От сухой убежденности к пламенной любви - Джек Дир

12:00 -- 11.01.2004

Многое знать и понимать, однако, несмотря на это, не иметь настоящей удовлетворенности или даже одухотворенности – это удел многих людей, давно следующих за Христом, но мало испытавших в жизни из того, во что они, собственно, верят.  Нечто подобное давно знакомо служителю баптисткой церкви и американскому профессору богословия Джеку Диру.  У него на это были свои объяснения и оправдания.  Но вот он открывает для себя Иисуса как живого и на опыте познает то, о чем он всю жизнь лишь рассуждал и учил с кафедры.

Джек Дир увлекает нас в беспощадный анализ сухого правоверия и вводит в присутствие живого Бога.  Внимательно прочитав эту статью, многие верующие увидят возможность изменить свою жизнь, молясь об этом.

Одной из самых прекрасных моих обязанностей как профессора богословия было чтение лекций по Псалтирю.  Но как я ни любил псалмы, что-то в них меня постоянно тревожило: в чем дело, почему псалмопевцы так жадно ищут Бога?  «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже!  Жаждет душа моя к Богу...»  Псалмопевцы имели непреодолимое стремление приблизиться к Богу – и это беспокоило меня.

Тревожило меня и то, что я как христианин свою жизнь начал с предвкушения великой любви.  Я вспоминал, как, будучи новообращенным, бодрствовал до глубокой ночи, чтобы иметь возможность общаться с Богом; как я наизусть учил стихи из Библии и до трех-четырех часов ночи размышлял над ними.

Никто меня не принуждал к этому.  Я поступал так, ибо жаждал Бога.  Но, будучи профессором богословия, я уже не бодрствовал за полночь.  Правда, я и в последующие годы ощущал присутствие Бога, но что душа моя «томится» по Богу, этого я вместе с псалмопевцем сказать не мог.  Я чувствовал некую вину, когда читал такие пассажи и объяснял их студентам.

Меня беспокоила в псалмах и их эмоциональность.  Они не только выражали интенсивную радость при мысли о Боге, но призывали других в равной степени радоваться, будто это обязанность каждого верующего.  Кроме того, псалмопевцы были способны на большой размах чувств, и эта особенность мне тоже не нравилась.  Я допускал выражение эмоций во время футбольного матча, но в вопросах веры мне это казалось неуместным.

Объясняя отсутствие эмоциональности в своей деноминации (общине), Клайв Льюис говорит: «Мы слишком обеспокоены соблюдением правил хорошего тона».  У меня было такое ощущение, будто проявление эмоциональности в вере является плохим тоном.  Я не любил ее и не доверял ей.  Люди слабые поддаются чувствам; с сильными такого не случается, думал я.  Я охотно повторял, что живу по Слову Божьему, а не по влечению моих чувств.  Я даже находил некое противоречие между бурным выражением чувств и Словом Божьим.

Псалмы же не подтверждали моего мнения об эмоциональности.  Авторы их, казалось, безудержно выражали свои чувства.  Они не стеснялись ни своей жажды Бога, ни глубокой радости от Его присутствия, ни слез, проливаемых над своим грехом или по поводу удаления Бога от них.  Мой покой был нарушен тем, что мои ощущения не соответствовали их чувствам, и я не находил удовлетворяющей меня аргументации против их опыта.  Разве их переживания – норма, а отсутствие таковых у меня – нормально?

Аргументация отсутствия жажды любви

Если честно, то надо сказать: мой опыт отличается не только от опыта псалмопевцев, но и от переживаний всех выдающихся героев Библии.  Все они, казалось, горели любовью к Богу, которую я утратил.

Мне предоставлялись две возможности: либо мне следовало вернуть утраченную жажду любви, либо найти объяснение, почему я ее потерял.  Я принял богословскую систему, оправдывающую отсутствие у меня такого отношения к Богу.

Вот вкратце эта система: чувства обманчивы, на них нельзя полагаться.  Всему субъективному не следует доверять.  Библия объективна, и только она одна достойна доверия.  В Библии первейшая заповедь – любить больше всего Бога; затем – ближнего своего, как самого себя (Мф. 22:36-40).  Эта любовь заключается не в чувствах.  Основа этой любви – в следовании Божьим заповедям.  В конце концов Сам Иисус это ясно выразил в Евангилии от Иоанна. 14:15: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди».

Я понимал это так: чувства не так важны, пока мы послушны Господу.  Правильные чувства есть следствие правильных поступков.  В любом случае следование Божьим заповерям – главное.  Так как Библия – объективный документ Божьих заповедей, то можно легко проверить, следуешь ли ты им и любишь ли ты Бога.  Эту систему я проповедовал в течение ряда лет.  Все эти годы она держала меня в плену бескровной копии христианства и давала мне повод аргументировать отсутствие жажды Бога.

Я приспособился к такому виду христианства, где радикально разделялись послушание и эмоциональное выражение чувств.  Но послушание без чувств – это не что иное, как дисциплина без силы воли.  Это не любовь.  Невозможно отделить от любви жажду ее и думать, что речь все еще идет о любви.  Настоящая любовь выражается не только в делах, но и в чувствах.  Выражение чувств – неотъемлемая часть любви к Богу.

Цель христианской жизни – не только внешнее послушание, выражающееся в соблюдениях Божьих законов.  Цель – послушание Богу от всего сердца (Рим. 6:17; Еф. 6:6).

Никто не послушен Богу от всего сердца, если Божьи заповеди не записаны в его сердце.  В этом огромная разница между благочестивыми праведниками Ветхого Завета и верующими Нового.  Так как мы имеем доступ к служению Святого Духа, то Он пишет нам заветы Божьи в сердце (Иер. 31:33; Евр. 10:16).  Нам не следует удовлетворяться внешним послушанием.  Мы должны ненавидеть то, что ненавидит Бог, и любить то, что Он любит.

Я в прошлом защищал систему, которая оправдывала даже безразличие по отношению к Богу и чадам Божьим.  Но Иисус говорит лаодикийцам: «Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих».

В 1746 году Джонатан Эдвардс опубликовал книгу, главная мысль которой состояла в следующем: «Настоящая вера в большей своей части должна состоять из движений чувств».  Эдвардс видел одно из главных дел сатаны в том, что тот «...создает убеждение, будто все движения чувств и духа должны в делах веры считаться ничтожными, их следует избегать.  Он знает, что таким образом может превратить всякую веру в безжизненную формальность, исключить силу Божью и все духовное».

Эдвардс продолжает: «Как нет настоящей веры там, где царят одни только чувства, так нет настоящей веры и там, где движения чувств полностью отсутствуют.  Если мы по-настоящему поймем величие библейских событий, то они обязательно коснутся наших сердец.  Осуждение всякого чувства все более приводит к жестокосердию».

Как нас соблазняют

Трудно поверить, но почти каждый начинает свою христианскую жизнь с горячей любви к Иисусу, с томления по Нему.  Со временем многие из нас эту первую любовь теряют.  Этого не происходило бы, если бы наше богословие не внушало нам, что жизнь христианина без такой любви ко Христу нормальна.

Когда я в семнадцать лет покаялся, у меня не было никакого опыта в вере.  Я полюбил Иисуса мгновенно.  Я поглощал Его Слово, постоянно говорил с Ним и свидетельствовал о Нем моим друзьям.

Примерно через год это чувство ко Христу стало ослабевать.  Я точно не знаю, как и почему, но что-то решающим образом изменилось.  Любовь, которую я испытывал ко Христу, медленно, но верно переключилась на мою общину.  Я любил свою церковь, и мы все вместе гордились ею.  Мне стоило все большего труда понять, почему не все настоящие христиане хотели принадлежать к такого же рода общинам.

Я не думаю, что проблема состояла в том, что я слишком любил свою общину.  Я просто недостаточно любил Христа по сравнению с общиной.  Соблазн такого рода приходит постепенно и настолько скрытно, что мы, не успев его разоблачить, уже им опутаны.  Наконец я признал свою вину в том, что поставил общину выше Христа, и первоначальное чувство любви к Нему вернулось.

И опять-таки в моем стремлении пестовать любовь ко Христу я поддался соблазну.  Во время моего обучения появилась неутолимоя жажда изучения Слова Божьего.  Как богослов я в конце концов полюбил Библию больше, чем ее Автора.  Я пребывал в этой ловушке дольше, чем мне хотелось бы признать.

Незаметно для себя я стал считать изучение Библии и знание ее сущностью христианской жизни.  Потребовалось длительное время, пока я понял: знать Библию – это не одно и то же, что знать Бога, любить ее – не то же, что любить Бога, читать Библию – не равно слушанию Бога.  Фарисеи знали, любили и читали Библию, однако они не знали, не любили и не слушали Бога.  Однажды Иисус сказал им: «Пославший Меня Отец Сам засвидетельствовал о Мне.  А вы ни гласа Его никогда не слышали, ни лица Его не видели; и не имеете Слова Его, пребывающего в вас, потому что вы не веруете Тому, Которого Он послал.  Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную»  (Ин. 5:37-39).

Эти люди ежедневно проводили много часов за изучением Писания, и все же Сын Божий сказал о них, что они никогда еще не слышали голоса Отца.  Можно всю жизнь ежедневно читать Библию и никогда не услышать голоса Бога.

Так и я много проповедовал, что важно поступать так, как учит Библия, а не только знать это учение.  Я вкладывал все свои силы и почти все свое время в правильное понимание правоверного богословия, вместо того чтобы искать Сына Божьего, походить на Него.  Я никак не предполагал, сколь глубоко я погряз в этом обмане.

Некоторые соблазняются тем, что ставят духовные дары выше Господа Иисуса.  Это, кажется, произошло в Коринфе.  Другие соблазняются превышением степени чувства.  Они стараются достичь определенного уровня чувств, вместо того, чтобы стремиться к Иисусу, и легко перевозбуждаются.

Существует еще более каверзный соблазн.  Форма богослужения в церкви сильно изменилась.  Вместо того, чтобы спеть к началу два-три церковных гимна, служащих настрою, многие общины начинают с продолжительного восхваления и благодарения.  По моему мнению, в этом немало хорошего, но даже им многие соблазняются.  Некоторые поклоняются поклонению больше, чем Самому Иисусу.

Я даже встречал людей, ставивших христианский стиль жизни выше Христа.  Мне попадались члены общин и даже студенты богословия, которые обратились к определенному образу жизни, а не к Иисусу Христу.  Они любят христианскую жизнь – общение, посещение церкви, собрания, сбор средств на добрые дела, вдохновение Библией и даже молитву.  Все это можно делать, никогда не возблагодарив Иисуса Христа за то, что Он искупил нас.  Я этим хочу сказать, что почти все доброе можно поставить выше Иисуса, не ведая, что творишь.  Библия и заповеди, дары Духа, формы восхваления, свидетельствование, забота о бедных...  Мы не должны приравнивать Иисуса ни к одному из добрых дел.  Иисус – не догма, не богословская теория, не абстрактный принцип, не служение, не особая община, не деноминация, не активность, даже не образ жизни.  Иисус – личность, настоящая личность.  И Он требует, чтобы мы ставили Его выше всех этих добрых дел.  Ни одно из них не умерло за нас; за нас умер Сын Божий.  Ни одно из них не определяет нашу судьбу.  Сын Божий руководит нашей жизнью.  Каждый раз, когда я какому-либо из добрых дел уделяю больше внимания, чем Сыну Божьему, или стремлюсь к ним больше, чем к Нему, оно становится для меня идолом и уводит от Христа.  Мы скоры на то, чтобы полюбить эти добрые дела больше, чем Иисуса.  Мы так легко путаем нашу отдачу Христу с нашей отдачей одному из этих добрых дел.

Более, чем  что-либо другое, мы должны беречь и лелеять нашу горячую любовь к Богу, иначе мы ее потеряем.  Я замечаю: когда у меня на первом месте – добрые дела, они, отнимая массу времени, ущемляют мои личные отношения к Богу.  Главное в жизни – любовь к Богу, а потом к Его детям (Мф. 22:36-40).

Горячая любовь

Как уже упоминалось, мы постоянно сталкиваемся с попытками богословов и популярных проповедников свести любовь в первую очередь к исполнению долга, лишая это слово того значения, которое оно имеет в эмоциональном плане.  Любовь к Богу, лишенная эмоциональности, является вымышленной, продуктом умов современных учителей.  Это вовсе не библейское понимание любви.

Понятие «любовь» включает широкий спектр чувств, соразмерных любви к Богу.  Я имею в виду такие чувства, как восторг, стремление, рвение, расположение, жажду, голод и так далее.  Все эти чувства характерны для человека, глубоко влюбленного.

Мое большое желание, чтобы эти чувства были характерны для моего отношения к Иисусу.  Конечно же, я хочу быть послушным, но чтобы мое послушание проистекало из моей любви к Нему.  Я хочу быть послушным Иисусу не ради дисциплины или чувства долга, не из страха наказания или ради награды.  Я хочу быть послушным Ему только из любви и желания нравиться Тому, Кого я так сильно люблю.  Если на поиск Иисуса нас толкает только дисциплина, то мы в конце концов когда-нибудь откажемся от поиска.

Реальна ли эта цель, или это только мечта?  Я слышал проповеди, что в начале своих взаимоотношений с Богом ощущать любовь – это нормально, а по истечении сравнительно короткого времени нормальна замена этой любви сознанием долга и дисциплины.  Я даже слышал от некоторых учителей, что утеря эмоциональности якобы является признаком зрелости.  Я думаю, Библия говорит нам совсем обратное.  Если же мы утеряли любовь, что мы можем сделать, чтобы вновь обрести ее?

Существует три решающих шага в обретении любви к Иисусу.

У ног Иисуса

Все мы знаем, что невозможно любить кого-то, кого не знаешь.  Но Иисуса можно узнать, и чем чаще мы будем сидеть у ног Христа, тем лучше мы узнаем Его.  И чем лучше мы узнаем Его, тем больше станем любить.  Примером для нас может быть Мария.

Следует запланировать регулярное время для чтения Библии и для молитвы.  Только нельзя допустить, чтобы это чтение стало чем-то механическим, ритуальным.  Вспомним, что можно читать Библию, как фарисеи, так никогда не услышавшие голоса Божьего.  При регулярном чтении Библии и во время молитвы будем помнить, что мы встречаемся с реальной Личностью.  Эта Личность говорит, ведет, подбадривает и указывает на грехи. Бог гневается и прощает.  Мы доставляем Ему заботу или радость.  Все это говорит Библия о Боге, к Которому мы обращаемся в молитве.

Не следует думать, что мы автоматически попадаем в присутствие Бога только потому, что умеем читать.  Механическое чтение Библии или ритуальная молитва также не способствуют этому.  Псалмопевец просил Бога: «Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего» (Пс. 118:18).  Он знал, что если присутствие Бога не осветит Слово, то он не увидит чудес.  Поэтому просите о присутствии Бога, не считайте это присутствие само собой разумеющимся.  Подходите к Слову Его с горячим желанием встретиться с Личностью и вести с Нею беседу.  Да будут уши ваши настороженны, пока вы молитесь или размышляете.

Все это мы давно знаем. Со времени покаяния нас учили этому.  Проблема состоит не в незнании, а в том, что мы так не поступаем.  Когда я был пастором, одно из важнейших моих поучений состояло в том, чтобы люди читали Библию и молились.  И наиболее часто в душепопечительных беседах ме говорили о том, что они Писания не читали и не молились.  Да и большинство проповедников и членов общин, которых я встречал по всему миру, не знает регулярного чтения Библии и усиленной молитвы.

Все христиане, с которыми я в своей жизни беседовал, верят, что Слово и молитва важны, у них даже есть желание каждый день находить время для общения с Господом, но они этого просто-напросто не делают.  Чаще всего это происходит не потому, что человек осознанно не хочет этого.  Но скорее не приходит ко встрече с Богом из-за простой ошибки в планировании: время для Бога просто не предусматривается.  Люди склонны к иллюзии, что они всегда найдут время помолиться и поразмышлять над Писанием.  Это одна из успешнейших уловок дьявола.

Если вы обладаете обширным познанием Библии, но не находитесь в постоянном присутствии Бога, ваша гордыня, способная ранить других, только усиливается.  Даже если вы получили особые дары Духа, вы можете натворить бед в общине, если не будете жить в Его присутствии.  Если мы не будем искать присуствия Бога, наша любовь к Сыну Божьему не будет расти, в конце концов станем непригодны к служению.  Если же мы постоянно будем искать присутсвия Божия, ожидая при этом встречи с Личностью, то эта Личность нас не разочарует.

Сила крови

Есть еще один путь укрепления любви к Господу Иисусу.  В каждой мужечеловеческой связи время от времени возникают барьеры из недоразумений, иногда несправедливости или неправоты.  Подобие происходит и в наших взаимоотношениях с Богом.  Каждый раз, когда мы согрешаем, между Ним и нами вырастает стена.  Грех может преградить нам доступ к общению с Богом.  Это наблюдается и в наших человеческих взаимоотношениях. Если мы обидим человека, которого любим, мы не сможем наслаждаться общением с ним до тех пор, пока не будет устранено недоразумение.

Только страдания и смерть Сына Его могут убрать барьер отчуждения между Ним и нами: грех снимается с нас, поскольку мы в этом грехе покаялись и доверились силе Крови Иисуса Христа, которою грех прощается и мы очищаемся.

Это тоже одна из тех истин, которые втолковывали нам с момента покаяния.  Но я знаю многих христиан, изнемогающих под тяжестью греха.  Дело выглядит так, будто они живут под осуждением, а не в свободе искупленных Христом.  Многие рассказывали мне, что, хотя они исповедовали грех, им недоставало уверенности в прощении.  В нескольких словах покаяться в грехе – этого мало; надо глубоко верить, что силою крови Иисуса мы прощены.  Мы самостоятельно никогда не станем настолько святыми и дисциплинированными, чтобы найти доступ к Богу и получить прощение; это совершено для нас смертью и воскресением Иисуса.  Наши добрые дела, новая, измененная жизнь, наши лучшие намерения не могут снять с нас груз греха.

Его водительство

Если мы хотим любить Сына Божьего настоящей горячей любовью, нам, безусловно, необходимо еще нечто.  Всю свою жизнь христианина я снова и снова совершал одну и ту же ошибку.  Дисциплиной, добрыми намерениями, знанием Библии я пытался выработать в себе любовь к Богу.  Но, делая это, я всякий раз убеждался, что попадаю в сети законничества и самоправедности.

Однажды Бог покончил со всем этим.  Мой близкий друг рассказал мне, что он так и не смог оправиться от шока, который вызвали слова Бога: «Если твоя жизнь как христианина когда-либо окажется успешной, то это будет не оттого, что ты хорош в сведовании, а оттого, что Сын Мой хорош в водительсте.  Доверяй Его водительству, а не своему следованию».  Это Божье откровение коснулось и моего сердца.  Я понял, почему законничество и самоправедность так легко укоренились в моей жизни.

Только, пожалуйта, не поймите меня превратно.  Я не утверждаю, что нам не нужна дисциплина, знание Библии, богоугодное поведение, - все это нам необходимо.  Я имею в виду нашу установку, нашу веру.  Мы должны поступать правильно, но не должны полагаться на наши способности и силы.  Сердце наше так легко подвержено соблазну (Иер. 17:9), ноги наши так легко уклоняются от верного пути (Рим. 3:10-18). Если мы это знаем, та как можно считать, что мы можем следовать за Иисусом без Его помощи?!

Я пришел к заключению, что если я когда-либо буду иметь горячую любовь к Сыну Божьему, то не потому, что заслужил ее, а потому, что Он Сам подарит ее мне как высший и драгоценный дар.  Апостол Иаков говорит: «Желаете – и не имеете...не имеете, потому что не просите».  Бог может дать величайшие дары, нам следует просить о них.  Мне хочется побудить вас уделять больше внимания просьбе о любви к Сыну Божьему, чем любой другой молитвенной просьбе.

Такая молитва пробудила во мне больше любви к Иисусу, чем все, что я когда-либо предпринимал.  Я сделал последний стих 17-й главы Евангелия от Иоанна своей сугубо личной просьбой: «Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них».

Иисус говорит, что открыл ученикам имя Отца, то есть Он показал им, каков Отец есть. Иисус делал это, потому что хотел, чтобы ученики любили Его так, как Небесный Отец любит Сына.  Он хотел, чтобы та любовь, которую Отец испытывает к Сыну, пребывала и в Его учениках.

Я часто читал этот стих, не понимая его сути.  Когда, наконец, уразумея, я едва мог поверить.  Как мог бы я любить Иисуса так, как Бог Отец любит собственного Сына?  Конечно, никто не может любить с той же силой, с которой любит Бог.  Но, с другой стороны, никто не может быть свят, как Бог.  Однако Бог велит нам: «Святы будьте, ибо свят Я, Господь, Бог ваш» (Лев. 19:2).  Силою Духа Святого в нас мы можем быть святы в нашем жизненном хождении.  Тою же силою мы можем жить, горячо любя Господа Христа.

Я переформулировал эти слова из Евангелия Иоанна в собственную личную молитву: «Отче, дай мне Духом Твоим Святым любить Твоего Сына так, как Ты возлюбил Его».
Я произношу эту молитву утром, когда встаю; я твержу ее днем, когда мой дух между повседневными делами успокаивается, и вечером, перед сном.  Эта молитва захватила мое сердце.  Когда я произношу ее, я признаю перед Богом, что без действия Бога через Духа Святого я никогда не смогу полюбить Сына Божьего этой горячей, неугасимой любовью.  Я признаю перед Ним, что моя богобоязненность, моя дисциплина, мое знание Писания недостаточны, чтобы всем сердцем любить Сына Божьего.  Я могу начать иначе мыслить, но только Дух Святой может изменить мое сердце.  Божественная любовь может быть дарована лишь Самим Богом.  Если вы будете молиться от всего сердца, то любовь к Сыну Божьему пронзит вашу душу.  Могут пройти месяцы, даже годы, прежде чем вы заметите ощутимую разницу.  Скорее всего вы никогда не сможете определенно сказать, в какой день и час горячая любовь к Иисусу полностью охватила вас.  Но это заметят другие. Они скажут, что вы изменились, что вы стали другим.  Они скажут вам, что замечают в вас приветливость и нежность, которых прежде не было.  В вашей любви к Сыну Божьему будет нечто, чего не было прежде.

Не будьте пассивны, когда дело идет о горячей любви к Сыну Божьему.  Сделайте ее центром вашей жизни.  Устремляйте взгляд на Сына Божьего, не спускайте с Него глаз, и вы обнаружите, что становитесь похожим на Него.

X