Молли» (1696-1734), Мехитавель «Хетти» (1697-1750), безымянный ребенок (1698, умер в младенчестве), Джон (1699, умер в младенчестве), Бенджамин (1700, умер в младенчестве), еще одна пара близнецов, не успевших получить имя (1701, умерли в младенчестве), Анна (1702-1742(?)), Джон (1703-1791), еще один безымянный сын ((?) умер в младенчестве), Марта (1706-1791), Чарльз (1707-1788) и Кезайя «Кези» (1709-1741).

Эпуорт того времени был знаменит прежде всего своим рынком. Население города на протяжении последних двух столетий составляло приблизительно две тысячи человек. Его жители были заняты преимущественно плетением канатов и веревок, а также других продуктов из конопли и льна. Дом приходского священника, в котором появились на свет братья Уэсли, представлял собой трехэтажное здание из оштукатуренного дерева с соломенной крышей. Оно стояло на участке площадью три акра, где также находились покрытый соломой сарай, голубятня и маленький сад.

Джон и Чарльз были потомками старинного рода служителей. Их родители, преподобные Сэмюэл и Сусанна Уэсли, растили сыновей с надеждой, что однажды они станут руководителями Англиканской церкви. Сэмюэл и Сусанна происходили из семей диссентеров (от латинского dissentire и английского to disagree — «не согласные», члены Нонконформистской церкви в Англии. — прим. редактора), но ради зарплаты, дома, а также желания обеспечить свой городок и прилегающие к нему земли верующим служителем, Сэмюэл заключил договор с англиканцами, получив взамен столь желанное назначение. Тем не менее, религиозное воспитание отца в традициях пуритан и диссентеров давало о себе знать: жизнь в доме Уэсли регулировалась строгими нравственными принципами, а также жесткой дисциплиной, касавшейся, в первую очередь, поведения, изучения Слова Божьего и молитвы.

Сэмюэл Уэсли, на протяжении тридцати пяти лет служивший ректором (англиканский эквивалент пастора) небольшого прихода в Эпуорте, трудился не покладая рук, стремясь удовлетворить духовные нужды жителей нескольких расположенных рядом городков. С этой целью он усердно изучал Библию, часто надолго закрываясь в своем кабинете и посвящая долгие часы подготовке проповедей, сочинению стихов и гимнов. В такие дни он присоединялся к семье лишь во время трапезы, которая всегда проходила в полной тишине.

Сусанна тем временем использовала любую возможность для того, чтобы воспитывать и обучать растущую семью разнообразным предметам и дисциплинам. Под ее чутким руководством дети изучали историю, литературу, классические языки, музыку и, что наиболее важно, Священное Писание. Они заучивали наизусть псалмы, притчи и длинные отрывки из Нового Завета. Каждая минута их жизни, от рассвета и до заката, была расписана, наполнена какой-либо деятельностью, а каждый день неизменно начинался с молитвы и чтения Библии. Все дети без исключения должны были с одинаковым усердием относиться к учебе и к поклонению Богу. Розги не висели без дела: детей учили приличным манерам и умению вести себя в обществе, требуя от них беспрекословного послушания.

С годовалого возраста они учились бояться розги, плакать мало и тихо. В результате такого воспитания в доме, несмотря на большое количество детей, всегда была тишина и порядок. Философия Сусанны была предельно простой и целенаправленной:

Я глубоко убеждена в том, что волю ребенка необходимо покорить как можно раньше, потому что это является единственным прочным и рациональным основанием религиозного воспитания, без которого и установленные правила, и личный пример всегда будут неэффективны.

Хотя сегодня такой подход может показаться кому-то излишне жестким, нетрудно заметить, как подобное воспитание помогло Джону каждый день упорно, дисциплинированно и систематически стремиться к познанию Бога, что является характерной чертой методизма. Сусанне удалось дать сыну внутреннюю стабильность и умение ставить перед собой цели, что сделало его твердым и настойчивым в вере, а также достаточно смиренным для того, чтобы постоянно быть открытым истине. Привычка интеллектуально трудиться, четко планировать время и во всем быть воздержанным оставалась с Джоном и Чарльзом до конца их дней.

Каждый ребенок, которому удавалось дожить до совершеннолетия, покидал дом Уэсли с пытливым умом, чистым сердцем и искренней, страстной любовью к Господу. Несмотря на то, что большинство из них, за исключением Сэмюэла-младшего, Чарльза и, возможно, Анны, не были счастливы в браке, все дети Сэмюэла и Сусанны прошли через испытания с непоколебимой верой. Все они с неослабевающим интересом впитывали новые знания, писали и учили других, а некоторые — в особенности Сэмюэл, Хетти и Чарльз — унаследовали от отца любовь к поэзии. Вне всякого сомнения, серьезная подготовка и мудрые советы матери, а также влияние семи старших сестер оставили в жизни Джона и Чарльза неизгладимый след.

Испытание огнем

В то время как дети взрослели, на чету Уэсли одно за другим обрушились непростые испытания. Иногда Сэмюэлу приходилось подолгу оставаться в Лондоне, и его семье в отсутствие главного кормильца приходилось с огромным трудом сводить концы с концами. Кроме того, Сэмюэл часто был обременен большими долгами; несколько раз его семья даже оказывалась на краю полного финансового краха. Однажды, когда Джону исполнилось всего два года, его отец был даже ненадолго заключен в долговую тюрьму.

Находясь дома, Сэмюэл держал домочадцев в ежовых рукавицах и был скор на расправу. Тем не менее Сусанна хранила к мужу непоколебимое уважение. Даже когда трудности приобретали трагические краски, даже несмотря на то, что девять из девятнадцати детей умерли, едва появившись на свет, Сусанна оставалась тверда в вере. Несомненно, такое сильное свидетельство не могло не повлиять на Джона и Чарльза, и позже все трудности и испытания они встречали с таким же поразительным самообладанием, непоколебимым благоговением и верой.

Все дети Сэмюэла и Сусанны спокойно и с достоинством принимали назначенное им наказание, даже когда дело касалось наказания розгами.

Когда Джону исполнилось пять лет, мама начала учить его грамоте, используя в качестве учебника Ветхий Завет. В те времена большинство детей начинали свой день с молитвы и лишь затем переходили непосредственно к учебе. В тишине съедали они свои маленькие порции и заканчивали свой день в шесть часов вечера молитвой, а уже в семь часов отправлялись спать. Ни один ребенок не бодрствовал после восьми. Все дети Сэмюэла и Сусанны спокойно и с достоинством принимали назначенное им наказание, даже когда дело касалось наказания розгами.

В то время как Сусанна укрепляла свою репутацию дисциплинированной и преданной жены, ее муж весьма прославился твердой позицией по многим вопросам и нежеланием идти на компромисс. Он был смелым, но при этом, возможно, чересчур откровенным в своих религиозных и политических взглядах человеком. Он потерял поддержку диссентеров в своем регионе, горячо поддержав непопулярного кандидата в напряженной предвыборной гонке. В довершение ко всему этому он яростно обличал грехи своих прихожан, многие из которых были глубоко возмущены адресованными им обвинениями. Также, возможно, Сэмюэл нажил себе несколько врагов из-за своих чрезмерных долгов. Как бы то ни было, но он катастрофически терял популярность среди местных жителей, пока вечером 9 февраля 1709 года на семью Уэсли не обрушилась беда.

Когда все взрослые и дети крепко спали, приблизительно между одиннадцатью и двенадцатью часами вечера здание Эпуортского прихода вдруг таинственным образом вспыхнуло. Крыша кладовой успела прогореть насквозь еще до того, как кто-либо это заметил. В какой-то момент огонь, прожегший соломенную крышу, упал на кровать Хетти, разбудив ее. Девочка тотчас же вскочила и с криками «Пожар! Пожар!» бросилась искать отца. Дым и пламя очень быстро охватили весь дом — крыша рухнула в течение нескольких минут, — но Сэмюэл и Сусанна успели собрать всех своих детей и выскочить с ними наружу. Ни у кого не оставалось времени одеться и спасти что-либо из нажитого за долгие годы имущества. Когда семейство спускалось по лестнице, лишь тонкая стена отделяла их от пламени, стремившегося отрезать им последний путь к спасению. Сусанна, которая в то время ожидала со дня на день появления на свет своего последнего ребенка, обожгла ноги и лицо, заслоняя выбегавших на улицу ребятишек от жарких языков пламени. Лишь оказавшись на улице, родители обнаружили пропажу одного члена семьи — пятилетнего Джона.

В тот момент Джон спал в одной из верхних комнат, в занавешенной со всех сторон кроватке. Он внезапно проснулся, разбуженный дрожащим светом, пробивавшимся сквозь легкую ткань. Думая, что наступило утро, и, не желая раньше времени выбираться из теплой постельки, он тихо лежал, удивляясь тому, что никто не зовет его вниз на молитву. Наконец мальчик выглянул из-за полога и с ужасом обнаружил охваченную пламенем комнату. Вскочив на ноги, он громко закричал, но никто его не услышал. Через щели в дверях Джон видел бушевавший по всему дому огненный ад. Он подбежал к окну, взобрался на подоконник и выглянул наружу. Внизу суетились нескольких слуг и соседей, тщетно пытаясь потушить пожар.

Мать Джона отчаянно искала сына. Сэмюэл дважды попытался войти в дом, прикрывая голову штанами, но пламя бушевало слишком яростно. Отчаявшись, он собрал вокруг себя жену и детей и начал молиться, отдав судьбу Джона в руки Всемогущего Бога.

Сусанна Уэсли была глубоко убеждена в том, что Джон имел особое призвание от Бога.

Сначала никто не заметил маленького Джона, который размахивал руками в окне второго этажа и испуганно звал на помощь. Но в тот момент, когда языки пламени начали охватывать верхние этажи дома, мальчика заметил сосед, который тут же вскарабкался на плечи другого мужчины и подхватил Джона на руки как раз в тот момент, когда пылающие остатки крыши рухнули на дом. В течение считанных минут дом приходского священника сгорел дотла.

Когда Джона принесли к отцу, тот воскликнул: «Соседи, преклоним же колени и прославим Господа! Он даровал мне всех моих восьмерых детей (Сэмюэл и Сусанна в тот момент имели девять детей: Сэмюэл-младший во время пожара находился в Вестминстерской школе, где он жил и учился, поэтому данные слова его не касались.). Пусть дом сгорел, но я и без того богат». Впоследствии Сэмюэл-старший произнес ставшие знаменитыми слова: «Разве не является этот [Джон] факелом, зажженным от яркого пламени?». С этого момента и на протяжении всей своей последующей жизни Сусанна Уэсли была глубоко убеждена в том, что Джон имел особое призвание от Бога.

Пламя ничего после себя не оставило — семье Уэсли не во что даже было переодеться. Детей отдали под опеку соседей в несколько стоявших неподалеку домов. Несколько недель спустя Сусанна родила Кези, и, пока мать заботилась о новорожденной, остальным детям было позволено заниматься тем же, чем занимались другие мальчишки и девчонки их возраста. Они резвились и играли на улице, весело болтали за столом, а также употребляли все известные детям того времени выражения — плохие и хорошие.

Когда же год спустя дом приходского священника был отстроен заново, Сусанна Уэсли не замедлила провести строгое реформирование поведения и привычек своих детей. Главным ее беспокойством было их легкомысленное отношение к субботе. Слыша, как дети говорили ужасные для ее ушей вещи, Сусанна почувствовала, что они напрочь забыли о достойном поведении, став «похожими на клоунов» и нахватавшись «отвратительных манер».

Чудесное спасение Джона из огня сделало Сусанну гораздо более внимательной к его воспитанию. Спустя два года после пожара она писала в своем дневнике следующее:

Я хотела бы относиться к душе этого ребенка, о котором Ты столь милостиво позаботился, еще более трепетно, чем когда-либо, сделать все возможное для того, чтобы привить ему принципы Твоей истинной веры и Твои добродетели. Господи, благослови меня делать все это старательно и искренне, и пусть мои попытки будут успешными.

Интересно отметить, что многим молодым людям, получившим от Бога величайшее призвание, приходилось пережить испытания, схожие с теми, которые выпали на долю Джона. Если бы в тот злополучный день мальчик погиб в пламени, то Англия, вполне вероятно, пошла бы путем Французской революции и никогда бы не пережила Методистского возрождения. Враг наверняка знал об особом призвании и помазании Джона и потому хотел погубить его — именно поэтому родителям так важно принимать Божью защиту и хранить свои семьи в безопасности, твердо держась Божьих обетований.

Через два года, когда Джону исполнилось восемь лет, отец позволил ему впервые принять причастие. Оглядываясь позже на тот период своей жизни, Джон писал в своем дневнике:

Я верю, что до десяти лет не согрешал настолько, чтобы смыть с себя «помазание Святым Духом», полученное мной при крещении. Строгое воспитание и всеобъемлющее образование позволили мне осознать, что я могу обрести спасение, лишь «всем своим существом подчинившись Богу и строго соблюдая Его священные заповеди», в чем меня столь тщательно и наставляли.

Безусловно, значительную часть этих наставлений Джон получил зимой 1711 года, когда его мама воскресными вечерами начала читать проповеди своим детям, собирая их за кухонным столом. Когда отец семейства снова отбыл по делам в Лондон, Сусанна ощутила огромную потребность заполнить часть воскресного дня после утреннего богослужения «временем молитв и поклонения» исключительно ради детей. Ее выступления и следовавшее за ними обсуждение были столь вдохновляющими, что вскоре слуги со своими семьями и даже соседи начали присоединяться к этим импровизированным собраниям, желая слышать, как Сусанна читает и проповедует Слово Божье. Количество постоянных участников этих встреч очень скоро выросло до сорока, затем до ста и наконец до двух сотен человек, из-за чего все жаждущие Слова просто перестали помещаться в доме приходского священника.

Проживавший поблизости викарий (пастор), однако, вряд ли был доволен таким ходом событий, потому что количество тех, кто регулярно ходил к Сусанне, значительно превышало число прихожан, принимавших участие в воскресных богослужениях. Отчаявшись, он отправил жалобу Сэмюэлу, требуя, чтобы тот приказал своей жене прекратить эти неофициальные собрания, дабы не опорочить всю церковь. В ответ на полученное письмо мистер Уэсли попросил Сусанну найти кого-либо другого, кто смог бы читать проповеди вместо нее. Она же ответила, что в округе, к сожалению, нет никого, кто был бы способен читать их, не запинаясь и не путая при этом слова. Сначала Сэмюэл, кажется, был удовлетворен таким объяснением, однако под давлением жалоб викария вскоре вынужден был пересмотреть свое отношение к проводимым женой собраниям, потребовав их прекращения.

Сусанна снова встала на защиту своей позиции, заявив, что, будучи в здравом рассудке, она не может прекратить собрания, видя, сколь много пользы они приносят людям, помогая им внутренне изменяться и побуждая их чаще посещать церковные богослужения.

Свое письмо Сусанна закончила, ссылаясь на свое чувство долга, как жены и матери:

Если же после всех моих слов ты по-прежнему будешь полон решимости распустить это собрание, не говори мне о том, что таково твое желание, ибо такими словами ты никогда не успокоишь мою совесть. Просто отправь мне свой официальный приказ, облекши его в такую полную и убедительную форму, которая наверняка избавила бы меня от чувства вины и от наказания за столь расточительное отношение к представившейся возможности делать добро, когда мы с тобой предстанем пред великим и вызывающим чувство благоговейного ужаса судом нашего Господа Иисуса Христа.

Со стороны Сэмюэла Уэсли не последовало больше никаких возражений.

Если вам нравится эта статья, поделитесь ссылкой с друзьями!

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Интересно
Понравилось? Поделитесь с друзьями!
f
B
t
G+
Вы хотите перемен? Приглашаем вас посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.
Администрация сайта может не разделять мнение авторов статей и не несет ответственности за их содержание. Если у вас есть вопросы или замечания, просим связаться с администрацией нашего сайта.

Рекомендовано для вас