Кеннет Е. Хейгин. Тихая молитва

SHARE
f
B
t
G+

Влияет ли громкость произнесения молитвы на ее эффективность? Что по этому поводу думал Кеннет Е. Хейгин? Опубликовано на веб-портале imbf.org

Однажды в течение года мои дети Кен и Пэт учились заочно, и моя семья путешествовала со мной. Мы жили в передвижном фургоне длиной тринадцать и шириной два с половиной метра, который возили на буксире с помощью грузовика-пикапа. Мы проводили в Калифорнии цикл собраний, когда я внезапно проснулся ночью. Я встал и проверил двери фургона, опасаясь, не проник ли кто-то в наш дом. Они были заперты. Я проверил, что с Пэт. Она крепко спала. Проверил, что с Кеном, — он тоже спал. Я вернулся в нашу с женой спальню — моя жена тоже крепко спала. Итак, я лег и начал молиться на иных языках. Я не говорил громко, но все-таки выражал это в звуках.

Библия учит, что нам не нужно мешать другим во время церковной службы: «Если кто говорит на незнакомом языке, говорите двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй. Если же не будет истолкователя, то молчи в церкви, а говори себе и Богу» (1Кор.14:27,28). Иными словами, пусть не говорит громко, а говорит себе и Богу. Можно сидеть в церкви и говорить с самим собой и с Богом. Можно тихо шептать или молиться внутренне, в самом себе.

В ту ночь я все же произносил слышимые звуки, но это было больше похоже на шепот. Я начал углубляться и всматриваться в себя, и мой дух — в моем духе обитает Дух Святой, у него есть знание — подсказал мне, что с кем-то в моей семье что-то не так. Я сказал: «Кто же это, Господи? Что не так?» Затем, благодаря какой-то внутренней интуиции, не голосу, но внутренней интуиции, которая должна быть у каждого Христианина, — я понял, что жизнь одного из членов моей семьи в опасности. Видите ли, Библия говорит, что водимые Духом Божьим — сыны Божьи. И Дух Божий свидетельствует нашему духу, поэтому мы должны быть водимы свидетельством Духа Святого в нашем духе, оно и дает нам знание сверхъестественным образом. Я сказал: «Господи, я не знаю, кто это. Я не знаю, о чем молиться, как должно, но я доверюсь Духу Святому, чтобы Он помог мне совершать ходатайство». Я лежал и молился почти час на иных языках. Затем я испытал ощущение победы. Я понял: о чем бы я ни молился — это было улажено. Очень негромко я запел на языках и стал смеяться, а затем снова заснул. И вот, хотя это случается не часто, но перед тем, как я проснулся на следующее утро, у меня было видение. Бог действительно иногда говорит с вами в сновидениях. Но, чтобы у людей в голове не было путаницы, позвольте мне сказать вот что. Каждый раз, когда у меня было видение, в котором со мной говорил Бог, проснувшись, я в ту же минуту точно знал, что Он сказал. Если вы думаете, что с вами в сновидении говорил Бог, и вам нужно носиться по всей стране, чтобы найти кого-то, кто сможет это истолковать, то забудьте об этом. Это не был Бог. Наш Бог — разумный Бог. И вы разумное существо. Если тот, кто говорил с вами в сновидении, не может донести до вас смысл того, что пытается вам сказать, — забудьте об этом. Некоторые люди думают, что каждое их сновидение — это попытка Бога что-то им сказать. И они все время пребывают в замешательстве, пытаясь разгадать свой сон.

На этот раз я увидел, что нахожусь в Шривпорте, штат Луизиана. Я стоял перед какой-то гостиницей, предо мной была вывеска с названием гостиницы. Вдруг я оказался внутри здания. Там находился мой младший брат Пэт. А он, хотя уже был спасен и даже исполнен Духом, отпал от церкви и не жил для Бога. Я понял, что он заболел после полуночи. Он позвонил администратору и сообщил, что ему плохо, и потерял сознание. Я видел, как приехала машина «скорой помощи» с мигающими красными огнями, чтобы отвезти его в больницу. Сцена переменилась. Я стоял у стены в коридоре больницы. Напротив, с другой стороны холла, была дверь. Она была закрыта, но я знал, что за ней мой брат, а с ним врач. Врач вышел и закрыл за собой дверь. Не глядя на меня, он подошел, встал передо мной и сказал: — Он умер. Во сне я ответил: — Нет, он не умер. Тогда врач посмотрел на меня и сказал: — Ну, мне лучше знать. Мне пришлось освидетельствовать достаточно много умерших. Он умер. Он спросил: — Откуда вы знаете? Я ответил: — Мне об этом сказал Господь Иисус. — А, — сказал он, — вы один из этих ненормальных. Я вам сейчас покажу. Он быстро повернулся и открыл дверь. Я последовал за ним в комнату. На столе лежало тело с наброшенным на него покрывалом. Врач сдернул покрывало и сказал: — Вот, смотрите сами! Мы посмотрели. И мой брат моргнул! Врач вгляделся внимательнее. Мой брат дышал. Врач посмотрел на меня и сказал: — Должно быть, вы знали что-то такое, чего я не знал. Я сказал: — Конечно. Проснувшись, я уже знал, что именно об этом я и совершил ходатайство.

Это случилось в мае. Мы продолжали проповедовать в Калифорнии и закончили это служение в августе. В конце августа мы вернулись в наш дом в Техасе, пробыв в отъезде год и три месяца. Мы не провели дома и пятнадцати минут — собственно говоря, мы с Кеном все еще загоняли фургон на задний двор, — когда к дому подъехал мой брат Пэт. Он сказал мне: — Я чуть не умер, пока тебя здесь не было. Я ответил: — Да, знаю. Это было в мае, не так ли? — Да. Я продолжал: — Ты был в Шривпорте в гостинице. Ты заболел ночью и позвонил диспетчеру, затем потерял сознание. Тебя срочно отвезли в больницу. Ты не приходил в сознание. Врач потом тебе сказал, что какое-то время он считал тебя мертвым. Не так ли? — Да, — сказал он. — Кто тебе сообщил, мама? — Нет, я не видел маму. Я никого не видел. Мы приехали сюда всего двадцать минут назад. Он спросил: — Откуда же ты узнал? Я рассказал ему о своем переживании. Он сказал: — Именно так все и произошло.

Слава Богу за молитву на языках! Эта молитва принадлежит нам. Эта молитва очень важна. Она имеет огромное значение для нашей собственной духовной и физической жизни. Она имеет огромное значение в ходатайстве за других людей и для дела Божьего на земле. И она принадлежит не одним только проповедникам.

Иногда люди считают, что, поскольку они вынуждены тихо вести себя при молитве в определенных местах, молитва получается не такой выразительной или не такой хорошей или не такой сильной или не такой плодотворной, как в ином случае. Но это неверно. Я молюсь на языках в самолете. Я молюсь очень тихо, но это назидает меня. Это приносит пользу моему духу. Я обычно не совершаю ходатайство, а просто поклоняюсь Богу и духовно созидаюсь. Хотя я делаю это тихо, такая молитва весьма эффективна. Подобным же образом моя ходатайственная молитва за брата была не менее эффективной, когда в ту ночь в Калифорнии я лежал в постели рядом с женой и молился так тихо, что не разбудил ее.

В другой раз мы проповедовали в штате Орегон. Я проснулся ночью. Мне показалось, что хлопнула дверь. В этот раз в маленьком дорожном фургоне были только мы с женой. Я встал и осмотрел двери: они были заперты. Я снова лег и стал углубляться в свой дух, стараясь определить, в чем дело. Я понял, что требуется молитва, но интуиция не подсказала мне, за кого или за что. Я сказал: «Господи, я не знаю, что это. Но что бы это ни было, кто бы это ни был, кому-то нужна помощь. Ты сказал в Послании к Римлянам, что Дух помогает нам. Так помоги мне совершить ходатайство». Я лежал и очень тихо молился почти два часа. Бок о бок со мной спала жена. Затем я засмеялся и запел на языках. Я почувствовал покой. Я понял: что бы это ни было, я победил. Я выключил свет и заснул. На этот раз у меня не было никаких видений. Я не имел ни малейшего представления, что же это было такое. Через три дня к нам пришли из агентства по парковке трейлеров и сообщили, что нас срочно вызывают по междугородному телефону. Это звонила из Техаса моя сестра Олета. Сначала она так плакала, что я не мог разобрать ни слова. Наконец я заставил ее успокоиться, чтобы можно было понять, в чем дело. Она сказала, что Даб, наш старший брат, сломал спину. Ей позвонила женщина из больницы в Канзасе. Муж этой женщины лежал в одной палате с Дабом и должен был выписаться. Она была озабочена тем, что там некому ухаживать за Дабом. С ним произошел несчастный случай. Он был в гипсе из-за перелома спины, и его физическое состояние было очень плохим. Врачи сказали, что не знают, поправится он или нет. Олета сказала: «Я постараюсь поехать туда, но не смогу с ним остаться. Что нам делать? Сможешь ли ты приехать?» Я понял, что именно об этом я и молился. И я знал, что получил ответ. Откуда я это знал? Просто знал. У меня не было никаких проявлений даров Духа. По какому-то внутреннему свидетельству я просто знал. Я сказал: «Олета, не нужно об этом тревожиться. Даже не езди навещать его. Он поправится. С его спиной все будет в порядке. Я уже получил ответ. На самом деле он через несколько дней будет дома». И именно так все и произошло. Хотя врачи говорили ему, что он не сможет этого сделать, через три дня Даб встал и поехал в Техас. Когда мы вернулись, он был дома. В ту ночь я даже не знал, за кого молился, — но Дух Божий знал это. Однако я все же знал, что должен молиться.

Теперь я просыпаюсь каждую ночь, и некоторое время молюсь на языках. Но я не молюсь ни о ком конкретно. Я просто имею общение с Господом. Я просто говорю с Господом. Я просто поклоняюсь Господу. Я просто назидаю свой дух. Я просто созидаюсь. Но когда я пробуждаюсь для ходатайственной молитвы, я знаю это независимо от того, известно ли мне, о чем она будет. Обычно я спокойно лежу и молюсь так, как я рассказал вам.

Некоторые задавали вопрос: «А можете ли вы молиться на языках в уме и ничего вообще не говорить?» На самом деле это не молитва на языках — это будет мышление на языках. Чтобы молиться, вы должны произносить молитву. Вы можете произносить ее в самом себе, но это не значит говорить в уме. Это значит говорить в вашем духе. Вы можете произносить слова очень тихо, но вы все-таки говорите их. И это приносит результаты.

Источник: книга «Искусство молитвы»

Автор: Кеннет Хейгин

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Facebook
B
t
G+

Вы хотите перемен?

Приглашаем посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить от Господа исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.

Популярное на сайте

Популярное сейчас

Наверх