Пробуждение в церкви Оливесте

2008

Интервью Алана Кроля с пастором церкви Оливесте, г. Таллин Юоле Ниинемяге о пробуждении, которое  Господь совершал в Эстонии несколько десятков лет назад.

А.К – Алан Кроль.
Ю.Н. - Юоле Ниинемяге.

- - - - - - -

А.К. – Расскажи, как все начиналось.

Ю.Н. – Я начну рассказ с того, как 32 года назад, будучи длинноволосым хиппи, я переступил порог церкви Оливесте. Мне было тогда 19 лет и для меня церковь была абсолютно неизвестным местом и все, что там происходило было новым для меня.

Когда я зашел туда, то я принял спасение и моя жизнь изменилась на 180 градусов.

Из тьмы в свет и из смерти в жизнь. Я освободился от всех зависимостей и из прежнего фанатика стал дитем Божьим. Во всем мире начало происходить то, что длинноволосые хиппи обращались к Иисусу и в Эстонии происходило нечто похожее. Я точно не могу сказать сколько хиппи пришло к Иисусу в Оливесте, но их было достаточное количество.

В то время проходили вечера под руководством ансамбля «Селла». Это по сути первый в Советском Союзе хор прославления. В церкви Оливесте начали проходить вечера, в котором начали выступать ансамбли образованные в часовне Марье. В Марье также был образован ансамбль «Ихкрус» под руководством Индрека Луйеге. Это был такой семейный ансамбль. Но там использовались современные слова, современный лексикон. Их предупреждали и запугивали разные люди, чтобы они этого не делали. В один из вечеров, когда выступал этот ансамбль, я смог дать свое первое свидетельство. Это было для меня захватывающим переживанием. Я чувствовал, как воздух был буквально наэлектризован. С этого момента что-то начало происходить в Эстонии. Происходило постепенное оживление. Это было похоже на то, как в 1988 году весь эстонский народ пробудился, люди хотели свободы. Что-то похожее происходило тогда в вопросе веры.

Люди начали пробуждаться

Из этих вечеров образовались Эффата вечера и хор Эффата.

Эти хоровые вечера потом были перенесены из маленького зала в большой.

В 1986 году был создан мюзикл «Май пипл» под руководством Джинни и Кэролл Лоуренс.

Постоянно шло противостояние. Например, если у музыканта родители работали на важных постах или кто-то учился в высшем заведении, то они просто постоянно страдали из-за этого, потому что это было время, в которое официальная государственная вера была – атеизм. Люди платили высокую цену за свою веру. Они должны были отказаться от призвания педагога. Ты просто не мог быть верующим и педагогом одновременно.

Для меня самым большим проектом был проект Джинни и Кэролл Лоуренс «Май пипл» - «Мои люди».

Было много декораций, много проблем. Играли на барабанах в темноте. В зале горела одна свеча. Это было грандиозным событием. Делались призывы к покаянию. Это был один из пиков пробуждения Эффата. Тогда я служил Господу уже три года и этот мюзикл Эффата «Мои люди» был очень сильным.  Оттуда пришли песни «Если Мой народ...», «Хочу прославлять» и др.

После этого люди начали понимать и осознавать истину о Святом Духе. Я был верующим уже три года и меня постоянно приглашали на служения, которые проходили тайно.

Говорили: «Пошли на улицу Трумме, там какой-то финн будет говорить». И собиралось порядка 100 человек. Потом говорили: «Поехали в Пяскоэ». Приглашали еще куда-то.

Люди собирались вместе и хотели все испытывать силу Божью.

В то время Эстонию посетил Пауль Явелайнен из Финляндии. Он был строителем гостиницы «Виру» и он донес до нас истину об полном Евангелии и о Святом Духе.

Я помню как мы проводили встречу руководителей Эффата и мы так сильно молились, что у всех буквально, слезы лились градом. Атмосфера была очень наэлектризована. Мы часами молились, прежде чем происходило собрание Эффата. Люди собирались на молитву в пятницу и в субботу днем. Это был целый процесс и это был постоянный поиск Бога.

Я видел, как люди стоят в церкви Оливесте в рядах и падают

И в этой атмосфере один из дирижеров хора Эффата увидел видение. Он сказал: «Я видел, как люди стоят в церкви Оливесте в рядах и падают».

Таких вещей никто из нас в жизни не видел и никто не мог истолковать. Мы ничего не поняли. Через несколько недель в церковь Оливесте пришел человек, его звали Тойво Ринкенен и спросил может ли он с нами поговорить. Он немного говорил нам об Иисусе, рассказывал нам о Святом Духе. Но меня поразило то, как он начал проповедовать. Он начал так как никто не делал. Он сказал: «Я пришел сюда с полным Божьим благословением». Я думал о чем же он будет говорить. Он попросил о том, что бы те, кто хочет получить благословение встали. Я был одним из первых. Было такое впечатление, что окна небесные открылись над нами. Вся атмосфера сразу же изменилась.

Один человек вдруг упал на пол, потом второй, третий. Я упал одним из первых. Как только за меня помолились я упал как будто на вату. Это было самое мягкое падение в моей жизни. Я как будто упал на примерно 10 сантиметровый слой ваты.

Вот такая сила Божья была там. Это был 1977 год. Время перед зимой.

Тойво Ринкенен получил это помазание от самого популярного, в то время человека в Финляндии Ило Нюневяйнест. Он просто посещал его собрания. И он просто передал нам силу этого послания. Мы слушали проповеди Ило на кассетах, но теперь приехал человек, который привез нам это, привез эту силу.

Тогда Библии провозили за пазухой из-за границы. Мы обеспечивали Библиями людей в Оливесте и других местах. И вдруг приезжает этот человек и привозит нам такую силу.

Тогда у нас не было ни факсов, ни электронной почты. Мы молились утром перед вечерами Эффата.

Приблизительно через две недели было собрание управляющих дома у Ивво. Там были серьезные мужи Божьи.

И в этот момент Ивво позвонили из КГБ

Он был очень возбужден разговором и сказал, что нужно срочно заканчивать собрание и идти в церковь потому что приехали сотни людей. КГБ спрашивал почему мы не пускаем людей в церковь.

Это была удивительная картина. Люди из разных стран, культур вдруг приехали.

Тогда у нас возник вопрос, что же с ними всеми делать. Эффата вечер должен был начаться в 18 часов. А было очень рано. И мы решили начать в 14 часов.

Я помню это первое собрание. Это было что-то такое, что нельзя передать словами.

Воздух был наполнен присутствием Божьим. Люди находились в ожидании. Я стоял в конце зала в часовне Марье, потому что зал был набит людьми до отказа. Люди чего-то ждали. Самые сильные мужи Божьи стояли спереди и в конце брат Рейне начинал служение. Кто-то присел, кто стоял. И Рейне начал служение.

Спереди стоял человек на костылях. Рейне сказал: «Именем Иисуса Христа, встань и ходи». Это была настоящая проверка веры, потому что мужчина был сильно изувечен.

Это мужчина услышал слово «Во Имя Иисуса Христа», он оставил один костыль, потом второй, потом подпрыгнул и начал танцевать.

Потом поднялся такой шум, какого я никогда в своей жизни не слышал ни в церкви и нигде

Это было похоже на то как будто 120 локомотивов засвистели в одно время. Это была такая Слава Божья!!! Она прошла через всю церковь и через весь город. Дошло до того, что известь начала падать с потолка.

Это был настолько сверхъестественный звук! У меня возник вопрос: «Может ли что либо, созданное человеком, издавать такой звук?»

Мы иногда говорим: «Давайте подпевайте, кричите Аллилуйя!»

Там не надо было ничего говорить. Народ сам все понял. Даже через закрытые окна было все слышно. Люди пришли на этот шум даже с Ратушной площади.

И вот с того момента начались массовые исцеления

С того момента.

Люди начали приносить костыли, слуховые аппараты, платки, предметы одежды и все складывали в одну кучу рядом с пианино.

Людям раздавали учение на русском языке, терпеливо говорили, что самое важное – это чистое сердце, самое главное – любить Иисуса. Это было самое основное базовое учение для этих людей тогда. Любить Господа и ближнего и всё остальное приложится.

Было так удивительно наблюдать как приходили даже православные. В передней части церкви делали хлебопреломление, потом приходили к нам. Они в этот момент постились.

И происходили чудеса. Массовые чудеса.

По информации поступившей позже мы узнали, что на первом служении было очень много епископов, старейшин и присутствие Божье было настолько сильным, что они понесли это дальше. Они взяли это с собой и понесли это дальше. Там были те, кто находился в подполье и также официальные лица, известные лица.

Одно из чудес, которые произошли в период пробуждение, было то, что тем людям которые были в подполье стали подавать руку государственные служащие.

Люди стали приезжать из разных мест. С Украины, Белоруссии, России и даже из Владивостока. Им стали помогать. И люди сразу начали рассказывать о тех чудесах, которые с ними произошли.

Одна из самых запоминающихся историй произошла с мужчиной, который приезжал с глухонемым сыном

Он приехал и уехал обратно. Потом приехал во второй раз. И когда он приехал в третий раз, брат Рейн почувствовал что-то.

И после молитвы этот глухонемой мальчик сказал: «Папа, поехали домой».

После этого начали приезжать уже целыми селами. Святой Дух действовал тогда мощно. Я помню, что пришлось сделать даже забор из стульев, чтобы ограничить как-то количество людей. В часовне Марье было большое пространство перед алтарем. Тогда пришлось заменить алтарь на меньший, чтобы было больше места для людей. Божья работа продолжалась и дальше. Люди принимали активное участие. Каждый хотел быть активным участником этого дела.

Мы уже не учили многому, что и как, потому что всё было ясно и так. По вечерам продолжалась молитва за русских и эстонцев, потом играл ансамбль «Эффата». Это было замечательно.

Мы наблюдали Божью работу. У людей текли слёзы. Исцелившиеся наполнялись Святым Духом. Люди падали от Святого Духа.

Однажды, фотографии всего этого, которые мы делали попали туда куда им не нужно было бы попадать. Анц Лемманн сделал легендарные фотографии, как люди падали под воздействием Святого Духа. И одна девочка упала даже без прикосновения под воздействием Святого Духа. Это было одна из фотографий, который попали в газеты.

В газеты попадали разные фотографии и случаи

Одна из них была об Александре Попове. О том, как он много раз тайно перевозил Библии и сколько билетов на самолет он доставал, где он бывал. Он был одним из тех, кто делал что-то. Так же Сюдо Вейо, который ездил в Латвию, Осетию, на Урал. Это была тайная деятельность.

И в этих местах происходили замечательные чудеса, исцеления, знамения. В одном из этих мест был один коммунист, которому лошадь наступила на грудь. Он в один момент исцелился, когда на него возложили руки. Большие чудеса происходили. На Урале, даже ковер под ногами людей двигался. Александр Попов рассказывал мне, что люди просто не могли устоять на ногах. Когда Александр Попов вернулся, то через две недели должен был состояться вечер «Эффата. Эти вечера проходили во вторую и четвертую субботу и второе воскресенье месяца, т.е. три раза в месяц. В субботу служения были более масштабные. На них приезжали люди со всей Эстонии.

Конечно же были различные противостояния. Служители должны были делать различные отчеты. Брат Рейн должен был слушать постоянные крики чиновников и их указания.

Вот в такой атмосфере это пробуждение и происходило. Даже иногда нужно было платить штрафы. Управление церковью и сама церковь должны были сами стоять за эту работу. Они защищали эту работу и они стояли за неё.

Самым тяжелый момент был тогда, когда запретили людям падать и сказали, что это гипноз

Это было первым сильным противостоянием. Нам сказали, что если еще кто-то упадет, то привлекут к ответственности. Это была последняя угроза, последнее предупреждение. Потом сказали, что если так будет продолжаться, то вообще закроют церковь. Тогда братья собрались вместе и мы спросили у Рейна, что мы будем делать с этим всем дальше, оставим молитву и не будем больше молиться за людей. А Рейн сказал:

«Будем молиться и никто больше не упадет». Это было слово веры. И действительно все чудеса происходили по прежнему. Бог просто взял свою силу под контроль.

После того, как это длилось несколько лет, до конца 70-х, начала 80-х, то наступил трагический момент. Нам сказали следующее:

«Вы может проводить служения, только на эстонском языке. Вы не имеете больше права проводить служения на русском языке».

И мы не имели больше права пускать в часовню Марье русскоговорящих людей. Это было решение, с которым пришлось согласиться. Мы об этом сильно пожалели. Это был решительный шаг в отношении Святого Духа.

Я был одним из тех, кто исполнял эти решения. Мне сказали о том, что я буду стоять на дверях и не пускать русскоговорящих людей. Я был молодым и я послушался. Мы знаем, что нельзя угашать Святого Духа.

Я не знаю, что произошло после этого решения. Я просто следовал за тем, что мне сказали.

Но с этого момента массовое излияние Святого Духа, которое было похоже на Ниагарский водопад в Торонто утихло.

В то время было такое ощущение, как будто над нами был Ниагарский водопад. Люди массово исполнялись Духом Святым. Когда люди исцелялись, был даже слышен треск.

У одного мужчины из Осетии была огромная опухоль, он извивался как червь. И вдруг он закричал: «Нету! Нету!» Все смотрели на него, что бы понять чего же нету и увидели, что эта опухоль просто в один момент исчезла. Он не мог повернуть шею, но Дух Святой исцелил его в одним момент. Святой Дух мощно действовал. Исцелялось белокровие и другие вещи.

И вот такое излияние Духа Святого прекратилось

Именно мощное излияние Святого Духа прекратилось. Раньше мы приветствовали людей в церкви, а потом на пришлось говорить им: «Пожалуйста, больше не приходите».

Было много того, что еще происходило, работа продолжалась и дальше. Но самый интенсивный момент был в 1977, 1978 годах. Это было до того, как мы вынуждены были остановить проведение служения на русском языке.

А.К. – Пастор Ремма Тулле рассказывал, что когда работу в Оливесте прекратили, то она продолжала распространяться в других местах. Она начала распространять в другие страны Советского Союза. В Латвию, Украину, Россию, Белоруссию. Кажется, что когда эту дверь для Господа закрыли, то это не остановило Божью работу. Пастор Рейнн рассказывал нам, что в тот момент он не знал, что делать дальше. Если власти угрожали, закрыть церковь, то всё равно не получится продолжать работу. И было тяжело понять, как можно продолжать работу в тот момент. Но у меня было такое ощущение, что Святой Дух хочет вернуть это в Эстонию. Это было предвкушением того, что Бог собирается совершить в этом народе в будущем. Мы только вкусили, попробовали это, мы только почувствовали что это такое.

Ю.Н – Да, я тоже в это верю. Было много пророчеств. До того, как это началось, во время войны, группа пятидесятнических сестер получила Слово, что в церкви Оливесте начнется пробуждение через молодежь и оно будет погашено, но потом оно загорится снова. И придет новая более мощная волна и её уже не смогут потушить.

А.К. – Мы тоже верим, что работа Божья не может быть остановлена человеческим решением.

А.К.- Можно сказать, что пробуждение «Эффата» началось в 1967 году, когда многие люди получили в свое сердце желание собираться и искать Господа. Пастор Рейн Уйнеесс, который в то время был просто братом Рейном, и его родной брат Хальнест начали проводить у себя дома молитвенные собрания. Люди часто проводили целые ночи молясь Богу. Пастор Рейн описывал это так, что очень часто люди молились всю ночь, потом одевали галстук, выпивали чашечку кофе, шли на работу и не чувствовали никакой усталости. Это была небольшая группа людей, которые стали так собираться и молиться. И Господь стал показывать, что Он желает  сделать в Эстонии. Люди начали исполняться Святым Духом. Позже это пробуждение перешло в малые группы, которые собирались в помещениях церкви Оливесте. Там всё было переполнено людьми и пришлось перейти в часовню Марье, которая также вскоре была переполнена людьми и поэтому решено было перейти в большой зал.

Во второй половине 70-х годов люди стали приезжать со всего Советского Союза. И я помню, как ты рассказывал о том, что люди видели видения о городе Таллинн. Люди видели церковь с большой башней и Господь говорил им, что они должны поехать туда. Они часто не знали находится ли город Таллинн в Советском Союзе или нет. Они находили его на карте, покупали билет, приезжали и искали церковь с самой высокой башней. Тогда началось самое большое пробуждение и исцеления, которые были за всю историю Советского Союза.

Хочется поговорить о том, как верующие распознали Божий почерк и почему некоторые люди боролись с этим, когда пробуждение было на пике? Часто мы просим у Господа пробуждение и когда Господь дает его мы говорим, что мы хотели не такое, а другое пробуждение.

Ю.Н – Реакция на то, что происходило во время пробуждения была различной. Я конечно же наблюдал положительную сторону. Тут очень много зависит от того, кто твой друг и с кем ты общаешься.

Я был свидетелем того, как в зал входили 200 мужчин в больших шляпах

Они снимали свои шляпы перед входом и входили в церковь Оливесте, это было как чудо, как откровение. В принципе это и происходило в реальности. Эти люди приходили на самом деле. Они приходили со своими детьми, которые нуждались в исцелении. В церкви обедали, там же проходили служения и были различные вещи, которые вызывали неприятности. Это вызывало проблемы у тех, кто приезжал издалека.

Некоторые верующие открывали двери своих домов для приезжих, а другим приходилось спать на полу на Балтийском вокзале, подкладывая газеты под голову. В церкви людей нельзя было оставлять. В 23-00 церковь должна была быть свободна от людей и закрыта. Было очень много добровольцев, которые помогали быстро убирать помещение церкви.

В 23-00 нужно было закрывать, т.е. у нас были временные ограничения.

В то время, как Бог исцелял брат Рейн Уйнеесс должен был делать регулярные отчеты о том, что происходило. И должен был говорить, что исцелений не происходит. Это было очень смешно, потому что Господь массово исцелял и часовня была забита костылями. Их даже пришлось подвинуть в угол, что бы они не мешали и люди не падали на них.

В то время, кто-то сделал фотографию, на которой было изображена гора костылей до потолка, возле алтаря часовни Марье. Так часто раньше не фотографировали. И в тоже время продолжали писать, что чудеса закончились, действие Святого Духа, молитва на языках тоже закончились.

Обстановка была очень не простой. Необходимо было постоянно отчитываться. Я отдаю честь брату Рейну, за то, что он выстоял, верил и прошел дальше даже тогда, когда казалось, что выхода нет. Он шел дальше. К тому же он вёл хор «Эффата». Т.е. на нем была большая нагрузка. И были времена, когда было нелегко сделать шаг вперед. Надо было изо всех сил стараться и делать эти шаги. Надо было противостать всем этим давлениям.

В тоже время Святой Дух действовал.

И Он действовал и в других местах

Карл Рейн рассказывал, как у него дома люди исцелялись и исполнялись Духа Святого. Люди ездили в другие места и таких мест, где Господь не действовал бы через них было очень мало.

Все, кто получали эту силу, шли дальше со свидетельством, поэтому в духовном мире было напряжение. Христиане были сильным свидетельством того, что делает Господь.

В то время люди приходили к Господу, принимали Христа в свое сердце, оставляли свои партбилеты и Бог показывала им выход.

Церковь Оливесте являлась в то время маяком. Духовным маяком и люди могли видеть этот свет. Это было также противостояние всему советскому режиму, который пытался разрушить все хорошее, живое. Вся эта ситуация была большим событием.

В церковь приходило много людей и начали говорить, что это не просто пробуждение, а это люди которые приходят искать Господа в пятницу вечером часами напролет. Люди бросали все свои дела и прибегали часами искать присутствия Божьего. Также это было и в субботу. Самое важно было находиться рядом с Господом в тот момент.

А.К.- Карл Рейн говорил, приходили люди из разных деноминаций слушали и не было противоречий между лютеранами, баптистами, методистами и другими.

Это было самым захватывающим впечатлением

Ю.Н – Народ собирался там, где что-то происходило. Все собирались вместе. Было изумительно наблюдать единство в народе. Никто не говорил о том, что он находится здесь только по своей принадлежности. Важно было, что ты являешься христианином, стал новым творением. Вот это было самым важным.

А.К.- Иисус стал самым важным для людей. Не какая-то церковная принадлежность или вероисповедание, а Иисус скрепил людей между собой. В то же время те, кто присоединился к этому движению в то время попали между двух огней. С одной стороны было государство, КГБ, репрессии и люди которые были против этого движения. Т.е. со всех сторон было какое-то давление.

Один пастор рассказывал, что приехал один человек из-за границы и спросил, здесь ли проходят собрания исцеления, и услышал в ответ, что таким невежеством здесь никто не занимается. Это показывает, как все распределилось на два лагеря. Кажется, что это характерная черта для всякого пробуждения. С одной стороны это создает единство, а с другой – разногласия. Я думаю, что мы не найдем в истории ни одного пробуждения, которое не вызывало бы разногласий. И это должно быть для нас предостережением. Чтобы тогда, когда Господь начнет свое движение нам не оказаться людьми идущими против Его течения. Чтобы нам не сказать, когда начнется пробуждение, что мы не хотели такого пробуждения, а хотели другого. Что мы не хотели каких-то странных людей, которые в церкви будут есть свои бутерброды, бросать мусор на пол.

Потому что мы знаем, что так было в Оливесте и из-за этого мы можем не хотеть такого пробуждения.

Ю.Н – Да.

А.К.- Может быть ты расскажешь кого больше всего притянуло это пробуждение. Это было простые люди, интеллигенты, молодые или старые?

Ю.Н –Первое пробуждение притянуло больше всего людей среднего возраста.

Были такие, кто первый раз увидели туалет, в котором пользовались водой. Рейн пригласил людей из украинской глубинки и они удивились туалетам. Т.е. были люди из мест в которых не было цивилизации. Но также приходили интеллигентные люди, врачи, филологи например. Только когда они давали свидетельства, выяснялось кем они были. Но больше было простых людей. Из школы Орала Робетрса приехало много интересных людей. Они сняли всю работу Оливесте на видео. Они всё засняли. И я знаю, что за все это надо было стоять, что бы всё это продолжалось дальше. От этого было много проблем.

Кто позволил? Кто дал разрешение?

В 1977, 1978 году к нам приехал мощный коллектив под название «Живой звук». В 1978 году приехал астронавт Джеймс Эрней, который ходил по Луне.

Было много небывалых гостей и все они приносили пробуждение. Их проповеди размножались огромными количествами. Тогда Джеймс Эрней сказал, что Бог на Земле важнее человека на Луне. Он говорил о чудесах, которые Господь совершил для него.

В то время на судне «Георг Отс» из Финляндии приплыл человек, который только, что принял спасение и сразу же исполнился Духом Святым. Он привез слово для нас.

Он ходил по городу. Нашел нас. И мы очень гордились тем, что он мог наблюдать настоящее пробуждение, когда все было в лучшем виде. Он сказал, что он верит, что придет большее пробуждение среди которого придет Иисус. Он говорил о втором пробуждении, которое впереди: «Если в Таллинне произошло пробуждение, то придет Иисус!»

Я лично придерживаюсь этого пророчества, я верю в него. Потому что до того момента, когда церковь возьмется с Земли, произойдет еще одно пробуждение в Таллинне. И люди будут приходить к Господу, избавляться от грехов, чтобы начать новую жизнь для Иисуса Христа. И мы должны хранить это пророчество и верить в него. И мы верим в полное обращение. Люди будут полностью обращаться к Богу.

А.К. – Расскажи нам о тех проповедях, которые проповедовались в то время.

Ю.Н. – Одно из самых важных посланий, которыми делился в то время брат Рейн Ульнеймс и другие это было учение о пробуждении. В ней речь шла об Иисусе. Представь, что ты находишься в пустыне, ты изнемог, устал он жары и единственное что тебе хочется – это стакан воды. И чего бы ты попросил в такой момент. Ведро воды? Но лучшее, что мы могли бы попросить в этот момент, это: «Иисус, я хочу тебя?». Суть в том, чтобы не удовлетворять себя, свои желания стаканом или ведром воды, но хотеть большего – Иисуса. Иисус, я хочу только тебя. Если у тебя есть Иисус, то у тебя есть целый океан, все реки, которые полны живой воды. Это было одно из посланий.

В то же время брат Рейн проводил очень интеллектуальные проповеди. Он говорил о смысле жизни, ценности жизни. Очень современные проповеди. Также было очень много свидетельств тех, кого Господь спас, кого Господь исцелил. Они были настолько исполнены жизни, что народ сиял. Все были едины. Эти призывы к алтарю, со словами: «Приди к Иисусу!», это было очень сильно. Люди массами выходили вперед. Люди рассказывали, что произошло в их жизни. Что было изменено, что было исцелено. Несколько рядов молодых людей стояло перед алтарем после призыва о покаянии. Там мы учили на основании материалов Билли Грэма.

Как правильно поступать с людьми?

Надо было обязательно связаться с человеком на протяжении 24 часов.

Как вести себя с человеком? Этому мы учились из книг Билли Грэма.

После этого пика русского пробуждения, в 1984 году приехал сам Билли Грэм. В то время начали проводиться большие обыски. Только у меня дома изъяли 500 кассет, а также всю переписку. Потом со мной лично хотели очень основательно поговорить, даже увезли меня в другой город. Это были очень тяжелые времена. Люди были очень ранены после этого. У них остались раны на долгое время. Но все таки Господь мощно действовал в церквях.

А.К. – Кажется, что для работников церкви это было особенно тяжелое время. Потому что была большая нагрузка с организацией собраний, с молитвой. Я знаю, что люди, которые произносили с неспасенными молитву о спасении, должны были сами потом связаться с этими людьми. Количество людей так сильно возросло, что это было очень тяжеловыполнимым заданием. А были ли люди которые перегорели или сдались?

Ю.Н. – Это хороший вопрос. Конечно же были люди, которые говорили, что они уже больше не могут. Я удивлялся таким людям. Были те кто перерабатывался, перетруждался, потому что это была большая работа, большой труд, большое напряжение.

Были ночные, дневные молитвы и люди исполнялись Святым Духом

Нужно было исповедовать Слово, говорить Слово. Дома таких людей созидались. Из таких домов выходили новые работники в Царстве Божьем, настоящие мужи Божьи.

В то время богослужения длились почти целыми днями. И везде, где люди собирались они искали и искали Господа. Молились, молились и молились. Это было очень мощно.

И я надеюсь, что этот удивительный поиск, эта жажда они вернутся. Когда ты готов сделать всё, что угодно, переставить стулья или ряды, чтобы уместить всех людей и чтобы могли придти также и неспасенные люди. Мы видели, что верующие приходили и занимали первые места, потому что все хотели быть задействованы, быть максимально приближены к месту, где находится Божье присутствие.

Это приводило также, иногда, к неприятностям. Да, люди обижались. Потому что до этого у кого-то было лучшее место, лучший обзор, а потом сделали систему по билетам. Если с тобой был неспасенный человек, то ты мог получить лучшее место в зале. Это очень стимулировало людей приводить неспасенных и получать лучшие места в зале. Но некоторые обижались, когда не могли получить хорошее место просто так. Мне конечно очень жаль, что так было, но мы делали все возможное, чтобы люди могли придти и услышать Евангелие.

А.К. – Все не было таким черно-белым, что пробуждение это рай на Земле, все счастливы. У меня сложилось впечатление, что пробуждение – это большая работа, это работа с напряжением. Так как описывает 6 глава Деяний апостолов, когда собралось большое количество народа, то среди народа поднялся ропот. Другими словами пробуждение привело большие массы народа, но в народе поднялся ропот. Кажется, что без этого не может произойти ни одно пробуждение.

За все должна быть заплачена своя цена. Во-первых эта цена была заплачена в молитве, во-вторых работники заплатили цену тем, что им пришлось вступить в конфликт с властями и с родными, которые не могли понять, почему они делают то или другое. Им приходилось жертвовать своими отношениями с родными. Это были такие отношения, которые приходилось продумывать. Иисус говорил, что если человек хочет построить башню, то ему нужно сесть и продумать, есть ли у него все необходимое для этого.

Кажется это те темы, без которых не может произойти ни одно пробуждение

Чтобы ты сделал по другому, если бы это зависело от тебя? О чем ты жалеешь? Чтобы ты хотел изменить из того, что было?

Ю.Н. – Может быть поиск Господа. Он должен был остаться таким, каким он был тогда. Эти собрания по пятницам и субботам. Но мы должны также понять, что это был идеологический конфликт.

Представьте себе, газета баптистского общества «Братский вестник», единственная газета такого рода в Советском Союзе, сообщила о Таллиннском ветре и о том, что дует он как-то неправильно. Т.е. Святой Дух получил новое название – Таллиннский ветер.

Такие моменты истощили людей. Это было не легко, потому что баптистское движение не понимало это всё. Нам много раз говорили: «Если, ты хочешь пробуждения, то ты должен забыть про все удобства».

Второй момент, который нужно было бы сохранить – это дух молитвы. Чтобы он остался на первом плане. Это нужно было бы сохранить. На в какой-то момент началось эстонское народное движение. Там был уже совсем другой настрой.

Надо было сохранить поиск Господа. Нужно было это сделать. Чтобы это сохранилось до тех пор, пока Господь нас не посетит мощным образом.

А.К. – Мы проводим эти беседы для того, чтобы научиться распознать работу Святого Духа, когда она начнется, и не препятствовать Ему, не действовать против Него, а наоборот содействовать этому движению, помогать ему и тем самым способствовать пробуждению в Эстонии.

X