Рак четвертой степени потерпел поражение

12:00 -- 26.08.2013

«Человекам это невозможно, но не Богу; ибо все возможно Богу» (Марка 10:27). Бог — Творец всего, и Он Сам дает «всему жизнь и дыхание и все» (Деяния 17:25). Бог может проложить путь там, где его нет. Помочь там, где уже никто не может. Свидетельство Тани Некрасовой — сильное тому доказательство. В один момент все мечты были перечеркнуты. У Тани уже были метастазы, рак четвертой (последней) стадии. По прогнозам врачей, ей оставалось жить всего два дня. Как она потом узнала, мама с сестрой уже присматривали для нее место на кладбище.

Мне пришлось обратиться к врачам осенью 1998 года из-за небольшого уплотнения и болей. Была назначена операция, после которой мне вынесли заключение, что опухоль незначительна и не представляет опасности (потом я узнала, что мне просто не сказали правду). Мне предложили пройти курсы легкой химиотерапии. Но, зная какие последствия она оставит, я отказалась. Однажды мне стало очень плохо, боли усилились, их было почти невозможно терпеть, все внутри будто разрывалось.

Мне вызвали скорую. Врачи сказали, что требуется срочная операция. Меня увезли в больницу. Операция показала, что у меня образовались метастазы. Врачи были бессильны что-либо сделать. К тому же при операции я потеряла много крови.

Когда я очнулась, то была совершенно без сил и почти не могла дышать. Я думала, что умираю. В тот момент я вспомнила о Боге, и тут же откуда-то взялся глоток воздуха. Возле меня стояли врачи с «шоковым» аппаратом, чтобы проверить, жива я или нет. Они вообще думали, что я не выживу, и поэтому сказали моим родным, что мне осталось жить два дня. Врачи стали ждать, а родные готовиться…

Два дня я лежала в реанимации, мне постоянно ставили капельницы. Я была очень слаба, почти ничего не ела и сильно теряла вес. Мне можно было только лежать. Но через два дня я не умерла, и меня перевели в отдельную палату-одиночку с черными шторами. Много раз, когда казалось, что я вот-вот умру, все время что-то хранило меня и спасало. Тогда мама в первый раз заговорила со мной о Боге и пригласила священника, чтобы мне исповедоваться. Все-таки, мамины уговоры заставили меня задуматься о Боге, и мое отношение стало меняться. Как раз тогда я узнала, что моя двоюродная сестра начала ходить в церковь, там она попросила молиться за мое исцеление. Хотя я нисколько не верила, что Бог может меня исцелить, но факт оставался фактом: вопреки всему я почему-то продолжала жить, и это было чудом, прежде всего, для меня самой.

После операции прошло десять дней, и на носилках меня перевезли в онкологию по месту жительства. Тогда я заметила, что опухоли (метастазы) у меня были размером с кулак, и их было много (до этого мне ставили дренаж). Врачи осмотрели меня, в этот же день собрали консилиум, и мне было назначено шесть курсов интенсивной химиотерапии. Это были очень сильные препараты, которые давали побочные эффекты и несли серьезные последствия. В этот же день мне начали проводить первый курс химиотерапии. К моему удивлению, я очень легко это перенесла. В церкви за меня продолжали молиться.

Моя сестра, буквально выпрашивала у Бога мое исцеление. Я пообещала Богу, что если Он меня исцелит, то обязательно буду говорить об этом. И в один вечер Господь очень сильно прикоснулся ко мне. Это было настолько реально, что опухоли буквально стали утрамбовываться, и я ощущала это. Мне уже можно было вставать, и я подошла к окну. Внизу я увидела людей в автобусе. Я так сильно захотела в этот автобус, к людям, я не хотела умирать! Немного позже, в этот же вечер, я лежала с закрытыми глазами и вдруг увидела бездну: я стояла на краю пропасти. И тут услышала, как Бог спросил меня, хочу ли я туда, вниз. Я сказала: «Нет! Я хочу жить, я хочу к людям». «Тогда покайся, и ты останешься жить», — последовал ответ и, конечно, я согласилась. Это было таким реальным переживанием, что я сразу не могла прийти в себя. Я поняла, что стало происходить что-то очень хорошее.

Со следующего дня мои дела пошли на поправку. Сами врачи стали удивляться, что пошла такая динамика на улучшение. Метастазы стали собираться в одно место (т.е пошел обратный процесс). Было чудом то, что мои анализы всегда были хорошие, т. е. химиотерапия не влияла на мой организм. После первого курса «химии» меня выписали домой на три недели, до следующего курса. Тогда сестра стала звать меня в церковь. Многие мои родственники пошли в тот день в церковь, и я тоже согласилась.

Это был апрель 1999 года, я назвала тогда Иисуса, Того, Кто меня исцелял, Господом моей жизни. Мне проводили курсы химиотерапии с перерывами в несколько недель. В это время я просто не могла не быть в церкви, мои ноги как будто сами несли меня туда. Я приходила на служения и в Библейскую школу. За меня молились, и я училась молиться сама. Стала молиться за каждый курс «химии» и за каждый укол. Cестра сказала мне, что для Бога исцелить рак — то же самое, что исцелить насморк. И я убеждалась в этом все больше и больше. Метастазы уменьшались очень быстро. Врачи постоянно следили за моим состоянием, обсуждали мой исключительный случай. Ведь я сидела перед ними живая, хотя еще недавно было ноль процентов, что я выживу. Врачи не говорили об этом мне самой, но сообщали моим родным.

После проведения шести назначенных курсов химиотерапии, мне решили делать операцию по удалению опухоли, которая стала совсем небольших размеров, и теперь все было возможным. Мы стали молиться, чтобы Бог благословил ее. И с Его помощью она прошла очень успешно. После этого врачи снова удивлялись моему хорошему самочувствию, я опять быстро поправлялась. Бог хранил меня во время лечения химиотерапией, и она не оказала почти никаких побочных эффектов. Бог словно все держал в Своих руках: и печень, и почки — все органы. После всех проведенных курсов мои анализы были в норме. Теперь у меня и волосы отросли. Не осталось совершенно никаких последствий и отклонений. Каждый месяц я прохожу обследование, и все анализы подтверждают, что все в порядке. Это только милость и сила Божья.

Все закончилось. Болезни больше нет. А я до сих пор не могу поверить, что это было со мной. Казалось, что это был всего лишь сон. В моей душе нет никаких потрясений и тяжести того, что я пережила. Теперь я знаю истину, знаю то, что могу побеждать в моем Боге. Потому что Он Победитель, Он может все Бог пришел и явил Свою славу. Я говорю все это, потому что не могу молчать об этом, и я обещала Богу воздать Ему всю славу. Он Сам все сделал по Своей огромной благодати. Ведь я вообще ничего не делала для Бога и не заслужила Его милости. Он первый пришел ко мне, а не я. Он коснулся меня, и произошло чудо. Он открыл мне Свою любовь и не только возвратил жизнь, но и показал ее настоящий смысл. Этот смысл заключается в том, чтобы, встретившись однажды с Богом, видеть Его любовь, силу и славу в своей жизни и нести это другим.

X