Плеть или узы любви? - Марк Стибб

12:00 -- 01.11.2006

В боевые планы сатаны входит сделать все возможное, чтобы помешать нам наслаждаться славной свободой детей Божьих. Он прилагает все усилия, чтобы убедить нас, что мы должны заслужить принятие Отца своим внешним поведением, а не принять его как дар. Многие верующие попадаются на крючок этого обмана; и со временем они уже не пылают огнем любви к Богу, а истлевают в истощении физических и духовных сил.

Для таких людей Отец кажется все более и более далеким. Христианское служение становиться тягостной обязанностью, а не постоянной радостью, и человек попадает под гнет духа рабства и страха. И уже не Дух Святой влечет их в более глубокое и сладостное общение с Аввой Отцом, а плоть загоняет их в еще большее истощение. Это путь фарисея, и внешне это всегда выражается в религиозной форме без духовной жизни и силы. Я убедился в этом на своем личном опыте.

Около пяти лет назад я остро почувствовал сухость в моей жизни с Богом в моем служении ему. В моих молитвах я больше не чувствовал близкого Божьего присутствия. Он казался далеким и безучастным.

Однажды воскресным вечером в октябре 1995 года я признался в этом моей жене Эли. Она показала мне место из Писания, которое уже несколько дней чувствовала необходимость напомнить мне: 'Но Он [Иисус] уходил в пустынные места и молился' (Лук. 5:16). Пока мы разговаривали, у меня появилось леденящее предчувствие неладного и страх от слов этого стиха. Сначала я подумал, что это религиозное чувство вины от того, что раньше я не уделял больше времени, чтобы молиться часами. Но потом, я понял, что это что-то более глубокое. Я заметил, что настоящая проблема была в том, что я боялся остаться наедине с Отцом.

Мы разговаривал дальше, и Эли предположила, что причиной этого страха может быть тот факт, что мой отец бросил меня, когда я был еще младенцем. Моя сестра-близнец и я родились в 1960, и нас почти сразу же поместили в детдом в Лондоне, где мы пробыли первые семь месяцев своей жизни. Папа ушел еще даже до того, как мы родились, посчитав, что воспитание близнецов будет слишком большим грузом для него. Но наша мать в одиночку не смогла бы о нас позаботиться. Поэтому мама, в смятении и с чувством вины отдала нас в детдом, пока папа наслаждался разгульной жизнью.

Мой образ отца был сильно обезображен этими событиями. 'Не сближайся ни с кем, кто мог бы выступить в роли отца в твоей жизни; он все равно потом бросит тебя' - таков был мой девиз. В тот вечер в разговоре с Эли мы начали видеть, что в моей сердце была преграда, которая говорила Богу: 'Держись на расстоянии!' Но ведь Иисус пришел, чтобы показать нам, что Бог не жестокий космический диктатор, но любящий Отец, который жаждет общаться с нами, Его детьми. Стало ясно, что я не смогу переживать близкое общение с моим небесным Отцом, пока не прощу моего земного отца.

Времена установленные Отцом всегда самые подходящие. На следующий же день, я должен был ехать в Торонто на ежегодную конференцию 'Поймай огонь' в Христианскую общину 'Торонто Аэропорт'. Я слышал рассказы о том, как огонь сошел во время служений с Рэнди Кларком в январе 1994. Я также слышал рассказ епископа Дэвида Питчеса о том, как это обновление повлияло на его жизнь, когда он был на встрече лидеров в церкви 'Холи Тринити Брамптон' в июле 1994. И хотя раньше меня уже не раз приглашали в Торонто, мне до тех казалось, что еще не время ехать.

Перед тем, как мы окончили наш разговор в тот воскресный вечер, Эли помолилась за меня. 'Господь, если это действительно Ты нам все это показывал, и Ты хочешь исцелить от этого чувства брошенности, тогда пошли Марку кого-нибудь на конференции, кто бы подтвердил это слово, и кого бы Ты использовал, чтобы принести исцеление и свободу, во имя Иисуса'.

На следующий день я отправился в Торонто. Когда я зашел в мой гостиничный номер, то помню, что очень опасался оставаться один, и сразу же позвонил Эли. А потом уставился в телевизор, чтобы найти занятие и утешение. Потом, в конце концов, я решил обратиться к Богу! Я помолился молитвой, пример которой мне дала Эли.

Во вторник я пошел на первое собрание конференции. Поклонение было сладостным, глубоким и богатым. Учение исходило из пламенного сердца. Потом пришло время молитвы. Я выбежал вперед на молитву, как и сотни других. Я уже до этого решил, что буду использовать любую возможность, чтобы за меня помолились. Даже если призовут на молитву беременных женщин, я все равно выйду!

События следующего часа изменили всю мою жизнь. Одна женщина из молитвенной команды Торонто подошла ко мне. Она понятия не имела, кто я такой, и я тоже совершенно с ней не был знаком. Она указала пальцем на мое сердце и сказала: 'Отец, разбирайся с чувством брошенности в сердце этого человека'. Потом она посмотрела на меня и спросила: 'Это для вас имеет какое-то значение?' Я ответил утвердительно и рассказал, как мои родители отказались от меня и сестры. Тогда она помолилась очень короткой молитвой: 'Отец, восполни недостаток любви в сердце этого человека'. Вот так вот просто! Никаких высокопарных слов. Ничего религиозного. Ничего сложного, просто 'Отец, восполни недостаток любви'.

Эта молитва изменила все. Я сразу же почувствовал, как что-то поднимается в моей душе. Обычно я не имел привычки к бурным эмоциям, и обычно не чувствовал ничего особенного в присутствии Духа. Но в этот раз, где-то из самой глубины моего чрева начал подниматься душераздирающий крик печали и гнева за то, что меня бросили. Я скорчился от боли и упал на пол.

В следующие несколько минут (они показались часами) я начал переживать свой гнев, который никогда раньше не чувствовал. Я вдруг понял, какая горечь у меня была на моих родителей за то, что они меня бросили, особенно на отца, который не дал даже шанса для моей мамы, моей сестры и меня пожить вместе. Лежа на полу, я в крике выпустил мое огорчение и ярость на отца.

Чтобы вы поняли то, что произошло потом, мне необходимо кое-что сначала рассказать. Где-то за шесть месяцев до этого, летом 1995, я выступал на конференции в Великобритании. После этого одна женщина прислала мне письмо. Она написала, что когда я проповедовал, у неё было видение обо мне. Она видела, что я проповедую за кафедрой, но к моей ноге привязана цепь и ядро, а в правой руке я держу золотой ключ. Она совершенно не знала толкования, но была уверенна, что я рано или поздно все пойму.

Когда я лежал на полу, Джон Арнотт подошел к микрофону. Он сказал: 'Я вижу, что у многих из вас, особенно у пастырей, прикованы к ногам цепы и ядра. Но у вас в руках есть золотой ключ, который освободит вас от цепей. Этот ключ - прощение. Поэтому простите тех, кто обил и отверг вас'.

Я точно знал, что мне надо делать. Я закричал: 'Я прощаю тебя, папа! Я прощаю то, что ты бросил и отверг меня. Я освобождаю тебя сейчас от моей горечи. Пусть Господь благословит тебя там, где ты сейчас! Пусть ты придешь к познанию Его как Спасителя!'

Когда я провозгласил это, мир Божий сошел и наполнил меня. Я полностью освободился от страха отвержения. Я почувствовал избавление от рабства, которое тяготило меня. Точнее, я почувствовал, что в моей жизни происходит сильное освобождение. Как только это было завершено, близкое общение с моим небесным Отцом было восстановлено.

Пошатываясь, я вернулся в гостиницу новым человеком, не связанным более страхом отвержения! Я лично для себя открыл прекрасную истину из Псалма 26:10

X