Мария Вудворт-Эттер «Чудеса и Знамения» - Рассвет жизни - Глава 1

Мария Вудворт-Эттер 11:41 -- 20.04.2013

Мария Вудворт-Эттер (Maria Woodworth-Etter) была могущественным евангелистом и лидером пробуждения в конце 19-го и раннем начале 20-го века. Везде, куда бы она ни шла, сходила сила Божья: люди падали, закланные во Святом Духе, видели видения, получали откровения и были обращаемы тысячами. Ее книга Чудеса и Знамения (Sings and Wonders), ее личное отражение в письменном виде первых сорока лет ее посвященного служения содержит, возможно, самый проникновенный и невероятный материал, который когда-либо был написан в сфере пророческого и сфере проявления Святого Духа. Мария Б. Вудворт-Эттер: Чудеса и Знамения. Глава 1

Глава 1

РАССВЕТ ЖИЗНИ

Деян. 17:26-27 От одной крови Он(Бог) произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли,… дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли

Maт. 18:3 Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное.

Eзк. 18:31 … сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать?

Лука 7:29-30 И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым; а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него.

Я родилась в Нью-Лиссабоне, Колумбия Каунти, штат Огайо, 22 июля 1844 года, и была четвертой дочерью Самуэля и Матильды Андервуд. Мои родители не были христианами, поэтому я осталась без религиозного учения и влияния, благодаря которому так много семей были благословлены. Мои отец и мать присоединились к Апостольской церкви всего за один год до смерти отца, которая случилась в июле 1855 года. Смерть моего отца стала первым огромным горем в моей жизни. Он уехал на сбор урожая в добром здравии, и я никогда не забуду ту ночь, когда его привезли, смертельно холодного. Я и несколько соседских детей наблюдали за бушующей страшной бурей, когда мы увидели, как двое незнакомцев приближаются к дому. Они пришли, чтобы принести печальные известия о том, как это произошло, и когда мы посмотрели, то увидели повозку, в которой привезли останки нашего дорогого отца. Это был страшный удар для наших юных сердец, увидеть, как нашего отца, холодного и окоченевшего, вносят в дом, и как моя мать сразу падает в обморок, как только они внесли его. Мы дети кричали, а буря бушевала во всей своей ярости. Отец умер от солнечного удара; он был болен всего несколько часов, и умер, молясь за свою семью.

Моя мать осталась одна с восемью детьми на попечении, и почти без средств к существованию. Потом началась борьба за жизнь каждого из нас. Моя мама была вынуждена искать любую работу. Мне и моей старшей сестре пришлось покинуть дом и работать в течение недели. Мы должны были обеспечивать не только себя, но и наших братьев и сестёр, оставшихся дома. Это было очень тяжело для моей чувствительной натуры жить среди чужих. Я была недовольной, и тосковала по дому. Я хотела пойти в школу, где я могла бы учиться, ибо я жаждала получить образование, и я часто плакала, мечтая об этом перед сном. У меня были бы мои книги на кухне, где я могла бы читать один стих и фиксировать его в памяти, затем другой, и так далее, тем самым используя каждую возможность во время моей работы. По моим самым ранним воспоминаниям, у меня не было возможности ходить в церковь. Моё сердце было наполнено сильным желанием знать (От одной крови Он(Бог) произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли,… дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли Деян. 17. 26, 27.) Бога, когда мне было восемь лет. Две мои сестры были обращены (Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное. Maт. 18. 3.) в методистском собрании. Я была там один или два раза. Моё сердце растаяло от любви Спасителя, но, похоже, они думали, что дети не нуждаются в спасении, и я не вернулась туда.

В возрасте тринадцати лет я приняла участие в собрании Церкви Учеников. В то время моей семьёй были все Ученики. Когда я услышала историю о кресте, мое сердце наполнилось любовью к Иисусу. Мои глаза были похожи на фонтаны слёз.

Я сидела на заднем ряду большой аудитории и была первой, чтобы начать искать Господа. Это казалось так далеко от переднего ряда, и выглядело так, что я никогда не сделаю это, но я сказала:

“Я могу, но погибну, если пойду.

Но решила попробовать,

Так как я знаю;

Если останусь – навечно умру.”

Служитель проявил ко мне большой интерес и сказал много хороших вещей, чтобы ободрить меня. Он молился, чтобы моя жизнь могла стать сияющим светом. Если бы он мог посмотреть вперёд и увидеть всю мою жизнь и работу для Мастера, он, несомненно, был бы рад узнать, как благотворно он разговаривал с бедной маленькой сиротой.

Но я не была обращена тогда. Они не верили в изменение сердца (сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать? Eзк. 18:31.) и природы; но, слава Господу, Он не оставил меня во тьме. На следующий день они повели меня к ручью, чтобы крестить в воде (И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым; а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него… Лук. 7:29,30), там вокруг была огромная толпа. Я слышала, как кто-то сказал: «Может быть, она утонет». Это немного испугало меня. Я подумала, «Может быть, я могла бы», но я сказала, «Господь, если я решила, я пройду через это»: поэтому я попросила Господа полностью сохранить меня, доверяя себя в Его руки; и когда я вошла в воду, меня объял свет, и я была обращена. Люди увидели, как я изменилась, и сказали, что я упала в обморок.

После этого началась моя новая жизнь, полная мира и радости в любви Спасителя. Тогда я была довольна и счастлива, пела и прославляла Господа каждый день. Я ни разу не была, ни в одном месте для развлечений. Я принимала участие в каждом из четырех субботних собраний и в трёх или четырёх собраниях в течение недели. Я не пропускала ни одного собрания в году, если только не была больна. Сейчас я ещё больше беспокоилась об образовании, так как хотела трудиться для Иисуса и быть использованной в Христовом винограднике. Вскоре после моего обращения я стала слышать голос Иисуса, призывающий меня идти по дорогам и весям и собирать погибающих овец. Как Мария, я складывала эти вещи в моём сердце, потому что не было никого, с кем я могла бы посоветоваться. Ученики не верили, что женщина имеет право работать для Иисуса. Если бы я рассказала им о своих переживаниях, они сделали бы из меня посмешище. Я никогда не слышала о женщинах, работающих в общественном секторе, за исключением миссионерок, и я не являлась исключением, тогда я подумала, если я когда-нибудь выйду замуж, то моим выбором будет искренний христианин, и тогда, мы сможем приступить к работе в миссии. Через несколько лет после этого я вышла замуж за мистера Вудворта.

Мы обосновались в деревне, где я была далека от христианского влияния и не могла часто посещать Дом Божий. Часто, когда я слышала звон церковных колоколов, который был сигналом для меня восстановить молитвенный дом, и, зная, что я не могу пойти, я плакала до тех пор, пока не засыпала. Я проходила одно испытание за другим, искушения и разочарования окружали меня со всех сторон. Ангел смерти пришёл в наш дом, и через несколько дней он унёс нашего единственного мальчика, нашего светлого голубоглазого горячо любимого сыночка. Когда он уходил, он посмотрел и улыбнулся. Он выглядел как Ангел, и казалось, говорил: «Мама, не плачь обо мне; я ухожу в лучший мир». Это почти разбило моё сердце, когда я опускала его в холодную могилу. Но в тоже время я могла видеть любящую руку Бога и слышать, как Он призывает меня помышлять о горнем, сосредоточить моё внимание на небесных, а не на земных вещах.

Не прошло и года, как ангел смерти вновь вернулся в наш дом, чтобы забрать нашего малыша Фредди; в это время я лежала несколько недель в постели, находясь между жизнью и смертью. Во всём этом я видела любящую руку Отца, который призывал меня оставить всё и следовать за Ним. Примерно в это время наша маленькая дочь Джоржи была обращена. Ей было примерно семь лет. Она была большим утешением для меня. Она любила говорить о благости нашего Бога и Искупителя. Мы проводили многие счастливые часы вместе, разговаривая о прекрасном доме над рекой, куда ушли её братья. Я не думала, что она так скоро оставит меня, чтобы вступить в их ряды, возвысить свой голос вместе с ними, в пении спасения нашему Богу, сидящему на престоле и Агнцу навсегда. Она заболела ужасной болезнью — золотухой и прожила около восьми месяцев. Её страдания были очень велики, но она никогда не роптала и не жаловалась, а только говорила, что это хорошо для неё. Она любила говорить об Иисусе, о прекрасных обителях, которые Он приготовил для неё, об одежде и короне, которые её ждали. Она хотела рассказывать всем, кто приходил навестить её, об Иисусе и Его любви. Она говорила им о том, что они встретят её на Небесах.

Она посылала письма своим учителям и одноклассникам из Субботней школы, своим близким и дальним друзьям о их встрече на Небесах. За несколько недель до смерти её лицо светилось от Божьей Славы. Казалось, ангелы парили над её кроватью. Она могла слышать их пение. Её тело было с нами, а её дух казалось, витал над землёй, общаясь с Богом. Она была готова пойти и быть с Иисусом, но казалось, что ей трудно оставить меня. Она говорила: «О, мамочка, если бы ты смогла пойти со мной, я была бы так счастлива. Я очень не хочу оставлять тебя; но, о-о, я говорю тебе, что ты встретишь меня на Небесах». Я сказала: «Джоржи, я постараюсь». Но этого не происходило. Она говорила: «О, мамочка, скажи, что встретишь: Я не могу умереть, если ты не пообещаешь мне встречу на Небесах». Я сказала : «Джоржи, по милости Божьей я встречу тебя на Небесах». Она сказала: «Сейчас я готова; Я знаю, ты придёшь, мама; я всегда буду ждать тебя, и когда ты умрёшь, я приду за тобой».

В последнюю субботу перед её смертью, она позвала меня к её кровати и сказала: «Мама, я собираюсь покинуть тебя на этой неделе», и она начала приводить в порядок свой дом. Она говорила о смерти, как мы говорим о визите к дорогим друзьям. Она раздала всё своё земное имущество. Мне она дала свой Новый Завет; сказала, что хотела бы видеть всех своих друзей ещё раз. Она выбрала одежду, в которой хотела быть похороненной, место для могилы, и попросила нас оставить место для меня, чтобы я была похоронена рядом с ней. Она оставалась с нами до последней недели, и я часто слышала, как она говорит:

«Я иду, Господь,

Сейчас я иду к Тебе;

Омой меня, очисти меня в крови,

Которая текла на Голгофе».

Она приглашала каждого придти к Иисусу, чтобы спастись. Её страдания усиливались ближе к концу. Когда она не могла говорить, и мы спрашивали её, счастлива ли она, и был ли Иисус с ней, она улыбалась и кивала головой. Ей показалось, что уже пора. Она подставила губы для поцелуя с каждым из нас и на последнем дыхании, между судорогами, сказала: «Встретьте меня на Небесах»; потом она собралась с силами и жила ещё два часа. До самого последнего момента она говорила, и её лицо светилось небесной славой. Глядя вверх, она сказала: «О, мамочка, я вижу Иисуса и ангелов; я вижу моих маленьких братьев; они идут за мной». И они понесли её прочь с триумфом в райскую землю. Мне казалось, что я могу видеть их, когда они шли, проходя через ворота в Небесный Иерусалим.

Расставание с моей дорогой девочкой было похоже на смерть. Но Иисус был так драгоценен для моей души. Небеса были ближе, Христос был дороже, чем когда-либо прежде. Я имела ещё одно сокровище в славе.

Моё здоровье было очень плохим из-за всех этих болезней. За три недели до её смерти родилась маленькая Герти. Она была копией Джоржи, и казалось у неё такой же мягкий характер, и я думала, что когда она вырастет, то займёт её место; но драгоценному бутону не было дано цвести в этом мире греха. В возрасте четырёх месяцев ангелы унесли её в место, где цветы не увядают и не умирают, чтобы там присоединиться к её сестре и братьям, которые ждали её, чтобы приветствовать у золотых ворот. Я бы могла сказать вместе с Давидом, что они не могут вернуться ко мне, но я пойду к ним.

X