Кто я? Чей я?

2015

Никогда не думал, что Бог настолько по-настоящему за меня возьмется, что, по Своей высшей воле, решит порешить меня в культурно-национальном смысле слова. Порешение происходит уже давно, однако в последнее время пламя погребальных огней уже поджаривает мои пятки. Я понимаю - терпеть подобную температуру я совершенно не подготовлен...

Начать хотя бы с внешнего давления, обусловленного, по-видимому, грядущими выборами. Хотя телек я уже пол-года почти не смотрю, ностальгически про-русская агитация достает даже на улицах. Я бы назвал это легкой напряженностью, висящей в воздухе (хотя меня это очень даже устраивает, и даже радует - раньше я бы и подумать не посмел о какой-то анти-коррупционной оппозиции, у которой есть реальные шансы взять власть в стране).

Или вот недавно, пришел (на свою голову) в офис своего друга, который как раз днем ранее посмотрел кино «Фаренгейт 9/11». И вдруг неожиданно для себя начинаю защищать Буша. Чувствую, вот счас меня и уббют (духовно, конечно, офис то христианский :) Немодно! Непрогрессивно! Непатриотично!

К слову о патриотизме. Вышел у меня серьезный конфликт с родственниками недавно.

«Ты что, хочешь быть человеком второго сорта!» (о перспективах жизни русских в Украине, обособленной от своего восточного соседа). «Да нет, просто уже не очень то я и русский...» Пару слов о своей семье: в начале 50-х мой дед, большая коммунистическая шишка, "получил" квартиру в центре Киева и переехал из Москвы с моей мамой и ее сестрой. Сестра (тобто моя тетя) впоследствии вышла замуж за сына другой шишки, которая в 37ом даже была депутатом Верховного Совета Украины (если 99 % населения совка были жертвами режима, мои предки, стало быть, вошли в оставшийся процент - виновников). Моя мама по большой любви вышла замуж за моего папу, убежденного антисоветчика, а теперь еще и гражданина Канады (такой вот коктейль :), чей сын, ваш покорный слуга, среди прочих не всегда достойных черт унаследовал от него амбивалентное (неоднозначно-болезненное) отношение как к своей родине, так и к своим родственникам (кто я? чей я?). Подобное противоречивое отношение было встречено с распростертыми объятиями сначала в около-хиппических кругах, затем в среде "позитивных" непьюще-некурящих европо-образных молодых людей (депешмодо-подобная группа "Республика"), и, в результате, подобно мучениям представителей сексуальных меньшинств, привело к полному смущению в его душе.

Обращение ко Христу, хотя и принесло некое облегчение в вопросах идентификации (я - гражданин Небесного Царства), тем ни менее, само по себе не решило проблемы. Мало того, последующая харизматия (спасать страну) усилила патриотические настроения (чей пик совпал с выходом альбома Масады «Доброе имя»), и болезнь лишь обострялась.

Обновление, непосредственно связанное с торонто-харьковским влиянием, нанесло первый серьезный удар по отождествлению себя со славянской (т.е. пост-советской) христианской культурой (и совпало по времени с путешествиями по Европе). То, кем ты являешься (сын) оказалось важнее того, что ты делаешь (служитель, слуга), а общественные обязательства (спасение страны, строительство церкви и т д, в общем, Великое Поручение) заняло достойное, но второе, место после Великой Заповеди - возлюби (а уж потом иди и кого-то спасай). Упрощая - личные интересы снова вознеслись над общественными. И слава Богу! Как пел мой папа своим престарелым подвыпившим родственникам на семейных гулянках в 70х: "Не ходил бы ты, Ванек, во солдаты. В Красной Армии штыки (псевдо-церковные инициативы) чай, найдутся. Без тебя большевики обойдутся"...

X