Лицом к лицу с чудом - Лоррен Гоген, репортер

2015

После того, как моя статья о Кэтрин Кульман была опубликована, она написала мне письмо, приглашая на "служение с чудесами" в зале "Святыня" в Лос-Анджелесе. "Мы вместе будем удивляться тому, что сотворит Бог", - писала она.

И когда я приехала на собрание в "Святыню", прошел слух, что я писательница. "Возьмите у нас интервью", - стали просить дети на балконе, которые только что вернулись с "Экспо-72". Они хотели рассказать всему миру о своей преданности Христу. "Репортерам, похоже, все равно, - упрекнул один из детишек. - Если бы мы накурились травки или устроили погром, они сняли бы о нас фильм".

"Это печальный комментарий на сегодняшнюю жизнь", - согласилась я.

"Но все меняется, - сказал человек средних лет, сидевший в соседнем ряду. - Недавно я принял Иисуса Христа как своего спасителя, и теперь меня слушают те, кто никогда раньше не слушал. Люди начинают прислушиваться".

Это так. Люди слушают и прислушиваются. Христианские книги продаются, как никогда раньше: количество проданных книг выросло с двадцати пяти до сорока процентов. Служения Кэтрин Кульман заполняют бездонную пустоту в сегодняшнем спрессованном, хаотичном мире. Люди с их глубокой, неутоленной жаждой ищут, куда бы податься. Они знают: что-то не так, но не могут совладать с этим. Многие расшатаны духовно и физически, браки рассыпаются, падает самооценка. Люди теряют свою личностную цельность. Время летит, и они собираются в зале "Святыня", чтобы послушать об Иисусе, милости прощения грехов и о надежде.

Зал был набит битком. Молодые и старые (не было разрыва между поколениями), черные и белые (никто не намекал на политику или расизм) - семь тысяч счастливых людей были переполнены радостью. Воздух был напоен эмоциями и благоговением. Я ощущала это. Все, кто мог встать, поднялись на ноги, когда запел могучий хор и вышла Кэтрин Кульман. Они начали гимн "Как Ты велик", и семь тысяч пар рук устремились в небеса. Я видела радость на лицах, когда боль мгновенно оставляла их.

Каждое "собрание с чудесами" дает нечто особенное каждому из присутствующих. Некоторые получают чудесное исцеление, другие отдают Иисусу свои сердца. Редко кто уходит ни с чем, кто не был затронут духовно. Особенным благословением для меня на этом собрании стала встреча с живым чудом - Джуди Льюис, которую мисс Кульман пригласила на сцену.

Джуди посетила собрание в прошлом месяце в инвалидной коляске. Ее привели из Хьюстона ее босс Раймонд Мак-Дермотт и капитан хьюстонской полиции Джон Леврие.

"Джуди не была исцелена во время служения, - сказала мисс Кульман аудитории. - Но после собрания эти двое мужчин привезли ее за кулисы. Пока они молились, повернувшись спиной к Джуди, она встала из инвалидной коляски и не только пошла, но и побежала, - мисс Кульман засмеялась. - Вы, друзья, все ушли по домам. У нас было свое "служение с чудесами" за кулисами, прямо в моей гримерной".

Мое любопытство было возбуждено. Я слышала о хромых, которые стали ходить, но это было только когда Иисус был на земле. Неужели это еще происходит?

Неужели Иисус все еще исцеляет людей, даже тех, кто прикован к инвалидной коляске? Если бы я только могла лично встретиться с Джуди Льюис, думала я. Если бы только могла столкнуться лицом к лицу с чудом. Тогда я была бы уверена.

На следующее утро один из помощников мисс Кульман позвонил мне. Я едва могла верить своим ушам. Чувствуя, что я скептически настроена, мисс Кульман захотела, чтобы я встретилась с Джуди Льюис и взяла у нее интервью. Конечно, я не могла отказаться от встречи с Джуди!

Был жаркий, влажный августовский день, когда я ехала из Сан-Фернандо-Вэлли через холмы в отель "Сенчури Плаза". Я позвонила из холла, и Джуди ответила. Да, они с мистером Мак-Дермоттом ожидали меня. Я заметила ее издали - высокую, подтянутую, худую женщину лет за сорок, бойко идущую, прихрамывая, по коридору. Она носила ярко-желтый брючный костюм, а ее длинные рыжие волосы были скреплены сзади пряжками. Подойдя ближе, она ударила себя по бедру. "Эти железяки удерживают меня немножко, но я двигаюсь", - сказала она шутя с чистым техасским акцентом.

Мы расположились в гостиной номера "люкс", и она представила меня Раймонду Мак-Дермотту, известному адвокату средних лет из Хьюстона.

"Я хожу еще, прихрамывая слегка, из-за этих стальных палок и штифтов в моем бедре, - сказала она, - но вам нужно было видеть меня месяц назад. Я совсем не могла ходить".

Исцеление произошло всего лишь тридцать дней назад, и Джуди была все еще восхищена тем фактом, что она снова может ходить. Вся эта убивающая боль и неудобства, связанные с болезнью, - они ушли навсегда. Она вынула цветные фотографии из сумочки: в инвалидной коляске месяц назад перед отелем "Сенчури Плаза" на пути к залу "Святыня"; в коляске в гримерной мисс Кульман перед началом "служения с чудесами". Затем она с радостью показала цветные снимки, сделанные сразу после исцеления. Она делала упражнения на веранде отеля!

"Милочка, я думаю, что все в отеле решили, что я сошла с ума. Но я была так возбуждена, что меня это не волновало. Я подходила к совершенно незнакомым людям и рассказывала, что со мной произошло чудо, именно со мной!"

Во время нашего общения мистер Мак-Дермотт тихонько сидел на стуле и улыбался. Я спросила его, действительно ли он верил, что Джуди будет ходить снова. "О да, - быстро заявил он. - Абсолютно. Я знал, что это случится. Из-за веры этой девушки я и сам подчинился Христу".

Джуди все еще болтала, показывая фотографии, похлопывая по бедру и восклицая: "Больше нет боли. Несколько недель назад я не могла и дотронуться до бедра. Боль была нестерпимой. Но смотрите! Не больно!"

Наконец она остыла и рассказала всю свою историю - годы боли и несчастья, кошмар, в который превратилась ее жизнь.

А все началось одним ранним утром в 1952 году. Было 7.15, когда она склонила голову в молитве над баранкой своего новенького автомобиля. Будучи баптисткой с детства, она начинала каждый день с молитвы, прежде чем идти на работу - она служила секретаршей в центре Хьюстона. Она особо благодарила Бога за любовь своей матери и мужа Лестера, за которым она была замужем вот уже десять счастливых лет.

Движение было плотным в то утро, когда она остановилась на красный свет. В зеркале заднего вида, она увидела шестнадцатиколесный грузовик, несшийся на нее с ужасной скоростью. Было слишком поздно убраться с его пути. Раздался мучительный скрежет - и мир исчез. Грузовик, ехавший со скоростью более шестидесяти миль в час, буквально смял ее автомобиль, вбив его в стоявшую впереди машину, начав, таким образом, цепную реакцию, в которой пострадало пять машин. Джуди была сброшена на пол своего разбитого автомобиля, она получила серьезное ранение и потеряла сознание. Медсестра из толпы назначила наблюдателей, которые следили, чтобы Джуди не двигали, пока не приедет "скорая".

Спустя две недели Джуди очнулась, медленно и болезненно приходя в сознание в стерильной больничной палате. Ее шея и обе ноги были на вытяжке. Смутно она услышала незнакомый голос: "Боюсь, она больше не будет ходить".

Она не могла поверить в то, что услышала. Ей было двадцать восемь лет, и она не проболела ни одного дня в своей жизни. Что же случилось с ней? Почему она не могла двигаться? Неужели все закончилось для нее в двадцать восемь лет? Она начала бороться на постели, и внезапно почувствовала что-то прохладное на лбу и услышала голос, который, как она настаивает по сей день, был голосом Иисуса, утешавшим ее: "Джуди, все будет хорошо".

"Только это обещание и поддерживало меня", - сказала она мне, когда вспоминала ужасные муки, последовавшие за этим. В списке ее повреждений были четыре разорванных диска (поясничных и шейных), серьезные повреждения шеи и обширное поражение центральной нервной системы.

В течение двух лет она периодически оказывалась в госпитале. В конце концов она стала ходить, но с очень сильной болью и волоча левую ногу. Потеряв работу, с развалившимся здоровьем, она была вынуждена оставаться дома. Ее жизнь сосредоточилась на двух самых важных для нее людях - ее матери и муже, который оставался с ней во время всего этого кошмара, - и на Библии.

Появились и другие аспекты в жизни Джуди, которых не было раньше, - постоянные хождения по госпиталям и кабинетам врачей. У нее была аллергия к обезболивающим препаратам и к снотворным таблеткам, поэтому она была вынуждена терпеть боль и бессонницу. Часто она бродила по дому по ночам, словно мистическое привидение, волоча одну ногу, цеплБясь за стулья и стены, стараясь не разбудить мужа. С каждым шагом разбитые диски заставляли ее морщиться от ужасной боли.

Джуди пыталась приспособиться к изменившемуся образу жизни. Библия стала очень дорога ей, и она просила Бога давать ей силу на каждый день. По крайней мере у нее оставались мать и муж.

В сентябре 1960 года, когда Лестер устанавливал центральную систему отопления и кондиционирования воздуха в доме, он дотронулся до высоковольтного провода. Он закричал, чтобы кто-нибудь вырубил электричество, но прежде чем кто-то сумел добраться до выключателя, он был убит током.

Затем, еще до конца этого же дня, Джуди позвонили из госпиталя, где ее мать лежала с раком. "Приезжайте сейчас же, - сказал доктор, - ваша мать умирает".

Джуди была непреклонна. Она не приняла приговора доктора. Напротив, она поехала в госпиталь и забрала свою мать домой. В течение трех последующих лет она преданно ухаживала за ней и кормила ее через трубочку в животе.

После смерти Лестера известный хьюстонский адвокат Раймонд Л. Мак-Дермотт стал заниматься делами Джуди. Он специализировался на тяжбах, связанных с личными увечьями, и уже помогал семье Льюис с претензиями, возникшими после аварии Джуди. Но их ждало разочарование. То, на что надеялась Джуди, оказалось чеком в пятьдесят тысяч долларов для покрытия стоимости лечения и госпитализации. С больной матерью на руках и лишенная доходов, Джуди почувствовала, как земля стала уходить из-под ног.

Она знала, что ей нужно найти работу. Но где? Кто наймет женщину, которая испытывает постоянную боль и ходит, волоча левую ногу? Рэй Мак-Дермотт сказал, что даст ей работу.

Чтобы работать секретаршей адвоката, нужно было пройти специальное обучение, но мистер Мак-Дермотт был уверен, что она научится. Он уговорил ее взяться за дело.

Джуди сразу же приступила к службе. Каждый вечер она привозила домой тяжелые книги по юриспруденции и специальные формуляры для изучения. Продолжая ухаживать за матерью, она проводила бессонные ночи, штудируя документы по праву, пока не стала профессиональной секретаршей адвоката.

Христианская вера Джуди не была поколеблена, и когда она открыла, что несмотря на свою доброту и щедрость, мистер Мак-Дермотт не был христианином, она начала молиться за него, чтобы он принял Христа. Супруги Мак Дермотт были счастливы в браке и имели шесть детей, которые посещали церковь. Джуди страстно желала увидеть их рожденными свыше. Однако прежде чем эта молитва была отвечена, еще одно несчастье выпало на долю Джуди.

Жизнь Джуди дома словно вращалась вокруг кровати. После того, как ее мать умерла, она проводила большую часть времени в постели, читая, слушая радио и разговаривая по телефону. Только здесь она могла получить некое ослабление боли. Поздно ночью в мае Джуди пошла в ванную. На ее часах было 1.15. Она шагнула, почувствовала провод от электрической грелки под ногой, а затем, сильно дернувшись, свалилась на пол.

Следующее, что Джуди ощутила, была нестерпимая боль. Она попыталась сдвинуться, но не смогла. Она не знала, как долго была без сознания, но ее охватил ужас, когда в уме возникло слово "парализована". Она то приходила в сознание, то теряла его. Никто не услышал бы ее, даже если бы она закричала. Обнаружив, что может немного двигать правой рукой, она ухватилась за постельное покрывало и использовала его, чтобы подтащить себя к кровати и телефону. Каждый раз, когда она продвигалась вперед, она погружалась в черную, опаляющую разум кому. Джуди посмотрела на часы, когда дотянулась до телефона. Было 6.30. Она стянула телефон со столика и набрала номер оператора, чтобы попросить помощи. Затем она опять потеряла сознание.

В госпитале доктора обнаружили сильные повреждения. Рентген показал перелом бедра, три трещины в тазу и дополнительные повреждения позвоночника.

Часть одного из сломанных дисков упала в спинномозговой канал, заблокировав и ущемив некоторые нервы и ухудшив работу других. Потребовалась операция, чтобы скрепить ее кости штифтами, пластинами и заколками из нержавеющей стали. Когда Джуди поправилась, она обнаружила, что даже легкое прикосновение или давление на бедро вызывало болезненные мышечные спазмы. Она была парализована ниже пояса. Доктора не оставили ей надежды выбраться из инвалидной коляски или избавиться от боли.

Джуди не работала четыре с половиной месяца и вернулась в офис адвоката в инвалидной коляске. Ее левая нога часто дергалась в сильных спазмах, и нужно было несколько человек, чтобы удержать ее. Ее беспокоила потеря контроля над мочевым пузырем, и часто ей нужна была помощь другой женщины из офиса, чтобы отправиться в дамскую уборную.

Казалось, прошла вечность с тех пор, как где-то в другом мире она чувствовала ту холодную руку на своем лбу и слышала те утешающие слова: "Джуди, все будет хорошо". Действительно ли она слышала их? Действительно ли придет время, когда Иисус сделает так, что все будет хорошо? Могло ли это означать исцеление? На ее вопросы не было ответа. Напротив, ей становилось все хуже и хуже.

Джуди попыталась уволиться с работы, но мистер Мак-Дермотт отказал ей. Каждое утро он заезжал за ней, и они вместе ехали на работу. Вечером он довозил ее до дверей дома. А затем начиналась сплошная мука до следующего утра. Часто Джуди втаскивала себя на кровать в одежде, истощенная и наполненная отчаянием.

Единственную твердую пищу она принимала в офисе. Дома она жила на кока-коле, и ее вес стал опасно снижаться. Ее ситуация казалась совершенно безнадежной. Впрочем, Джуди верила всем сердцем, что нет ничего невозможного с Богом, и более того, что все происходит ко благу тех, кто любит Бога. Она доверяла Ему.

Три юные племянницы Джуди были одним из немногих просветов в ее унылой жизни. Периодически они проводили субботние вечера с ней, но даже с племянницами в доме Джуди проводила бессонные ночи, обычно читая Библию. Однажды субботней ночью десятилетняя Эми, которая спала наверху, проснулась и спросила тетю Джуди, что она делает. Джуди объяснила, что она читает о Святом Духе.

"А кто Он такой?" - спросила Эми. Джуди объяснила: "Тетя Джуди не может бегать, и прыгать, и играть, как ты. Но мое сердце наполнено радостью и благодарением, хотя я не могу достаточно хорошо выразить это для Господа. А Святой Дух видит эту радость и дает слова для Бога".

Благодаря работе в офисе адвоката Джуди познакомилась с капитаном Джоном Леврие. Капитан Леврие, дьякон в Первой баптистской церкви, стал хорошим другом. Когда Джуди и мистер Мак-Дермотт узнали, что он поражен смертельным раком, они навестили его в госпитале.

Затем капитан Леврие был чудесным образом исцелен на собрании Кэтрин Кульман в Лос-Анджелесе. Его хорошо знали в Хьюстоне, и он стал свидетельствовать о своем исцелении и о новой силе Святого Духа в своей жизни по всему городу. Это было замечательно, и впервые Джуди узнала о возможности исцеления. Но ей становилось все хуже.

Когда она не смогла больше посещать церковь, ей пришлось довольствоваться домашним просмотром богослужений в Первой баптистской церкви по телевизору. Однажды в субботу, когда программа закончилась, она повернула коляску и собралась выехать из комнаты, как вдруг услышала голос, женский голос, который возвещал: "Я верую в чудеса".

"Это был самый необычный голос, который я когда-либо слышала", - сказала мне Джуди. Она была шокирована, когда стала смотреть передачу. Она верила в молитву и чувствовала, что ее собственную жизнь ведет Святой Дух, но чудеса в телевизионной программе казались святотатственными. Однако именно через это служение был исцелен капитан Лаврие. Во всяком случае, ей следует подойти к этому непредвзято. На следующей неделе она купила обе книги Кэтрин Кульман:

"Я верую в чудеса" и "Бог может снова это сделать".

Здоровье Джуди стало резко ухудшаться. Ее доктор (который был ее главным лечащим врачом с 1952 года) сказал ей, что за всю свою профессиональную деятельность он не чувствовал себя таким беспомощным. Из-за аллергии он не мог облегчить ее боли. Все, что он мог сделать, это выписать ей легкие лекарства, чтобы попытаться ослабить сильные мышечные спазмы, которые были у нее по несколько раз на день.

Часто Джуди проводила по две бессонные ночи кряду. Затем, на третью ночь, она погружалась в тяжелый нездоровый сон. Утром она была такой же уставшей, как и вечером, когда закрывала глаза; у нее не было аппетита, продолжалось сильное болезненное дрожание, а под глазами были большие темные круги. Жизнь вытекала из нее.

Затем Кэтрин Кульман приехала в Хьюстон для проведения "служения с чудесами". Капитан Леврие и мистер Мак-Дермотт убеждали Джуди посетить собрание, приглашая ее присоединиться к ним. Она приняла их предложение, и 21 июня 1972 года они отвезли ее в "Хофхейнц Павильон". Это произошло спустя двадцать лет после роковой аварии.

Довольно странно, что мысли Джуди были прежде всего направлены не на себя. "Я долго молилась за моего дорогого работодателя, - говорила Джуди, вспоминая тот день. - Даже больше, чем я хотела своего исцеления, я желала, чтобы он принял Иисуса Христа как своего личного Спасителя".

Джуди не была исцелена во время "собрания с чудесами" . И мистер Мак-Дермотт не принял Иисуса. Джуди, однако, покинула собрание с глубокой внутренней уверенностью, что обе молитвы будут отвечены.

На следующей неделе мистер Мак-Дермотт вошел в кабинет Джуди, положил какие-то бумаги на стол и сказал: "Вы знаете, Джуди, я много размышлял. Я действительно хочу родиться свыше".

Джуди кивнула, переполненная радостью и не способная говорить. Однако, когда мистер Мак-Дермотт вышел, она воздала хвалу Господу. Бог уже ответил на ее первую молитву.

Интерес мистера Мак-Дермотта к Иисусу все возрастал. Он присоединился к капитану Леврие, и они строили планы взять Джуди на следующее "служение с чудесами" в Лос-Анджелес. Миссис Мак-Дермотт не собиралась ехать, а это означало, что Джуди придется просить помощи у совершенно незнакомых женщин. Но несмотря на опасения по поводу такого путешествия вдали от дома, она чувствовала, что будет исцелена. Она забронировала обратные билеты на самолет, куда не пускали людей в инвалидных колясках.

Последнее, что она сделала перед поездкой, она позвонила своей десятилетней племяннице. "Пожалуйста, молитесь за меня в воскресенье, Эми, - сказала она. - Пожалуйста, молись, чтобы Бог исцелил тетю Джуди".

В день, предшествующий собранию, мистер Мак-Дермотт и капитан Леврие прибыли в отель "Сенчури Плаза". Мужчины помогли Джуди добраться до ее номера, прежде чем разошлись по своим номерам. Оказавшись в номере, она расплакалась, думая, как она сможет прожить предстоящий день без посторонней помощи. Когда она мучалась от боли, ее нога стала сильно дергаться. Посмотрев вверх, Джуди увидела свое отражение в большом зеркале - истощенная, высохшая, вцепившаяся в свою дергающуюся ногу. "О Господи, неужели я дошла до этого? - простонала она. - Похоже, это конец, если завтра я не буду исцелена".

После обеда они пошли осматривать местность, но у Джуди была ужасная боль. Она была вынуждена просить помощи в туалете у женщины, которую не знала. Остаток дня был словно расплывающийся калейдоскоп - кошмарный путь по извилистым улочкам, который, казалось, никогда не кончится.

На следующее утро, в воскресенье, мужчины сфотографировали Джуди в коляске на фоне отеля. В зале "Святыня" они завезли ее за кулисы, где мисс Кульман приветствовала капитана Леврие и надписала книги Джуди. Мистер Мак-Дермотт снова делал снимки. А затем началось "служение с чудесами". Джуди начала ревностно молиться, чтобы ее работодатель принял Иисуса. Во время собрания ей пришлось выйти, поскольку снова начались сильные спазмы. Медсестра помогла ей добраться до туалета и сказала: "Вы не сможете вернуться обратно. Вам нужен доктор".

"Я вернусь, - настаивала Джуди. - Единственный врач, который мне нужен, это Великий Целитель". Джуди оттолкнула руки медсестры, которые загораживали ей дорогу, и поехала назад по проходу. Она доехала до конца. Все ее тело было в спазмах. Она продолжала сильно дергаться весь остаток собрания. Даже если бы ей грозила смерть, она собиралась остаться и молиться, чтобы мистер Мак-Дермотт принял Иисуса Христа.

Наконец служение окончилось. Мистер Мак-Дермотт не принял приглашение выйти вперед и принять Иисуса Христа, и с Джуди было все по-прежнему. Капитан Леврие был подавлен, но мужчины отвезли Джуди за кулисы, чтобы попрощаться с мисс Кульман. Затем, уже в гримерной, наконец, заговорил мистер Мак-Дермотт. Несмотря на то, что Джуди не была исцелена, он сказал мисс Кульман, что хотел бы полностью подчиниться Богу. Все склонились в молитве. Мисс Кульман возложила руку на голову Раймонда Мак-Дермотта и помолилась, чтобы Святой Дух привел Иисуса в его сердце.

"Я была так счастлива, - вспоминала Джуди, - я посмотрела вверх и почувствовала, что я действительно могу видеть небеса. Я сказала: "Спасибо, Господи, за то, что Ты сделал больше, чем я просила!" Затем, - сказала мне Джуди, - я почувствовала очень сильные, но все же нежные руки, которые поднимали меня с инвалидной коляски. Я оглянулась и увидела, что ступенька для ног пуста. Я удивилась - где же мои ноги? Затем я осознала, что стою. У меня больше не было боли. Затем я почувствовала, как эти нежные руки коснулись меня снова, и я сделала первый полный шаг".

Капитан Леврие посмотрел через комнату и увидел стоящую Джуди. Он упал в кресло, ошеломленный. Мисс Кульман обежала вокруг, затем остановилась с выражением изумления на лице. Мистер Мак-Дермотт пробормотал: "Слава Господу" - его первые слова после того, как он стал новым человеком в Иисусе. Джуди посмотрела вниз на свои ноги и увидела, что ее левая туфля спала. Раньше пальцы у нее на ногах были подвернуты, но теперь они выпрямились.

"Посмотрите на пальцы моих ног! - закричала она. - Они выпрямились!" Затем, осознав, что произошло, она закричала: "О, спасибо, Иисус. Я готова. Идемте". И она сбросила вторую туфлю и начала ходить взад и вперед по гримерной, уже не падая. Прошло четырнадцать месяцев с тех пор, как она ходила, но ее походка была такой естественной, как если бы она никогда не была без движения.

Слезы заблестели на щеках мисс Кульман, и она тоже сбросила туфли. Вместе они ходили взад и вперед, а мужчины смотрели на это. Наконец мисс Кульман распахнула дверь гримерной. "Вы хотите ходить, Джуди? Что ж, идите". Джуди вышла в коридор в одних чулках, мистер Мак-Дермотт шел за ней с ее туфлями, а капитан Леврие толкал бесполезную теперь коляску.

Мисс Кульман все еще была в одних чулках и шла за ними; и все они смеялись и плакали.

Когда они вернулись в отель, солнце еще сияло, и Джуди выбежала на веранду. И вот в этом чудесном сиянии, в окружении разноцветных горшков с цветами она делала физические упражнения, сгибаясь и растягиваясь, чего не могла делать в течение двадцати лет. Мистер Мак-Дермотт продолжал фотографировать, пока люди взирали на это. Затем Джуди позвонила своей десятилетней племяннице Эми в Хьюстон.

Услышав радостный голос тети Джуди, маленькая Эми начала кричать: "Тетя Джуди исцелилась! Тетя Джуди исцелилась!"

"Тетя Джуди, - сказала по секрету Эми, - я молилась за тебя в церкви этим утром. Я хотела попросить Бога исцелить тебя, но я боялась, что скажу не так, как нужно. Затем я вспомнила, что ты мне говорила о Святом Духе, Который передает сообщения. И я сказала: "Мистер Святой Дух, не скажете ли Вы Господу за меня, что я молюсь об исцелении моей тети Джуди сегодня?" И Он ответил на мою молитву!"

Джуди вернулась в Хьюстон на самолете, который не брал пассажиров в инвалидных колясках. На следующий день у нее была обычная встреча с доктором. Мистер Мак-Дермотт пришел как свидетель. Он сидел в зале ожидания, пока доктор обследовал Джуди. Вскоре после этого доктор попросил мистера Мак-Дермотта пройти в кабинет.

"Вы видели это? - спросил он, указывая на Джуди. - Она настоящее чудо". Мистер Мак-Дермотт засмеялся и сказал: "Я рад, что вы сказали это. Я знаю, что она - чудо. Я видел, как это случилось".

Джуди сидела в комнате, и ее лицо сияло сквозь слезы на щеках. На моих щеках тоже были слезы. Уже не будучи скептиком, я не могла сказать ни слова. Видя выражение моего лица, мистер Мак-Дермотт улыбался. "Почему вы молчите?"
Но все, что я могла, это покачать головой. Что можно сказать, когда ты встречаешься лицом к лицу с чудом?

Я отложила блокнот и карандаш. Может, я смогу написать историю, может, нет. Я не знала, должна ли я пытаться запечатлеть на бумаге то, что я увидела и услышала в тот день. Однако было нечто, в чем я была уверена. Божье обещание, данное более двадцати лет назад - "Джуди, все будет хорошо", - оно исполнилось. И ни один скептик, посмотрев на Джуди Льюис, не сможет отрицать этого.

X