Браунсвилль: плата за пробуждение - Джон Килпатрик, Стив Хилл

12:00 -- 04.01.2005

Томас Траск и Уайд Гудэлл недавно взяли интервью у Джона Килпатрика и Стива Хилла о пробуждении в Браунсвилле. Они предлагают пасторам богатейшие познания о пробуждении и призывают их искать Божьего излияния в их собственных церквях.

В вашей церкви пробуждение началось в День отцов в 1995-м. Что вы узнали о пробуждении?

КИЛПАТРИК: Пробуждение могущественно. Вид Божьей силы в действии вселяет благоговение. Но в то же время оно хрупко. Пробуждение нуждается в пасторском попечении, потому что на него оказывают свое влияние человеческие факторы. Если не держать все в твердых руках, кое-что может отбиться от рук. Нужно постоянно просить Бога о мудрости.

ХИЛЛ: Мы на пятом году пробуждения, а толпы продолжают набивать помещение. Мы поняли, что пробуждение — очень тяжелый труд. Кто молится о пробуждении, должен быть готов к нему. Я сравниваю это с войной. Это как подготовка к битве, а когда битва начинается, об отдыхе не может быть и речи.
Люди постоянно спрашивают нас: «Как у вас дела?». У нас все в порядке — так, как дела шли бы у любого человека после пяти лет пробуждения. Это изнуряющий труд. 
Бог никогда не выставляет пробуждение на распродажу. Оно будет стоить тебе всего.

ТРАСК: Боюсь, многие наши служители недопонимают личной цены — цены, которую нужно уплатить молитвой до начала пробуждения, а затем дисциплиной, которую необходимо соблюдать во время пробуждения и после него. 
Бог приходит только к алчущим и жаждущим. Он не заинтересован в потакании людям и исполнении их капризов. 

Как бы вы предостерегли пасторов и лидеров, говорящих: «Мы потеряли хороших членов в результате Божьего движения в нашей церкви»?

КИЛПАТРИК: Существует множество причин, по которым люди оставляют церковь. Если в вашей церкви есть люди других деноминаций, не пятидесятники, некоторые из них могут быть не готовы к пробуждению Святого Духа, когда оно начинается.
Другие уходят из-за перемен. Им может не нравиться кое-что из происходящего: говорение на языках, падения на пол, дрожь от Божьей силы, крики одержимых.
Многие люди будут сомневаться, когда в церкви начнется пробуждение. Пастор может устранить сомнения, только если люди уверены в нем. 
Многие люди наблюдали Божью силу, но приняли решение не верить. Необходимо удержать всех кого возможно. 

Что бы вы посоветовали пасторам, которые, побывав в Браунсвилле и пережив прикосновение Божьей силы, желают, чтобы и их церкви  переживали подобное?

КИЛПАТРИК: Браунсвилльская церковь молилась два с половиной года до того, как началось пробуждение. Так что у меня было время подготовить церковь к нему. 
Когда начинается пробуждение, собрания перестают быть обыденными. Дух Святой действует, и грешники приходят на собрания. 
Если бы я стал вводить радикальные перемены и требования в моей церкви без предварительной подготовки, все закончилось бы хаосом и разделением. Вместо этого я говорил о пробуждении, проповедовал о пробуждении, о святости и важности Слова Божьего и путей Божьих.
У нас было преимущество: мы жаждали и ожидали. Поэтому, когда началось пробуждение, оно было и наградой, и подтверждением, что пришло то, о чем мы молились. Мы так и сказали: «Вот оно. Мы дождались!».

ХИЛЛ: Пасторы, которые возвращаются в свою церковь после посещения мест, где происходит пробуждение, должны быть терпеливы по отношению к своим людям. На их стороне уже тот факт, что Бог хочет пробуждения. Самое важное — это выбор времени Богом.
Я видел пасторов и евангелистов, которые пытались подтолкнуть пробуждение, но так ничего не получится. Оно может начаться просто с пастора и небольшого молитвенного собрания.
Здесь Божье движение ощущается каждый день: это делает Бог.

ТРАСК: Руководству крайне важно помнить, что люди больше похожи на овец, которых нужно вести, а не гнать, как крупный рогатый скот. Мы не можем служить членам церкви, если мы их отгоняем. Мы должны дать время Богу для работы.

ХИЛЛ: Люди не сознают, насколько велики их духовные голод и жажда. Им необходим небольшой толчок. Пастор, приехав в свою церковь, должен говорить о пробуждении и готовить людей к тому, что может действительно произойти — прохладная капля свежей воды на их языке может заставить их жаждать большего.

Должны ли пасторы ожидать точного повторения событий Браунсвилля в своих церквях?

КИЛПАТРИК: Каждая церковь обладает неповторимостью. Метод, действующий в Пенсаколе, не обязательно будет работать в других церквях. 
Было бы не совсем мудро, если бы кто-то, побывав в Браунсвилле, попытался скопировать увиденное и пережитое по приезде домой. Церкви должны пройти через смирение самих себя, молитву и подготовку к пробуждению.
Если Бог касается людей, когда они приезжают сюда, они уезжают домой с мыслью приводить грешников ко Христу. Но если они возвращаются домой с воинствующим духом, они только станут причиной разделения.

ХИЛЛ: Только одно может быть скопировано: молитва, она — основа пробуждения. Молитвенные группы являются большой помощью. У каждого пастора должна быть группа людей, которая помогала бы и молилась бы за людей, потому что пастор и евангелист не могут делать этого в одиночку.
Это невозможно клонировать. Многие черты уникальны для Браунсвилля. На юге (Браунсвилль расположен в южной части США. —  Прим. пер. ), люди привыкли к собраниям палаточного типа. 
Мы молимся, чтобы Бог сделал что-то настолько уникальное и особенное в других церквях, что это затмило бы все происходящее в Браунсвилле.
Как сказал Д. Л. Муди: «Если твой партнер Бог, планируй грандиознее». Может быть даже во время нашего разговора Бог планирует свое движение и собирается потрясти всю нашу страну. Браунсвилль делает свою часть работы, но пасторы должны быть открыты к тому, что Господь хочет делать в их части страны.

Как должны реагировать пасторы на поездки членов их церквей в места пробуждения?

КИЛПАТРИК: Некоторым пасторам не нравятся паломничества в места пробуждения, потому что отдельные люди, съездив в место, подобное Браунсвиллю, возвращаются домой с желанием свозить и других туда же и пробуют различные методы, чтобы воспламенить свою церковь. Возможно, эти же самые люди уже принесли проблемы в церковь, хотя раньше они не поддерживали церковь, а сейчас хотят занять в ней положение лидеров. Это может раздражать пастора.
С самого начала мы наставляли приезжающих. Во-первых, мы говорили: «Божье прикосновение замечательно, но возвращайтесь домой и повинуйтесь своему пастору. Никоим образом не давите на пастора, заставляя его подчиниться всему, что происходит здесь. Бог поможет вашей церкви и вашему пастору в свое время. Оставайтесь там, где вы сейчас, любите своего пастора, и пусть Бог взращивает плоды в вашей жизни».
Во-вторых: «Не кладите свои десятины в пожертвования Браунсвилля. Отдайте деньги поместной церкви, где им и место».

ХИЛЛ: Я уверен, что паломнические поездки помогают, но не верю, что это единственный путь получить благословения от Бога.

ТРАСК: Я наставлял наших служителей: «Если вы приведете свою церковь к Богу, людям не понадобится ехать в Браунсвилль. Им не понадобится ехать в Гранд Рапидс или Седар Рапидс. Бог сделает это в вашей поместной церкви».
Когда пасторы совершают дело благовестия, люди будут получать спасение и исполняться Духом.

Какова главная тематика ваших проповедей во время этого пробуждения?

ХИЛЛ: После поездок в Браунсвилль люди пишут нам, указывая на  сильный упор на святость  в наших проповедях. 
В своих проповедях мы подчеркиваем важность святости — люди должны избавиться от греха в своей жизни. Когда грех удален, пробуждение наступает им на пятки. 
Если бы о святости проповедовали по всей стране, мы наблюдали бы пробуждение повсюду. Может быть, одна из используемых Богом причин, по которой мы стали местом паломничества, и есть важность проповеди о святости.
Сегодняшнее поколение ожидает, чтобы кто-нибудь встал и сказал: «Мы не можем так дальше жить». Когда мы так проповедуем, подростки бегут к алтарю сотнями.

КИЛПАТРИК: Я должен сделать предостережение. Когда Стив встает и проповедует против греха, в его голосе сквозит слава. Он стоит за святость со смиренным сердцем. Если кто-то попытается повторить такую проповедь не имея сердца, отданного погибшим, она даже может отвратить людей.

ХИЛЛ: Люди замечают, искренен ты или нет. Ты не можешь просто включать или выключать это. Сострадание копится внутри. Грешники чувствуют, если ты страдаешь вместе с ними. Мы с Джоном всегда встречаемся с людьми после служения. Обнимаем их, молимся за них; они знают, что они нам дороги. Это мощная прелюдия пробуждения. Когда люди начинают посещать вашу церковь, вы должны любить их и заботиться о них.

ТРАСК: В этом чувствуется сердце Христа. Если мы хотим быть Его представителями, мы должны поступать так, как поступал бы Он, а не просто повторять Его слова.

Что вы можете сказать об уникальности взаимоотношений между пастором и евангелистом?

ХИЛЛ: С точки зрения евангелиста я верю, что Бог воссоединяет пастора и евангелиста снова. Я хотел бы посоветовать пасторам  не делать всего самим. Существует лишь одно центральное руководство в церкви — и это пастор. Но в поместной церкви есть место и евангелистам. 
Джон Килпатрик — мой друг. Мы знаем друг друга уже 14 лет и сидим на сцене как приятели. Если я приглашаю людей к покаянию, он всегда рядом со мной. Мы вместе призываем людей к покаянию.
Это очень здоровые отношения. Я призываю пасторов подумать над тем, как пригласить евангелистов к совместному труду.

КИЛПАТРИК: Взаимоотношения пастора с евангелистом невозможно установить силой. В День отцов, в 1995-м году, я не смотрел по сторонам, ища евангелиста, который бы начал пробуждение. Ничего особого не планировалось. Говорят, что мы со Стивом все запланировали. Ничего не могло быть дальше от истины. Все произошло совершенно спонтанно. 
Я уважаю и люблю Стива. Наши отношения похожи на дружбу Давида с Ионафаном. У нас уникальные взаимоотношения. Но Бог не обязательно будет использовать пастора и евангелиста совместно в каждой ситуации.

ХИЛЛ: Ни пастор, ни евангелист не могут предсказать, когда начнется пробуждение. Когда начнутся служения, пастор и евангелист узнают, движутся они вперед или нет. Если новые люди не приходят и жизнь людей не претерпевает изменений, тогда евангелист и пастор должны собраться с силами и сказать друг другу: «Это не действует». Но, опять же, что-то может и происходить. В этом вся и загадка.

Что если пастор не чувствует необходимости продолжать собрания пробуждения, а евангелист настаивает на этом? Ответьте на этот вопрос с точки зрения евангелиста.

ХИЛЛ: Тут нечего обсуждать. Вопрос закрыт. Если пастор не хочет продолжать, тогда я подчинюсь пастору и не буду причиной раздора. Пастор руководит всем.

Какова цена, которую вам приходится платить за действующее пробуждение?

КИЛПАТРИК: Я разбираюсь со случаями, с которыми никто другой не может разобраться — с людьми-бунтарями или теми, кто хочет принести проблемы. В пробуждении такого масштаба мне приходится иметь дело с проблемами почти каждый вечер. 
Люди также не понимают громадности сатанинской атаки. Иногда атаки были такими жестокими, что много раз нам приходилось держаться друг за друга и усиленно молиться один за другого перед тем, как мы могли выйти и начать служение. Когда пасторы начинают молиться за пробуждение, они должны надо всем этим хорошо подумать.
Вы спрашиваете: «Стоит ли оно того?». Хвала Богу, стоит. Но ничто не приходит бесплатно. Пробуждение — это нелегкое плавание. Пасторы должны это понимать.

ТРАСК: Я слышал, как вы раз за разом говорили, что служение — это тяжелый труд. Один пастор недавно мне сказал: «Я чувствую, что проблема со многими нашими пасторами заключается в одном слове: «Л-Е-Н-И-В». Я наблюдаю за ними. Они не хотят тратить слишком много времени. Они не хотят ответственности. Но невозможно иметь блага без ответственности».

ХИЛЛ: Мы с Джоном встаем рано утром и работаем полный рабочий день. Пробуждение поднимает много вопросов. Нам приходится иметь дело с тысячами людей за день — письма и телефонные звонки со всякого рода кризисными вопросами. 
Что делать, например, когда юный наркоман приходит к тебе в церковь и кается? Необходим план, когда приходится разбираться с подобными ситуациями. Умножьте такой случай на сто.
Кому не нравится работа, тем не нужно пробуждение.

ТРАСК: Я хотел бы верить и молиться, чтобы наши пасторы и евангелисты не только могли называть цену, но и платить ее, прилагая к тому все силы, потому что Благая Весть Иисуса Христа достойна всех наших усилий.
Наше время не сравнимо ни с чем: больше жажды, больше желания, больше взволнованности, чем когда-либо. Люди получают спасение и наполняются Святым Духом. Я был служителем 42 года, но никогда прежде не видел ничего подобного.

КИЛПАТРИК: Несравнимость нашего положения заключается в том, что люди со всех стран мира приезжают на наши собрания. 
Иногда за одну неделю мы встречаем 40–50 представителей различных народов. Каждый вечер по средам наше служение проходит под девизом «Молитва за народы». Все, кто приезжает из заграницы, встают и называют свои имена и места их жительства. Часто они начинают плакать и говорят: «Я так жажду Бога. Наш народ так жаждет Бога. О, Боже, пошли пробуждение».
Точно такая же жажда Бога, которая видна в Америке, есть и во всем мире. Кажется, что Бог может воспламенить всю землю Своей славой. Я верю, как многие проповедники прошлых поколений, что, когда Господь возвратится, Он захочет придти за славной Церковью, полной огня, готовой к встрече с Ним.

ТРАСК: Да соделает так Бог. Я хотел бы, чтобы вы оба помолились Господу о том, чтобы Он использовал это интервью для воодушевления пасторов и их сотрудников в эти дни, в которые Бог призывает Свою Церковь.

КИЛПАТРИК:  Иисус, я знаю, что существует огромная жажда. Господь, пасторам трудно. Многие из них в стрессовом состоянии, они «перегорели» и их силы истощились. Боже, я прошу, чтобы Ты коснулся их сердец. Пробуди их, оживи их. Отец, я молю, чтобы Ты благословил пасторов мудростью, дал им сострадательные сердца и глаза понимания, которые бы видели членов их церквей как друзей. Дай им свежее прикосновение, какого они никогда раньше не переживали. Во имя Иисуса, аминь.

ХИЛЛ:  Иисус, когда пасторы и евангелисты читают это интервью, я вижу их слезы, капающие на страницы. Господь Боже, там, где, кажется, нет надежды, Ты даешь надежду. Боже, где пустота, Ты внезапно заполняешь вакуум. Где больше нет веры, а только обескураженность, Ты внезапно обновляешь веру и посылаешь ободрение. Я слышу служителей, читающих эти страницы: «Может быть, Боже, Ты сделаешь что-то могущественное во мне и в моей церкви». Господь, помажь это интервью. Благослови журнал «Духовные источники» и используй его для Своей славы. Аминь.

X