Бог, это не для меня!

2015

Я глубоко убежден, что Господь всегда действует через мужчин и женщин, чувствительных к Святому Духу. Бог передает через них Свою волю и дает им видение, которое переходит пределы обычного человеческого восприятия. Огромные успехи, достигнутые Божьим народом, изначально зародились в человеке, получившем особенное видение и решившим ответить на призыв Всевышнего, преодолеть любые препятствия, которые могли бы заставить его усомниться. Тем не менее, я знаю близких  мне людей, избранных Богом для особенных целей, но отвернувшихся от Него, как бы желая сказать: «Бог, это не для меня!»
Сейчас я не могу вспомнить точно, были ли у меня аргументы для попыток избежать ответственности, когда я получил особый призыв от Бога, или нет,  но я могу поручиться, что сатана пытался разными способами увести меня в сторону.
Как бы то ни было, с первого момента моей встречи с Иисусом Христом, я понял, что, когда мы готовим наше сердце и сокрушаемся  в Его присутствии, Он разговаривает с нами и дает нам особые поручения. С тех пор, как я поверил в Иисуса, я приобрел опыт  евангелизационного служения. Огромная любовь к потерянным душам заполнила  мое сердце, и куда бы я ни приехал, я свидетельствовал об Иисусе Христе. Я посещал тюрьмы, кладбища и любые места, где я, наверняка, мог найти людей, нуждающихся в Слове, ограниченных своей духовной слепотой и привязанностью к религиозным традициям, обещающим лишь временное счастье и очень отдаленные Небеса.
Я помню, как в одном из таких многочисленных случаев, Господь направил меня на кладбище проповедовать группе людей, собравшихся  вокруг прокаженного. Я сказал ему: «Друг, Иисус Христос любит тебя, и Он хочет исцелить тебя!» Ответ этого человека был вызовом моей вере: «Даже Христос не может исцелить проказу». Я воспринял его слова, как оскор-бление Христа, о Котором я проповедовал людям. Поэтому, основываясь на библейской истории, в которой Иисус Христос исцелил прокаженного, я процитировал  Его собственные слова, смысл которых состоял в том, что «…вы сделаете еще более великие дела во Имя Мое!»  Господь позволил мне убедить этого человека, который, я видел это, отдает свое сердце Иисусу. Наконец, он сказал: «Да, правда, что Иисус может исцелить проказу, и что ты, как его посланник, имеешь власть молиться за больных. Тогда помолись за меня, я хочу исцелиться».
Власть, которую дал мне Господь проявить в этом случае не только перед прокаженным, но и перед более, чем двумя стами человек, собравшихся вокруг нас, была подтверждением Божьей цели на мою жизнь, как проповедника. После молитвы за исцеление прокаженного, он стал сильно раскаиваться, моля Господа простить за то, что его сердце было твердым, как камень. Это помогло мне изменить отношение других, и они в этот же самый день приняли твердое решение признать Христа, как Своего личного Спасителя. Я ушел убежденный, что Господь сотворил чудо. Если бы я заколебался в этот момент, сатана воспользовался  бы этим, посеяв чувство сомнения в моем разуме. Я бы мог сказать: «Господь, я не могу! Пошли кого-нибудь другого». Но Бог наполнил меня верой и силой, чтобы подтвердить Его Слово.
Когда Господь призывает нас, и мы решаем посвятить себя исполнению Его Слова, мы тут же начинаем приводить доводы против, которые, на самом деле, всегда были в нашем разуме. Что является определяющим фактором нашего притворного отношения, когда мы сталкиваемся с этими доводами?  В библии мы находим героя, которого однажды призвал Бог. То, как он повел себя в той ситуации, отражает данную проблему. Сотни лидеров нашего времени сталкиваются с такой же проблемой, как тот библейский герой, – они всегда сомневаются, прежде чем сделать определенный шаг. Имя этого героя – Моисей. Божий народ находился в рабстве под гнетом египтян. Господь пожелал избрать Моисея, чтобы вести их к свободе. Но Моисей не хотел принимать на себя такое обязательство, так как знал, что он должен будет вступить в духовную борьбу. Он  приводит Господу пять доводов, чтобы избежать ответственности, возлагаемой на него Богом. «Кто я такой?» В наше время – это все равно, что иметь негативную самооценку, считать себя неспособным добиться чего-либо. Это-  то же самое, когда говоришь себе: «Я – ничто!». Так думал Моисей, но у Господа был ответ на этот довод: «Конечно, Я буду с тобой!» Это побудило меня вступить в духовную борьбу. Надо понимать, что мы находимся в Божьем времени, и Он пребывает с нами независимо от наших условий.
«А если они спросят меня: «Как Его имя?  Что я скажу?» А Бог говорит Моисею: «Я – Сущий!». Когда Бог бросает нам вызов идти на служение, то Имя Иисус равнозначно динамиту.  Оно имеет силу и власть, когда мы призываем Его. Моисей спросил Его имя, потому что знал, что имя выражает личность человека. Однако Господь разрушил этот довод, сказав: «Я – Сущий. Я существую Сам  по Себе». То, что пережил Моисей,  я испытал  в процессе моего призыва.
«Они не поверят мне!» То же самое происходит и в наши дни. Однажды, когда я молился, Господь показал мне, что у Него было слово для меня через одну женщину, лидера церкви. Но дух страха завладел ей, препятствуя ей сказать мне это слово. Поэтому Бог использовал меня для сокрушения этого духа, так как Он настойчиво утверждал, что это слово особенное и являлось благословением на мою жизнь.
Моисей, к тому же, испытывал страх, но Господь сокрушил и этот довод.
«Я – неречистый!» Но Господь сказал Ему: «Итак, пойди, и Я буду при устах твоих, и научу тебя, что тебе говорить». Когда слово, которое мы говорим, является Словом Божиим, оно живо и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого. Давайте помнить, что Иисус победил дьявола, говоря: «Написано…!»
«Господь, пошли кого-нибудь другого». Очевидно, что Моисей пытался уклониться от ответственности. Бог разгневался  и сказал Моисею, что избрал его брата, Аарона, и он будет говорить за него. Опыт Моисея показал мне, что когда Бог призывает кого-то, Он полностью осознает, кого и почему Он призывает. Когда мне это открылось, я понял, что я получил  прямой призыв от Господа. Служение поразительных масштабов ожидало меня. Я не мог избежать ответственности, оправдываясь и намекая Богу послать кого-нибудь другого, потому что у Него для меня, как и для Моисея, было особенное слово для опровержения моих доводов.

X