Таллиннское движение пробуждения

12:00 -- 22.12.2014

Интервью с епископом Янисом Озалинкевич провел 10 июня 2001 года Иванас Шкулис. Перепечатано дословно, без изменения стиля и орфографии с аудио кассеты, которая хранится в личном архиве Иванаса Шкулиса.

В интервью брат Янис называет много фамилий и имен. Но из-за плохого качества записи, а также что брат Янис говорит по-русски с акцентом, часто произношение фамилий было трудно разобрать. Кроме того, трудные для написания эстонские и финские имена и фамилии, которые часто встречаются в тексте. Приносим наши извинения за эти технические погрешности.

Вступление Иванаса Шкулиса

Мне очень хотелось однажды встретить брата Яниса и поговорить с ним о Таллиннском движении пробуждения. Потому что я знаю, давно знаю, с того момента, как в Вильнюсе они были, и что Господь там делал, я до сих пор помню это. Чудесный вечер, который мы имели тогда. Я сам был в Таллинне два раза. Был на этих служениях. И мне хотелось вот от человека, который участвовал в этом движении, просто поговорить с ним и расспросить, как на самом деле это было.

Причина этого интервью, потому что я сегодня слышу разные среди пятидесятников толки. Янис не то, что слышал от кого-то, но он сам видел и сам знал. И сам был непосредственным участником этого движения. Он очевидец этих событий.

И мы имеем такую возможность, встретиться в нашем молодежном лагере сегодня 10 июля 2001 года. Вот мы находимся здесь в молодежном лагере. Это в Игналинском районе, на берегу озера. Брат Янис приехал, чтобы проповедовать. Он проповедовал сегодня. Он немножко рассказывал пятидесятническую историю. Зная, что сегодня в лагере проповедует брат Янис, я  специально приехал сюда повидать моего брата. И также получить у него интервью.

И. Ш.  Итак брат Янис, я хотел бы, чтобы может быть, вы начали с того, как началось и откуда началось это движение. Где оно происходило. Мы немножко уже говорили о том, что оно началось и происходило в баптистской церкви Оливесте. Вообще, давайте, может быть, отсюда начнем. Хорошо?

Я. О. Вся проблема начала и истоки этого движения, талллиннского движения это есть начало того, что началось движение Мили Вайнен, евангелист, пастор в Финляндии. И он трудился, Бог его сильно употреблял.

Надо сказать, что все пятидесятническое движение оно привезенное. Воронаев приехал из Соединенных Штатов, Джеймс Гревиньш приехал из Соединенных Штатов. И они были те, которые сеяли пятидесятническое движение в бывшем Советском Союзе. В то время это были раздельные республики разные. Об этом надо думать.

Скажем, это же самое интересное есть то, что еще до Советского Союза в Эстонии церкви пятидесятников были закрыты и церкви подсоединились к церквам баптистским или просто принимали название баптистских. Но по сути дела, они были пятидесятниками. Так что было очень сильное движение пятидесятников в Эстонии, но оно было под названием баптистским. Но и также большая часть церкви Оливесте люди. Которые были в свое время пятидесятниками. Люди, которые знали крещение Духом Святым.

Это были серьезные люди. И эти люди, слыша о том, что происходит в Хельсинки, в Финляндии, они стали пребывать в посте и молитве. Это заметно в том, что не просто импортировали, привезли, но они стали пребывать сами в посте и молитве, стали молиться. Это были Рейн Онисте, это Удо Веево, это Александр Попов, это Денни Кюир. Эти братья и еще другие, которые стали это дело делать. И потом они заметили, еще и финские братья приезжали и вместе с ними молились. И потом они стали замечать, что Дух Святой начал сильно действовать. Эти собрания стали известными кругом.

И самый интересный момент есть, я сам принимал участие, это была встреча, наша встреча с епископатом Украинских или Российских пятидесятников. Участвовали Левчук, Иванов, брат Николай Мартьянович (Каминский) из Коростеня. Был еще Белых, еще один брат,  которого я не помню. Мы все сидели в доме лютеранского пастора Карла.

И. Ш.  Это было в Эстонии, да, в Таллинне?

Я. О.  Это было в Таллинне. После служения….

И. Ш.  Примерно, какое время это было?

Я. О.  Это было 78-79 год, где-то. Точно года не скажу. И вот мы все собрались. И эти епископа просили, чтобы мы за них совершали молитву, совершали молитву благословения на труд исцеления и других вещей. Конечно, потом я говорил с Левчуком по этому вопросу. Он разозлился на меня. Как это может быть, что ты за меня молился? Но это факт. Я не отрицаю этот факт.

И получилось интересно.  Мы совершали за них молитвы. Мы молились за них. И когда мы молились, один из них стал даже прыгать вверх. Я то точно не знаю их фамилии все эти, кто и как. Потому что это было так тайно, так секретно. Назывались они по имени. Даже Белых не называли. Сказали, Белых тут нет. Есть брат Виктор, как это. Но после я все же узнал, что он был.

Мы совершали молитву о них. Мы молились, чтобы Бог их благословил. Но мы молимся, Бог делает Свое дело. Бог начал благословлять епископа из Корыстиня, Николая Мартьяновича. И через него Бог сильно действовал. Через остальных епископов действия не пошло. Они пригласили нас, чтобы мы поехали по церквам пятидесятническим. Именно Украина, Белоруссия, где было под их руководством. Казахстан, Алма-Ата, Ташкент и проповедовали.

На этот путь пошел Александр Попов и Удо Веево. Они оба вместе вдвоем стали ездить по церквам пятидесятническим проповедовать. И надо сказать, что это имело огромное влияние на церкви пятидесятнические.

Скажем такой интересный момент. В Риге есть церковь «Откровение», она так сейчас называется. В то время это была церковь не регистрированная, воронаевского течения, из омывающих ноги. Там был такой Федя пастором. Был Петя брат. Он учился в США. И когда они молились, было интересно, они молились – люди падали. Потому что Петя, я с ним вместе был в Таллинне, за него молились. И Дух Святой через них действовал какое-то время.

Но проблема появилась, что епископа не получили такого благословения. Бог не дал им этого дарования, чтобы люди получали исцеление по их молитве. И тогда они встали и заявили, что это есть ересь. Но на встрече в Таллинне, в доме лютеранского пастора Карла они сказали, что Бог нам открыл, что идет большой корабль с севера, с юга, и соединяется. Подразумевая, что вот это Таллиннское движение соединяется с движением пятидесятников России. И это будет действовать в большой силе. Но проблема в том, что Бог смотрел иначе. Или Он не хотел им давать, или… Причина, какая, это не мое дело. Я не способен судить в этих вопросах.

Дух Святой действовал в обильной мере. Я думаю, что если Николай Мартьянович (Каминский) из Коростеня еще живой, он мог бы много рассказать о чудесах, которые Бог совершал именно у них. Это был благословенный брат, который когда уже нас объявили еретиками, он приехал в Таллинн на совещание и просил нас: братья, вы остаетесь при своем мнении, что это есть Дух Святой? Вы готовы идти до конца? Мы сказали: Мы готовы. Он каждого из нас спросил, и меня лично спросил: как ты брат, Янис?

Так что вопрос отношения пятидесятников к этому движению был очень четкий и ясный. И надо сказать, что это движение очень сильно коснулось пятидесятнического движения Украины. И меньше – Белоруссии, потому что мы больше ездили в Украину. Я сам лично ездил в Ровенскую область. Мы молились за людей, за Сашу Гриньчука, за других молились и за пасторов молились. И Бог их употреблял.

И то, что были разные чудеса, люди падали. У нас была пятидесятническая церковь в Елгаве. Другое дело, если считать, что мы не пятидесятники, тогда вопрос другой. У нас было такое чудо. Группа людей приехали на большом автобусе. Люди приехали из Минска. И четырех братьев Бог поднимал в воздух. Они висели в воздухе – я сам это видел. Братья мне это напомнили, когда я приехал в Соединенные Штаты, в Атланту.

Бог в Таллиннском движении действовал с огромной силой. Очень с огромной силой. Я видел людей, прямо исцеленных от рака. Видел сотни людей, которые бросили свои костыли. В углу, в зале церкви Оливесте, где мы всегда молились. Это зал назывался залом Духа Святого. В углу этого зала лежала куча костылей.

И. Ш.: Да, я сам видел эту картина. Эта картина настолько поразила меня, что я до сих пор помню, это стоит в моих глазах. Большая гора костылей и других вещей. Это люди получали исцеление. Янис, скажите, в каком году это начиналось. Вот вы говорите про Хельсинки, Финляндию, про брата Нила. И каким образом это попало в Таллинн. Пару слов. Какое время это было?

Я. О.: В то время Таллинн был открыт для финских туристов. И финские пятидесятники использовали туристов и так называемых «водка туристов», которые приезжали в Эстонию только для того, чтобы напиться и на корабле пить. Они их использовали, чтобы доставить Библии и другую духовную литературу сюда, в Таллинн. Пятидесятники посетили церкви Оливесте и другие церкви небольшие, которые тогда были в Таллинне.

В Таллинне в то время можно было смотреть финское телевидение. И вот однажды неверующие люди, которые работали вместе с тогда диаконом церкви Оливесте: Рейн, ты видел, что происходит в Финляндии. Это показывают по телевидению.

И тогда братья настроили свои антенны и посмотрели пробудительные служения в Финляндии. После этого братья начали пост и молитву, чтобы это пришло в Таллинн.

И. Ш.: Это кто, пятидесятники начали или баптисты?

Я. О.: Начали молиться братья, которые были крещены Духом Святым, но они находились среди баптистов, в баптистской церкви. В Эстонии две церкви были соединены вместе: баптисты и пятидесятники.

И. Ш.: Это было в церкви Оливесте, да? Это группа  людей из церкви Оливесте?

Я. О. Да.

И. Ш. Среди них был Рейн, который сейчас является старшим пастором церкви Оливесте?

Я. О.: Да, Рейн сейчас старший пастор церкви Оливесте. И он все время хочет, чтобы это все началось снова.

И. Ш.: Лет десять тому назад мы были в Талине и посетили брата Рейна. И он с большим сожалением говорит: пришло бы это время сейчас снова. Хорошо как вот начиналось само Оливесте. Они начали поститься. А дальше как все происходило?

Я. О. Они начали поститься и молиться, и они проводили два раза в месяц молодежное собрание.

И. Ш. По субботам это было.

Я. О. По субботам да. И они в этих молодежных собраниях стали замечать и видеть, что люди получили исцеление. Много людей приходило к покаянию, я сам раз был, когда видел, что 60 человек пришло к покаянию.

И. Ш., Слава Богу.

Я. О. У них было организовано, потом уже был молодежный ансамбль. Сейчас это называется группа прославления. Они пели впереди. У них была интересная программа. Самое то, что они делали. И они начали видеть наяву, что что-то начинает происходить. И они просто молились дальше и это дело пошло.

Приехал к нам какой то брат Тойво из Финляндии. Стали братья приезжать (Капани Керна) приехал бывший миссионер из Японии. Я сам с ним лично встретился, имел беседу. Никогда не забуду, он рассказывал про встречу с Ион Гечо Капани Керна. И когда они сказали, что ты должен брат проповедовать, он склонял колени, плакал и говорил, молитесь за меня. Финские братья в то время считали, что это движение, Сила духа Святого оно здесь. Что они Его не привезли, что здесь эти братья молились своей молитвой. Они  это достигли. И они просили нас, давай молитесь за нас.

Я никогда не забуду Капани Керна миссионер – 20 лет в Японии, как ребенок упал на колени, и плачут и молятся. Мне нужно проповедовать в субботу вечером. Я не забуду тот момент, как происходило это – подготовка, кухня. Я называю ее кухней. Оно было так. Значит люди, которые участвовали в этих молитвах, мы съезжались в пятницу вечером, после обеда приехали в дом Рена Йонис. Это было на Ведори, улица Ведори, уж номер забыл. Есть такое там железнодорожное Яйкетаге. И вот мы собрались, и мы стали молиться. Если те люди, которые бы видели нас, они бы сказали: вот какие слабаки. Мы стояли на коленах, мы просили: братья за меня помолитесь, мы молились каждый, за каждого, молились отдельно, молились вместе.

И ночью мы поспали, утром мы продолжали молиться до 12 дня. И молитва наша была усердной. Мы не кричали, но мы молились. Потом, в 12 часов, жена Рейна накрыла стол, мы покушали бульончик, потому что обычно с постом это было. И тогда мы пошли туда. И мы начали молиться. Когда мы начали молиться о человеках, мы делились по группах, два – три человека. Тогда когда есть два, три человека, обычно там был кто-то из эстонцев, значит, там был такой брат Арнольд еще, который участвовал в меньшей мере.

Потом появился Янус Майзикило, уже уверовал, потом был еще один наркоман, бывший, и мы молились.  И пред тем как начать молиться мы обнялись все трое, и мы молились: Господи дай одинаковое мнение. Чтобы не возносились друг над другом, чтобы Ты мог нас употребить.

И. Ш. Такая команда.

Я. О. такая команда. Тогда мы начали молиться. Тогда уже никаких разговоров. Тогда вперед.

И. Ш. Вообще вот это движение называется Таллиннское движение. Потому что в Таллинне оно называется движение падения. Почему так, как вы думаете?

Я. О. Я вам скажу так, что называть его движение падения – это неправильно. Я сразу объясню. Еще во время первых пробуждений, когда началось пробуждение в Великобритании, была такая женщина миссионерка Мак-Перси. Видный деятель пятидесятнического движения Англии или Великобритании. Вот эта женщина, когда она начала действовать, много людей собралось в Гайд-парке, залезли на деревья, чтобы посмотреть эту женщину.  И, когда она стала проповедовать, молиться, люди сыпались с деревьев на землю. Падали без проблем. Прямо оттуда сыпались. Дух Святой так сильно действовал.

Это пятидесятники. Всему миру известно – Чарльз Финней. Этот человек в своей автобиографии пишет: Когда он был приглашен  в одно из предместий Нью-Йорка, проповедовать в школе. Он проповедовал и неверующие, мирские люди, которые там собрались, там был только один верующий, они упали на землю. Они упали на землю и стали каяться в грехах своих, эти мирские люди. И эта сила Духа Святого была столь сильна в том месте, что Финней ушел уже, они там остались вопиять в своих грехах и каяться. Тогда в понедельник их нельзя было оттуда выбрать. Их выносили на носилках в соседний дом и ложили, как больных рядом. Так сила Божия коснулась их и скосила. Это не было просто то, что они сами упали, об этом пишет Чарльз Финней, баптистский евангелист. Так что говорить, что преимущество падения, это есть таллиннского движения, это движение падения сопутствует везде, где действует Дух Святой. Там где Он не действует там, этого и нет.

И. Ш. Янис я помню, очень хорошо помню, это событие, которое у нас в Вильнюсе произошло. Кто-то привез кассету, где, мне кажется Бенни Хинн там, значит на его служениях, он дует, люди падают. И вот началась дискуссия, там один очень известный брат, не буду называть его фамилию, говорит – это неверно, это не от Бога, потому что люди падают на спину. Если бы это было библейское, тогда люди на лицо бы падали.  Перед Богом всегда люди на лицо падают. Поэтому это не Божие. Я помню, мы дискутировали. И вот как вы к этому относитесь. Тоже вот и в этом движении и вообще люди падают и на спину падают, а не на лицо в большинстве.

Я. О. Я принимал участие в двух больших дискуссиях по этому вопросу. Одна была в Германии. Вторая была в Швейцарии. Мы имели беседу в масштабе новых идей. Я скажу, что люди, которые об этом беседуют, они никогда, по сути дела, не падали. И им довольно подозрителен этот вопрос. Я в этом деле хотел брать основу Библию.

Рассмотреть, что же Библия об этом говорит. Один баптистский пастор сказал: что в Новом Завете не говорится о падении,  нет. И я сразу нашел, что он или не читал, или специально искажает Новый Завет. В первых, когда пришли военные арестовать Иисуса, они упали. Есть учение, которое говорит, если с людьми ничего не изменилось, это не от Бога. Я говорю: пришли военные арестовать Иисуса, упали, потом встали и арестовали, с ними ничего не изменилось. Там не было ни Яниса, ни Павла, ни Петра, наших теперешних пасторов. Но там был Иисус, который сказал «Это Я» и они упали. Значит, сила была.

Другое. Апостол Иоанн, он упал как мертвый. Два места, где падают. Еще есть и другие места, но это занимает много места. Пророк Даниил описывает, пишет, как это происходит.

Самый интересный момент, который меня рассмешил, это вопрос падения на лицо. Когда ковчег Завета занесли в храм Дагона, Дагон падал на лицо. И всегда разбивался. Я думаю, те люди, которые падают на лицо, они связанные. Это я смеюсь. Конечно, я вам говорю так, падение, направление падения независимо от того, с какой стороны находится человек, которого Бог употребляет. Обычно мы спереди молимся, и человек падает назад. Если мы молимся сзади, человек валится направо, на нос пикирует. Но нос не разбивает.

Есть проблема другая в этом вопросе. Я не вижу никакой проблемы в том, что люди падают. Есть проблема в том, что есть люди желающие, чтобы люди падали, они хотят их свалить. Я одного такого остановил. Приехал брат этот добрый, очень добрый брат. За всех молился и хотел свалить одного со всех сил. Я ему сказал очень просто: брат не торопись, поставь ногу, толкни и свалится без проблем. Вопрос не в том, что люди падают, не падают, а в том, что это есть Дух Божий, Дух Святой. Он действовал так раньше, еще до Нового Завета, во время Соломонова Храма, Дух Господень наполнил так Храм. Священники не могли там действовать, они не могли устоять. Это библейская основа, что они не могли устоять. Библия не пишет, как нужно падать, вперед или назад. Это обычно люди, которые хотят придираться, они могут придираться.

И. Ш.  Спасибо, Янис. Давайте еще вернемся вот к этому чудесному времени пробуждения. Которое было и начиналось оно с Таллинна. И прошло по пятидесятническим на самом деле церквам. Я знаю это, потому что оно пришло и в Вильнюс. И Бог большие вещи делал. Вот вы молились за людей. Господь исцелял, люди падали. Вообще, были ли какие-то откровения, пророческое слово. Вообще, как это сами эти молитвы происходили. Как много людей может быть, вы могли бы назвать фамилии еще раз. И сколько времени продлилось. Когда началось и когда оно, можно сказать, уже закончилось? Вот это пробуждение, которое было в Таллинне?

Я. О. Да. Это интересный вопрос. Пробуждение в Таллинне начало останавливаться изнутри. И в чем причина? Причина была в том, что в первых, было сильное давление КГБ. КГБ категорически требовало, чтобы люди не падали.

И. Ш., То есть дискуссия уже, в то время была, дискуссия о падении больше всего. Больше всего на падение обращали внимание.

Я. О. Требование было, чтобы люди не падали. Некоторые пастора они были недовольны, что не все получают исцеление. И некоторые видные люди заявили с этого движения, что если Бог не будет всех исцелять, значит, я ни за кого молиться не буду. И они ушли в сторону. И они хотели, чтобы и остальные братья прекратили молиться за больных.

И. Ш. Если Господь не всех исцеляет.

Я. О. Господь не всех исцеляет. Есть такой курьез. Я в свое время молился за больных людей, и много людей получили исцеление. И ко мне подошел один брат, милый брат и сказал: Так брат Янис. Молишься так, или все исцеляются или ни за кого не будешь молиться.  Я сказал: Брат, милый. Я никого не исцеляю. И не собираюсь исцелять. Если Господь исцеляет. Он разозлился и пошел. Он думал.

Обычно есть проблема, что люди связывают эти вопросы с личностями. Эти вопросы связывать с личностями нельзя. И тут вопрос этот поднялся серьезный. Начались разные толки, споры, разговоры.

Другой вопрос. В то время очень много наших уже тружеников Таллиннского движения ездили по России. И они действовали там. Если они раньше на некоторые вопросы смотрели строго и останавливали, говоря, нельзя так. Это такого другого духовного рода вопросы, когда люди притворялись святыми. Скажем, к примеру, мы с Александром Поповым молимся за людей. Подходит один брат, это русский брат, жил в Латвии. Пришел, руки подняты, молится на языках очень громко. И говорит нам – помолитесь за меня. Братья Попов и Удо посмотрели и говорят прямо – ты говорит, убийца. Ты хотел человека убить. Откровенно и прямо. Он стал бледным. Удо говорит, не волнуйся, тебе не получилось, ты не убил. Потом ты, говорит, вор. И начал называть все то, что он воровал. По имени вещи называл. Он побледнел, опустил руки. И говорит, что мне делать? И Александр сказал – в первых, в тебе не Дух Святой. Тебе надо каяться. И начать молиться, чтобы тебя Дух Святой наполнил. Ты, говорит, грешный человек. Ты злоупотребляешь. И мы за него молились за этого человека.

Это такие откровения были. Здесь с Белоруссии, с одной деревни приехал пастор. Уважаемый пастор. Очень себя так вел, пятидесятник. С женою. Его старая жена умерла, и он взял новую жинку в деревне. И вот приехал. Жена интеллигентная, солидная. И вот она пришла, и этот брат говорит мне, брат Янис, ты подсоби, нам надо торопиться. Чтобы быстрее за мою жинку помолились. Она больна. Я говорю, хорошо. И его взял за руку обоих и подошел к Александру. Вместе с ним я молился. Александр посмотрел на эту жену и сказал, ты же колдунья. Наш пастор чуть не упал в обморок. Пятидесятнический пастор умный. Умным себя считал. Всех учил, а женился на колдунье. Она, да, да, я колдунья. Что мне делать? Он говорит, исповедуй грехи все, отказывайся от колдовства.

И там же на месте все это делали. Так что не было так, что мы пришли в глухую молились. Дух Святой открыл, Дух Святой, бывало, сказал. И мы прямо говорили в лоб. Ни направо, ни налево. Вот это так. Колдунья и все.

Но под конец братья начали и  говорили, ну ладно, тут у пятидесятников бывает так. Это тоже повлияло на дело.

Появились еще другие люди. Появились молодые люди, которые никогда, не будучи в Таллинне, стали говорить, мы из Таллинна. Мы из Таллиннского движения, которые начали вредить Таллиннскому движению. Однажды даже та церковь обличила таких братьев. Они приехали на своих машинах, поставили подальше от церкви и пришли,  – мы из Таллинна, мы из Таллиннского движения. Но все украинцы, вот. Под конец ничего не получилось хорошо у них. А потом братья говорят – это же украинские номера на ваших машинах. Что же вы братья обманываете? Вы же оттуда. Вот такие появились люди. И это все тормозило движению.

И появилось, конечно, то, что Александр Попов не имел церкви. Он постоянно ездил, постоянно в разъездах был. Он дольше всех трудился. Удо Веево, который ездил. Он имел церковь и должен был в церкви оставаться. И проблема была в том, что не было того контакта. Не съезжались вместе на молитву. Я рассказывал, что съезжались в пятницу на молитву два раза в месяц. Рейн остался в Таллинне один. А мы путешествовали. И Рейн, я приехал к нему, он плакал – никого из братьев нет. Все куда-то едут. Удо там, Янис там, а я здесь один. Это все влияло пагубно на это движение.

И. Ш. Маленькая просто деталь. Однажды кто-то тоже как знаток дела говорил о том, что Рейн не был крещен Духом Святым. Вы же друзья.

Я. О. С того момента, как я знал Рейна, Рейн был крещен Духом Святым.

И. Ш. Т.е не имеет никакого значения, что он был в баптистской церкви служителем, он был крещен Духом Святым?

Я. О. Я говорю, что в церкви Оливесте, эта церковь была смесь церкви пятидесятников и церкви баптистской и евангельских христиан. Эти люди, они были крещены Духом Святым. Скажем, некоторые сказали, что и Тедди Тыыр не был крещен Духом Святым. Я сам слышал, как он пророчествовал. Это пророчество еще есть записано. Оно ясно говорит. Это было очень важно. Тэдди Тыыр говорил: Я призываю Вас к святой жизни. Это было пророчество, которое даже баптисты сказали – вот это пророчество от Бога. Так что говорить, что эти люди не были крещены Духом Святым, это просто незнание дела.

И. Ш. Спасибо.

После перерыва

И. Ш. Мы снова вернулись к вопросу Таллиннского движения пробуждения. Янис, уточни, пожалуйста все-таки примерно в какое время оно началось и сколько лет это продлилось?

Я. О. Точно сказать год, когда началось это, очень сложно. Где-то 78 год, 77 год. В эти годы это началось. 80 год оно стало так уже тормозиться.

И. Ш. Это так где-то три с половиной года?

Я. О. Где-то три – четыре года. Потом под конец мы уже тяжеловато туда ехать, проблемы. Больше стали ездить кругом по другим церквам путешествовать, по Советскому Союзу. И надо сказать, что много людей и приезжало к нам, в Елгаву. Очень много людей. Самая дальняя точка, откуда к нам приехали братья, это было с Находки.

И. Ш. Это точно дальняя точка.

Я. О. С Находки приехали, и мы за них молились. И Бог их благословил.

И. Ш. Эти все люди, которые кроме Рейна, кроме брата Яниса, они уже в вечности, и брат Удо?

Я. О. Нет, Удо есть пастор. Он жив. Попов в вечности. Удо там в Хьюмо. Все собираюсь ехать к нему в гости.

И. Ш. Он, наверное, уже очень пожилой человек?

Я. О. Ну, кто как себя чувствует.

И. Ш. Там сестра была одна, Лайма.

Я. О. Лайма погибла в автокатастрофе в Латвии. Она с мужем приехала еще в советское время к сыну, который служил и она… Я не очень хорошо помню события в Вильнюсе. И пастор Рабцевич. И вот она приехала к сыну, погостили и машиной собирались вернуться домой. Они отъехали километров 15 от казарм. И там есть поселок небольшой и там есть железнодорожный переезд. Перед переездом они остановились. И кушали. Покушали, и неизвестно по какой причине покушав, они завели машину и врезались прямо в поезд.

И. Ш. Брат Гунор бывал у вас?

Я. О. Гунор бывал у нас. Он любил Таллиннское движение. Я не забуду, когда в Яунелгаве в первый раз приехал Тедди Тыыр, и я  приехал его везти сюда, к нам в Елгаву. И мы молились за Гунора, в Яунелгаве, где он был пастором. Мы так отдельно пошли в такой сарай. И когда мы возлагали руки на Гунора, Гунор свалился во весь рост и стал говорить на языках и пророчествовать, что это есть начало великого пробуждения. Я покажу вам еще больше и сильнее действие, чем теперь. Я стоял и слушал его – вот Гунор дает, баптист. Гунор очень долго сотрудничал с Александром Поповым. Хотя их мнения не всегда сходились.

И. Ш. Я помню. Наверное, было в Яунелгаве. Я и еще один брат, Анатолий Бояровский. Мы с Поповым ночевали там. И вот ночью Анатолий начал молиться через сон. Молится на языках. Попов говорит, ты брат спишь? Нет, не сплю, ответил я. Ну, давай вставай, будем молиться. И встали,  поднял Анатолия. Давай наяву будем молиться. Что ты там, через сон молишься? Господь нас тогда очень сильно посетил и благословил. Благословенный брат был, Попов.

Я. О. Мы были в Эстонии, в Янемойзе, есть такое место и церковь. Нас пригласили туда с группой молодых людей петь и проповедовать. И вот мы ночью спали в церкви на скамейках. И мы стали молиться. Попов и другие братья, и мы всю ночь молились.

Юмор такой был. Мы были в Огре, в Латвии. Лакздиньш Гунор стал там пастором. Никто еще не знал о Таллиннском движении, а мы пережили смех. Я был там в гостях. Мы были в одной семье, они сейчас в Америке, и ожидали обеда. Попов сел на диван и стал молиться. Потом он попросил – Янис, помолись за меня. Я возлагал на него руки, он стал молиться и стал смеяться. Упал на землю и хохочет. И так мы пережили такой момент, когда мы смеялись и радовались. Но мы никогда не учили, что всем нужно обязательно смеяться. То же самое, что мы не учили, что всех нужно свалить на землю.

И. Ш. Интересно, два года назад я был в Каунасе приглашен проповедовать в церкви, где пастором брат Ритис. Я там проповедовал, и потом надо было молиться. Я начал молиться и возлагал руки, и люди начали падать. Что падали люди, то ладно. Но некоторые вбок падали. Я первый раз такое видел. Я даже смутился. И я перестал вообще ложить руки. Люди просто подходили, я поднимал руки, молился. Но люди все равно падали. Падали вперед, падали вбок, падали назад. Но Больше всего, конечно, падали назад. Но для меня было удивительным, что люди вбок падали. Впервые я такие вещи видел. И люди могли потом сказать, почему это так. Но я не знаю, почему эти вещи происходили. Но Божья сила была тогда на самом деле.

Я. О. Я сравниваю себя и нас с лекарством. Мы даем лекарство. Но каждое лекарство имеет побочное явление, которого не всегда мы хотели бы. Но, употребляя лекарство, мы знаем, что будет вот такое побочное явление. Например, после приема лекарства он будет ходить сонным. Но при этом что-то лечится другое. Лекарство при этом может лечить одно и портить в человеке другое.

Но я уверен, что Дух Святой, когда Он действует, Он не портит человека. Тот человек, который почувствовал присутствие Духа Святого, ему тяжело это забыть. Я считаю, что демонстрация, когда человек падает или его поднимает в воздух, падает вперед или назад, или на бок – это все равно. Я говорю, что все это есть демонстрация всемогущества Бога. ОН говорит: Я с тобою делаю то, что хочу. Таким путем. Нам не нужно к тому стремиться, чтобы свалить с ног. Хотя иногда я думаю, Дай силу дунуть, чтобы все оказались под скамейками. А то сидят с каменными лицами. И изображают, что слушают.

И. Ш. Янис, можно спросить. Вот к нам часто приезжал Арвид Петрович Куминьш. Вот расскажи что-нибудь про него. Он такой был интересный. Тогда, задолго до начала харизматического движения, человек проповедовал – верующий не должен болеть.

Я. О. Этот человек есть, я скажу так. Я называю себя первым харизматом. Тогда он был нулевым харизматом. Самый первый харизмат. Он мне сказал – что это за пение. Такое плачевное пение. Надо быстро петь. Маршевым темпом радостные гимны. А то мы тянем – слав тебе, Господи. Я много слышал о нем противоречивого. Но я набрал достаточно о нем информации.

Он во время заключения в тюрьме обещал русским братьям, что он будет ездить по России и проповедовать. Это мне сказал брат, который жил в Куйбышеве. Я забыл его фамилию.

Куминьш проповедовал конкретно и ясно, что Иисус всем прощает. И Бог все совершил на Голгофе. Это то же самое, что ты пришел на кухню, хозяйка все приготовила. Ты берешь и ешь. Иисус совершил твое спасение две тысячи лет тому назад. И через покаяние бери освобождение от власти греха. Он совершил две тысячи лет назад исцеление твое. Ты приходи и бери. Некоторые люди говорили – не понятно.

Но я видел, когда последний раз он пришел в церковь. Ему было около 90 лет тогда. Он пришел, я дал ему бутылку с елеем. Дед пришел, положил на одну сестру руки и спрашивает – ты, когда будешь, здорова, сестричка. И сразу, не ожидая ответа, сказал: я помажу тебе елеем и ты будешь здорова. Помазал елеем, и она действительно исцелилась.

Я говорил с Петром Борщ, это такой епископ из Молдовы.  Он рассказывал, что его теща была при смерти. У нее быль рак. Бог ее исцелил по молитве Арвида. Я был в Сухуми и ко мне пришел брат и рассказал, что его тещу Бог от рака исцелил по молитве Куминьша Арвида.

И много других свидетельств я слышал, когда бог сильно действовал в служении этого брата. Прокопенко Эммануил рассказывал, что, будучи мальчиком, он видел Арвида в Барановичах. Пришел Куминьш, и спросил – больные есть? Ну, тащите их сюда. И люди собрались, и он стал проповедовать исцеление. По окончании его проповеди не надо было молиться – все были исцелены. Он о десятине уже говорил тогда.

Он один  из первых пасторов пятидесятников Латвии. Он первый создатель Союза пятидесятников в Латвии.

И. Ш. Так получается, что еще до войны он создавал Союз?

Я. О. До войны. Первый раз Союз регистрировали в 1933 году 15 мая. Потом его закрыли, Куминьш стал подпольщиком. Его 6 раз садили в тюрьму при независимой Латвии. Потом в 1940 году 21 марта дали разрешение возобновить Союз пятидесятников. Он назывался «Объединение пятидесятников Латвии». В этом же году пришли к власти коммунисты и прекратили работу этого Союза. Он был сильный муж Божий. Таких людей сегодня надо.

И. Ш., За что запрещали пятидесятникам в независимой Латвии.

Я. О. А за то, что другим церквам было страшно, что люди от них уйдут. Я читал в газете статью. Там обращается пастор национальной церкви к властям и спрашивает, что неужели властям нет заботы, что традиционные церкви пустеют. И рядом какой-то сектант собирает клуб, полный людей. Это ответ. Они потребовали, чтобы этого не было. Я не хочу каяться, я не хочу стать настоящим христианином – вот главная причина.

Из выступления епископа Яниса Озалинкевича на семинаре в молодежном лагере, организованном Союзом ХВЕ Литвы 19 июня 2001 года. Записал на магнитофон Иванас Шкулис.

В конце семидесятых годов это 78 – 80 годы в Таллинне появилось движение, которое потом назвали Таллиннское движение. Начало оттуда. В то время в Финляндии один брат, который был больной. Ему осталось умирать. У него был рак желудка, а у его жены был рак горла.

И они купили отдельный тихий домик в Финляндии в лесу. Поехали туда. Брат, имя которого было Нило, взял пост 40 дней поститься и приготовиться к переходу в вечность. И притом, если у вас больной желудок, кушать не очень получается. И вот Он вместе с женою постился. Через 40 дней поста, ему стало намного лучше. Он не чувствовал никаких болей. И все казалось хорошо. Жена была полностью исцелена.

И тогда его, как уже свободного пастора, который не работает на пасторской работе, пригласили посетить и приехать в Австралию. Нило поехал в Австралию. В Австралии он стал проповедовать и вдруг он чувствует что-то странное. Он говорит австралийским финнам – что-то будет, но что, я не знаю. И вдруг произошла такая интересная вещь – эти все австралийские вежи свалились снопом. А причина была в том, что Нило махнул рукой во время проповеди. Все присутствующие на собрании свалились, лежат на полу и славят Бога.

Вот это было то, что началось

Через него Бог начал делать большущие исцеления. Финские братья говорили – если раньше церкви ожидали людей, то в то время, люди ожидали, чтобы попасть в церковь. В пять утра становились в очередь, чтобы в 10 утра попасть в церковь. Стали арендоваться огромные залы, чтобы провести служения. Я беседовал с братьями финскими после того, как Нило уже не было. И они сказали, что это время было  особенно благословенным временем для Финляндии.

Но конечно, произошло интересное. Есть такой в Таллинне брат Рейн Ионисте. Он работал в министерстве заведующим отделом и был диаконом баптистской церкви. Однажды он пришел на работу. И ему говорят, слушай Рейн, ты смотришь телевидение из Финляндии. Там какой-то Нило работает капитально. Он пришел домой, настроил свою антенну. Показывает Финляндию. И он увидел, что там происходит. Бог исцеляет людей, сотни людей каются. Церкви переполнены, арендуются большие залы.

В советское время был железный занавес, поэтому мы не знали, что происходит за этим занавесом.

И вот эстонские братья человек шесть стали молиться и просить Господа – Господи, помоги нам тоже быть такими. И потом я услышал, что там есть такое странное явление в Таллинне. Бог употребляет несколько братьев. Есть там такая в Таллинне церковь Оливесте. Высокая, и пять тысяч сидящих мест. Я однажды собрался и поехал туда. Я смотрел, и мне казалось все это странным. Я был пятидесятником, я пришел к баптистам. Человек валится с ног, их подхватывают, чтобы кто не разбил голову, кто-то кричит. Все это было непонятным мне и странным. Я увидел женщину, которая упала и начала славить Бога. Я молился и сказал Богу – мне тоже это надо. Я постился, молился и снова приехал к этим братьям в Эстонию. И просил, чтобы они за меня помолились. И потом оказалось, что эта сила Божья стала сильно действовать.

В то время власти пришли в движение от ужаса того, что творилось. Таллинн был переполнен больными людьми, которых привозили из всего Советского Союза. Летом эти люди спали в парках, на скамейках и под скамейками. Железнодорожный вокзал был переполнен. Массы людей приезжали туда. И мы видели много разных чудес.

Потом было принято решение, и мы стали разъезжать по всему Советскому Союзу. Мне пришлось проповедовать в Украине, Белоруссии, в Вильнюсе, в Армении, Грузии, Средней Азии. Я был в Воркуте. Там произошел интер
Эту страницу просмотрели: 61

X