Притча. Кристалл веры

16:07 -- 09.04.2015

Жили-были два соседа. Один очень набожный, а второй тоже верующий, но всегда завидовавший вере первого.

Так и велось, что один из них делал всё для того, чтобы воплотить истины веры в жизнь, второй же, видя это, только дивился энергии первого и его несгибаемой вере. Много разного случалось в жизни, но один из них всегда был непреклонен в своих решениях и поступках, всегда проявлял острый ум при решении проблем и всегда направлял свет своего ума на доказательство вопросов веры. Второй же, видя недосягаемость для самого себя стать хоть когда-нибудь таким, решал свои дела житейским способом и только успокаивал себя, приговаривая, что, быть может, и он когда-нибудь будет столь умным и сильным, как и его более верующий сосед. Или от бессилия своего в решении глобальных проблем, или оттого, что каждая проблема занимала у него намного больше времени, чем у первого, он научился радоваться даже тогда, когда встречал проблему. Ему просто больше ничего не осталось, как радоваться.

Потом судьба разлучила соседей, и второй оказался вынужден уехать в далёкие места. Он уехал и, в конце концов, забыл первого. Решал свои проблемы всё также своими спокойными методами. Только с каждым годом он всё легче и легче относился к жизни, и тихая радость поселилась в нём.

И вот однажды он умер. Он оказался на небесах, и ангелы сказали, что ему уготован рай. Он сначала удивился, но потом с радостью принял эту новость. Через какое-то время он спросил у ангелов, могут ли они выполнить одно его желание. Ангелы ответили, что сделают это с радостью. Он спросил о своём соседе, ему хотелось узнать, что же случилось с ним, потому как более религиозного человека он не видел. Тогда ангелы подхватили его и отнесли на высокую гору, где стояла статуя.

— Он всю жизнь кристаллизовал веру в себе, — сказали ангелы. — Вот теперь он неподвижен. Он стремился к совершенству и стал им, и теперь ему совсем не ведомы обычные радости.

— Но разве это камень? — спросил бывший сосед.

— Нет, это не камень, это огромный кристалл, душа, — отвечали ангелы, — и мы все можем любоваться им.

X