История обманов покупателей при продаже продовольственных товаров

12:00 -- 22.12.2014

С обманом и подделками товаров потребитель столкнулся, вероятно, с момента появления первых товарных рынков. Поскольку подделки товаров с правовой стороны представляет собой разновидность торгового обмана, мошенничества, то до сих пор бытует такое изречение "не обманешь - не продашь". Но обман покупателя во все времена карался очень жестко. Поскольку поддельные (фальсифицированные) товары зачастую представляют определенный вред для здоровья потребителей, то при создании законодательных актов о фальсификации исходят из того, что как производитель, так и посредник должны не только остерегаться от введения в заблуждение потребителя с помощью одного из тех обманных способов, которые квалифицируются как мошенничество, но и обязаны сделать все необходимое для того, чтобы покупатель имел ясное представление об истинном достоинстве своей покупки. Именно этой точки зрения придерживалось законодательство Германии (1879 г.), поставившее под правовую охрану пищевые продукты, игрушки, обои, краски, а также посуду для питания, приготовления пищи и т.д. Этот закон наиболее сурово наказывал за попытку фальсификации и противодействие контролю за продажей товара. Так, денежный штраф до 150 марок и арест грозил тем, кто нарушал полицейские предписания о правилах торговли, арест до 6 месяцев или штраф до 1500 марок - за подделку пищевых продуктов, их хранение и продажу.

Законы об обмане покупателей и продаже поддельных (фальсифицированных) пищевых продуктов были приняты в XIX веке во многих развитых европейских странах - во Франции (1851 г.), Италии (1890 г.), Бельгии (1891 г.), а затем в Англии, Австрии, Швейцарии. В законах этих стран предусматрива-лись меры наказания за обман покупателя и продажу поддельных (фальсифицированных) товаров - достаточно строгие штрафы, размер которых зависел от степени вреда, наносимого здоровью потребителей фальсифицированных товаров, а также меры пресечения - лишение гражданских прав, почетных званий, арест и тюремное заключение.

Следует отметить, что понятие подделка (фальсификация) товаров трактовалось в различных европейских странах по-разному, в соответствии с этим и различным было наказание за подделку пищевых товаров. С этой точки зрения наиболее легкими были наказания в Англии и Австрии, поскольку законодательство этих стран ограничивало понятие обман, исключая из своих положений случаи неумышленной продажи по незнанию фальсифицированной продукции.

В то же время в Германии неумение продавца выявить подделку не освобождало его от наказания.

Российские архивные документы также свидетельствуют о том, что вопрос об обмане покупателя и продаже поддельных (фальсифицированных) товаров у нас в России был известен давно, и были приняты целый ряд законов для защиты потребителей. Так, в правление Петра I был принят ряд указов о торговле пищевыми товарами на рынках столицы. Сенатский указ от 18 сентября 1713 г. предписывал: "В мясных рядах скотину бить и продавать по прежнему здоровую, а ежели у кого явится больная, то такой не бить и не продавать и смотреть крепко, чтобы тайно того мясники не делали".

В указе 1718 г. запрещалась продажа "нездорового съестного харча и мертвечины" и устанавливались жесткие меры наказания: "за первую вину будет бит кнутом, за вторую - сослан на каторгу, за третью - учинена будет смертная казнь".

В указе 1722 г. предписывалось "несвежее мясо бросать собакам или велеть закапывать в землю в особливых местах, а ежели у кого для продажи явится какая мертвечина и за то таковых бить кнутом и, вырезав ноздри, ссылать на каторгу на урочные годы". Надзор за качеством продукции был возложен на полицию. Указами Сената (1756 г.) определялись права полиции, которая должна была следить также за ценами на пищевые продукты на рынках. "Пристав должен посещать рынки своей части, и буде усмотрит жалобу или дороговизну, то о том, чего сам исправить не может, предлагать управе".

Однако, несмотря на тяжесть наказаний, создание учреждений в помощь полиции и специальных служб, осуществляющих надзор за обманом покупателя и продажей поддельной продукции, проблема с фальсификацией пищевых продуктов оставалась острой и в середине XVIII века, и в начале Х1Х века. Свидетельством этому служит принятие указов, датированных 1837, 1841, 1861, 1866 гг. Так, согласно Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1855 г.), устанавливался штраф до 100 рублей на виновных за "приготовленные к продаже или продажу съестных припасов или напитков, вредных для здоровья или испортившихся, а равно подделку посуды из вредных для здоровья материалов" (ст. 115) или предусматривался арест сроком до одного месяца.

В законе от 12 мая 1890 г. к приготовлению для продажи и к самой продаже было приравнено хранение фальсифицированных товаров в торговых и промышленных помещениях. Были увеличены наказания: штраф - до 300 рублей и арест - до 3 месяцев.

Среди поддельных пищевых продуктов, которые упоминались в законодательстве, были хлеб, мясо (1845 г), коровье масло, жиры (1891 г.). В дальнейшем список пополнили подделки пчелиного меда, кофе, молока, муки, пива, сахарина, чая, суррогаты женского молока и др.

В начале XX века в России вновь поднимается вопрос о фальсификации продуктов. Проф. П.Е. Таиров, располагая информацией о фальсификациях виноградного вина, обратился к ведущим ученым страны с предложением выска-зать свое мнение о подделках, с которыми они встречаются по роду своей деятельности. На основе присланных материалов, В.Е.Таиров разработал проект закона "О фальсификации пищевых продуктов" (см.: Материалы по вопросу о фальсификации пищевых продуктов. С.-Пб., 1901; Частный проект законов по инициативе В.Е.Таирова. Одесса: Вестник виноделия, 1901). Однако этот закон принят не был.

С приходом Советской власти и установления государственной монополии на производство пищевых продуктов закона о защите потребителя от фальсифицированной продукции не существовало. Да это и понятно. Не могло же само государство уличать себя в подделке тех или иных пищевых продуктов. Поэтому слово фальсификация со временем вообще исчезло из законодательных актов, а вот обман покупателя за счет обвеса, обмера и обсчета по прежнему сурово карался.

В то же время производство поддельных (фальсифицированных) продуктов было организовано в массовом масштабе, а доходы от реализации фальсифицированных товаров поступали в доход государства.

Рассмотрим некоторые из них. В индийский чай, расфасованный в СССР, всегда добавлялся грузинский чай низших сортов в количестве до 45% в зависимости от сорта. В молотый жареный кофе высшего сорта всегда добавлялся жареный цикорий в количестве 20%, в 1 сорт - 20% цикория и 20% жаренных винных ягод.

Было организовано производство шампанского (хотя этот французский напиток и создан был во французском департаменте Шампань) без выкупа лицензии на право его производства. Однако наши поддельщики пошли еще дальше. Если вначале выпускали для покупателей Советское шампанское, по технологии, приближенной к французской, то затем разработали так называемый резервуарный (акротофорный) способ, по которому шампанское формируется не в каждой отдельной бутылке, а в большом чане под давлением, а затем только разливалось по бутылкам.

Также было организовано производство коньяков (без выкупа лицензии у Франции на право его производства), вначале по классической технологии созревания коньячных спиртов в дубовых бочках. Затем была разработана ускоренная технология созревания коньячных спиртов в эмалированных емкостях с добавлением дубовой стружки. Это наглядные примеры двойной фальсификации одного товара.

Профессору Несмеянову, за разработку подделки - "искусственной черной икры для бедных" из желатина, ароматизированной селедочным тузлуком, присвоили звание академика и выдали Государственную премию.

За десять лет формирования рыночных отношений, когда фальсификация пищевых продуктов приняла угрожающих объемов, наша Государственная дума наконец-то сформулировала понятие о фальсификации, но о принятии соответствующего закона пока речь не идет. И если в Испании за подделку меда продавца посадили на семь лет, то у нас за 80 лет фальсификаторы отделывались только штрафами.

Но самой чудовищным обманом для покупателей в огромных масштабах на российском рынке продовольственных товаров является введение понятия о пищевых добавках. Под видом пищевой добавки в пищевые продукты тоннами вводят серную кислоту и перекись ацетона, жженый сахар и золото и еще около тысячи компонентов. И если раньше в пищевые продукты по требованиям Главного санитарного врача СССР, разрешалось вводить только несколько десятков веществ, прошедшие полные клинические исследования на их безвредность, то теперь наш Главный санитарный врач РФ ежегодно дополнительно разрешает вводить до несколько сот новых веществ.

Применение большинства пищевых добавок, используемых при подделке, небезвредно для организма человека, в особенности для детей и больных. Они вызывают расстройство функционирования желудочно-кишечного тракта, накапливаются и приводят к токсикозу печени, формируют раковые заболеваний, нарушениям иммунной системы и т.п. Так, ежедневное употребление 0,5-3 г борной кислоты, применяемой в качестве консервирующего агента, способствует отделению слизи и эпителия со стенок желудка, вредно сказывается на процессах пищеварения. Добавление соды в кондитерские изделия, а в последнее время и хлебобулочные изделия, приводит к подавлению секреции соляной кислоты в желудке, разрушает бактериальную флору в толстом кишечнике. Введение в пищевые продукты различных консервантов, антибиотиков способствует подавлению развития бифидобактерий в толстом кишечнике и формированию дисбактериоза, что способствует увеличению деятельности кишечной палочки, синегнойной и других патогенных и условно патогенных микроорганизмов.

В Венгрии, а теперь и в Белоруссии, в отличие от России, все эти добавки, перед тем как их использовать в пищевых продуктах, предварительно проходят полные клинические испытания на безвредность. Мы же открыли полностью свои границы для использования этих добавок при производстве различных подделок. При этом многие пищевые добавки, запрещают добавлять в отечественные продукты, а вот импортные продукты, выработанные с этими добавками в подпольных цехах за рубежом, разрешено ввозить и реализовывать на территории России.

Следует отметить, что до революции в России помимо законодательных мер защиты от подделок, были приняты меры, которые с позиции сегодняшнего дня можно назвать социальными. Так, придавались гласности фамилии и имена изготовителей подделок, публиковались книги, в которых описывались способы определения поддельных товаров. Одна из таких книг - "Домашний определитель подделок" профессора физики и химии А. Альмадингена которая позволяла выявлять фальсификацию ряда пищевых продуктов, некоторых материалов, применяемых для ремонта дома, химических веществ, используемых в технологии приготовления пищи.

В советский период соответственно такие руководства не печатались.

В настоящее время появляется необходимость вновь, с учетом исторического опыта по проблемам обмана покупателя и продаже подделок, издавать подобные пособия для потребителей. В нашей российской действительности, когда контролирующие органы используют только фискальные мероприятия по борьбе с фальсификаторами и информируют только сами себя и вышестоящие организации о проделанной работе, потребитель должен сам защищаться от продавцов и производителей и таким образом обезопасить свою жизнь.

И это учебное пособие, наряду с учебником "Идентификация и фальсификация продовольственных товаров, является помощником для подготовки квалифицированных кадров в области защиты прав потребителей и каждого потребителя в нашей стране, заинтересованных в безопасности жизни россиян.

X