Ты пасешь лошадей, а Я тебе сказал, чтобы ты пас овец (Николай Кондрашин)

12:00 -- 21.07.2010

Одно время у меня была молитва за церковь, и я очень много думал что мне делать и как поступить правильно. Я взывал к Богу о помощи и чтобы Он мне помог, и я не сделал ошибок. И Он дал мне сновидение. Когда я проснулся, у меня возник вопрос, что все это значит. Но позже мне стало ясно, что Господь мне говорил.

Итак: Я сижу в офисе и занимаюсь различными бумагами и отчетами. Стук в дверь и входит один из моих пастухов и говорит:

-   ‘Шеф мне надо с тобой поговорить’.

Я пригласил его за стол и затем спросил его, чем он так взволнован. Он мне сказал, что устал пасти мое стадо и просил меня освободить от этой работы или дать ему отпуск. Я сначала подумал, что он хотел чтобы я поднял ему зарплату и я сказал ему об этом. Но его зарплата не интересовала, он хотел просто отдыха. Я ему сказал, что подумаю как его подменить, чтобы он смог отдохнуть. Только он ушел, приходит другой пастух за ним третий и все говорят то же самое, что они не справляются и очень устали. Но один из пастухов предложил мне поехать с ним на пастбище, чтобы поговорить с пастухами и их ободрить. И мы поехали, и пока мы ехали он только и говорил о трудностях. У меня промелькнула мысль, чтобы открыть школу для пастухов. И когда их будет много, мы справимся с нашим стадом.

И вот мы приехали, это место было удивительно красиво. Это был большой зеленый луг окруженный лесом с трех сторон, и только с одной стороны можно было зайти. Место было прекрасное и травы в пищу лошадям было очень много, даже больше чем достаточно. Затем я посмотрел на животных, это были прекрасные, сильные, упитанные и блестящие на солнце лошади. Я с гордостью оглядывал свое стадо, это был прекрасный табун лошадей и многие были породистые, которых я приобрел, за очень большие деньги. Я очень любил свое стадо, таких лошадей не было ни у кого. Я восхищался ими и где бы я не был я всегда ими хвалился. И многие мне завидовали.

От моих размышлений меня отвлек голос пастухов. Они мне начали рассказывать, как они устали и многие были ослабевшие и ели стояли на ногах. Я попытался их ободрить, утешить и убедить, что это временно Бог даст им в помощь еще пастухов, только их подготовлю. Но они были непреклонными и начали просить, чтобы я что-то с этим сделал. Я не знал больше слов как им помочь и сказал хорошо я пойду, помолюсь Отцу, что Он скажет по этому поводу. И когда я с ними разговаривал я подошел к маленькому жеребенку и гладя его говорю своим помощникам, вот видите какие умные и спокойные животные, почему вы не справляетесь с ними.

В это время на меня мчалась на большом скаку с пеной у рта мама лошадь. Я еле успел отскочить в сторону, иначе она меня бы если бы не убила, то покалечила точно. Пастухи посмотрели на меня и говорят;

-   ‘а мы целый день с ними только и смотри в оба, чтобы не сбили, не ударили копытом или не укусили’.

Уходя на молитву, я уже не сомневался, что им трудно приходится, а тут еще и волки в лесу воют. А когда волки начинают выть, лошади вообще с ума сходят. Они становятся неуправляемыми и несутся что есть силы, невозможно остановить их. Они в таком состояние ранят друг друга, а пастухи разбегаются во все стороны.

Я зашел в тень под одним из деревьев упал на колени и начал плакать и молиться.
—  ‘Что мне делать Господи?’
Вдруг я почувствовал чье-то присутствие, поднял глаза и вижу Господа. Он одет в одежды пастуха и сверху плащ, а вокруг его образа, яркое сияние как от солнца. Он обратился ко мне по имени и говорит:
-   ‘трудно тебе Николай? ‘
-   ‘Да Господи трудно, но я еще справляюсь, но вот мои помощники совсем духом упали и сильно разочарованы и нет у них сил продолжать работать’.
Он посмотрел на меня и сказал:
-   ‘Тебе трудно потому, что ты пасешь лошадей, а Я тебе сказал, чтобы ты пас овец’.
Я виновато смотрел в землю и отвечал:
-  ‘А что мне Господи делать?’
Я поднял голову, и Он сказал:
-  ‘овцами заниматься очень рентабельно. Пойдем Я тебе покажу’.

Он взял меня за ворот моей одежды и поднял меня в воздух и мы полетели и через несколько минут опустились в степи и я увидел как на пригорке сидят два пастуха. Они сочиняют песни и на гитаре их поют и им весело. А вокруг пасется стадо овец голов около1000-1500 и трава не высокая. Овцы щиплют травку и дальше звука гитары и голоса пения пастухов не уходят. И Господь мне говорит;

-  ‘Николай трудно им, устали ли они, пася вдвоем стадо? ‘
Я ответил:
-  ‘Нет Господи’.
И задал обратно тот же вопрос:
-  ‘но что же мне делать?’
-  ‘Приобрести овец и пасти’ был ответ.
— ‘Но Иисус у меня нет больше средств, я все потратил на породистых лошадей и прибыли не получил’.
-  ‘И что у тебя вообще нет средств? ‘
-  ‘Нет, есть немного может на 8-10 овечек’.

Господь мне даже показалось, что радуется и я услышал;
-  ‘тебе для начала этого хватит. Через пару лет у тебя будет уже огромное стадо, а если постараешься, то тысячи две, а то и больше’.

Я тогда спросил:
-  ‘а что же мне делать с лошадьми? ‘
-  ‘Не беспокойся’ сказал Господь, ‘некоторых съедят волки другие уйдут от тебя и заблудившись погибнут, останутся  те которые поддались дрессировки, и они могут быть полезны и ты сможешь на  них пасти свои стада и это облегчит твой труд’.

Когда я проснулся то еще долго лежал и прокручивал увиденное мною,  чтобы это значило. Все лошади имели человеческие имена, которые были у членов нашей церкви.

Причем здесь лошади! — я понимал овцы, козы, волки. Ведь Иисус ничего не говорил о «лошадях». Но через несколько месяцев я понял, и всё стало на свои места. Сейчас я думаю, как мы медлительны, чтобы понимать такие простые вещи, Господу приходится вновь и вновь и вновь разъяснять свои притчи. Я однажды покритиковал Апостолов  за то, что они не понимали притчу о посеянном зерне в разную почву. Иисусу приходилось, как детям разъяснять эти истины и теперь я апостолов не критикую «я не лучше».

X