Сила молитвы духом - Мар Инок - Верон Аш

12:00 -- 03.08.2008

Прежде чем открыть 1 Коринфянам 14 главу, мне нужно вначале преподать урок о древней христианской герменевтике, чтобы вы понимали, о чем пойдет речь.

Ранняя церковь понимала, что существует два подхода к Писанию. Это можно проследить по всей истории церкви в первую тысячу лет. Было то, что называлось церковью в Антиохии и церковью в Александрии. Антиохийская церковь была основана Апостолами Варнавой и Павлом (См. Деян. 11:26). Александрийская, которая в Египте (как говорит предание. Прим. ред.) была начата Апостолом Марком. Это были две школы богословия или школы герменевтики. Итак, во втором веке было две школы герменевтики. Одна называлась Антиохийским, то есть буквальным восприятием Библии, другая Александрийским, то есть духовным восприятием Библии. По сути Александрийский подход основывался на некоторых еврейских преданиях. Мармонидис, который был одним из величайших исследователей иврита, говорил: давайте не заблуждаться, думая, что слова, записанные в Писании и есть все то, что Бог говорит. Потому что когда говорит Бог, Он говорит на многих уровнях, которые мы не способны прочесть, увидеть, услышать или понять. Не обманывайте себя, вы читаете эту книгу и думаете что она говорит, — это все, что там говорится. Но Он говорит намного глубже. Когда мы склонны принимать все только буквально, мы упускаем духовные истины, которые там есть. Поэтому мы должны быть способными различать духовные вещи.

Мой подход к Писанию не только Антиохийский, но и Александрийский, то есть духовный. Я пытаюсь извлечь духовные истины, но это не умаляет и не уничтожает буквальных истин, мы должны понимать обе. Бог не может доверять тебе «Рэмо», пока ты не уверен в «Логосе». Он не будет говорить к тебе, пока ты не проговоришь к Нему своей жизнью. Он не даст тебе слова, пока ты не самостоятелен в Его Слове, что зачастую является проблемой пророков. Пророки знают, что Бог говорит сейчас, они порою не знают, что Бог уже сказал (в Писании. Прим. ред.).

Теперь откроем Первое послание к Коринфянам 14 главу и будем смотреть на это уникально, но вам нужно слышать меня в Духе Святом. Давайте посмотрим на стихи 10 и 11. Я только получаю это откровение, поэтому вы получаете его в то время, когда и я получаю, и мы все получим, когда я получу.

«Сколько, например, различных слов в мире, и ни одного из них нет без значения. Но если я не разумею значения слов, то я для говорящего чужестранец, и говорящий для меня чужестранец».

И это уникальный стих, потому что мы все знаем, что он значит. Вы знаете, что он говорит о том, что если ты встаешь и начинаешь говорить языками на служении, кто-то не понимает, что ты говоришь, они подумают, что ты сошел с ума. Поэтому если ты говоришь неизвестным языком, и кто-то не понимает тебя, ты как будто иностранец для них. Но нам нужно взглянуть на этот стих иначе, потому что мы не разумеем, что когда человек молится на языках это не он говорит. Так кто же тогда говорит? Дух Святой!

Теперь давайте прочтем с этим прозрением: но если я не разумею смысла произносимого, то я для говорящего чужестранец и говорящий для меня чужестранец. Что уникально, если посмотрите на греческом слово «смысл», оно означает «силу», «давление». Давайте переведем это таким образом: «Но если я не разумею силу произносимых слов, которыми я говорю, то я для Духа Святого чужестранец и Дух Святой чужестранец для меня». Я опасаюсь, что многие из нас, кто исполнен Им, по-прежнему чужестранцы для Него.

Ты можешь быть исполнен Духа Святого, и не знать Его. Потому что нам сказано, что языки — это необходимое свидетельство исполнения Духом Святым. Поэтому мы говорим языками только для того, чтобы доказать, что мы исполнены Им. И по сей день мы смотрим на подтверждение присутствия Духа Святого в виде знамения языков. И в то же время мы так и не познакомились с самой целью молитвы в Духе Святом.

Я сидел сегодня в своей комнате и думал о некоторых вещах, думал о названии этой церкви, потому что имя определяет ее характер. Название этой церкви переводится как «Высшее измерение» и эта церковь была призвана дать рождение конференциям: «Азуса стрит» и «Движение церквей». И я сидел там и пытался спросить: Господь, что именно значительного Ты говоришь в этот час? Что такого уникального или особенного в конференции «Азуса», кроме подбора проповедников для конференции? Чего Ты пытаешься достичь в нас? Что неправильно? Где мы споткнулись? Потому что я знаю, что эти мужи (Сеймур и его сподвижники. Прим. ред) были исполнены Духа Святого не для того, чтобы начинать еще деноминации и церкви, и обломки церквей, и различия, и доктрины. Ведь именно это и произошло с этим (пятидесятническим движением на Западе. Прим. ред.)

Я спрашивал: где мы промахнулись? И Господь начал говорить ко мне, и Он сказал: «Верон, проблема в том, что Я призвал необразованных мужей и их недостаток образования являлся их силой, а не слабостью». Я сказал: я не понимаю, потому что я тот, кто верит в образование. Я образован. Я не безграмотен. Я верю в академизм. Я обучен искусству речи. Как это может быть сильной стороной? Он сказал: потому что Я дал рождение совершенно новому, что противостояло бы тому, что уже есть на земле. Я спросил: а что уже было там?

Не поймите меня неправильно, я думаю, мы могли бы сегодня и с этим разобраться. Проблема была в том, что как только они (в 1905 году на улице Азуса. Прим. ред.) исполнились Духа Святого, они подумали, что выкупили монополию на истину. К сожалению, мы способны подняться на определенный уровень откровения истины, и после там остановиться и не двигаться в другие измерения истины, не осознавая того, что то, что мы преподавали десять лет назад, тогда называли ересью. И сегодня еще немало людей проповедуют это или принимают это, мы же чувствуем, что для нас настало время двигаться дальше, или мы можем остановиться здесь.

Что случилось тогда на улице Азуса, так это то, что люди были исполнены Духа Святого и начали говорить на иных языках, начали изгонять бесов, начали переживать движение Духа Святого и все прочие прекрасные вещи. И моментально, все остальные церкви, которые были в то время в Америке, начали называть их культом. Были баптисты, методисты, пресвитериане, католики, все они сказали: это не Бог, это бесы говорят через этих людей. Они показывают проявление бесовщины. Это именно то, что они говорили, так они обвиняли. Это было опубликовано в газетах. Когда газеты писали о том, что происходило на Азуса-стрит и спрашивали протестантского служителя-фундаменталиста: что вы думаете об этом феномене? Он говорил: это сатанинское, это не Бог, это бесовские проявления. Теперь же все эти обвинения поотмирали, потому что спустя сто лет мы по-прежнему говорим языками, и большинство их церквей говорит языками. Но сто лет назад мы были культом, лжедоктриной, еретиками, одержимыми бесами. Но мы не сдались от того, что несколько богословов сказали, что это неправильно. Мы остались верными пережитому опыту, потому что наши ощущения превосходили их богословие. И наши матери, может быть, и не знали греческий, но они знали, что они ощущали и они остались верными этому.

Но спустя некоторое время ты устаешь от того, что люди атакуют тебя, от того что люди зовут тебя еретиком, от того, что люди говорят, что ты не прав. Так что вместо того, чтобы родить учение об облечении силой свыше, позволяя Духу Святому собрать этих людей вместе и поставить на основу первоапостольского богословия, основанного на их сверхъестественных переживаниях, многие взяли фундаменталистское богословие и наложили его поверх всего этого. Хотя фундаменталистское богословие отвергает переживания этих духовных проявлений. Мы наложили его на наши ощущения хотя бы для того, чтобы нас не называли еретиками. Может, им не нравится, как мы поем как мы прославляем, может, им не нравиться, как мы поднимаем руки и может быть, они даже не согласны с тем, что мы говорим языками, но если мы согласимся во всех остальных пунктах, может быть, они оставят нас в покое? Потому что я действительно верю, что если бы эти мужи собрались вместе на основе их сверхъестественного полномочия Духа Святого и начали понимать силу смысла говорения на иных языках, что это не просто переживание, но что у Духа Святого была цель. Его цель была не в говорении языками, Его цель была не в танцах, Его цель была не в обновлении нашей мертвой засохшей религии. Но Его цель была в том, чтобы все проницать, даже в глубины Божьи, чтобы Бог уполномочил их прийти и родить богословие, которое не будет богословием других людей, не переживших этот опыт. Это будет Божьим видением, Божьей целью для Церкви.

Я верю, что тогда наше богословие не было бы таким, какое оно сегодня, если бы мы искренне покорились бы силе Духа Святого, вместо того чтобы позволять людям накладывать на нас свое богословие, чтобы мы хоть в чем-то могли чувствовать себя хорошими в их глазах. И мы подавили это.

Так что есть много вещей, в которые мы верим, хотя они опровергают наши переживания. Вот почему сегодня можно попасть в пятидесятническую церковь, которая говорит, что она не верит в пророческое. Она позволяет тебе хотя бы говорить языками, но не пророческое, но не говори: так говорит Господь. Или они позволят тебе поднимать руки, но это еще не значит, что они будут верить в чудеса. Тем более о том, что говорил один епископ, что люди получают золотые пломбы в зубах и всякие подобные вещи. И моментально люди торопятся это отвергнуть: это не от Бога. Это не Бог! И я люблю, когда люди говорят: это не Бог. И я всегда хочу спросить их: что дает тебе право давать определение Божественности? Ты знаешь Его настолько хорошо, что можешь сказать, что это не от Него? Потому ли, что у Бога есть вредная привычка появляться там, где люди говорят, что Он не может здесь появиться? Часто они говорят: там нет Бога, только чтобы доказать что ты не прав, но Он появляется именно там. Просто чтобы показать, что не ты главный, Он появится там. Говорят: Бог не будет использовать этого человека! Именно этот человек оказывается помазанным.

Люди, которыми мы пренебрегаем, это, оказывается, те, кого обычно Бог утверждает в Его царстве. У Бога есть странная привычка общаться с теми людьми, которых отвергли другие. Ты не хочешь, даже садиться рядом с ними? Это хорошо. Оставь место для Бога, Он сядет рядом с ними.

Поэтому мы наложили человеческое богословие поверх, и теперь нам всегда дважды надо подумать, чтобы не обидеть кого-то. Потому что мы застряли в богословии, которое на самом деле не наше. О, я знаю, что мы боимся этого слова, но оно принадлежит ранней церкви. Итак, мы застряли теперь с богословием, которое не отражает нашего опыта. И что мы делаем? Мы делаем так, чтобы наши ощущения вписывались в их богословие. И как только наши ощущения прорываются за пределы этого богословия, тогда откуда ни возьмись, выскакивает некий Александр и все остальные, пытающиеся доказать, что ты не прав, и все это не то.

Послушай, мы никуда не вписываемся. Сила Духа Святого не ограничена человеческим богословием. Бог никогда не говорил Моисею: построй Мне дом. Он никогда не говорил Давиду: построй Мне дом. Он не говорил Соломону: построй Мне храм. Он сказал: сделай Мне ковчег, продень деревянные шесты через него, потому что Я люблю двигаться. Всякий раз, когда ты думаешь, что монополизировал истину и говоришь: вот здесь Бог, то Бог уже движется. Потому что Он никогда не позволил никому определять Его. Определения принадлежат Ему, ощущения принадлежат нам.

Итак, мы не знаем значение силы иных языков. Мы не знаем силы того, что Бог заложил в нас. Мы свели проявление Святого Духа к привычным возгласам. Но есть нечто большее. Он больше всего этого.

Кто-то однажды спросил меня: епископ Аш, что такое ходатайство? Я сказал: ходатайствовать, это значит говорить Богу, что Бог сказал тебе сказать Ему. Это — приходить не с твоим, а с Его списком. Это значит, получить Его список, и молиться о том, о чем Он хочет, а не о чем вам хочется молиться. Потому что зачастую то, о чем мы молимся, это не для нашей пользы. Истолкуйте это. Итак, он говорит здесь, что если я не знаю значения силы молитвы языком Духа Святого, то я чужестранец Духу Святому. И зачастую мы на самом деле являемся чужестранцами Духу Святому.

Уделите мне пять минут и порассуждайте.

Знаете ли вы, что самое ужасное бывает в церкви? Это то, что мы вас воодушевляем быть умными во всем, и даже что касается вашей работы. Мы хотим, чтобы ты был умным, потому что чем умней ты на работе, тем больше заработаешь денег. Чем больше денег ты зарабатываешь, тем большую десятину ты приносишь. Иначе у тебя ничего не будет и у нас ничего не будет. А когда касается Духа Святого?.. На заре рождения пятидесятнического движения многие мужи Божьи, может, и были необразованны, но они не были невеждами в духовном. Есть разница. Образованность не всегда подразумевает ум. Я встречал некоторых образованных невежд, и я встречал некоторых необразованных мудрецов. И поэтому эти люди воспринимали вещи, которые Бог давал им. А вместо этого мы просто насаждаем сейчас невежество: лишь только веруй, не рассуждай о Боге!

Конечно, некоторые из вас хотели верить, что вы Богу двоюродная родня, молитвенный круг замкнут и огонь всегда горит, я никогда, никогда, не сомневался в Боге! Никогда! Твои сомнения не пугают Его, они пугают нас. Они не пугают Его. Он не обидится, если ты посмотришь на Него и скажешь: я не верю в Тебя. Он знает Кто Он такой! Он есть абсолютные знание и власть! Так что если ты скажешь: я не верю, это не меняет Его. Это Его не печалит. Потому что Он знает, что рано или поздно ты все равно поверишь. Он никуда не торопится. Он во всех временах одновременно. Он позволяет тебе пройти через твой процесс. Потому что зачастую вера, которая есть у нас, это не наша вера. Она была передана нам кем-то еще. Таким образом, моя вера на самом деле не моя, но она основана на вере проповедника, который проповедовал Евангелие, которое привело меня к покаянию. Или моя вера не моя, но вера моих родителей, которая была передана мне и совпадает с моими ощущениями и, хотя она чиста и истинна, это по-прежнему то, что я получил от культуры или получил по наследству, или получил от семьи. Моя вера — это не моя вера, но это то, что я получил от кассеты или книги или от чего-то еще. И Бог говорит: это не твоя вера, пойми, Мне нужна твоя вера, не то, что люди говорят обо Мне, Мне нужно знать, что говоришь ты о Том, Кто Я. Поэтому Мне нужно снять с тебя все то, что ты узнал обо Мне от других. Чтобы ты и Я могли войти в комнату вместе и отсортировать все, пока ты не узнаешь что Я — это Я, а не кто иной, тогда молитвы твоей мамы не помогут тебе, молитвы твоего папы не помогут тебе. Молитвы твоего пастора не помогут тебе. Это Я и ты, друг Мой, и не кто иной. Пока выходя из комнаты, ты не скажешь: я верю!

Ты теряешь это и некоторые из вас чувствовали, как будто вы в отступничестве. Ты не в отступничестве, Бог сражается с тобой, пока ты не познаешь Его на Его условиях, а не на чьих-то еще. Ты учишься смыслу понимать Его голос.

Вернемся к тому, что я говорил. Если бы мы рассуждали о том, что имеем! Прежде всего, послушайте, у нас есть личность Духа Святого, у нас есть Бог, полнота Божья, что противоречит ранней Арианской ереси, которая не верила, что Дух Святой есть Бог, живущий в нас. По какой-то причине Бог захотел жить в нас. Бог! Да, мы говорим аминь на это, но мы, как должно, не знаем этого. Это Бог, Кто не далек от нас, но Он хочет жить в нас. Не там, но здесь. Мы молимся где-то, мы молимся прямо здесь. Пойми, мы делаем ту же ошибку, которую сделали Мария и Иосиф: «Вы не видели, где Он? Мы потеряли Иисуса! Вы видели Его? Где Он?» Они идут и ищут Его по всему Иерусалиму и не могут найти Его. Наконец, они пошли в храм, а Он там проповедует. Они заходят и говорят Ему: где Ты был? Он говорит: извините, что? Я где был? Почему вы искали Меня? Уж вы то, должны были знать, что Я буду в храме! В пределе Отца Моего. Почему вы искали там, когда вы должны были искать в храме? Он не там, Он всегда здесь. Мы ищем Его, зовем Бога, чтобы Он никогда не покинул и не оставил нас, а Он в нас. А Мария вообще растерялась. Она сказала: я и Твой отец… Неправильные слова. Потому что Иосиф не был Его отцом. И часто мы хотим приписать Божественное плоти. Мы хотим приписать кому-то достижение того, что сделал Бог. Вы слушаете меня Духом Святым?

Мы выясняем силу голоса Духа Святого, смысл Голоса. Так что в нас есть сила Божьего голоса, буквально — голос Божий. Тот же самый голос, который сказал: «Да будет!» Это тот же голос, который, когда ты начинаешь приходить в восторг, проявляется у тебя в наречии языков. Тот же самый голос. Может, не тот же язык, но тот же голос. Он не сказал: если ты не знаешь значение языка, Он сказал: если ты не понимаешь голоса Духа, значение голоса власти, что Бог дал тебе. И зачастую мы не понимаем, что мы имеем, и потому мы живем жизнью поражения. Мы позволяем внешним ситуациям мешать нашим внутренним откровениям. Мы не живем в храме, мы снаружи ищем Его. А Он сказал: я никогда не оставлю вас и никогда не покину вас. Он здесь, внутри и есть причина, почему Он здесь.

Послушайте, что говорится в стихе тринадцатом: «А потому, говорящий на незнакомом языке, молись о даре истолкования» (1Кор. 14:13). Стих четырнадцатый: «ибо, когда я молюсь на незнакомом языке, то дух мой молится, а ум мой остается без плода». Мой дух молится. Это не я молюсь, это мой дух молится. Мой разум бесплоден. Поймите часть проблемы, мы думаем: почему мое понимание бесплодно? Потому что нам не надо знать, о чем молится Дух. Потому что если бы мы знали, о чем Он молится, мы бы сопротивлялись этому. Дух молится таинствами, дабы мы не противостояли Божьей цели. Потому что зачастую то, чего хочет для нас Бог, это не то, чего хотим мы. И поэтому, несмотря на то, что я высоко ценю подход современного христианства к некоторым аспектам, что очень необходимо, нам надо понять Божий суверенитет в нашей вере. Вера это не столько то, что Бог делает, а это то, Кто есть Бог. И что Богу не надо ничего делать, чтобы доказать, Кто Он такой. Он — целитель, вне зависимости, исцелены мы или нет. Он — благословитель, вне зависимости, благословлены мы или нет. И что уникально — вместо того чтобы называть и провозглашать, вам нужно понять поклонение в Духе. Оно является предпосылкой для чудес. Потому что слово благословить — «барак», означает благословлять Господа. «Благослови душа моя Господа», что переводится, как кланяться, но корневое слово для «барак», означает благословить слово, которое обозначает «творить». Корневое слово к «благословлять» переводится, как творить, если я благословляю, я творю. Вы слушаете меня?

Позвольте мне озвучить это так. Если я говорю, что Он целитель, неминуемо я буду исцелен. Если я говорю что Он благословитель, значит, это произойдет, я буду благословлен. Если я говорю, что Он освободитель, я буду освобожден. Если я говорю что Он путеводитель, Он укажет путь. Поэтому вместо того, чтобы пытаться заставить это случиться, постоянно говоря: исцели меня, исцели меня, мне надо говорить: Ты целитель, Ты целитель, Ты благословитель, Ты благословитель, Ты путеводитель! Тогда что-то происходит. Вот почему в книге Бытие Дух Святой двигался, когда Бог говорил. Дух Святой не двигался, пока Бог не проговорил. «И сказал Бог: Да будет свет! И стал свет». Почему появился свет? Потому что Дух Святой начал двигаться над водами. Когда Бог сказал: «Да будет свет», Он не говорил о рассеянии тьмы, Он рассказывал о Своей природе, что Его натура — это Слово в движении. Поэтому когда мы исполнены силой Духа Святого, Бог дает нам слово. То же самое Слово, которое признает вселенная. Бог говорит: «Ибо Ты возвеличил Слово Твое превыше всякого имени Твоего» (Пс. 137:2).

Это смущает меня. Потому что мы так часто заняты беспокойством о Его имени, что Бог говорит: вы так и не увидели Моего Слова. Бог заботится о Своем собственном имени. Бог говорит: не беспокойся, ты не запятнаешь Мое имя. Несколько из вас, попавших в проблему, вы не испортите Мне репутации. Вам это просто не дано. Но Мое Слово, вот что Я почитаю.

Все было сотворено Его Словом. Миры были сотворены Его Словом. Мы — слово от Слова с большой буквы, мы «логос» от «Логоса», которое Его Слово. В начале сказал Бог. И то, что сказал Бог, отмечено и отпечатано на всем, чтобы все знало, что оно есть. И Бог говорит: Я почитаю Мое Слово выше Моего имени. Чтобы те, кто не знает Моего имени, все равно столкнулись с Моим Словом.

Святой Афанасий сказал: Бог стал человеком, чтобы человек стал как Он. И поэтому вся цель в воплощении была не в воскрешении. Нет? Нет. Потому что вопрос о спасении был решен еще от начала.

Пойми, Адам был спасен еще до того, как вкусил от плода. Голгофа не была запасным вариантом. Ты думаешь, что Бог создал Адама и после, когда Адам попался, Бог подумал: Я могу исправить это через Голгофу! У Бога Голгофа была от начала. Адам был лишь способом ее реализации. Потому что Бог захотел стать как мы, чтобы мы могли стать как Он. Он пришел не для того только, чтобы спасти нас от греха, об этом позаботились еще до сотворения мира. Он пришел, чтобы стать таким как мы, чтобы Он смог сделать нас, такими как Он. Он должен был познать нас, чтобы мы смогли познать Его. Ты не можешь знать того, кто не знает тебя. Поэтому Он должен был познать нас, чтобы мы смогли познать Его. Он должен был стать, как мы, чтобы мы смогли стать как Он. Потому что ты можешь знать и вдруг познать. Ты что-то можешь знать здесь, но если ты не познаешь Его, все остальное ничего не значит. Бог познал это здесь, для этого Ему нужно было стать как мы. Он знал, что такое боль, но Ему не доводилось ощущать боль, потому что Он был чистое Божество. И Его Божественность и Его власть отвергали ощущать боль. Поэтому Бог стал, как мы, чтобы Он смог прочувствовать, что такое боль. Он стал, как мы, чтобы прочувствовать, что такое объятие матери, слезы на глазах, чтобы знать, что такое предательство друга. Чтобы когда ты проходишь через свою геенну, через свой «шеол», у тебя был бы такой Первосвященник, Которого затрагивают твои трудности. Он все знает!

Первое к Коринфянам, вторая глава, стих семь: «но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы». Если бы они действительно понимали, зачем Он пришел, они не стали бы убивать Его. И дело было не только в пролитии Его крови, что-то еще происходило. Потому что до той поры, пока Он был в одном теле, Он не мог быть с нами.

«Иисус же сказал им в ответ: пришел час прославиться Сыну Человеческому» (Ин. 12:23), «И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Ин. 12:32).

Когда они убьют Меня, они высвободят, то, что было в одном теле, во многие тела. До той поры пока Я жив, Я ограничен временем, местом и пространством. Я могу быть только в одном месте, в одно время и в одном теле. Но когда они убьют Меня, Я свободен, чтобы быть во всех их. Они убили одного Сына, и в день Пятидесятницы у Бога было уже сто двадцать сыновей. Они не умирают, они умножаются. Царствие Божье расширяется. Библия говорит: «Взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евр. 12:2).

Мы думаем, что радостью было воскрешение. Оно было не в воскрешении, потому что воскрешения были и раньше, Он воскрешал людей. Илия пророк воскрешал людей, Елисей воскрешал людей. Люди воскресали во все времена, это было нормальным явлением. Лазарь пережил Его смерть. Он был во гробе три дня, а Лазарь был там четыре, если нас интересуют рекорды. Предстоящая Ему радость была не в воскрешении. Предстоящая Ему радость была Церковь. Это были мы. Пойми, мы, вот чего Он хотел все это время. Не Адам был тем, чего Он хотел. Он не хотел одного человека в саду. Он хотел много людей, много проявлений Себя. Чтобы Он мог посмотреть вниз и сказать: это Я! Который из них? Все! Все они — это Я.

Пойми, Бог не желает, чтобы кто-нибудь погиб. Кто из вас понимает, что Бог получает то, чего желает? Может ты не получаешь всего чего желаешь, но Бог получает все что желает. У нас, видите ли, есть концепция, что есть воля вне Божьей воли. Нет воли вне Божьей воли. Есть только Божья воля. Никто из нас не достаточно велик, чтобы иметь свою собственную волю. Некоторые из вас думают, что смогут сопротивляться Богу, и некоторым из вас нужно пройти «университет кита», как Иона прошел. Потому что если у тебя есть воля, как получилось так, что у Ионы ее не оказалось? Все что досталось Ионе, был кит, ему не дана была воля, он получил «Освободи меня!» Я слышу, как люди встают и говорят: «Господь призвал меня, но я убежал». Я говорю: погоди, тебе удалось бежать? Нам можно убегать? Как получилось, что это не входило в твой контракт? «Господь проговорил ко мне, но я не сделал то, что Он сказал». Ты мне говоришь, что можно не делать, что Он сказал? Я видно не читал примечаний к контракту. Ионе не досталось иметь своей воли, что он имел, так это варианты, не волю. Бог сказал: Ты можешь сделать это по-Моему, или ты хочешь по-своему? Но, так или иначе, это будет сделано. Хочешь сделать легче можешь пойти Моим путем. Ты будешь проповедовать в Ниневии, но лучше было бы лодкой… Тебе следовало бы петь эту песню, которую поют, где говорится: «Да Господь! Да!» О нет, ты хочешь быть пророком и бежать. Ты просто поначитался разных дезинформаторов, ты подумал, что у тебя есть свобода воли, что ты можешь сопротивляться Богу.

Вы Меня, конечно, извините… Можно мне испортить вам один стишок? Потому что это освободит вас. «За все благодарите, ибо такова о вас воля Божья во Христе Иисусе» (1 Фес. 5:18). И вот мы думаем так: ух ты, колесо спустило! Мне нужно воздавать благодарение? Мы говорим: «во всем» и это правильно, но до нас по-прежнему не доходит. Хочу вам дать версию перевода епископа Аша: «Во всем благодарите, ибо такова воля Божья, воля Божья», не в том, чтобы вы благодарили, воля Божья в этом всем. Вот почему вы можете благодарить. До вас дошло? Во всем благодарите, потому что это воля Божья во Христе Иисусе. Какова воля Божья? Все что происходит. Почему вы можете благодарить? Но вы не знаете, через что я прохожу?! Неважно, такова воля Божья. Вы можете себе представить, что если бы у вас был выбор за что благодарить, если вы сможете определить, Божья ли это воля? Прежде чем ты скажешь спасибо, тебе нужно определит Бог это или нет?

Истина в том, что ты не способен определить. Иногда мы, не знаем то ли это Божье наказание, то ли дьявол атакует нас. Иногда невозможно определить между бесовской атакой и Божьим взысканием. Вы можете себе представить Иосифа, который говорит: погодите минутку! Этот ров — это Бог, или это дьявол? Мне связывать дьявола или благодарить Бога? Благодарить Бога, потому что этот ров был тропой ко дворцу. Бог предназначил. Во всем, во всем благодарите. Это все и есть Бог, все, через что ты проходишь. Вот почему Давид сказал: благо мне, что я пострадал. Не будет благо мне прямо сейчас, потому что сейчас утверждается на моем было. И не может быть «сейчас» пока не было «было». Я могу благодарить Бога за то что «было» и за то, что «есть». Я не мог благодарить Бога тогда, но, оглядываясь, удивляется душа моя. Как я выкарабкался?! Кто из вас слышит меня Духом Святым? И зачастую в этих испытаниях ты пытаешься разобраться, связывать мне это, или благодарить?

Благодари! Ты никогда не промахнешься, когда благодаришь. Ты никогда не споткнешься, когда благодаришь. Ты никогда не ошибешься, когда благодаришь. Иногда, если ты попытаешься связывать дьявола, а может это и не дьявол. Но даже если это и дьявол, он ничего не делает, если Бог не позволит ему делать это. Вот почему тебе нужно знать силу, которая в голосе Духа Святого, которым ты молишься.

Церковь — это не звездные войны. Что-то подходит для хорошей музыки, но хромает в богословии. Есть сегодня целое движение и я не против него, но я думаю, что нам нужен здесь некий баланс, когда мы пытаемся определять власти и начальства и мироправителей тьмы. У нас есть целое движение духовной брани, мы назначаем солдат и генералов, и все такое, и я ценю это, потому что нам надлежит быть вовлеченными в некоторые сферы духовной брани. Но мы не совсем понимаем, что это такое? Потому что правда в том, что прежде всего, позвольте мне сказать вам следующее: дьявол не воюет против Бога. Войны нет. Потому что первый закон войны и битвы в том, что война возможна лишь тогда, когда противостоящая сторона равна или сильнее.

Итак, мы верим, что дьявол в аду, и он рассылает своих генералов: О, смотри! Они опять пошли в церковь молится! Иди, займись ими. А ты возьми лейтенанта, идите вон туда. А ты возьми бесов вон туда. Нет, нет, не так все устроено! Вам нужно почитать ваши Библии: И пришли сыны Божьи предстать пред Господом, между ними пришел и сатана. И Бог говорит: что ты делаешь здесь? Он говорит: я делаю то, что всегда делал, хожу вдоль и поперек. Что он делает? Рыскает. Ища чего? Кого? Кого может, а не кого хочет, поглотить. Кого ему дали разрешение поглотить. Вы не слышите меня!.. Так что, кого он атакует, сначала он получил разрешение атаковать их. И даже, если ты скажешь: «благодарю Господь!», ты по-прежнему правильно поступаешь, потому что, в конце концов, он делает это потому, что получил разрешение от Бога, и что у Бога была уверенность, что ты не упадешь. По сути, Он ждет от тебя того отклика, который Он же тебе и дал. Просто благодарите. Вот почему Иов понимал, Господь дал, и может, мы пытаемся оспаривать богословский контекст того, что Господь взял, но, в конце концов, Господь все-таки берет.

Вы знаете, даже в суде Америки сегодня, есть какой-то здравый смысл: если твой ребенок сделал что-то, они сажают тебя, твой ребенок разбил окно, ты платишь за это. Поэтому, даже если дьявол делает что-то, в конце концов, Бог ответственен за это. Может не напрямую но, в конце концов. Так что ты никогда не промахнешься, воздавая благодарение. Потому что это то, чего Он ожидает, твоей совершенной хвалы, которая есть совершенная покорность Богу во всех ситуациях. Это то, чего мы не хотим делать, за что не хотим воздавать благодарение.

Стих девять, и мне это нравится, потому что мы цитируем это, но не понимаем. Итак, написано: «не видел того глаз, и не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что Бог приготовил любящим Его». Видишь? Всегда будет что-то, чего ты не знаешь. Потому что некоторые вещи, это следующий стих: «Бог открыл это Духом Своим». Ибо Дух кое-что исследует? Написано: исследует все! Снаружи этого всего уже ничего нет. Он исследует все. И даже глубины Божьи. Знаешь ли ты о том, что твой дух, когда Он дал тебе Дух, Он дал это тебе не для того чтобы кричать. Это так, побочный продукт, это лишь гарнир, это не само блюдо. Он дал нам Дух чтобы мы смогли воспринять все о Боге, но вместо этого мы спорим о Нем, вместо восприятия Его. Вместо этого мы сковали Его, вместо того чтобы воспринимать Его. И в этом наше отчаяние, когда мы говорим: мы знаем, что есть другой уровень, если бы мы не были бы ограничены богословием, которое ограничено другими людьми. Вот почему я верю, что даже конференция «Азуса-стрит» не просто для того, чтобы собирать великих проповедников, но она, для того чтобы собирать людей которые слышат, что Бог говорит, не ограничиваясь программами которые говорят: вот о чем ты будешь проповедовать, что тебе надо сказать. Есть люди, которые собираются вместе, чтобы различать, какие у тебя были намерения о Духе. Ты намеревался Им обновить наши мертвые засохшие деноминации, или ты намеревался, чтобы мы восприняли и поняли глубины Божьи?

Богу не нравятся поверхностные люди.

Кто-то сказал мне однажды: ты слишком глубок. Один пастор сказал мне: епископ Аш, мы хотим, чтобы ты приехал и проповедовал в нашей церкви. Я сказал: это чудесно! Он продолжил: лет через восемьдесят, когда мы будем готовы слушать тебя…

Многие боятся уйти глубоко. Мы боимся того, что Дух говорит. Потому что, если этого еще не слышали, и никто другой не провозгласил этого, может это неправда? Мы боимся встать в одиночку, но иногда ты просто должен стать один, не вечно же стоять будешь и провозглашать, но некоторое время, пока кто-то еще, имеющий уши, не услышит. Мы не спорим об истине, мы провозглашаем живую истину, мы преподаем ее снова и снова. И когда преподаются лжеучения, одной проповедью от лжи не избавишься, и одной конференцией тоже. Тебе нужно провозглашать это снова и снова пока люди не воспримут, что делает Бог. Есть люди, которые знают, что в Боге есть нечто большее, и вот почему они не довольны современной церковью. Потому что все, что церковь дала им, это Святой Дух, а теперь они у буддистов, или с индусами, у индейцев, или в Нью Эйдж рассматривают хрусталь, и тому подобное. Я спрашиваю его: ты кто теперь? — Мы верим в исцеление от Бога. — Я тоже верю. — Я использую хрустальные шары. – А!..

Почему они покидают церковь? Дайте мне поделится с вами. Однажды я встретил одного пастора: «Привет! Как у тебя дела?» Он лезет в карман достает свой бумажник: вот здесь мне годик. И я вижу чудное милое дитя. А вот тут мне уже два. Когда я спросил брата как у него дела, он показал мне фото того, как рождался, а ему уже сорок пять. И вся его жизнь подытожена фактом его рождения. Так же бывает и у нас, часто вершиной нашего свидетельства является: «Я спасен!» Это то, что Бог сделал, но мы так и не перешли на новый уровень познания славы. Я могу прийти сюда в церковь и сказать: епископ, я знаю, что я пророк, но некоторые вещи заметны и без дара пророчества.

Итак: ибо кто из человеков знает, что в духе человека, кроме духа человеческого живущего в нем, так и Божьего ни кто не знает, кроме Духа Божьего. Итак, кто знает Бога? Только Дух Божий. Цель, для чего тебе дан Дух, — чтобы познать Бога, цель Духа явить полноту Божью. В том чтобы явить то, что не может быть явлено другим путем, или то, что твой человеческий разум не может объять. Это для того, чтобы Бог мог ощутить Себя Богом через тебя. Бог живет Свою жизнь через тебя. И в ответ Он получает твой уникальный вклад в то, Кто Он есть. Это твое восприятие Его Божественности, это твое восприятие Его чуда. Ты поклоняешься не так, как другие поклоняются, это несколько иначе, чтобы Бог мог быть все во всем. Если Он Бог только в некоторых Он не может быть Богом надо всем. Единственное когда Он может быть Богом надо всем, это тогда, когда Он Бог во всем. Ты понял это?

Итак, Он изливает Себя на нас силой Духа Святого. И вот, мы только начали говорить языками и нас понесло… и мы думаем, что это подытоживает все. «Ты знаешь, я получил, я получил! Приходи к Духу Святому!» И это итоговый результат нашего переживания? Бог говорит: неужели это и все, что Я есть? Я живу в тебе, и самое лучшее, на что тебя хватает, это на заевшую пластинку, потому что дальше тебе уже невозможно двигаться? Это Максимум на что ты способен со Словом, которое провозглашает: «Да будет свет!», превратить Его в пританцовывание? Максимум, на что тебя хватает с Моей силой, которая внутри твоего внутреннего Святого Святых — святилища, твоей освященной души?

Я снизошел с небес и вошел внутрь тебя, и дал тебе иной язык, голосу которому школа не учила тебя. Язык, который ты не можешь распознать. И всякий раз, когда ты говоришь, или молишься языками…

Позвольте мне исправить недопонимание. Ходатайство. Кто-то говорит: я проснулся среди ночи (слава Богу) и я просто начал говорить языками и не знал, о чем я говорил языками, я просто говорил языками и думал, что я молился о тебе. Нет, нет и еще раз нет! Написано: «Кто говорит на незнакомом языке, тот назидает себя» (1Кор. 14:4). Ты ни за кого не ходатайствовал, ты ходатайствовал за себя. Основная работа Духа Святого на этом уровне твоего возраста — ходатайствовать за тебя, не за кого больше, только за тебя.

Когда ты стоишь, молясь языками, ты не молишься за них, Дух Святой молится за тебя. Он пробуждает тебя, чтобы освободить тебя от твоего худшего врага — от тебя самого.

Я проснулся и начал молится в Духе Святом. Это Дух Святой начал проникать, Он говорил тебе, что есть что-то в Боге, что тебе нужно узнать, чего ты еще не ощутил. Есть более высокие высоты, есть более глубокие глубины, есть высшее измерение, есть слава! И Я приведу тебя к ней!

X