Более глубокое крещение Святым Духом, - Чарльз Финней

19:05 - 05.07.2017
SHARE
f
B
t
G+

Пробуждение продолжало двигаться через Чарльза Финнея. Как провел последние годы жизни человек пробуждения...

Финней становится профессором

Когда Чарльз выступал с проповедями в Нью-Йорке в конце 1834 года и в течение всей зимы следующего, 1835 года, возрождение не затихало. Однако неожиданно он столкнулся с такой проблемой: множеству желавших посвятить себя служению молодых людей негде было получить необходимое образование и помазание в соответствии с проповедуемым Финнеем Евангелием. Вскоре число просьб к Чарльзу сделаться преподавателем теологии стало столь велико, что он согласился и начал читать лекции.

Приблизительно в это же время в семинарии Лейна, расположенной в Цинциннати, штат Огайо, возникли разногласия, в результате которых Финней сумел заметно продвинуться на новом для себя преподавательском поприще. Студентами семинарии Лейна были преимущественно новообращенные молодые люди из нью-йоркской «выжженной земли», твердо верившие в то, что рабовладение является грехом. Однако многие попечители семинарии сами имели рабов и потому пытались заставить студентов молчать. Эйса Махэн, один из попечителей семинарии, принял сторону студентов, и когда те решили основать новый колледж в Оберлине, штат Огайо, Махэн отправился вместе с ними. Он стал первым президентом Оберлинского колледжа, а студенты выразили желание, чтобы их профессором теологии стал Чарльз Финней. Когда братья Таппан решили обеспечить необходимыми средствами всех профессоров колледжа, Чарльз согласился летом преподавать в Оберлине, а зимой нести пасторское служение в Нью-Йорке. Лето 1835 года Финней провел в Оберлине.

Соглашаясь на преподавательство в колледже, Чарльз выдвинул несколько встречных условий, одним из которых было равное отношение к афроамериканским и белым студентам - в учебном заведении не должно быть никакой дискриминации или сегрегации, основанной на цвете кожи или половой принадлежности. Оберлин даже стал одной из станций подпольной железной дороги, помогавшей рабам бежать с Юга в Канаду для обретения долгожданной свободы. Несмотря на то, что афроамериканское население Оберлина никогда не превышало 5 процентов, тем не менее он являлся символом надежд аболиционистов - местом, где царила свобода и не было никаких межрасовых различий. Кроме того, Финней верил в необходимость предоставления женщинам достойного образования, поскольку именно они являлись главными наставниками детей, - поэтому в Оберлине был открыт специальный женский факультет.

Когда Чарльз Финней начал преподавать в Оберлинском колледже, тот распахнул свои двери перед ста учащимися, но уже к 1840 году там училось не менее пятисот студентов. К тому времени, когда в 1851 году Финней стал президентом колледжа, в нем насчитывалось уже более тысячи студентов. Мэри Джейн Паттерсон, родители которой были рабами, закончила Оберлин в 1862 году и стала первой афроамериканской женщиной в Соединенных Штатах - и, возможно даже во всем мире - получившей степень бакалавра. Впоследствии она возглавила первую «подготовительную среднюю школу для цветной молодежи» в Вашингтоне, округ Колумбия. После смерти Финнея американский президент Джеймс Гарфилд в своем обращении к студентам Оберлинского колледжа торжественно заявил, «что ни один другой колледж на этой земле не коснулся с большей эффективностью главных нервных центров общенациональной жизни и мысли и не облагородил их так, как сделало учебное заведение, которому Чарльз Финней посвятил так много лет христианского служения».

Смена деноминации

Когда в правилах местной пресвитерии обнаружилось противоречие, касавшееся наставления переходящих членов, Финней решил, что эта проблема связана с отсутствием в пресвитерии необходимого старшинства (это очень сильно его беспокоило, поскольку еще со времен своей юридической практики он считал старшинство не менее важным, чем законотворческая деятельность). В результате он решил покинуть эту деноминацию. Этот шаг нелегко дался человеку, который был пресвитерианином с самого начала своего служения, однако сам он считал, что должен и дальше следовать за Богом с чистой совестью и не менее чистым сердцем. Таким образом, было решено сделать Чатемскую церковь конгрегациональной и перенести ее служения в «Скинию» на Бродвее, которая в течение некоторого времени была закрыта на ремонт. 13 марта 1836 года Финней оставил должность пастора Второй свободной пресвитерианской церкви и стал служителем конгрегациональной церкви. Пока не были закончены последние работы на Бродвее, он провел еще несколько служений в Чатемской церкви. Первое собрание в «Скинии» состоялось в воскресенье, 10 апреля. В тот же вечер Чарльз был назначен пастором «Скинии».

Переезд в Оберлин

Начиная с лета 1835 года и вплоть до 6 апреля 1837 года, когда Финней оставил должность пастора «Скинии» и переехал на постоянное место жительства в Оберлин, он все время разрывался между Оберлином и Нью-Йорком. В том же году, 16 марта, появился на свет четвертый ребенок Чарльза и Лидии, Джулия Финней. В предыдущем году, когда Джеймс Шиферд из-за болезни вынужден был оставить должность пастора Оберлинской церкви, Финней получил приглашение временно занять освободившееся место. Но после того, как в мае 1837 года семья Финней переселилась в Оберлин, эта временная должность стала для Чарльза постоянной. Теперь он получил возможность в будни преподавать, а по воскресеньям проповедовать в местной церкви. Его главным и первоочередным призванием всегда было проповедование - он не мог даже на малое время отказаться от него. Под его руководством церковь процветала, так же, впрочем, как и университет. Первая церковь Оберлина росла столь быстро, что в 1844 году для нее было построено еще одно церковное здание вместимостью две тысячи человек. Многие годы это здание оставалось самым большим из церковных строений к западу от Аппалачских гор.

Все еще оставаясь в своем сердце человеком возрождения, Чарльз Финней проявил себя также как социальный реформатор. Со времен Рочестера он научился тому, что Евангелие может изменять не только человеческие сердца: если ему дать такую возможность, оно будет способно преобразовать и все общество. Кроме борьбы за отмену рабства, работа Чарльза в Оберлине затрагивала и другие аспекты социальной жизни, такие как участие в движении за введение «сухого» закона, соблюдение святости воскресенья и участие женщин в церковной жизни. Однако борьбу за человеческие души Финней всегда ставил на безальтернативно первое место, что понимали не все его студенты в Оберлине. Часть выпускников этого учебного заведения впоследствии сбились с пути, запутавшись в житейских делах и утратив понимание совершенной воли Божьей для собственной жизни. Их бунтарская натура взяла верх над любовью и верностью.

Финней оставался в Оберлине вплоть до 1842 года, после чего поехал Бостон, Провиденс, Нью-Йорк и Рочестер для проведения там собраний. Бог все еще не перестал задействовать его, и духовное возрождение сопровождало его везде, где бы он ни проповедовал. Теперь Чарльз руководствовался уже традиционными методами: «Мне следовало лишь проповедовать Евангелие и обильно молиться наедине с Богом, в общественных местах и во время всеобщих молитвенных собраний. Большое ударение всегда надо ставить на молитву, которая является главным инструментом продвижения духовного возрождения». Когда к молитве Чарльза Финнея присоединялись его соратники, Бог неизменно отвечал на их просьбы.

Более глубокое крещение Святым Духом

В первые годы своего пребывания в Оберлине Финней был очень обеспокоен тем, что часть людей, обратившихся к Богу во время возрождения, постепенно охладели или совсем отпали от веры. Он склонялся к тому, что христиане нуждались в более глубоком обращении, или во «втором благословении», если они действительно желали жить полностью освященной жизнью. Он пришел к выводу, что дальнейшая работа Святого Духа позволит верующим людям жить в святости, исполняя увещевание Христа, с которым Тот обратился в Своей Нагорной проповеди в Евангелии от Матфея 5:48, призывая верующих в Него «быть совершенными». Это убеждение вызвало в адрес Оберлина еще больший шквал критики, а многие люди и без того считали это заведение логовом экстремистов во главе с Финнеем и Махэном. «Второе благословение» стало темой серии лекций, которые Чарльз читал в Оберлинском колледже и которые позже были опубликованы в виде двухтомного издания «Лекции по систематической теологии» (Lectures on Systematic Theology). Однако вплоть до зимы 1843-1844 годов сам Финней не испытывал в своей жизни ничего из описанного им.

Осенью 1843 года Чарльз снова получил приглашение в Бостон и ответил на него согласием. Бостон в те времена не устоял перед соблазном универсализма и унитарианизма, причем это влияние приняло такие масштабы, что многих людей Финней обнаружил в следующем духовном состоянии:

Многие бостонцы более нестабильны в своих религиозных убеждениях, чем жители любого другого города, где мне довелось трудиться... Чрезвычайно трудно сеять религиозные истины в их головы из-за влияния распространенных здесь унитари-анских учений, которые заставляют их подвергать сомнению все основные библейские доктрины. Их система состоит из одних лишь отрицаний. Их теология негативна. Они отрицают практически все и не признают практически ничего. Эти заблуждения легко проникают в человеческие уши, так что и наиболее иррациональные взгляды по религиозным вопросам распространяются среди огромного количества людей.

После этого Чарльз описал те перемены, которые произошли в нем за то время, когда он молился о бостонских проблемах и их преодолении. (Этот отрывок достаточно длинен, однако изложенные в нем мысли настолько глубоки, что я хотел бы представить их дословно.)

Этой зимой Господь тщательнейшим образом исследовал мою душу и даровал мне свежее крещение Духом... Вот уже долгое время мои мысли были практически всецело сосредоточены на молитве, как, в принципе, было всегда, когда я трудился в Бостоне... Этой же зимой я особенно глубоко задумался о личной святости, о состоянии церкви и ее желании обрести Божью силу, о слабости традиционных церквей Бостона, немощности их веры и их желании влиять на общество. То, что они лишь немного преуспели - если вообще преуспели - в преодолении стоявших перед городом проблем, не давало покоя моим мыслям.

Я решил максимально посвятить себя молитве. После вечерних служений я старался засыпать как можно раньше; но при этом каждое утро просыпался в четыре часа, потому что просто не мог спать дольше, и немедленно принимался за работу: активно включался в молитву... Нередко это продолжалось до завтрака, о котором гонг возвещал в восемь часов утра. Когда появлялась такая возможность, целые дни я проводил за исследованием Писания. Всю эту зиму я не читал ничего, за исключением Библии, и значительная ее часть словно открылась мне заново. Господь снова провел меня от Бытия до самого Откровения... Все Писание показалось мне словно залитым светом, и не только светом, ибо мне показалось также, что Слово Божье было наполнено бившей из него ключом жизнью Самого Бога...

Той зимой я трудился преимущественно среди христиан, стараясь принести им духовное возрождение. Господь подготовил меня к этому благодаря великой работе, совершенной Им в моем сердце...

В этом месте больше, чем где бы то ни было, людей, которые с полуслова понимают меня и жадно хватаются за каждую истину.

Но даже здесь большинство верующих не принимают безоговорочно всех этих истин. Они не возражают, не противятся и верят во все, что им открыто. Но при этом они ничего не знают о силе самых высоких и наиболее драгоценных истин Евангелия спасения в Иисусе Христе...

Я глубоко уверен, что до тех пор, пока не будет исправлено основание и бостонские христиане не начнут вести по-настоящему христианский образ жизни, они никогда не сумеют успешно противостоять унитарианистам. Мне известно, что традиционные служители многие годы проповедовали ортодоксальность, противопоставляя ее унитарианизму; и все то, чего можно было добиться с помощью дискуссии, уже было достигнуто. Но я понимал, что унитарианистам нужно было каждый день видеть перед собой христиан, живущих в полном согласии с чистым Евангелием Христовым, слышать их слова и знать, что они не расходятся с делами. Вся их жизнь должна показывать, что Иисус Христос является Божественным Спасителем, способным спасти их от греха. Но, увы, заявления христиан о вере во Христа не соответствовали их поступкам. Они не могли похвастать тем, что выражают Христа своими делами. И потому существует огромная потребность в доказательствах со стороны живых Божьих свидетелей; доказательствах, основанных не на пустом месте, способных убедить унитариан. А одни только рассуждения и аргументы, какими бы исчерпывающими и красноречивыми они ни были, никогда не смогут помочь унитарианам преодолеть заблуждения и предрассудки.

Здешние традиционные церкви являются чересчур формальными: они привязаны к определенным схемам; они боятся каких-либо изменений, боятся двигаться вперед в свободе, используя все возможные средства для спасения человеческих душ. Лично мне они всегда казались какими-то скованными (что проявлялось, прежде всего, в молитвах), причем до такой степени, что дух молитвы, как я его называю, вообще редко встречался мне в Бостоне. Церковные служители и дьяконы, в общем-то люди неплохие, боятся того, что скажут о них унитариане, если в своем стремлении распространять христианство они начнут действовать так радикально, что пробудят людей. Они считают, что все необходимо делать только так, а не иначе. Дух Святой с печалью взирает на эту их скованность.

Мне довелось проводить в Бостоне пять масштабных духовных возрождений, и я должен откровенно заявить о своей искренней убежденности в том, что величайшим препятствием на пути преодоления унитарианизма и всех остальных здешних заблуждений является робость христиан и христианских церквей.

Невосполнимая утрата

В это время в Оберлине Лидия Финней слабела на глазах, чему не смогла воспрепятствовать даже ее беременность и рождение в 1841 году пятого по счету ребенка, Сары Финней. В 1843 году Сара тяжело заболела и 9 марта умерла. Шестой и последний ребенок Чарльза и Лидии, Делия Финней, родившаяся в 1844 году, прожила лишь восемь лет и скончалась от болезни 1 сентября 1852 года.

Лидия верно поддерживала Чарльза на протяжении всей своей жизни и сделала очень многое для успеха его служения. Скромной и смиренной женщине нелегко было выполнять роль жены такого великого человека, но она с честью выдержала все испытания, оставаясь верной помощницей своего мужа даже во времена его многомесячных отлучек. В глазах Чарльза она была образцом женственности - верной молитвенницей и прилежной воспитательницей, заботящейся о душах своих детей. Находясь уже на смертном одре, Лидия сказала мужу о том, что «справилась со своей работой, которую выполняла с ними и ради них. В последний раз она помолилась вместе с ними, дав им последние наставления». Лидия Финней умерла 17 декабря 1847 года. Ее смерть стала одной из самых больших трагедий в жизни Чарльза. Если бы не обильные благословения, излившиеся на него в Бостоне, он, возможно, не смог бы перенести этой утраты.

Чарльз остался один с пятью детьми: девятнадцатилетней Хелен, которая вышла замуж за оберлинского профессора Уильяма Кохрана; семнадцатилетним Чарльзом; пятнадцатилетним Фредериком; тринадцатилетней Джулией и Делией, которой на тот момент исполнилось лишь три года. Чрезвычайная загруженность Чарльза сразу на нескольких поприщах не позволяла ему долгое время оставаться неженатым. Решение повторно жениться далось ему очень нелегко, но 13 ноября 1848 года Эйса Махэн, в то время исполнявший обязанности президента Оберлинского колледжа, уже руководил церемонией бракосочетания Чарльза Финнея и Элизабет Форд Аткинсон, вдовы из Рочестера. Как и ее покойный муж, Уильям Аткинсон, с 1830 года она являлась горячей сторонницей Финнея. Элизабет потеряла мужа и двух дочерей во время вспыхнувшей в 1843 году эпидемии брюшного тифа. Несмотря на то, что брак между Чарльзом и Элизабет был заключен более по необходимости, чем по любви, женщина стала для осиротевших детей заботливой матерью, а сам Чарльз со временем полюбил ее и проникся к ней глубоким уважением. Во все годы их совместной жизни Элизабет всячески поддерживала служение и семью Чарльза.

Последние годы Финнея

По многочисленным просьбам, осенью 1849 года Чарльз с женой совершили миссионерское путешествие в Великобританию. Служение Финнея и там оказалось успешным благодаря методам, проверенным им еще в Соединенных Штатах. Элизабет же с не меньшим успехом проводила собрания для женщин - все большее вовлечение женщин в христианское служение началось под руководством ее мужа.

В 1851 году Чарльз Финней стал президентом Оберлинского колледжа. Когда ему позволяли непосредственные обязанности, он продолжал путешествовать и вдохновлять все новые и новые духовные пробуждения. Между 1851 и 1857 годами Финней проповедовал в Бостоне, штат Массачусетс; Нью-Йорке; Хартфорде, штат Коннектикут; а также Рочестере, штат Нью-Йорк. В 1859 году он снова посетил Англию, откуда направился на север, чтобы проповедовать в Шотландии. Именно это последнее путешествие на Британские острова до предела истощило его: вернувшись в 1860 году, перед самым началом Гражданской войны, в Соединенные Штаты, Чарльз больше не покидал Оберлин. 27 ноября 1863 года скончалась Элизабет. В следующем году Чарльз женился в третий раз. Его новая жена, Ребекка Аллен Рэйл, была заместителем директора женского отделения Оберлинского колледжа.

Несмотря на то, что Финней продолжал преподавать и проповедовать в Оберлине до конца своих дней, в 1866 году он отказался от должности президента колледжа. По просьбе друзей и коллег в 1868 году он закончил свои «Мемуары», хотя они и увидели свет только через год после его смерти.

За две недели до своего восемьдесят третьего дня рождения, 16 августа 1875 года, на исходе лета, Чарльз Финней скончался.

Наследие возрожденной нации

Жизнь Чарльза Финнея охватывает практически все первое столетие правления американских президентов - от Джорджа Вашингтона до Улиссеса Сю Гранта, - и никто другой не внес большего вклада в дело признания Соединенных Штатов в начале XX века «христианской нацией». Начатые Финнеем духовные возрождения стали искрой, зажегшей второе Великое пробуждение, объединившее страну вокруг

Библии и молитвы, а его стремление к нравственности и социальной справедливости заложило основание для многих знаковых движений - от «сухого» закона и борьбы за отмену рабства до движения за права человека. Его учение о христианском перфекционизме вдохновило движение святости, набравшее силу во второй половине XIX века, движение, ставшее фундаментом пятидесятиического и харизматического движений XX века. Проповеднический стиль и методы Финнея и сегодня используются многими евангелистами по всему миру. К ним относятся молитвенные собрания до и во время мероприятий, многонедельные молитвенные встречи, призывы к слушателям выйти к алтарю и следовать за Богом еще до того, как они покинут аудиторию. Все это повлияло на многих проповедников - от Дуайта Л. Муди до Билли Грэма. Образ жизни, служение и учение Финнея способствовали появлению того хорошего, что есть сегодня в американском христианстве. Если церковь действительно собирается оказывать влияние на мир в XXI веке, нам не обойтись без таких людей, как Чарльз Финней, всегда и во всем готовых следовать Божьему призванию.

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
f
B
t
G+
Вы хотите перемен? Приглашаем вас посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.

Популярное на сайте

Популярное сейчас