Интересное / Избранное / Интересные книги

Джек Фрост. Твердыня подавленности

08:18 -- 07.03.2018
SHARE
f
B
t
G+

Оставаясь не выявленным, сиротское сердце может вырасти в твердыню подавленности - привычный образ мышления или стереотип, который так глубоко укоренился, что только глубокое практическое откровение о любви Бога Отца может вытеснить его. Опубликовано на веб-портале imbf.org

Моя дочь Сара училась доверять моей любви до тех пор, пока ей не исполнилось пять лет. Сиротское сердце, с которым она родилась, находилось в процессе вытеснения. Как я уже говорил, сиротское сердце нельзя изгнать вон. Это сердце, которое ощущает себя так, как будто у него нет дома. Оно должно быть вытеснено, и единственный способ сделать это - привести сироту к любящему отцу. Затем сирота должен избрать подчинить своё сердце этой любви. В идеале это должно происходить с каждым из нас в детстве, через пример любящих матери и отца. Но не бывает совершенных отцов и матерей. И что же тогда? А что происходит, если ты бежишь к родителю за любовью, утешением и одобрением, как это сделала Сара, когда побежала ко мне на яхте, в свои пять лет, а вместо этого переживаешь боль и отвержение? Кажущееся отвержение может быть настолько же болезненным для ребенка (или взрослого), как и намеренное отвержение. Оставшись неисцеленной, рана может запустить в сиротском сердце процесс, состоящий из 12 шагов, который, в конце концов, проявится как твердыня подавленности, твердыня достаточно мощная, чтобы удерживать человека в состоянии эмоционального калеки и препятствовать развитию здоровых, любящих и заботливых отношений.

1. Мы начинаем фокусироваться на недостатках, которые мы видим в родительской власти. Я не намеренно причинил Саре вред, моей реакцией стал инстинктивный механизм самозащиты. Ее пятилетнее сердце восприняло это как отвержение, и, начиная с того дня и далее, я больше уже не был чудесным папочкой в ее глазах, который не мог сделать ничего плохого. Она открыла мне свое сердце с детской невинностью, но ощутила себя раненой и отброшенной в сторону. Как результат, Сара закрыла свое сердце для меня в тот день. Не имело значения, что я делал после этого или как Сара и я относились друг к другу, часть ее сердца была закрыта для меня из-за внутреннего разочарования, что она однажды пришла ко мне с распростертыми объятиями, а я отверг ее. Закрытое сердце Сары было ее механизмом самозащиты от возможной боли.

Наша настоящая личность раскрывается в наших семейных взаимоотношениях. Мы можем носить маски перед миром, но дом - это то место, где маски снимаются. Даже будучи детьми, мы замечаем ошибки наших родителей. Мы видим, как они неправильно представляют любовь Отца нам, и замечаем разочарования, нарушенные обещания и непостоянство в поведении. Эти недостатки принимают угрожающие размеры в наших глазах, приводя нас к следующей стадии.

2. Мы реагируем на родительские недостатки разочарованием, подавленностью, печалью или отвержением. Сара истолковала мою моментальную реакцию самозащиты как мое личное отвержение ее. Как часто либо с нашими детьми, либо с супругом, либо с коллегами по работе или с верующими друзьями в церкви мы отбрасываем кого-то в сторону, включая наш личный механизм самозащиты, оставляя другого человека раненым или отвергнутым? Мы не хотим этого, но это происходит. Никто из нас, родителей, намеренно не причиняет вред своим детям. Мы намеренно не искажаем любовь Бога. Но мы можем дать другим только то, что было дано нам. Как я смогу когда-либо быть отцом, если я никогда не чувствовал себя сыном?

Будучи ребенком, несмотря на то что у меня был отец, я всегда чувствовал себя больше рабом в его доме, чем сыном. Там не было заботы, ласки, нежности, теплоты, привязанности, утешения и защиты. Так как я вырос, ощущая себя слугой, так же я стал относиться и к своим детям. Я мог дать им только то, что было дано мне. Разве не естественно, что они приняли это как отвержение и получили от этого рану? Они не чувствовали себя в безопасности, доверившись мне, что подводит нас к третьему шагу.

3. Мы теряем базовое доверие к родительской власти. Однажды разочарованные, отверженные или раненные родителем, мы закрываем часть нашего сердца, чтобы уберечь его от возможной новой боли. Вырастает стена. Определенная степень базового доверия потеряна. Доверие и базовое доверие - это две разные вещи. Если я пройду мимо вас, случайно наступлю вам на ногу своими ботинками 15 размера (15 размер мужской обуви в США - это 47 размер мужской обуви в России, примечание переводчика) и скажу: «О, сожалею, простите меня», скорее всего, вы все еще будете доверять мне как личности. Но в следующий раз, когда я буду проходить рядом, вы постараетесь убрать ваши ноги, чтобы уберечь их от того, чтобы я вновь по ним прошелся. Вы верите мне как личности, но из-за вашего прошлого опыта, боли, вызванной мной, вы боитесь, что та же самая боль возникнет вновь. Итак, вы отдаляете часть себя - ту часть, которая пострадала до этого, потому что некоторая мера вашего базового доверия была утеряна.

Вот что произошло с Сарой. Она по-прежнему доверяла мне в том, что я, как ее отец, буду любить её, заботиться о ней и обеспечивать её нужды. Она доверяла мне в поверхностных отношениях, безопасных разговорах и подобном, но она больше не доверяла мне в том, что касалось глубоких, близких отношений и глубокого личного общения. Так как я ранил ее слишком глубоко в этой области, она не доверяла мне больше своим сердцем и своими внутренними чувствами.

Когда мы говорим о базовом доверии, мы не говорим о способности верить или довериться другому человеку, но о способности держать свое сердце открытым для другого человека, в особенности, если ты считаешь, что его или ее мотивы и намерения неясны. Базовое доверие - это способность рискнуть быть настоящим и уязвимым, держать свое сердце открытым, даже если больно, вместо того чтобы закрыть свой дух.

По сути своей, базовое доверие - это вопрос между тобой и Богом. Базовое доверие - это когда ты способен пойти дальше слабостей других людей и принимать Божье исцеляющее прикосновение раз за разом, не убегать, но находить успокоение в Его любящих объятиях и входить в место сыновства даже тогда, когда кто-то близкий искажает Божью любовь, проявляя её неправильно по отношению к тебе. Это означает облачиться в дух Христа, дух кротости и мягкого сердца, и войти в покой Отца, возложив на Него все заботы. Потеря базового доверия приводит к четвертому шагу на пути к подавленности.

4. Мы приходим к боязни принимать любовь, утешение, наставление от других. Когда базовое доверие потеряно, становится трудно принимать от других, потому что мы боимся сделать себя уязвимыми. Таким образом, когда приходит неизбежный кризис, нашей реакцией бывает внешне просто проглотить это и позаботиться обо всем самим, потому что мы не доверяем никому другому или не верим, что кто-то другой может нас утешить. Обладая сиротским сердцем, мы часто чувствуем себя одинокими, особенно в толпе или в периоды кризиса.

5. У нас 'развивается закрытость духа. Как только мы закрыли наши сердца к принятию любви, мы закрываем наши сердца для близости, интимности (in-to-me-see (англ.) - смотреть внутрь меня, примечание переводчика). Мы находим убежище в закрытости духа, изолируя наши сердца от внешнего влияния, от всего, кроме самых поверхностных или нездоровых эмоциональных привязанностей. Близость утеряна.

6. Мы становимся независимыми, полагающимися только на себя. Закрытое и изолированное сердце проявляет себя отношением, говорящим: «Если здесь и должно быть что-то сделано, я сделаю это сам». Наши чувство незащищенности и страхи отрезали наше сердце от всех значимых отношений с другими людьми. Независимость и уверенность в себе часто являются желанными и высоко ценимыми качествами в нашей культуре. В то время как они могут казаться важными и полезными в политических и деловых сферах, они губительны в сфере человеческих взаимоотношений, в семье и обществе и могут привести к неспособности расслабиться и даже недугам, потому что мы не в состоянии возложить все наши заботы на Него. Вместо этого каждый из нас носит всё в себе, и это приводит к следующей стадии.

7. Мы начинаем контролировать наши взаимоотношения. Когда у нас сиротское сердце, наша независимость и изоляция являются не чем иным, как средством контроля. Они могут проявляться как беспокойство или апатия. Мы ограничиваем наши взаимоотношения и разговоры «безопасными» темами, такими как новости, спорт, погода и т.д. Страх довериться, страх быть отвергнутым, страх близких взаимоотношений мешает нам касаться более глубоких тем и не позволяет никому перейти на более личный уровень общения с нами.

8. Наши взаимоотношения становятся более поверхностными. С закрытым сердцем очень сложно иметь здоровые взаимоотношения. Три перечисленных выше вида страха неосознанно влияют на нас, побуждая держать других эмоционально на расстоянии вытянутой руки. И мы редко сознаем, что поступаем по отношению к ним именно так, как боимся, что они поступят с нами: отвергаем.

9. У нас развивается противоречащее Божьему взгляду верование в то, что никто не поможет нам в нашей нужде. В этом опасность независимого, полагающегося только на себя сердца. Мы не только боимся зависеть от кого-то другого, но мы также верим в то, что никто не ценит нас достаточно, чтобы заботиться о нас.

Я закрыл свое сердце для любви отца и матери, когда мне было 12 лет. В итоге, у меня сформировалось к родителям независимое, вызывающее, контролирующее и бунтарское отношение, которое ранило меня самого не меньше, чем их. Не было чувства сыновства (почтения, уважения, взаимозависимости), и это привело к десятой стадии.

10. Мы начинаем жить как духовные сироты. Сиротское сердце ощущает, что у него нет безопасного надежного места в сердце отца, где оно могло бы чувствовать себя любимым, ценимым и поддерживаемым. У нас нет безопасной гавани, нет убежища, нет места покоя. Находя наше отождествление в том, что мы делаем, вне этого мы не находим места, которое могли бы назвать домом. Мы верим в то, что нам нужно оспаривать, отстаивать и сражаться за все, чего мы хотим достичь в жизни. Не имея места, которое можно назвать домом, мы начинаем искать любовь в неправильных местах.

11. Мы начинаем гоняться за фальшивым чувством привязанности. Отрезав себя от настоящей привязанности к семье и друзьям, мы начинаем искать фальшивые чувства - заменители тем чувствам, которые мы либо оставили дома, либо никогда не знали. Мы были сотворены для любви и семьи, следовательно, не имея их, мы найдем что-то, к чему мы можем привязаться взамен, даже если это что-то нездоровое и разрушительное.

Я подразделяю фальшивые привязанности на 7 видов: страсть, собственность, положение, деятельность, люди, место и сила. Страсти плоти часто принимают форму различных зависимостей: еда, алкоголь, наркотики, секс, порнография, эскапизм (бегство от действительности) - все, что, кажется, может утешить наше одинокое и неуверенное сердце. Некоторые люди обращаются к собственности, думая, что в ней они каким-то образом найдут покой своему сердцу через земные богатства. Другие же ищут положения - человеческой похвалы, принятия, сражаясь за то, чтобы быть замеченными или рабски трудятся, чтобы заслужить одобрение других, в особенности тех, кто может продвинуть нас наверх. Активность чувствует, что есть что-то еще, что ты должен сделать, или привести в порядок, прежде чем найдешь покой и почувствуешь себя хорошо в отношении себя. Привязанность к людям - это вера в то, что какой-то человек (или супруг) является ответом на все твои нужды (вместо того, чтобы сделать Божью любовь первостепенным источником). Привязанность к месту - это верование, противоречащее Божьему взгляду, в то, что «если бы у меня только была работа получше, я был бы счастлив... если бы только я жил в другом месте... если бы только я мог убежать и скрыться».

Наконец, люди, ищущие силу, желают контролировать свою жизнь и судьбу, не имея особого желания быть открытыми и настоящими и, практически не ощущая потребности ни в ком и ни в чем. Контролировать эмоции, людей и обстоятельства - это их способ убедиться в том, что их больше никогда не разочаруют и не причинят им вред. Это, конечно же, абсолютно не реально. Фальшивые привязанности не приносят истинного удовлетворения и с легкостью приводят к 12-ой финальной стадии.

12. Мы начинаем ежедневно сражаться с твердыней подавленности. Изолировав себя от культивирования здоровых отношений, мы оказываемся в ловушке замкнутого цикла поиска удовлетворения в тех вещах, которые удовлетворить никогда не смогут. Неспособные принимать любовь, одобрение, увещевание ни от Бога, ни от других, мы начинаем жить со смесью напряжения, тревоги, гнева, горечи, беспокойства и разочарования, которые, в конце концов, приводят к депрессии.

Оглавление - Предыдущая часть - Следующая часть

Источник: книга «От духовного рабства к духовному cыновству»

Автор: Джек Фрост

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Facebook
B
t
G+

Вы хотите перемен?

Приглашаем посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить от Господа исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный или финансовый прорыв.

Популярное на веб-портале

Популярное сейчас

Наверх