Во вратах

2015

Глава 2

<...
«Это твой дом, и я стою здесь рядом с тобой?» сказала я, немного смущенно.
«Нет, это твой дом и я буду с тобой пока не придет мой брат.»
«Всегда, дорогой брат, всегда!» воскликнула я, цепляясь за его руку.
Он улыбнулся и сказал, «Мы будем радоваться настоящему и мы никогда не разлучимся. Но, пошли уже, я сгораю от нетерпения показать тебе всё.»

Повернув на лево, он повел меня мимо красивых мраморных колон в большую, вытянутую комнату, порог которою я переступила с великим наслаждением. Все стены и пол комнаты были сделаны из светло-серого мрамора и отполированы до величайшего блеска, но по стенам и полу были изысканно разбросаны розы всех цветов и оттенков, начиная от глубокого темно-малинового и до нежного розового и желтого.

«Заходи внутрь», сказал мой брат.
«Я не хочу помять эти цветы», ответила я.
«Ладно, тогда давай уберем некоторые»

Я остановилась, чтобы взять один, что был ближе ко мне, но я обнаружила, что он был замурован в гранит. Я потрогала другой и обнаружила тот же самое. Тогда я повернулась к моему брату и сказала:
«Что это значит? Почему же ты не сказал мне, что эти цветы не натуральные?»
Он наклонил голову в улыбке и промолвил:

«У этой комнаты есть история. Заходи и садись рядом со мной, где ты можешь увидеть всю комнату, и дай мне рассказать тебе о ней». Я сделала, как он хотел и он продолжил: «В один из дней, когда я был занят работой в доме, группа молодежи, мальчишки и девчонки, пришли сюда и попросились зайти. Я с радостью их пригласил и один из них спросил:

«Это действительно дом для мистера и миссис Спраге?»
«Да», ответил я.
«Мы знали и любили их. Они наши друзья и друзья наших родителей и мы хотим узнать может мы сможем как-нибудь помочь вам украсить дом?»
«Конечно, вы можете», сказал я, откликнувшись на их просьбу. «Что вы можете сделать?»
«Мы были здесь как-то и осмотрели всё», сказал один из них. Можем мы украсить эту комнату?
«Без сомнения», сказал я, размышляя о том, что же они могут сделать.

Тот час же девочки, в руках у которых были огромные букеты роз, начали раскидывать их по полу и на стены. И когда они кидали на стены, к моему удивлению, цветы оставались там, так как будто были закреплены там всегда. Когда все розы разбросали, комната стала выглядеть точно так, как и сейчас, и цветы всё еще кажутся, будто собранными только что. Затем каждый мальчик вытащил маленькие инструменты и в один момент все, мальчики и девочки, занялись работой на мраморном полу. Как они сделали это – я не знаю – это одно из небесных видов искусства…. Они приходили несколько раз пока не закончили работу и при этом эти цветы не вяли и не блекли, но всегда были свежие и яркие. И это была такая весёлая и счастливая компания этих молодых людей, каких я еще прежде и не видел. Они смеялись, болтали и пели пока работали…

И когда наконец то всё было закончено, они позвали меня посмотреть их работу и я не пожалел хвалы за эту красоту и за их искусство в том, что они сделали. Затем, говоря, что они вернуться, когда ты придёшь, они ушли, чтобы делать ещё что-то другое где-то, я даже не знаю где».

Слёзы счастья капали на мои руки и скатывались по моему подолу, пока я слушала этот рассказ,… которым я была глубоко тронута.

«А кто они, Франк? Ты знаешь их?»
«Конечно, я знаю их, но все они были незнакомы мне, когда пришли сюда в первый раз, исключая Лулу Спраге.»
«Кто они?»
«Было три Марии: Мария Грин, Мария Бэйтс, Мария Чалмерс; Лулу Спраге и Майя Камден. Это девочки, каждая из которых была замечательна и прекрасна. Мальчишки, прекрассные парни, были: Карролл Ашланд, Стэнли и Давид Чалмерс.»

«Драгоценные детишки!» сказала я. «Как мало любви я дала им в те прежние времена и как здорово, что я могу сделать это здесь! Как мало мы знаем о связях между этими двумя мирами!»

«Да уж», сказал брат, «это точно. Как мало мы знаем! Если только мы могли бы осознать, пока мы ещё в смертном теле, что наш каждый день отражается на вечности, то как бы наша жизнь пошла другим путём! Каждое хорошее слово, каждая благородная мысль, каждый бескорыстный поступок станет колонной вечной красоты в грядущей жизни. Мы не можем быть эгоистичными и не любящими в одной жизни и быть добрыми и любящими в следующей; эти две жизни очень близко связаны и одна является продолжением другой. Но давай теперь сходим в библиотеку.»

Поднявшись, мы пересекли комнату … и вошли в библиотеку.

Это была славная комната – стены от потолка до пола были уставлены редкими и дорогими книгами. Большое витражное окно было открыто на веранду, а два дугообразных окна были сзади комнаты. Полукруглые ряды полок, поддерживаемые очень изящными стойками из серого мрамора, где-то 1,83 м высотой и около 5 м в длину располагались в ширь основной комнаты и делили её на две секции, каждая из которых заканчивалась дугообразным окном сзади, оставляя достаточно много места, где две секции соединялись вновь. Вогнутая сторона полукруглых полок была напротив входа в комнату, а не далеко от дугообразного окна стоял красивый письменный стол со всеми принадлежностями. На столе стояла изысканная золотая ваза, наполненная ярко-красными гвоздиками, чей пикантный аромат еще висел в воздухе.

«Стол моего брата», сказал Франк.
«И его любимые цветы», добавила я.
«Да.., Здесь мы никогда не забываем наши вкусы и предпочтения к тому, что мы любим.»

Не предполагайте, что все эти детали были отмечены мною сразу же, но они раскрылись передо мной постепенной, по мере нашего нахождения и общения в комнате. Моё первое чувство при входе было подлинное удивление от вида книги и мои первые слова были:

«Почему у вас есть книги на небе?»
«Почему бы и нет?», спросил мой брат. «… Нам кажется, что смерть тела означает полное изменение в душе. Но это не так в некоторых случаях. Мы приходим в эту жизнь с теми же вкусами, теми же желаниями, тем же знанием, что мы имели до смерти. Если они не были достаточно чисты и хороши, чтобы сформировать часть этой жизни, тогда мы сами можем не войти. Что за польза бы была в нашем времени жизни, данной для достижения определённых ценностей и знаний, если смерть превратит это в ничто и мы начнём эту жизнь полностью с другим мышлением и знанием? Нет, нет, … как я говорил до этого, мы строим для вечности в течение всей нашей земной жизни! Чем чище мысли, чем благороднее амбиции, чем боле высокие устремления, тем выше положение, которое мы займём среди небесного множества; чем более ревностнее мы в познании и следованию долга в нашей жизни испытаний, тем больше они нас продвинут здесь… »

«Но книги, кто написал их? Известны ли какие-нибудь из этих книг там внизу?»
«Без сомнения, многие из них, да все, на самом деле, помогли каким-то образом возвысить человеческий разум или бессмертную душу. <…Почему, например, великая душа, которая совсем недавно присоединилась к нам, чьи книги «Changed Life» (Изменённая Жизнь) и «Pax Vobiscum» подняли многие жизни на земле, должна отложить свое перо, когда его разум сейчас так ясен и сердце может читать тайны высшего знания? Не так. То, что он понял хорошо, он напишет для пользы других, менее одарённых, которым ещё предстоит прийти. Всегда должны быть лидеры; в этой небесной жизни как и в прошлой жизни – лидеры и учителя в различных аспектах мысли. Но всё это знание придёт к тебе просто и естественно, когда ты живёшь в новой жизни.»

Глава 8

<…
«Я оставлю тебя не надолго, но ты не должна уходить, есть ещё много о чём поговорить, подожди здесь, я вернусь».

Я уже научилась не задавать вопросы этим более мудрым друзьям и уступила её воле. Когда она ушла, я увидела прохожего у входа и встала встретить его. Он был высокий и представительный по форме, с лицом неописуемого добродушия и красоты. «Где-то я его уже видела? Конечно, конечно, я уже встречалась с ним, как пришла сюда. А, знаю, знаю!» подумала я, «это же святой Иоанн, любимый ученик». Он попался мне у реки.

«Да будет мир в этом доме», было его приветствие, когда он вошел.

Как же взбудоражил и восхитил меня его голос! Нечего удивляться, что Господь полюбил его, что за голос, что за лицо!

«Входи. Добро пожаловать, гость. Входи, а я позову хозяйку», сказала я, приглашая его войти.

«Не надо, не зови её. Она знает, что я здесь, она вернется», сказал он. «Присять возле меня», продолжил он, когда увидел, что я встала. Од поднялся и повёл меня ближе к себе и обнял меня как ребёнка, а я продолжала смотреть и любоваться лицом предо мной.

«Ты недавно пришла», спросил он.
«Да, я здесь недолго…»
«Ах, но это не имеет значение», сказал он с мягкой улыбкой. «...Как ты находишь жизнь здесь?»

«Ах», сказала я, «если бы только они могли знать! Я всё ещё так до конца не осознала это, как написано «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его». Это действительно выше человеческого понимания », сказал я с чувством.

«Для тех, кто любит Его? Ты считаешь, что все христиане действительно любят Его», спросил он. «Ты думаешь, что они любят Отца за дар Сына и Сына из-за Отцовской любви и милости? Или их почитание чаще исходит скорее из долга, чем из любви?», сказал он задумчиво и кротко.

«О», сказала я, «ты, кто так хорошо знаешь возлюбленного Господа, кто был так любим им – как ты сомневаешься в любви, которую он вселил во все сердца, которые ищут знать его?»

Лучезарный свет покрыл чудесное лицо, когда он поднялся, смотря прямо на меня – пелена спала с моих глаз и я узнала его! С легким криком радости и восхищения, я бросилась к его ногам, обнимая их со слезами счастья. Он мягко погладил мою склонённую голову, затем поднял и прижал к себе.

«Мой Спаситель, мой Царь!», прошептала я, прильнув к нем.
«Да, и Старший Брат и Друг», добавил он, нежно стирая слёзы с моих ресниц. «Я приготовил месте для тебя и там где я, ты можешь быть тоже.. Если вы любили меня, когда не могли видеть меня не иначе как верой, любите меня больше теперь, когда мы действительно стали сонаследниками Отца. Приходите ко Мне со всеми сомнениями и радостями; приходите к Старшему Брату всегда ждущему принять вас с радостью».

Затем он вернул меня на сиденье, и он общался со мной долго и настоятельно, раскрывая многие тайны этой божественной жизни. Я проглотила его слова; я пила их с каждым звуком его голоса; я наблюдала за каждой чёрточкой его возлюбленного лица; я была так восхищена, ободрена силой стоящей за его словами. С большой божественной улыбкой, он поднялся.

«Мы можем встречаться часто», сказал он, а я склонилась в благоговении и коснулась губами его руку. Затем, он, благословляя, положил свою руку на мою голову и бесшумно ушел из дома.

- - - - -

Я вбежала в мою комнату и, скидывая накидку у двери, я упала на подушки и с закрытыми глазами; я переживала каждый момент, который я провела в том святом Присутствии. Я вспоминала каждое Слово и тон голоса Спасителя, фиксировала вновь те наставления, которые Он дал мне… Мне казалось, что я поднялась на более высокую планку существования, сильно напилась из фонтана всего благого, с тех пор как я встретила «Того, которого так любит душа моя». Это было долгое, благословенное общение… Когда я взглянула на картину с Его лицом, я удивилась как же я не узнала Христа, ведь подобие было такое совершенное. Но я потом поняла, что мои глаза были удержаны до тех пор, пока я не увидела Его как Он есть.

Когда же я встала, мягкий золотой свет был вокруг меня, и я склонилась у моей подушки, чтобы впервые помолиться на небесах. До этого времени моей жизни я только постоянно благодарила и, казалось, что тут нет места для ходатайств. И теперь же, когда я склонилась, всё, что я могла произнести вновь и вновь, было:

«Я благодарю Тебя, благословенный Отец; Я благодарю Тебя, я благодарю Тебя!»

Когда я, наконец, сошла вниз по лестнице, я нашла своего брата стоящим у той великой «цветочной комнаты» и, подойдя к нему, я сказала мягко:

«Франк, что вы делаете на небесах, когда хотите помолиться?»

«Мы прославляем!», ответил он.

«Так давай же прославим сейчас», сказала я.

И стоя там, со сцепленными руками, мы возвысили наши сердца и голоса в гимне хвалы Богу; голос моего брата был ясен и силён и он вёл, а я следовала за ним. Когда первые ноты зазвучали, я подумала, что крыша отзвучивает их, но вскоре я обнаруживала, что это другие голоса сливались с нашими, и весь дом, казалось, наполнился невидимыми певцами. Такой величественный гимн хвалы земля никогда не слышала.

- - - - -

Внимание! Ресурс центр imbf не несет ответственности за содержание материалов опубликованных в этом разделе и может не разделять точку зрения авторов. Также мы не несем ответственности за содержание републицируемых материалов.

X