Город-призрак на окраине Симферополя

2008

Если мы выезжаем из Симферополя в сторону Ялты, то справа от себя мы увидим холмы, на которых расположен музейный археологический комплекс — Неаполь Скифский. Последний на протяжении нескольких веков был столицей скифского государства. Сегодня от некогда крупного города сохранились жалкие остатки: царский мавзолей, городские ворота, развалины стен, следы башен, домов и хозяйственных построек [1].

Со школьной скамьи мы привыкли слушать о скифах, как о мужественных свободолюбивых людях, отражающих постоянные агрессии то кровожадных персов, то корыстных греков. Именно такими скифы предстают не только в книгах для детей типа „Меч Зарины“ Моисеевой, но порой и в серьёзных научных работах (например, Очерки по истории древней Греции Колобовой К.М., Глускина Л.М., Л, Учпедгиз, 1958), в которых очень подробно рассказывается о нашествиях на скифов, а о самих же скифских нашествиях говорится одной строкой и то между прочим. Весьма вскользь говорится и об обычаях, нравах скифов и в
то же время подробно описываются зверства персов, чинимых над скифами.

Но почему же тогда пал этот некогда великий народ?

Скифы это племена, произошедшие от Аскеназа и Магога, в VIII в. до х. э. вторглись в Крым и Прикубанье на земли родственных им киммерийцев, вынудив последних уйти в Закавказье. Однако, спустя немного времени сами скифы последовали за киммерийцами и через современный Дагестан и Дербентский проход направились на территорию современного Азербайджана, в нижней части междуречья Куры и Аракса, где и обосновались, начав совершать оттуда набеги на страны Передней Азии [8].

Одним из первых государств, с которым столкнулись скифы, была Ассирия, на престоле которой восседал грозный Асархаддон. Но и он «Завоеватель Египта и повелитель всей Передней Азии трепетал перед ними и в страхе вопрошал богов» [9]. «Среди вопросов к богу Шамашу есть и такой текст: „В этот установленный
срок войско скифов, которые живут в области страны манеев и которые пришли на границу страны манеев, задумывают ли они, замышляют ли они, выйдут ли они через перевалы Хубушкин к городам Хараниа и Анисускиа? Разграбят ли, полонят ли многочисленную добычу, тяжкий полон с границ Ассирии?“... Среди табличек оракулов найден один текст, в котором Асархаддон спрашивал бога Шамаша о том, будет ли царь скифов („царь страны ишкуза“) Партатуа соблюдать дружбу, если Асархаддон, согласно его просьбе, переданной через посла, выдаст за него замуж свою дочь» [10]. Выдав за скифского вождя Партатуа (Прототий у Геродота) свою дочь он сделал из скифов оплот Ниневии и с их помощью отразил киммериян,
которые потерпев несколько поражений должны были уйти в Малую Азию [11].

Ещё большую помощь оказали скифы Ассирии в её борьбе с набирающим силу Мидийским царством. Эта помощь объясняется и тем, что наследник Прототия Мадий был рождён от ассирийской принцессы [12]. В 653 г. до х. э. ассирийцы благодаря помощи скифов наносят страшное поражение мидийцам, во время которого погибает и вождь мидян Фраорт [13]. Мидия попадает под власть скифов, которые собирали с мидян дань, хотя при этом номинально государство мидян продолжало существовать [14].

«28 лет владычествовали скифы в Азии и своей наглостью и бесчинством привели всё там в полное расстройство. Ведь, помимо того, что они собирали с каждого народа установленную дань, скифы ещё разъезжали по стране и грабили всё, что попадалось... Затем скифы пошли на Египет. На пути туда в
Сирии Палестинской скифов встретил Псамметих, египетский царь, с дарами и просьбами склонил завоевателей не идти дальше» [15]. «Одолев мидян, скифы, словно ураган прошли через Месопотамию, Сирию, Палестину и достигли границ Египта... Ужас охватил население Передней Азии.

О них Ровлинсон пишет: «Прорвавшись через ущелья Кавказа, откуда они вышли и куда направлялись никто не знал. Орда за ордой скифов покрыли богатые равнины юга. Они пришли, как саранча, бесчисленные, непобедимые и покрыли землю, как сад, а оставили её после себя пустыней. Они не щадили ни пола ни возраста, жестоко уничтожая население, а при наилучших условиях, уводили их в плен. После них поля были опустошёнными, селения и жилища сожжены огнём и вся страна представляла пустыню» [17].

Нашествие скифов было грозным предупреждением иудеям, призывающим их обратиться от своих греховных дел. Но иудеи оказались глухи и спустя совсем немного лет по следам скифов так же с севера придёт другой ещё более грозный народ — вавилоняне, который и сокрушит гордое Иудейское царство. Но это будет
после, а пока скифы безраздельно властвовали в Азии. Пока в Мидии не пришёл к власти Киаксар. «Тогда Киаксар и мидяне пригласили однажды множество скифов в гости, напоили их допьяна и перебили» [18]. «О дальнейшей судьбе скифов мы можем судить по некоторым косвенным данным. Скифское царство продолжало существовать в Азербайджане, судя по данным „Книги Иеремии“ ещё в 90-х годах VI в. до н. э. и это подтверждается так же и Геродотом... При этом, как сообщает Геродот, скифы вернулись откуда пришли... в Причерноморье» [19].

Однако, на этом бурная история скифов не оканчивается. Около 512 г. до х. э. в поход против скифов отправляется царь Мидо-Персии Дарий I, мечтая сокрушить давних врагов Мидии и обезопасить границы своей империи. Против скифов Дарий повёл несколько сот тысяч воинов. Через своих послов царь потребовал скифам сдаться. В ответ на это «скифские цари... отправили к Дарию глашатая с дарами,
послав ему птицу, мышь, лягушку и пять стрел... смысл даров (был таков — прим. А. О.): «Если вы, персы, как птицы не улетите в небо, или как мыши не зароетесь в землю, или как лягушки не поскачете в болото, то не вернётесь назад, поражённые этими стрелами» [20].

Благодаря хитрой военной тактике, скифы заманили бесчисленное персидское войско в ловушку и только малодушие союзников скифов ионян спасло Дария и его войско от гибели [21]. Следующий раз имя скифов стало известно во всём мире при их царе Атее (IV в. до х. э.), прославившемся своей войной с отцом Александра Македонского Филиппом, которому всё же удалось в 339 году разгромить скифов. В этой битве пал и царь Атей, которому в ту пору было 100 лет. Впрочем победа Филиппа, так же раненого в битве не привела к полной победе над скифами [22]. Образ Атея надолго стал символом варварского царя. Так, этот правитель имел более 70 одних только сыновей. Его жёны были младше его на 80—85 лет. Греческий писатель Плутарх сообщает интересный эпизод. Однажды скифы захватили в плен греческого флейтиста Исменея, прославившегося своей игрой, скифы привели его к Атею, чтобы тот насладился изысканной музыкой. Но царь заявил, что самой лучшей музыкой для себя считает ржание боевого коня.

Центр государства Атея располагался на территории современной Добруджи. Последнее же в истории государственное образование скифов существовало в Крыму, с центром в городе Неаполе, на территории современного Симферополя. Откуда скифы начинали своё победоносное шествие, там они и заканчивали свою кровавую историю. Недаром мудрый царь Соломон говорил «Всё возвращается на круги свои». Не менее кровавыми, чем история, были и обычаи скифов. «Аресу же совершают жертвоприношения следующим образом.

В каждой скифской области по округам воздвигнуты такие святилища Аресу: горы хвороста нагромождены одна на другую на пространстве длиной и шириной почти в 3 стадии, в высоту же меньше. Наверху устроена четырёхугольная площадка; три стороны её отвесны, а с четвёртой есть доступ. От непогоды сооружение постоянно оседает, и потому приходится ежегодно наваливать сюда по полтораста возов хвороста. На каждом таком холме водружён древний железный меч. Это и есть кумир Ареса. Этому-то мечу ежегодно приносят в жертву коней и рогатый скот, и даже ещё больше, чем прочим богам. Из каждой сотни пленников обрекают в жертву одного человека, но не тем способом, как скот, а по иному обряду. Головы пленников сначала окропляют вином, и жертвы закалываются над сосудом. Затем несут кровь на верх кучи хвороста и окропляют ею меч. Кровь они несут наверх, а внизу у святилища совершается такой обряд: у заколотых жертв отрубают правые плечи с руками и бросают их в воздух; затем, после заклания других животных, оканчивают обряд и удаляются. Рука же остаётся лежать там, где она упала, а труп жертвы лежит
отдельно.

Таковы обряды при жертвоприношениях у скифов. Свиней они не приносят в жертву и вообще не хотят разводить этих животных в своей стране.

Военные обычаи скифов следующие. Когда скиф убивает первого врага, он пьёт его кровь. Головы всех убитых им в бою скифский воин приносит царю. Ведь только принесший голову врага получает свою долю добычи, а иначе — нет. Кожу с головы сдирают следующим образом: на голове делают кругом надрез около ушей, затем хватают за волосы и вытряхивают голову из кожи. Потом кожу очищают от мяса бычьим ребром и мнут её руками. Выделанной кожей скифский воин пользуется, как полотенцем для рук, привязывает к уздечке своего коня и гордо щеголяет ею. У кого больше всего таких кожаных полотенец, тот считается самым доблестным мужем. Иные даже делают из содранной кожи плащи, сшивая их, как козьи шкуры. Другие из содранной вместе с ногтями с правой руки вражеских трупов кожи изготовляют чехлы для своих колчанов. Человеческая кожа, действительно, толста и блестяща и блестит ярче почти всякой иной. Многие скифы, наконец, сдирают всю кожу с вражеского трупа, натягивают её на доски и затем возят её с собой
на конях.

Таковы военные обычаи скифов. С головами же врагов (но не всех, а только самых лютых) они поступают так. Сначала отпиливают черепа до бровей и вычищают. Бедняк обтягивает череп только снаружи сыромятной воловьей кожей и в таком виде пользуется им. Богатые же люди сперва обтягивают череп снаружи сыромятной кожей, а затем ещё покрывают внутри позолотой и употребляют вместо чаши. Так
скифы поступают даже с черепами своих родственников (если поссорятся с ними и когда перед судом царя один одержит верх над другим). При посещении уважаемых гостей хозяин выставляет такие черепа и напоминает гостям, что эти родственники были его врагами и что он их одолел. Такой поступок у скифов считается доблестным деянием.

Раз в год правитель в своём округе приготовляет сосуд для смешения вина. Из этого сосуда пьют только те, кто убил врага. Те же, кому не довелось ещё убить врага, не могут пить вина из этого сосуда, а должны сидеть в стороне, как опозоренные. Для скифов это постыднее всего. Напротив, всем тем, кто умертвил много врагов, подносят по два кубка, и те выпивают их разом. Все договоры о дружбе, освященные клятвой, у скифов совершаются так. В большую глиняную чашу наливают вино, смешанное с кровью участников договора (для этого делают укол шилом на коже или маленький надрез ножом). Затем в чашу погружают меч, стрелы, секиру и копьё. После этого обряда произносят длинные заклинания, а затем как сами участники договора, так и наиболее уважаемые из присутствующих пьют из чаши.

Гробницы царей находятся в Геррах (до этого Борисфен ещё судоходен). Когда у скифов умирает царь, то там вырывают большую четырёхугольную яму. Приготовив яму, тело поднимают на телегу, покрывают воском; потом разрезают желудок покойного; затем очищают его и наполняют толченым кипером, благовониями и семенами селерея и аниса. Потом желудок снова зашивают и везут на телеге к другому племени. Жители каждой области, куда привозят тело царя, при этом поступают так же, как и царские скифы. Они отрезают кусок своего уха, обстригают в кружок волосы на голове, делают кругом надрез на руке,
расцарапывают лоб и нос и прокалывают левую руку стрелами. Затем отсюда везут покойника на повозке в другую область своего царства. Сопровождают тело те, к кому оно было привезено раньше. После объезда всех областей они снова прибывают в Герры к племенам, живущим в самых отдалённых пределах страны, и к
царским могилам. Там тело на соломенных подстилках опускают в могилу, по обеим сторонам втыкают в землю копья, а сверху настилают доски и покрывают их камышовыми циновками. В остальном обширном пространстве могилы погребают одну из наложниц царя, предварительно задушив её, а также виночерпия, повара, конюха, телохранителя, вестника, коней, первенцев всяких других домашних животных, а также кладут золотые чаши (серебряных и медных сосудов скифы для этого вовсе не употребляют). После этого все вместе насыпают над могилой большой холм, причём наперерыв стараются сделать его как можно выше.

Спустя год они вновь совершают такие погребальные обряды: из остальных слуг покойного царя выбирают самых усердных (все они коренные скифы: ведь всякий, кому царь прикажет, должен ему служить; купленных же за деньги рабов у царя не бывает). Итак, они умерщвляют 50 человек из слуг удушением (также 50 самых
красивых коней), извлекают из трупов внутренности, чрево очищают и наполняют отрубями, а затем зашивают. Потом на двух деревянных стойках укрепляют половину колесного обода выпуклостью вниз, а другую половину — на двух других столбах. Таким образом они вколачивают много деревянных стоек и ободьев; затем, проткнув лошадей толстыми кольями во всю длину туловища до самой шеи, поднимают на ободья. На передних ободьях держатся плечи лошадей, а задние подпирают животы у бедер. Передние и задние ноги коней свешиваются вниз, не доставая до земли. Потом коням надевают уздечки с удилами, затем натягивают уздечки и привязывают их к колышкам. Всех 50 удавленных юношей сажают на коней
следующим образом: в тело каждого втыкают вдоль спинного хребта прямой кол до самой шеи. Торчащий из тела нижний конец кола вставляют в отверстие, просверленное в другом коле, проткнутом сквозь туловище коня. Поставив вокруг могилы таких всадников, скифы уходят.

Так скифы погребают своих царей. Когда же умирают все прочие скифы, то ближайшие родственники кладут тело на повозку и возят по всей округе к друзьям. Все друзья принимают покойника и устраивают сопровождающим угощение, причём подносят и покойнику отведать тех же яств, что и остальным. Простых
людей возят таким образом по округе сорок дней, а затем предают погребению.

После похорон скифы очищают себя следующим образом: сперва умащают и затем промывают голову, а тело [очищают паровой баней], поступая так: устанавливают три жерди, верхними концами наклоненные друг к другу, и обтягивают их затем шерстяным войлоком; потом стягивают войлок как можно плотнее и бросают в чан, поставленный посреди юрты, раскаленные докрасна камни» [23].

В Крыму скифское государство существовало со II в. до х. э. по III в. х. э., воюя с Херсонесом, Боспорским царством и т.д. Но это была уже агония народа, некогда создавшего государство, обнимавшее земли от Крыма до Египта. Конец скифскому государству кладут племена готов, которые затем в 410 году разрушат
Рим, а потом с 439 по 538 годы будут властвовать в Италии.

Неаполь Скифский. «Город гибнет во второй половине III в. н. э. В разрушенных домах этого времени найдены брошенные амфоры, лепные горшки, жаровни, детские игрушки и другой домашний скарб. По-видимому
население бежало из города. Заметны следы пожаров; крепостные стены были разрушены. Среди развалин найден скелет мужчины — вероятно, скифского воина, защищавшего город. Во время боя его похоронили наспех здесь же, на крепостной стене, едва засыпав тело землёй.

Ко времени гибели Неаполя относится яма на окраине городища: в ней найдено свыше 40 черепов, некоторые из них деформированы. По данным анатомического исследования, почти все черепа имеют следы смертельных, и притом, одинаковых травм. Следовательно, головы были отсечены не в бою, а во время казни. Судя по характеру травм, казнённых поставили на колени. Взмах за взмахом опускался на их склонённые головы тяжёлый меч. Останки убитых были сброшены в яму на окраине города и засыпаны землёй. Прошли века.

Археологи открыли заросшую травой яму, и страшная картина этой казни открылась перед ними... Разорение и гибель пришла и на другие позднескифские городища и селища. Внезапно в битве и пожаре погиб Алма-Кермен. Его население также бежало из своих домов, побросав домашний скарб, а иногда даже драгоценности (на полу одного из домов были найдены золотой слиток весом в 161 г и золотая обкладка подвески, инкрустированной полудрагоценным камнем альмандином). Прежде чем оставить городище, жители защищали его; внезапное отступление не позволило им похоронить убитых соплеменников. Скелет мужчины в возрасте 35—40 лет с пробитым черепом найден у порога одного дома, другой погибший обнаружен у оборонительной стены» [24].

Ходя по развалинам Неаполя Скифского можно себе живо представить картину того страшного дня, когда пал город под ударами диких кочевников. Думали ли защитники Неаполя в тот день, как их предки грабили и
разрушали города Кавказа, Мидии, Ассирии, Палестины? Сколько они лили невинной крови, убивали детей, насиловали девушек, а затем пили кровь жертв?

- - - - - - -
[1] Дорогой тысячелетий. Очерки о Древнем Крыме. Симферополь, Крым, 1969, с.
29-31
[2] Щедровицкий Д.В. Введение в Ветхий Завет. Пятикнижие Моисеево, М, Теревинф,
2001, с. 115
[3] Пиотровский. Указ. соч., с. 237, Дьяконов. Указ. соч., с. 242
[4] Всемирная история. Указ. соч., Т3, с. 140, 143; Дьяконов. Указ. соч., с. 242
[5] Мурзин В.Ю. История скифов. Николаев, МП «Возможности Киммерии», 1997, с. 3
[6] Пиотровский. Указ. соч., с. 237
[7] Пиотровский. Указ. соч., с. 245-246, Дьяконов. Указ. соч., с. 246
[8] Всемирная история. Указ. соч., Т3, с. 140
[9] Тураев. Указ. соч., Т2, с. 76
[10] Дьяконов И.М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту / Вестник
Древней истории, 1951, №2-4, приложения, №69, 1; 68А
[11] Тураев. Указ. соч., т. 2, с. 77
[12] Мурзин. Указ. соч., с. 6
[13] Дьяконов. Указ. соч., с. 289
[14] Там же, с. 290
[15] Геродот. Указ. соч., книга 1, 104, 105, с. 49
[16] Белявский В.А. Тайны Вавилона, М, Вече, 2001, с. 69
[17] Цит. по: Геллей Г. Библейский справочник. СПб, Библия для всех, 1996, с.
313
[18] Геродот. Указ. соч., книга 1, 106, с. 49
[19] Дьяконов. Указ. соч., с. 291
[20] Геродот. Указ. соч., книга 4, 132, с. 277-278
[21] Дандамаев М.А. Политическая история Ахеменидской державы, М, Наука, 1985,
с. 110
[22] Мурзин. Указ. соч., с. 18-19
[23] Геродот. История. Книга четвёртая. с. 254-259
[24] Дорогой тысячелетий. Указ. соч., с. 118

X