Важность практического изучения Библии

2017-08-01 16:37

Можно всю жизнь читать знакомый текст и не догадываться, что действительно в нем написано.

Можно одновременно знать Божье Слово и «не знать». Можно видеть текст и «не видеть», что в нем написано. Можно понимать главные библейские истины — и стать жертвой заблуждения. Можно всю жизнь читать знакомый текст и не догадываться, что действительно в нем написано.

Есть существенное различие между почитанием Библии и актуальностью Божьего Слова. Почитание означает, что мы «сдуваем пылинки» с Книги, глубоко возмущаемся непочтительным к ней отношением и различными идеями, подвергающими сомнению ее богодухновенность и непогрешимость. Актуальность же Библии означает, что мы читаем ее и руководствуемся ее учением. Исходя из нынешней ситуации, складывается впечатление, что Библия для многих не актуальна. Кажется, многие считают, что можно любить Бога, не любя Библию. Но если бы наша любовь к Богу оценивалась по количеству времени, проведенного в Слове, каковы были бы результаты? Разумеется, не всякий знаток Библии любит Бога. Но трудно поверить, чтобы кто-то мог любить Бога, не любя Его Слово.

Словесное молоко и младенцы во Христе

Если вы внимательно прочтете Евр. 5:11— 6:3, то сделаете много неожиданных открытий. Возможно, они разобьют некоторые ваши привычные представления и стереотипы. Этот отрывок содержит три важных тезиса:

В том, что люди не понимают глубоких духовных истин, не всегда виноваты проповедники. Автор послания обвиняет адресатов в их «неспособности слушать» (Евр. 5:11). 
Есть период духовного младенчества, но мы не должны оставаться младенцами (Евр. 5:11). Наша неспособность при солидном «церковном стаже» питаться «твердой пищей» изобличает наше младенческое состояние. 
Один пастор в ответ на упрек о поверхностности его проповедей два месяца проповедовал на тему «возлюбите чистое словесное молоко» (1 Петр. 2:2). Однако этот служитель не обратил внимания на то, что речь идет о «новорожденных младенцах». Давать твердую пищу младенцу губительно. Если вы, например, начнете обсуждать с новообращенным слова «кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает» (Рим. 9:18), это может стать для него серьезным преткновением.

Те, кто утверждены лишь в важнейших истинах, в действительности «не утверждены». Что подразумевается под «молоком»? — основные и важнейшие библейские истины, которые понятны всем и практичны. Это «первые начала Слова Божьего» (Евр. 5:12), «начатки учения Христова» (Евр. 6:1). Автор Послания к Евреям перечисляет некоторые темы «начатков» — обращение к Богу, добрые дела, воскресение мертвых и суд (Евр. 6:1-2). 
Подозреваю, что многие из нас вскормлены той идеей, что знание важнейших библейских истин гарантирует устойчивость и стабильность в вере. Однако автор Послания к Евреям так не считает. Какими бы важными ни были главные доктрины, мы — младенцы, «не сведущие в слове правды» и «не приученные к различению добра и зла» (Евр. 5:13-14), если остановились на них.

Самые опасные ереси — те, которые содержат «начатки учения»… плюс что-то еще. Галаты знали «начатки». Но им предложили «еще и Закон». Представьте следующий диалог между лжеучителем («учителем Закона») и человеком, утвержденным лишь в начатках учения:

- Разве Христос не учил, что даже малейшую заповедь из Закона нужно выполнять? (вопрос лжеучителя, ссылающегося на Мф. 5:19)

- Учил.

- А обрезание - заповедь?

- Заповедь.

- Малейшая?

- Нет, очень важная.

- Но если даже малейшие заповеди Закона нужно исполнять, то тем более эту заповедь, разве не так?

- Так…

Если человек не изучил основательно посланий к римлянам и Галатам, если не имеет хотя бы общих представлений о диспенсациях, о роли и назначении Закона, он станет легкой добычей такого лжеучителя.

Галаты знали «начатки», но им предложили «еще что-то» — и они остались без Христа, без благодати (Гал. 5:4). «Словесное молоко» им не помогло. Им нужна была «твердая пища».

Адресаты Послания к Евреям знали «начатки». Но пребывание в лоне иудаизма не позволяло им увидеть реальную опасность «иудействующего христианства» (Деян. 21:20). В результате автору послания пришлось доказывать им, что Христос больше Моисея, Аарона и даже Иисуса Навина. Они оказались на гране полного отступничества (Евр. 6:4-8) не из-за «непростительного греха», но лишь потому, что слишком возлюбили «молоко» и отвергли «твердую пищу» (обратите внимание на связующее слово «ибо» в стихе 4).

Итак, самые опасные ереси — это «начатки» плюс «что-то еще»: Христос плюс Закон; Христос плюс политика; Христос плюс феминизм; Христос плюс богословие процветания; Христос плюс «языки» и т.д. Очевидно, что без «твердой пищи» люди не утверждены.

Возможно, вам кажется, что многие люди неспособны к глубокому изучению Писания. Но автор Послания обращается ко всем без исключения верующим, когда пишет: «вам надлежало быть учителями» (Евр. 5:12). У Свидетелей Иеговы каждая бабушка на своем уровне обладает системой богословских знаний. Между прочим, система знаний является ключевой в процессе утверждения в вере. По этой причине так тяжело переубедить «свидетелей». Отсутствие системы библейских знаний делает жалкими и малопродуктивными попытки дискуссировать с теми, у кого такая система есть. Вот почему, какими бы замечательными ни были наши проповеди, они не дают системы знаний — лишь калейдоскоп духовных истин, обрывочные сведения. Каждая проповедь предлагает лишь один пазл общей картины, но не все картину. Поэтому очень важно систематическое изучение библейских истин в консервативных христианских учебных заведениях или в церкви (на хорошем уровне и регулярно).

Служителям нужно иметь хоть какое-то богословское образование, а не критиковать его.

Слепые читатели Библии

С чего начинается серьезное изучение Писания? С наблюдательности.

Я люблю в качестве эксперимента задавать людям вопрос: «Заключал ли Бог когда-нибудь завет с животными?» Интересно наблюдать за удивленными взглядами людей. Почти все они читали историю о потопе — и много раз. Но когда им цитируешь Быт. 9:8-10 («с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными… вышедшими из ковчега»), на их лицах появляется легкий шок. Они читали много раз этот текст, но эту удивительную деталь не замечали.

Такое чтение называется «слепым». Мы «уже знаем», что написано в тексте, поэтому читаем бегло, механически.

Возьмем для примера молитву христиан после первого ареста в Деян. 4:24 — «Владыко Боже, сотворивший небо и землю и море и все, что в них!» Мы прочитываем эти слова, не вдумываясь. В своих молитвах мы можем перечислять механически многие имена Бога, но не следует такую практику вкладывать в библейский текст. В греч. языке стоит слово «деспотес». Хотя термин «деспот» в наше время имеет резко негативное значение, в древние времена так называли властителя, обладающего всей полнотой власти. Почему наш Бог имеет абсолютную власть? Потому что Он сотворил все. Почему верующие обращаются к Нему как к Владыке? Потому что восстали «цари земные» (Деян. 4:26). Столкнувшись с угрозой земных владык, молодая, еще малочисленная, Церковь обратилась к Тому, Кто имеет несравненно больше власти — «воззри на угрозы их!» (Деян. 4:29).

Такая наблюдательность делает чтение и изучение Писания увлекательным процессом. А самое главное — открывает глубину текста, помогает видеть все его грани, краски.

Религиозные чувства и проблемы перевода

Мы любим звучание привычного библейского текста. Само произнесение знакомых фраз из привычного библейского перевода (Синодального, как правило) вызывает определенные религиозные чувства. И наоборот, использование другого перевода вызывает дискомфорт. Некоторые идут даже так далеко, что заявляют: «Я с Синодальным переводом покаялся, я с ним и умру». Но угодна ли Богу такая приверженность тем или иным переводам? И получаем ли мы максимальную пользу, используя лишь один перевод?

Богу угодно (я глубоко убежден в этом), чтобы мы понимали библейских авторов, написавших богодухновенные тексты. Но существуют проблемы переводов. Ни один перевод не может на все 100% выразить оригинальный текст. А устаревшие переводы скрывают от нас многие замечательные и важные детали библейского повествования.

Ярким примером этому является известный стих из 2 Тим. 4:7 — «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил». Общий смысл стиха понятен: Павел прожил достойно и готовится получить от Бога награду. Но что означает фраза «течение совершил»? Или «подвигом добрым подвизался»?

Слово «подвиг» у нас ассоциируется с геройством, а что такое «течение», навсегда останется загадкой, если ограничиться лишь Синодальным переводом. В данном случае необходимо обратиться к греческому Новому Завету (можно, даже не зная греческого, воспользоваться различными справочниками) или хотя бы к другим переводам. Следует признать, что Синодальный перевод, несмотря на все свои достоинства, устарел. Ему более 150 лет. Евреи за 70 лет плена в Вавилоне забыли еврейский язык. Почти два столетия — это огромный период. Работа над Синодальным переводом началась еще в эпоху Наполеоновских войн.

Слово «подвиг» означает, что кто-то «подвизался», вовлекся в борьбу — спортивную или военную. «Добрый подвиг» в 2 Тим. 4:7 буквально означает «я хорошо боролся» (см. английский перевод Короля Иакова). Судя по контексту, речь идет именно о беге — и, скорее всего, марафоне. «Течение совершил» в переводе Кассиана звучит как «бег закончил». Такое же значение предлагает украинский перевод Огиенка — «свій біг закінчив».

Итак, мы видим прекрасную иллюстрацию. Свое служение и жизнь Павел сравнивает с марафоном. Главное в таком виде бега — не скорость, а достижение финиша. Многие сошли с дистанции — но не Павел. Она радуется, что теперь ему, как победителю марафона, готовится «венец». Победителей в спорте награждали в древности лавровым венцом. Апостол же получит «венок правды» (2 Тим. 4:8).

Подобный пример мы также находим в 1 Фес. 2:1-2. Текст показывает, что Павел после изнурительной «борьбы» в Филиппах, вместо отдыха снова вступил в тяжелейшую схватку в Фессалониках. Что означает здесь фраза «великим подвигом»? Некое хвастовство? Нет. Перевод Короля Иакова предлагает термин «contention» (состязание). Другие переводы дают «великая борьба».

Из-за устаревшего перевода теряется изюминка многих стихов в посланиях Павла, которые изобилуют ссылками на военные сражения или спортивные состязания.

Нелегкая школа размышления

Думать — нелегкий труд. Но он оправдывает себя, особенно если идет речь о Библии. Английское слово «meditation» намекает отчасти на то, что в процессе размышления мы входим в особое состояние и получаем от этого удовольствие. Ведь это путь открытий, которые захватывают нас, поражают, касаются сердца, приближают к Богу. Именно поэтому Давид не просто читал Писание, но размышлял «день и ночь» (Пс. 1:2; 118:97). Псалмисту не было скучно. Он не засыпал во время чтения Библии (как многие из нас), потому что размышлял над прочитанным.

Нам нужно учиться думать. Думать логично. Дедуктивно. Одним из примеров поразительного дедуктивного мышления записан в Мф. 22:31-32. Таким мышлением пользовался Христос. И Он упрекал знатоков Писания за то, что они им не пользовались. Обратите внимание: Господь признавал, что саддукеи «знают Писание» (Мф. 22:31 — «не читали ли вы»). И в то же время Он заявил, что они Писания «не знают» (Мф. 22:29). Кто не умеет размышлять, тот «не знает» Писания, даже зная его.

Иисусу предстояла трудная задача найти упоминание о воскресении в Пятикнижии (Торе), поскольку саддукеи признавали лишь Тору. Господь как бы согласился «играть по их правилам». Но проблема в том, что в Торе нет ни единого упоминания воскресения. Поэтому Христос воспользовался дедукцией — цепочкой умозаключений, исходя из одной посылки. Он процитировал известные слова Бога, которые Тот сказал во время встречи с Моисеем: «Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова» (Мф. 22:32). Логическая посылка заключалась в том, что это — титул Бога. Отсюда вывод, что он должен быть величественным. А значит, Авраам, Исаак и Иаков должны быть живы. Ведь если они мертвы, то получается, что Господь назвал себя «Богом мертвых», т.е. «Богом сгнивших трупов, костей и прочей мерзости». Но Он есть «Бог живых». Дедуктивное мышление требовало, чтобы саддукеи, отталкиваясь от идеи величия Божьего титула, пришли к идее воскресения из мертвых.

Разумеется, Христос вел диалог с очень умными, образованными людьми. Не все могут размышлять на таком уровне. Однако бездумное чтение Библии ограничивает наше понимание текста.

Давайте возьмем более простой текст: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5:5). Почему идет речь о «наследии землею»? Да потому что сейчас наш мир — это мир богачей; богачей наглых, совсем не кротких. Но Иисус обещает, что однажды эта земля будет принадлежать кротким, которых сейчас попирают и ни во что не ставят. Уверен, что очень немногим приходили на ум такие (или подобные) мысли при чтении этого известного стиха.

Многие люди с удивлением мне говорят: «После Ваших комментариев у меня такое чувство, что я в первый раз читаю этот текст». Но дело не в том, что я что-то придумываю. Я лишь размышляю.

Размышление открывает нам в тексте то, чего мы не видим без вдумчивого чтения. Оказывается, титул «Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова» содержит истину о воскресении. Если мы будем читать Слово Божье, не размышляя, мы сможем «нырнуть» в текст лишь на пару метров. А глубина там бездонная….

Итак, без «твердой пищи» мы остаемся младенцами во Христе, «колеблющимся и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения» (Еф. 4:14). Но для того, чтобы «переваривать» твердую духовную пищу, необходима наблюдательность, точное понимание написанного и размышление.

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

Интересная страница
Администрация сайта может не разделять мнение авторов статей и не несет ответственности за их содержание. Если у вас есть вопросы или замечания, просим связаться с администрацией нашего сайта.

Рекомендовано для вас