Божий Эрудит, - Джонатан Эдвардс

10:20 - 11.05.2017
SHARE
f
B
t
G+

Как Бог коснулся сердца молодого Джона Эдвардса и то какой он след оставил в истории Америки лично и его потомки, описывает Робертс Лиардон.

Мое ощущение духовного мира часто и неожиданно вспыхивало в моем сердце сладким пламенем, воспламеняя мою душу, и я не знал, как это выразить. Джонатан Эдвардс

Джонатан Эдвардс является фигурой наиболее сложной - и потому наиболее непонятной - из всех отцов христианского пробуждения. Рожденный в том же году, что и Джон Уэсли, Эдвардс был сыном пуританского служителя и считался в колониальной Новой Англии едва ли не представителем знати - хотя реалии жизни его семьи были близки скорее к фортам и гарнизонам Дикого Запада, чем к мирному приходу Уэсли в Эпуорте.

Несмотря на то, что впоследствии Джонатан Эдвардс стал пастором и известным религиозным отцом Великого пробуждения в Америке, он был также и эрудитом, прекрасно разбиравшимся в основных направлениях мысли эпохи Просвещения, а также в трудах таких великих ученых того времени, как Джон Локк и Исаак Ньютон. На протяжении своей жизни Эдвардс написал несколько выдающихся теологических трактатов, редактировал популярное издание «Жизнь и дневники Дэвида Брэйнерда» (Life and Diary of David Brainerd), которое и поныне остается классикой миссионерской литературы, наполнил ветром паруса двух возрождений, был изгнан из церкви, пастором которой являлся, служил миссионером среди американских индейцев и умер, занимая должность президента Университета Нью-Джерси в Принстоне.

Джонатан был пуританином, но при этом также евангелическим кальвинистом, что выглядело явным оксюмороном. Он был глубоко убежден в том, что только Бог избирал тех, кто предназначен к спасению; но при этом, как ни странно, он также был уверен в том, что ответственностью каждого отдельно взятого человека является поиск своей собственной судьбы в плане Божьем. Джонатан Эдвардс был человеком удивительной честности, которому удавалось находить баланс между радикальной верой, с одной стороны, и дисциплиной и критическим мышлением, с другой. Он никогда не боялся подвергать сомнению свои собственные убеждения и затем искренне искал ответ, пока, наконец, не находил его.

Несмотря на свою короткую жизнь, Джонатан Эдвардс во время Великого пробуждения стал свидетелем знаков и чудес Божьих. Выступая против всевозможных злоупотреблений, он стремился к тому, чтобы вера исходила, прежде всего, из человеческого сердца, а не разума. Он много проповедовал о любви, которая определяет Божью природу, однако наиболее известной его проповедью стал горячий призыв к покаянию, наполненный образами льющихся с небес огня и серы - «Грешники в руках разгневанного Бога”. Он говорил людям о тяжести Божьего гнева с сердцем, переполненным состраданием и заботой о заблудших душах. Эдвардс был более знаком с небесами, чем с преисподней, но всегда с готовностью устраивал своим слушателям виртуальный тур по аду в надежде, что те, узнав об этом месте больше, будут всеми силами стремиться избежать его.

Джонатан и его жена Сара вошли в американскую историю как одни из наиболее выдающихся родителей. К 1900 году среди потомков их одиннадцати детей насчитывалось тринадцать президентов колледжей, шестьдесят пять профессоров, сто юристов (включая одного декана известной юридической школы), тридцать судей, шестьдесят шесть врачей (включая одного декана медицинской школы), сто тридцать пять редакторов, один издатель и более ста зарубежных миссионеров. Из них необходимо в первую очередь отметить писателей О'Генри и Роберта Лоуэлла, а также издателя Фрэнка Нельсона Даблдэя. Восемьдесят человек из их потомков занимали публичные должности, включая трех американских сенаторов, мэров трех крупных городов, губернаторов трех штатов и американского вице-президента Аарона Бурра-младшего. Среди них была также и первая леди Соединенных Штатов Эдит Рузвельт (вторая жена Теодора Рузвельта), а также контролер американского Министерства финансов Роберт Уокер Тэйлор. Наследие, оставленное детьми Эдвардсов, четко показывает нам, как влияние одного искреннего последователя Иисуса Христа передается через века и поколения.

Тем не менее, сфокусировавшись только на оставленном Джонатаном Эдвардсом наследии, мы можем упустить из виду его исключительное значение для современного христианства. Он был человеком, боровшимся с мыслями, чувствами и стремительной волной перемен, дабы обрести награду Авраама - дружбу с Всемогущим Богом. Но прежде всего Джонатан Эдвардс был человеком, стремившимся к познанию Бога, и благодаря этому стремлению он добился всего, чего желал.

Колониальное начало

Джонатан Эдвардс появился на свет 5 октября 1703 года в городе Ист-Виндзор, штат Коннектикут, в семье пуритан Тимоти и Эстер Стоддард Эдвардс. Среди их одиннадцати детей он был единственным мальчиком - четыре дочери Эстер родила до появления на свет Джонатана и шесть - после его рождения. Несмотря на то, что пуритане прибыли в Новый Свет с большими надеждами на создание истинно христианской страны, где веруюшие смогут жить согласно библейским убеждениям, спустя некоторое время многие из них променяли веру на материальное преуспевание.

Тем не менее, постоянные напоминания о бренности человеческой жизни не позволяли колонистам всецело отдаться мирским заботам. Смертельные опасности подстерегали поселенцев буквально на каждом шагу, и очень часто они теряли друзей и близких в результате эпидемий, несчастных случаев и внезапных нападений индейцев. Почти 50 процентов всех колонистов, впервые прибывших в Плимут меньше, чем за сто лет до рождения Джонатана, умерло во время первой зимы. Из-за постоянной угрозы нападения индейцев все поселения между Нортхэмптоном и Дирфилдом (современный Массачусетс) были больше похожи на военные аванпосты, чем на причудливые макеты городов колониальной эры, которые сегодня так нравятся многочисленным туристам.

Важно не забывать и о том, что всю свою жизнь Джонатан считал себя подданным Великобритании. Он не дожил до Американской революции, а его рождение пришлось как раз на самую середину войны королевы Анны (называемую также «Войной за испанское наследство»), в которой Англия боролась с Францией и Испанией за американские земли. Несмотря на то, что война началась в Сент-Августине, штат Флорида, французские территориальные владения находились преимущественно к северу от Новой Англии, в Канаде. Война с Францией и Испанией означала не только перемены в британском парламенте; она означала возможность установления в этом регионе католицизма, который большинство пуритан считало религией антихриста.

Кроме того, французские поселенцы в Канаде поддерживали более тесные связи с индейцами, чем британские колонисты, и европейские войны на Американском континенте выливались в столкновения между французами и индейцами, с одной стороны, и английскими колонистами, с другой. Французские иезуиты привезли с собой в Америку католицизм, требовавший от индейцев меньших изменений уклада жизни. Одно дело - регулярно причащаться, и совершенно другое - пережить рождение свыше. Это привело к дальнейшему сближению французов и индейцев, и вскоре последние переняли у французов презрительное отношение к английским поселенцам и их протестантской вере.

В течение той самой недели, когда появился на свет Джонатан, индейцы устроили засаду неподалеку от Дирфилда (приблизительно в пятидесяти милях к северу от Ист-Виндзора) и, схватив двух мужчин, увели их с собой на север в качестве пленников. Джон Уильямс, пастор Дирфилда и дядя Джонатана, лишь чудом избежал подобной участи. Затем, 29 февраля 1704 года, на Дирфилд напали приблизительно две сотни индейских воинов и небольшой отряд французов. В результате столкновения, известного также как Дирфилдская бойня, погибло пятьдесят шесть из приблизительно трехсот жителей городка, а сто человек были насильственно уведены в Канаду. Дядя Джонатана, Джон Стоддард, с огромным трудом избежал той же участи. В ночной рубашке и схваченном на бегу плаще, он обернул свои ноги отрезанными от плаща кусками ткани и каким-то образом сумел пробежать десять миль до ближайшего поселения и позвать на помощь. Помощь, однако, пришла слишком поздно: другой дядя Джонатана, пастор Дирфилда Джон Уильямс, и его жена Юнис лишились двоих детей - шести недель и шести лет от роду, которые у них на глазах были убиты. Остальных членов семьи увели на север, в Канаду. Юнис, все еще слабая после недавних родов, упала в ручей, где и была убита брошенным ей точно в голову томагавком.

Уильямс с четырьмя детьми вернулся домой год спустя, когда за шестьдесят заложников был заплачен выкуп. В 1713 году, когда война подходила к концу, вместе со своим братом Джоном Стоддардом он отправился в Канаду, чтобы договориться о возвращении остальных пленников. Одна из дочерей Уильямса, названная Юнис в честь Матери, не была, однако, выкуплена вместе с отцом и остальными детьми. В начале 1713 года она вышла замуж за индейца-могавка и осталась в Канаде. Позже Уильямс описал свои злоключения в книге

Искупленный пленник Сиона« (The Redeemed Captive of Zion), которая стала бестселлером.

Пуританское мышление истолковывало подобного рода бедствия как знаки нового времени, наступающего для рожденного свыше народа Божьего Завета, каковым они себя и считали. Подобно народу Израилеву, пуритане верили в то, что благословения и наказания являются прямым следствием их покорности или непокорности Богу. Для них Дирфилдская бойня и похищения были сродни вавилонскому пленению, а свое возвращение они сравнивали с восстановлением Иерусалима Неемией. Постоянно сталкиваясь со смертью и всевозможными трудностями, пуритане испытывали острую потребность в постоянной близости с Богом, потому что лишь она одна давала им надежду на выживание в столь диких условиях. Джонатан вспоминал о том, как в детстве несколько раз в день вся его семья собиралась для молитвы, чтобы просить Бога о защите и поддержке.

Необычное наследие

Семейное дерево Джонатана - особенно со стороны его отца - представляло собой две крайние противоположности того времени: пуритан и жителей приграничных территорий. Первая из них полностью соответствовала пуританской идее совершенства во всем, служения примером остальному миру. Вторую из них можно было охарактеризовать как нецивилизованность и греховность - то, чего следовало избегать любой ценой.

Дед Джонатана по отцовской линии - Ричард, был успешным торговцем. Женившись на девушке по имени Элизабет, спустя три месяца он узнал, что она беременна от другого мужчины. Разводов в те дни практически не было, и Ричард Эдвардс договорился, чтобы ребенка взяли к себе на воспитание родители Элизабет. Положение еще больше усложнилось, когда у Элизабет обнаружилось психическое расстройство, которое в то время считалось неизлечимым. Скорее всего, этот недуг повлиял и на остальных ее родственников. Одна из ее сестер убила собственного ребенка, другую зарубил топором родной брат.

Тимоти Эдвардс был старшим из шести детей Ричарда и Элизабет. Нет никакого сомнения в том, что материнские выходки оказали на него серьезное влияние - несколько раз она уходила из семьи и каждый раз внезапно возвращалась. После неоднократных супружеских измен Элизабет, неконтролируемых вспышек гнева и угроз (однажды она даже грозилась перерезать мужу горло во сне) Ричард в конце концов обратился к властям за разрешением о разводе. Его просьба была отклонена, но спустя несколько лет беспрерывного хаоса он снова обратился с прошением, которое на этот раз было удовлетворено.

Несмотря на всю законность развода Ричарда, его сыну Тимоти пришлось заплатить за это большую цену, потому что пуритане категорически отвергали развод, независимо от того, законен он или нет. Тимоти загадочным образом исключили из Гарварда, где он готовился приступить к самостоятельному служению. «Нам известно лишь то, что напротив его фамилии в графе »Строгие наказания« в гарвардской ведомости была поставлена »зловещая« отметка. Некоторые считают, что ее появление по времени совпадает с просьбой отца Тимоти о разводе». Тем не менее, с огромной настойчивостью, которая являлась пуританской добродетелью и семейной чертой Эдвардсов, Тимоти продолжил учебу под руководством частного преподавателя. Позже Гарвард, признав его успехи на данном поприще, даровал ему ученую степень.

Жена Тимоти, Эстер Стоддард Эдвардс, росла и воспитывалась в доме Соломона Стоддарда, известного пуританского служителя, который пользовался таким колоссальным почтением, что многие называли его «папой долины реки Коннектикут”. Как дочь столь уважаемого служителя, Эстер была знакома со многими влиятельными людьми Новой Англии, а также имела привилегию получить лучшее образование, доступное женщинам того времени. Возможно, именно любовь Эстер к книгам смогла пробудить у ее молодого мужа интерес к знаниям, что в будущем помогло ему стать одним из наиболее просвещенных людей своего времени.

«Растворившийся в Боге»

В те далекие дни местный пастор зачастую исполнял обязанности школьного учителя, и Тимоти Эдвардс не был исключением. Отец, который был для него одновременно и пастором и учителем, сыграл исключительно важную роль в обращении сердца молодого Джонатана к Господу. Уже в детские годы, получая домашнее образование, Эдвардс изучил греческий и латинский языки, а также иврит. Кроме того, в своих дневниках Джонатан писал о том, как еще совсем маленьким мальчиком он часто бродил по близлежащим лугам, ощущая Божье величие во всем, что его окружало. Джонатан всегда любил книги, но при этом не позволял домашним занятиям полностью похищать все его время.

Думаю, Джонатан с детства ощущал в своей жизни Божье призвание. В своих дневниках он упоминает о том, что нередко говорил о Боге сверстникам и даже совместно с друзьями построил в лесу молитвенный шалаш. На протяжении нескольких месяцев ребята приходили туда не меньше пяти раз в день, чтобы вместе искать Бога. В своих мемуарах Эдвардс также высказывает сожаление, что «в конце концов, девятилетний парень полностью растерял все эти добрые увлечения и вернулся, подобно псу, к своей блевотине, ступив на стезю греха».

Эдвардс продолжил свой путь к знаниям, поступив в тринадцать лет в Коллегиальную школу Коннектикута, которая впоследствии стала Йельским университетом. Готовясь к служению, он штудировал книги в крупнейшей библиотеке региона, знакомясь не только с миссионерской литературой, но и со многими другими трудами. Окончив учебу в 1720 году, Джонатан, лучший ученик своего класса, остался в школе еще на два года для получения степени магистра.

В отношениях с Богом молодого Джонатана бросало то в одну, то в другую крайность.

Похоже, Джонатан забыл о своем изначальном стремлении к познанию Бога вплоть до последнего года обучения в Йеле, когда в шестнадцать лет он едва не отправился на тот свет, что подробно описано в его дневнике. Тяжело заболев плевритом, юноша пришел в ужас, осознав, что может умереть, так и не подготовившись основательно к встрече с вечностью. Это чувство было сравнимо с тем, как если бы его вдруг «резко встряхнули над бездной ада» - образ, который впоследствии появился в его наиболее известной проповеди. И хотя Джонатан писал, что во время этих испытаний совершенно по-новому посвятил себя Богу, поправившись, он «снова вернулся на оставленный было путь греха», продолжая «изо всех сил вести [духовную] борьбу».

Эта духовная борьба не прекращалась на протяжении всего периода формирования Джонатана как личности. Вы сами поймете, какие сомнения в то время переполняли разум молодого человека, когда познакомитесь с тем, чему учил его отец. Тимоти Эдвардс был глубоко убежден в существовании трех особых шагов на пути к обращению: (1) изначальная убежденность, или осознание существования Бога; (2) ощущение собственной ничтожности и оторванности от Бога и, наконец, (3) покаяние и окончательное спасение, если Бог дарует его (как считал любой благочестивый кальвинист). Тимоти Эдвардс, видимо, глубоко верил в то, что Бог действительно дарует одно-единственное спасение. Джонатан написал своей сестре письмо, в котором сообщал, что, после того как отец ознакомил с этими тремя шагами прихожан своей церкви, сотни из них ответили Святому Духу, коснувшемуся их сердец, поиском более близких отношений с Богом. Тридцать человек даже договорились о личной встрече с Тимоти, чтобы тот подтвердил достоверность их личного опыта (свидетельства лишь тринадцати из них тот признал искренними, позволив им присоединиться к своей церкви).

Джонатану Эдвардсу было нелегко принять этот процесс как доказательство обращения к Богу того или иного человека. Его дедушка по материнской линии однажды сказал ему, что девять из десяти обратившиеся к Богу людей вряд ли сомневались в реальности пережитого. А поскольку духовные поиски Джонатана обличала неуверенность и неопределенность, возможно, он иногда даже сомневался в том, действительно ли Бог даровал ему спасение. Но и в такие периоды он был полон неослабевающей решимости не только максимально полно познать библейского Бога, но также лично ощутить всю полноту близости с Ним. Он не желал довольствоваться малым. Как некто однажды метко охарактеризовал его: «Ему требовалось либо все, либо ничего».

Наконец в 1721 году, когда Джонатан был с головой погружен в учебу, истина приведенного ниже отрывка открылась его рациональному разуму: «Царю же веков нетленному, невидимому, единому премудрому Богу честь и слава во веки веков. Аминь» (1-е Тимофею 1:17). Впоследствии он писал:

Мою душу наполнило, проникнув во все ее уголки, ощущение славы, свойственной лишь небесному, Божественному Существу; совершенно новое ощущение, не похожее на то, что мне доводилось испытывать ранее... Я подумал о том, насколько же великолепным было это Существо и как счастлив я должен быть, наслаждаясь таким Богом, пребывая в Его объятиях, без остатка растворяясь в Нем.

С этого момента Джон твердо решил как можно более полно и всесторонне познать Бога и Его Слово, веря, что «чем больше человек имеет рационального понимания Божественных вещей, тем больше он получит возможностей, когда Святой Дух коснется его сердца, увидеть великолепие этих вещей, наслаждаясь ими». Несмотря на окружавшую его в то время тьму, Джонатан горел желанием познать не только Божью силу и мудрость, но также наслаждаться Им. Кроме того, он твердо решил помогать и другим людям увидеть все это.

Бог даровал Джонатану способность глубоко постигать истину - наблюдая за видимыми вещами этого мира, он затем использовал их для объяснения истин невидимого Царства Божьего. Впервые эта жажда дала о себе знать уже в ранние годы жизни Эдвардса и не отпускала проповедника до конца его дней.

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
f
B
t
G+
Вы хотите перемен? Приглашаем вас посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.

Популярное на сайте

Популярное сейчас