31 вопрос об исцелении, - Ф.Ф. Босфорт

Ф.Ф. Босфорт 2016-10-21 11:27

 Если у вас еще остались вопросы об исцелении вам непременно нужно прочитать эту статью Ф.Ф. Босфорта до конца! Да именно до конца!

  1. Если семь составных имен Иеговы, одно из которых Иегова-Раффа (Я Господь, Целитель твой), раскрывают Его искупительную связь с каждым человеком, то разве они все не указывают на Голгофу?
  2. Если все обетования Божьи, да и аминь в Нем, то разве эти семь имен, включая имя Иегова-Раффа (Я Господь, Целитель твой), не обязаны своим существованием и своей силой искупительной работе Христа на Кресте?
  3. Разве не все верующие имеют одинаковое право призывать Христа как Иегову-Раффа (Целитель тела), как они призывают Его как Иегову-Циткену (Целитель души)? Разве Его имя не дано точно так же для исцеления, как оно дано для спасения?
  4. Если телесное исцеление должно быть достигнуто независимо от Голгофы, как учат противники, то почему ни одно благословение юбилейного года не могло быть объявлено при трубном звуке до Дня Очищения?
  5. Если исцеление тела не было частью искупительной работы Христа, то зачем давались прообразы Очищения в связи с исцелением на протяжении всего Ветхого Завета?
  6. Если в Очищении не было исцеления, то зачем тогда погибающим израильтянам требовалось смотреть на прообраз Очищения, чтобы получить исцеление тела? Если и прощение, и исцеление приходили в тот момент, когда люди смотрели на прообраз, то почему они не могут прийти от воплощения этого прообраза?
  7. Если их проклятие было разрушено через вознесение прообраза Христа, то разве наше проклятие не было так же разрушено через вознесение самого Христа (Галатам 3:13)?
  8. Почему в отрывке «Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни» (Исаии 53:4) используются те же самые еврейские глаголы, что и в стихах 11 и 12 (где говорится о том, что Он понес наши грехи вместо нас), если они не имеют такого же заместительного характера?
  9. Если исцеление не было дано всем в искуплении, то, как же тогда множество людей получили от Христа то, чего Бог не давал?
  10. Если тело не было включено в искупление, то, как же тогда может произойти воскресение и как тлен не может облечься в нетление и как смертность может облечься в бессмертие? Разве Божий народ на протяжении истории в предвкушении грядущего искупления не ожидал физических благ так же, как и духовных?
  11. Почему «последний Адам» не может забрать все, что принес нам первый Адам?
  12. Ёсли Церковь — это Тело Христа, то разве Бог желает, чтобы Его тело было больным? Разве это не Его воля исцелить каждую часть Тела Христа? Если нет, то почему тогда Он повелевает, чтобы все больные в этом Теле были помазаны для исцеления?
  13. Являются ли человеческие несовершенства любого рода, будь они физические или моральные, Божьей волей, или же это — ошибки человека?
  14. Если «тело для Господа, живая жертва Богу», то разве Он не предпочел бы иметь здоровое тело, чем больное? Если нет, то, как Он может сделать нас «совершенными во всяком добром деле, чтобы творить Его волю?» или хорошо подготовить «ко всякому доброму делу»?
  15. Если телесное исцеление в Новом Завете называлось, милостью и именно милость и сострадание двигали Иисусом, когда Он исцелял всех приходивших к Нему, то разве обетование Божье: «Многомилостив Господь ко всем призывающим Его» сейчас перестало быть истиной?
  16. Разве славный Божий промысел в Евангелии не предлагает больше милости и сочувствия страдающим, чем в более темные времена? Если нет, то зачем Богу забирать эту милость и эту ветхозаветную привилегию из лучшего промысла с «лучшим Заветом»?
  17. Если, как учат некоторые, у Бога есть сегодня другой метод исцеления, зачем Богу применять менее успешный метод для лучшего завета?
  18. Если Христос пришел творить волю Отца, то разве всеобщее исцеление всех приходящих к Нему больных не было откровением о воле Бога для наших тел?
  19. Разве Иисус не подчеркнул, что Он будет продолжать творить те же самые дела в ответ на наши молитвы, пока Он находится с Отцом (Иоанна 14:12,13), и разве одно это обетование не является абсолютным возражением всем противникам?
  20. Почему Дух Святой, который исцелял больных еще до того, как начался Его промысел, будет делать меньше после того, как Он вступил в Свое служение в день Пятидесятницы? Или Чудотворец вступил в Свое служение для того, чтобы покончить с чудесами?
  21. Разве книга Деяния Духа Святого не является откровением о том, как Он хочет продолжать действовать через Церковь?
  22. Как Бог может оправдать нас и в то же время требовать, чтобы мы оставались под проклятием закона, от которого нас искупил Иисус, когда понес наши грехи на кресте (Галатам 3:13)?
  23. Если «Сын Божий для того и явился, чтобы разрушить дела дьявола», то разве сейчас Он отказался от этой цели, которую хранил даже в Гефсиманском саду, когда вместо пота у Него капала кровь, и в муках на Голгофе? Или сейчас Он хочет, чтобы дьявол продолжал свои дела в наших телах, которые раньше Он хотел разрушить? Разве Бог хочет, чтобы рак, «поражение», «проклятье», «дела дьявола» были в членах Тела Христа? «Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы?» (1 Коринфянам 6:15).  
  24. Разве доказательства Божественного исцеления среди ста восьмидесяти четырех человек, которые свидетельствовали в последние две пятницы, менее ярки и убедительны, чем доказательства духовного искупления среди мнимых христиан сегодня? Разве физическое состояние этих ста восьмидесяти четырех человек, которые были исцелены, не лучше, чем духовное состояние такого же числа мнимых христиан? Если сравнить физическое здоровье этих ста восьмидесяти четырех человек с духовным здоровьем такого же числа современных служителей церкви, то разве это сравнение не было бы в пользу первых?
  25. Если бы мы использовали тот же самый аргумент, который обычно используется против Божественного исцеления (а именно, исходя из некоторых неудач), в качестве его оправдания, возрождения и всего остального, то он был бы просто непреодолим, не так ли?
  26. Разве тот факт, что Христос не мог совершить чудес в Назарете, доказывает что-то, кроме неверия людей, или будет ли правильно прийти к заключению, что исцеление мальчика, когда ученикам Христа не удалось изгнать дух эпилепсии, не было волей Божьей? Исцелив его, Христос доказал, что Божья воля заключалась в том, чтобы исцелить даже тех, кто сам не смог получить этого. 
  27. Разве Бог не желает показать столько же милости исцеления Своим последователям, сколько Он показал милости прощения Своим врагам (Римлянам 8:32)?
  28. Если Павел (как говорит служитель из Нью-Йорка) был одним из «самых больных людей, страдал офтальмией глаз», или, как учат другие, его «жалом в плоть» была физическая слабость, а не «ангел сатаны», как пишет сам Павел, перечисляя все неприятности, подстроенные этим ангелом, то как же тогда Павел мог потрудиться больше, чем все другие апостолы? Или если у него была сила сделать больше работы, чем все другие, то как же тогда его «слабость» могла быть физической? Если «жало» Павла не было препятствием его вере в исцеление всех больных на острове Мелит, то почему оно должно препятствовать нашей вере? Разве то, что Павлу не удалось исцелиться, если он был болен, не стало бы препятствием вере в исцеление всех этих язычников? Почему традиционные учителя ставят «офтальмию глаз» или болезнь (ни одну из которых Павел не упоминает) на место «обид», «нужд», «гонений» и всех других дел посланника сатаны, которые Павел на самом далее упоминает? Если «жалом» Павла были болезни, то почему он не говорит, что он благодушествует в болезнях? Как мог Павел, больной, с «офтальмией глаз», которая была неприятным зрелищем и от которой он не мог исцелиться, как он мог «покорить вере язычников словом и делом, силой знамений и чудес» (Римлянам 15:18,19)?
  29. Если болезнь — это воля Божья, то тогда не является ли каждый врач нарушителем закона, каждая грамотная медсестра отрекается от Всемогущего, каждая больница — это дом бунта, а не дом милости, и разве мы тогда не обязаны сделать все возможное, чтобы закрыть их, вместо того чтобы поддерживать их?
  30. Во всех Евангелиях Иисус ни разу никого не посылал проповедовать, не повелев ему также исцелять больных, тогда как же мы можем быть послушными Его повелению, если нет Евангелия (Благой вести) исцеления, которое можно дать больным как основание для их веры? Или если исцеление — это ожидание, что Бог сдержит Свое обещание, то какая может быть вера в исцеление, если Бог не обещал этого? А ведь Библия полна обещаний исцеления, так разве они не являются Евангелием (Благой вестью) для больных? Если «вера приходит от слышания Слова», то как может больной человек иметь веру в исцеление, если на деле нет ничего, что они могут услышать?
  31. «Могло ли любящее сердце Сына Божьего, который имел сострадание к больным и исцелял их всех перестать обращать внимание на страдания Своего народа, после того как Он был вознесен и посажен по правую руку Отца?» (Кеннет Маккензи).  
X