Осознание греха — начало пробуждения

2015

«О, если бы Ты расторг небеса и сошел! горы растаяли бы от лица Твоего, как от плавящего огня, как от кипятящего воду, чтобы имя Твое сделать известным врагам Твоим; от лица Твоего содрогнулись бы народы. Когда Ты совершал страшные дела, нами неожиданные, и нисходил, — горы таяли от лица Твоего. Ибо от века не слыхали, не внимали ухом, и никакой глаз не видал другого бога, кроме Тебя, который столько сделал бы для надеющихся на него» (Исаия 64:1-4).

Это была искренняя молитва о пробуждении. В 1966 г. в нашей отчаянной духовной ситуации мы молились: «О, Господь, если бы Ты только расторг небеса».

Пророк говорит: «Господь, мы согласны со всем, что бы Ты ни сделал, даже если цена, которую нам придется платить, будет слишком высока, если только Ты сойдешь и останешься с нами». Когда я говорю о пробуждении, я не говорю о громадных евангелизационных собраниях; я говорю о том, когда Бог Сам расторгает небеса и сходит к нам, и каждый человек осознает присутствие живого Бога.

Мы честно молились о пробуждении. Мы собирались дважды в день, но вскоре Господь ввел нас в такое глубокое покаяние, что наши занятия по исследованию Библии оказались отодвинутыми на задний план, и мы просто плакали и каялись. До этого времени мы молились, чтобы Бог сошел и начал труд среди язычников. Мы не понимали, что Бог никогда не начинает с язычников или людей на улице. Он всегда начинает с Дома Божия, как говорится в Первом Послании Петра 4:17. Мы не можем винить нечестивых за то, что они не обращаются, если мы, христиане, не пробудились и не живем правильной жизнью.

Мы спрашивали себя, какой должна быть жизнь человека, верующего в Иисуса. В Евангелии от Иоанна 7:38 Иисус говорит: «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». Он не говорит, что потечет маленький ручеек. Представьте себе, что может сделать река. Даже небольшая речка может стать полноводной, когда пойдут дожди и она выйдет из берегов. С помощью воды из реки мы можем превратить пустыню в сад, провести ирригационную систему на полях и вырабатывать электроэнергию. Но Иисус говорит не об одной реке, а о реках живой воды. Когда в Мапумуло мы спросили себя, текут ли такие реки живой воды из нас, мы должны были сказать: нет!

Что это значит, когда текут реки? Такие потоки невозможно остановить. Можно построить дамбу, но давление громадного количества воды может разрушить барьер, если дамба не достаточно крепкая. Когда рушится дамба, можно наблюдать, с какой неимоверной силой обрушивается прорвавшаяся вода. Говоря языком духовным, это значит, что ничто в мире не может остановить реки живой воды, которые производит в нас Божий Дух.

Я помню тот день, когда я обратился с вопросом к нашей небольшой конгрегации: «Кто из вас верит в Иисуса Христа?» Затем я сделал нечто, чего обычно избегаю. Я попросил тех, кто верит в Иисуса Христа, поднять руки. Разумеется, не осталось ни одной не поднятой руки. Тогда я сказал: «Смотрите, как плоско мы смотрим на вещи. Иисус сказал, что если мы верим в Него, как говорит Писание (так написано в Иоан. 7:38 в греческом оригинале и многих других переводах Библии — англ., немец., укр. и т.д. — прим. перев.), тогда реки живой воды потекут из нас. Позвольте мне задать вам еще один вопрос: текут ли из вас реки живой воды?»

«Нет!» — отвечали они.

«Значит ли это, что вы не верите в Иисуса?»

«Но мы уверены, что верим в Него. Мы приняли Христа, мы отдали Ему свои жизни. Мы не можем в этом сомневаться».

«Хорошо, если дело обстоит так, то либо мы обманываем самих себя, либо Иисус сказал неправду».

Как же нам поступать дальше? Мы решили, что не будем больше оправдывать и извинять себя. Все дискуссии были бессмысленны. Мы зашли в тупик и не могли найти выхода из создавшегося положения. Вдруг я почувствовал, как будто Господь что-то мне приоткрыл. Я взглянул еще раз на этот стих: «Кто верует в меня, как сказано в Писании... » Другими словами, Писание, вероятно, говорит что-то особенное о жизни верующего, а не только о том, что из него потекут реки живой воды.

Поэтому, мы снова собрались вместе и приняли это к сведению. Мы сказали себе: «Будем исследовать Писание, и пусть Слово само говорит к нам. Не будем искажать и превращать то, что мы читаем; не будем отрывать одно от другого, но давайте будем рассматривать это в свете Божием со всех сторон. Оставим наши понимания и традиции, наши церковные постановления и свои личные религиозные мнения и будем слушать, что говорит Библия. Верим ли мы так, как говорит Писание?»

После этого Бог стал работать над самым большим грешником в нашей конгрегации. Это был проповедник. И это был я! Я всегда критиковал и обвинял других и находил всему оправдание. Когда люди спрашивали меня, почему я находил все таким трудным, я обычно отвечал: «Вы должны понять, как трудно сегодня белому человеку проповедовать Евангелие. Черные, Зулу, ничего не принимают. Они говорят, что это религия белого человека, и именно того, который проповедует. Люди сегодня политически ориентированы; на них влияет коммунизм и определенные теологические концепции. Взгляните на молодых людей, чем они заняты и как проводят время: алкоголь, секс, футбол, дискотеки, порнография, телевизор и т.д. Поэтому, понятно, почему люди сегодня все больше отворачиваются от Бога, и пробуждение не может начаться».

Я всегда находил ошибки в других и указывал на них пальцем, но что происходит, когда вы указываете на кого-то пальцем? Не указывают ли на вас сразу три пальца, как будто говоря, что вы в три раза хуже того, кого вы критикуете? Мы всегда судим о других, сообразуясь со своими стандартами. Исходя из психологии, человек всегда видит в других те недостатки, которые есть у него. Если вы хотите узнать слабые стороны человека, послушайте, что он говорит о других. Обычно, то же самое можно обнаружить и в его жизни.

Позвольте мне привести несколько примеров. Художник смотрит на дерево и видит сюжет для прекрасной картины. Плотник смотрит на дерево с другой стороны. Он думает, какие хорошие доски он сможет сделать из него. Человек, который посадил его, смотрит на него совсем с другой точки зрения.

Посмотрим на алкоголика. Он постоянно думает об алкоголе. Если он видит кого-то с бутылкой под мышкой, он немедленно думает: «О, наверное, он купил ликер. Он такой же пьяница, как и я». Но, возможно, в бутылке просто вода. Гомосексуалист видит двух мужчин, идущих вместе по дороге, и думает: «Наверное, они такие же, как и я».

Но тогда Сам Бог указал мне на определенные вещи в моей жизни. Помню, как однажды в субботу утром несколько черных попросили меня собраться в час дня. Они не были дома целую неделю, а некоторые из них жили в семи километрах отсюда. Они хотели побыть в семьях, чтобы позаниматься с детьми, постирать и заняться домашними делами. Поэтому, я согласился собраться нам днем.

В то время мы собирались в небольшом здании, которое прежде было коровником. На другой стороне улицы были теннисные корты, и когда мы собрались в час дня, то для игры в теннис также собрались известные люди Мапумуло: судья, его помощник, начальник почты, сержант полиции и несколько других. Я подумал про себя: «Что эти люди обо мне подумают, если увидят, как я опустился на колени и молюсь вместе с черными?» Я знал этих людей, знал их духовное состояние, и мне было стыдно молиться при них. Что делать? Белые подумают, что я сломался, но в тот момент я не думал о том, что именно это мне и было необходимо; что мы должны быть сломлены и сокрушены, чтобы мог воссиять Божий свет. Чем скорее мы будем сокрушены, тем лучше. Я стоял перед дилеммой сказать черным: «Идите домой и возвращайтесь, когда игра будет окончена. Приходите в пять». Но какую причину я им выставлю? Не мог же я им сказать, что мне стыдно с ними молиться. Но снова и снова я слышал внутри себя голос: Что подумают эти люди обо мне, белом человеке, стоящем на коленях вместе с черными?»

Внезапно у меня возникла идея. Я решил встать и закрыть окно, чтобы эти люди не видели, что происходит внутри. Это были окна старого образца, которые надо было распахивать. Когда я их закрыл, я услышал голос, говорящий мне: «Хорошо, закрывай окна. Тогда ты будешь внутри, а Я останусь снаружи».

Мне не надо было переводить этот язык! Я моментально его понял. Я знал, что не окно будет причиной того, что Бог останется снаружи, а моя гордость! Впервые в жизни я понял, что Божий Дух — это Святой Дух. Никогда раньше я не видел этого так ясно. Я говорил о Духе Святом сотни, возможно, тысячи раз, но никогда не понимал, что значит «Святое» в Духе Святом. Никогда раньше для меня не была открыта Святость Божия Духа.

До того, как началось пробуждение, я не любил пятидесятников; я всегда открыто бросал им вызов. Мы должны быть очень осторожны в том, что говорим и что делаем, если заявляем, что крещены и наполнены Святым Духом. Я знал, например, двух человек, которые говорили на языках и заявляли, что исполнены Духа, но один из них пользовался такими словами, которые не должен произносить ни один христианин. Он мог произносить ужасные ругательства. Второй флиртовал с женщинами. Это было мое оружие, и я говорил: «Выходите сюда, на платформу, и я послушаю, что вы сказали, пока вы ещё, как утверждаете, исполнены Святым Духом», — хотя я и сам тогда не имел никакого понятия о Святом Духе. Я говорю об этом, потому что у нас есть тенденция много исповедовать словами, в то время как мы не живем соответственно этим словам. Поступая так, мы бесчестим имя Божие.

Когда Бог благословил пробуждением Эндрю Мюррея и Датскую Реформатскую церковь в провинции Кэйп, у Мюррэя было много противников. У меня сложилось такое мнение, что глубина Божия труда измеряется количеством противников. Если нет противников, Бог совершил не слишком много. Что касается Мюррэя, люди говорили: «Эндрю Мюррэй учит ложным доктринам; он экстремист и слишком эксцентричен. Мы все грешники. Никто не может жить так, как проповедует». Потом они послали к Мюррэю двух людей, чтобы навестить его и пожить там недели две. Через две недели они возвратились и сообщили: «Друзья, он не проповедует и половины того, как сам живет. Если бы вы побыли там с ним и с людьми, которые его окружают, вы бы сказали, что они не только проповедуют, но живут так же, как говорят». Так же, как царица Савская, прибыв во дворец Соломона, сказала, что она не слышала даже и половины того, что увидела.

Поэтому, мы должны быть осторожны в словах. Обычно мы говорим больше, чем делаем, и превозносим себя больше, чем заслуживаем. Самый большой вред работе Божией в этом мире принесен не коммунистами, а христианами. Не нечестивыми, а теми, которые называются христианами, хотя, в действительности, они чуть теплятся. Поэтому, Бог предупреждает христиан Лаодикийской церкви, что Он исторгнет теплых христиан из Своих уст, и что их конец будет хуже, чем язычников.

Возвратимся к тому моменту, когда Бог показал мне мою гордость. Гордость — отвратительная и ужасная вещь. Снова и снова я видел перед собой слова апостола: «Бог гордым противится» (1 Петр. 5:5). Никогда об этом особенно не думая, я всегда полагал, что это дьявол создавал для меня трудности. Теперь я понял, что это не дьявол, но Сам Бог противился мне. Слово Божие не говорит, что дьявол противится гордым. Бог противится гордым!

Чего мы больше всего должны бояться? Ответов может быть много. Кто-то говорит, что террористов. Такие люди спят с наглухо закрытыми дверями и окнами. Некоторые считают, что опасностью являются черные; другие считают, что коммунизм. Но, в действительности, это Сам Бог, Тот, Кто нас спас, — Он является наибольшей опасностью для нас!

Дети Израиля были спасены кровью, которой они помазали косяки дверей. Они пили из духовной последующей Скалы, Которая была Христос (1 Кор. 10:4). В следующем стихе мы читаем, что та же рука, которая их спасла, поразила их в пустыне, потому что Бог не был доволен Своим народом. В результате, подавляющему большинству из них не было разрешено войти в Ханаан. Бог, в Своем гневе, восстал против них.

Никого в этом мире мы не должны бояться так, как Бога. Даже если целый мир будет за нас, а Бог против нас, мы проиграем битву. Но один человек с Богом — это победа и превосходство над целым миром. Библия говорит: «Если Бог за нас, кто против нас?» Как было бы хорошо, когда бы здесь не было этого «если». Все было бы гораздо проще, если бы было написано: «Бог за нас; кто может быть против нас?» Но тут стоит «если Бог за нас». И мы должны спросить себя: за нас ли Бог? Несомненно, мы не избежим этого вопроса, если подойдем к нему со всей серьезностью.

Когда мы смотрим на некоторых христиан, мы сомневаемся, что с ними Бог. Я получил очень важное откровение: если в жизни христианина есть гордость, Бог будет ему противиться. Такой была моя жизнь. Когда я это понял, я стал молиться: «Господь, я всегда думал, что мне противится дьявол, но теперь я вижу, что это Ты мне противишься. Для меня не осталось никакой надежды. Если бы это был дьявол, то Твоей благодатью я мог бы его одолеть. Но если Ты мне противишься, я погиб!»

Я почувствовал, что Бог начал меня молоть и крушить. Но Он не начал с ног. Он опрокинул меня на голову и указал на мое больное место: мою гордость! Помните об этом всегда. Там, где есть гордость, Бог всегда будет противиться: и человеку, и его работе, и месту. Он очень ясно сказал, что противится гордым.

Однако это было только начало. Святой Дух указывал мне на один грех за другим. Он делал в точности то, что мы читаем в Евангелии от Иоанна 16:7, где Господь Иисус сказал: «Лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не придет к вам». Похоже, что Бог представляет вещи неправильным образом. Мы читаем, что Утешитель приведет нас к истине. «Он пришед обличит мир о грехе и о правде и о суде». Если Иисус говорит, что придет Утешитель, то мы ожидаем, что Утешитель будет утешать нас! Есть ли какое-нибудь утешение в том, что Он обличает нас в грехе? Наоборот, все это очень неутешительно.

Много лет назад один проповедник спросил меня, касаюсь ли я когда-нибудь вопроса греха, когда проповедую. Я ответил: «Простите, но мой опыт не позволяет мне говорить ни о чем другом». Он сказал: «Я не могу проповедовать о грехе, потому что каждый раз, когда я касаюсь этого вопроса, люди начинают ерзать на своих скамьях и чувствуют себя очень неловко».

Для какой цели Иисус пришел на землю? Что значит Его имя? Он пришел, чтобы спасти нас от наших грехов, и именно это и значит Его имя: «Он спасет людей Своих от грехов их» (Матф. 1:21). Почему Он умер на кресте? Для чего Он пролил Свою кровь? Не для того ли, чтобы вознести на крест наши грехи, чтобы с ними разделаться раз и навсегда? Он Сам сделался грехом за нас. Он умер за нас, чтобы спасти нас от наших грехов.

Для учеников было ударом, когда Иисус сказал, что Он собирается их покинуть, потому что, когда Он был с ними, для них небо было на земле. Можете ли вы представить, что Иисус среди вас: вы Его видите, слышите, решаете с Ним свои проблемы? Но Иисус сказал: есть нечто лучшее. Я должен пойти, иначе Утешитель не придет. Но когда Он придет, Он обличит мир о грехе. Мы быстро соглашаемся: «Разумеется, Он обличит о грехе мир. Он обличит мир, но не нас, христиан». Мы часто критикуем политиков и их двуличие, но, возможно, мы хуже их. Когда Библия говорит: «Ибо так возлюбил Бог мир», — мы говорим, что это о нас. Он любит меня! Но когда Он обличает мир, Он обличает других людей, но не меня. Однако что-то здесь не так. Помните, Петр сказал, что суд должен начаться с Дома Божия? Именно с него он и начинается! Именно здесь Он обличает людей о грехе. Куда бы ни двинулся Божий Дух, это именно то направление, о котором говорил Иисус.

Это неправда, что Дух сначала побуждает людей прославлять и поклоняться Ему. Это ерунда! Это значит поставить телегу перед лошадью; поставить все с ног на голову. Люди будут радоваться! Нет, говоря так, мы извращаем Слово Божие. Первое, что происходит, когда Святой Дух приходит в жизнь человека, Он обличает его о грехе. Это касается сердца, и человек плачет о своем грехе. Лицо человека печально, а не радостно. На нем слезы, а не улыбка, потому что Дух Божий трудится.

Многие обращения не истинны; обращенные не родились свыше, от Святого Духа. Есть христиане, которые не знают, что такое быть обличенным о грехе. Да и общались ли когда-нибудь эти люди со Святым Духом? Обратите внимание на то, что сказал Иисус. Когда придет Утешитель, Он откроет наши глаза на наши грехи, и это будет всем, чем угодно, только не радостью, — пока мы не поймем, что нам остается только бежать ко кресту, где наши грехи могут быть омыты. И тогда только радость войдет в наши сердца. Мы не можем по-настоящему любить Иисуса, если не знаем, что значит прощение грехов. Чем глубже осознание греха, тем глубже наша любовь к Иисусу, потому что, кому много прощено, тот много любит. Больше всего любят Иисуса те люди, чья печаль от Бога наиболее глубока. Такие люди не просто говорят, что любят Его, они показывают эту любовь всей своей жизнью. Они держатся Его Слова, они верят в Него так, как говорит Писание, и живут жизнью святости и праведности.

Я вспоминаю еще один случай. Однажды я подошел к зданию, где проходило служение, когда пение уже началось, поэтому у меня не было времени, чтобы переодеться. Я подумал, что скажут люди, когда я предстану перед ними без соответствующего костюма и галстука, с расстегнутым воротом и с Библией в руке. Что они обо мне подумают?

Внезапно я вспомнил эпизод, когда пророк Илия стоял перед безбожным царем Ахавом и его нечестивой женой, которая руководила жизнью царя. Эта женщина вела безнравственный образ жизни. Она, вероятно, очень привлекательно одевалась; лицо ее было накрашено: очень впечатляющая фигура для окружающих. Но в конце она была съедена собаками. Бог показал всему миру раз и навсегда, как заканчивают жизнь подобные женщины. Когда пророк стоял перед царем, он сказал: «Жив Господь Саваоф, перед Которым я стою!» Представьте себе эту картину. Вы стояли когда-нибудь в присутствии царя или президента, или премьер-министра? Что вы чувствовали? Илия явился пред царем, который считал его врагом. Он стоял перед диктатором, человеком, который ничего не боялся; который убивал, кого хотел, и проклинал, кого желал. И, несмотря ни на что, Илия сказал: «Царь, я стою перед Богом Израиля!» Даже перед высоким земным царем Илия осознавал, что находится в присутствии Божием.

Я не мог бы сказать такого о себе. На меня очень влияли мнения людей. Меня не столько волновало, что скажет Бог, сколько мнение окружающих меня людей. Когда я стоял за кафедрой, я стоял перед людьми, но не перед Богом. Они задавали тон; и я делал то, что хотели они. Когда я это понял, я думал, что сердце мое разорвется!

Я люблю пророка Илию и хотел бы, чтобы таких людей было как можно больше. Таких людей, которые молятся, опустивши лицо между коленями, — и что-то начинает происходить. Илия помолился, чтобы не было дождя, — и его не было три с половиной года. Этот человек спас целую нацию; человек, которого Бог использовал, чтобы заключить небо. Потом Илия снова опустил лицо между коленями и снова помолился. После того, как он помолился седьмой раз, его слуга сказал: «Вот, небольшое облако поднимается от моря, величиною с ладонь человеческую». И пошел дождь, о котором молился пророк. Илия был человеком, который мог свести огонь с неба от Бога. Я любил этого человека и из глубины своего сердца кричал: «Я тоже хочу быть таким». В Послании Иакова мы читаем: «Илия был человек, подобный нам». Но что это был за человек? Это был человек со властью Божией, а не какой-нибудь мыльный пузырь, который мгновение блестит на солнце и тут же лопается. Нет, Илия был человеком, который умел молиться! Когда молилась ранняя церковь, место колебалось. Было ли в истории христианства время, когда бы люди молились больше, чем сегодня? По всем местам проходят молитвенные собрания. Но, несмотря на громадное количество молитв, место не колеблется; место колеблет нас. Оно колеблет христиан и движет ими, и мы говорим: «Что с нами, с христианами, будет?» Давайте рассмотрим это во свете Божием, чтобы нам знать, где мы сегодня находимся.

Когда я думал об Илии, меня как будто осветила молния. Я молился: «О, Господь, прости мне и помилуй меня!» Затем Бог напомнил мне слова апостола Павла: «Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1:10). Что я говорил Зулу в течение двенадцати лет? «Я прихожу к вам, как раб Иисуса Христа, чтобы проповедовать Евангелие». Теперь Слово Божие испытывало и проверяло меня. Я хорошо знал 1 Кор. 9:27, где Павел говорит о себе: «... дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным». Я очень хорошо знал, что это возможно. Я был проповедником Евангелия все эти годы, но был отвергнут, оказавшись недостойным в глазах Бога. Все это сокрушало меня.

И вдруг я увидел картину, подобно видению. Я не отношусь к тем людям, которые верят в видения и сны, но я никогда не забуду того, что увидел. Если бы я был художником, я мог бы нарисовать ее и сегодня. Передо мной был индусский храм, полный разного рода богов и идолов. Я увидел себя, входящим в это языческое место поклонения и склонившимся перед первым идолом. Затем я встал, подошел к следующему идолу, коснулся лбом пола и поклонился этому изображению. То же самое я проделал перед третьим идолом. Тут я пришел в себя и закричал: «Господь, двенадцать лет я проповедовал Зулу: «Я, Господь, Бог твой... Да не будет у тебя других Богов пред лицем Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения», — и вот я, проповедник, склонившийся перед идолами и поклоняющийся им!»

Итак, Бог показал мне, что я совершил грех идолопоклонства. Рыдая, я вошел в помещение для собраний, где должен был проводить служение, но я не мог проповедовать. С большим усилием я мог только проговорить: «Давайте встанем на колени и помолимся». Я плакал, рыдал и кричал: «Бог, будь милостив ко мне, грешнику!» Таким было начало пробуждения. Бог стал проводить меня через Свою мельницу. В то время я забыл, что был проповедником Евангелия уже двенадцать лет. Я забыл всё, что я изучал, и что я называл себя дитем Божиим. Я молился, как тот грешник в храме, который бил себя в грудь.

Было Рождество, когда началось пробуждение. В моей семье нас было пять братьев и одна сестра, и Рождественское время было самым любимым временем года для нас. Задолго до праздника мы начинали петь Рождественские гимны. Но в этом году все было иначе. Я забыл о Рождестве. Не было украшенной елки, не было чувства Рождественской радости и Рождественских гимнов. Когда я в церкви начал проповедовать совершенно на другую тему, один из сотрудников подошел ко мне и спросил: «Брат, разве ты забыл, что сегодня Рождество?» Бог был занят мной.

Я был настолько глухим, немым и слепым, что Богу приходилось брать меня за воротник и тыкать носом в то, чего я не видел раньше. Однажды, идя на служение, я вдруг вспомнил, что не побрился. Сегодня подобное уже не кажется столь страшным. Многие люди вокруг ходят небритые. Но мы были воспитаны таким образом, что для мужчины было позором появиться на людях небритым. Вот об этом я и думал, приближаясь к зданию, где проходило служение. Что обо мне подумают люди? И вновь я был сокрушен Словом Божиим: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят и я для мира» (Гал. 6:14). Я снова стал взывать: «Господь Иисус, Ты сказал: Кто верует в Меня, как сказано в Писании, но я этого не делаю. Я не распят для мира, как Петр. Согласно Твоему Слову, я должен быть мертв для мира и для греха». Во время пробуждения Слово Божие оживает. Оно сокрушает наши сердца. Утка в воде остается сухой, и камень, лежащий на дне реки, сухой внутри. Вода Слова Божия проникает внутрь. Слово Божие подобно молоту, разбивающему на куски камни. Теперь я понял, что не язычники стояли на пути пробуждения. Я мог только плакать: «Господь, есть только один человек, задерживающий Твою работу, и этот человек я!»

Бог вскрывал во мне одно за другим. Однажды я стоял под большой смоковницей. Неподалеку от меня стояли несколько африканцев, наблюдающих за мной. Они говорили: «Похоже, что он пьяница, но еще не до крайней степени». Я не помню, как я выглядел, но те самые люди, на которых я смотрел свысока, теперь смотрели на меня с презрением, потому что Бог смиряет гордых. Бог напомнил мне то, о чем однажды сказал нам, белым, премьер-министр доктор Верворд, когда говорил о Банту: «Мы должны любить своих ближних, как самих себя». Я про себя подумал: «Легче сказать, чем сделать». Теперь, спустя столько лет, Бог воспользовался словами, которые произнес бывший премьер-министр, и сказал мне: «Эрло, теперь уже не доктор Верворд, а Царь царей спрашивает тебя: любишь ли ты ближнего, как самого себя?» Я взглянул на этих Зулу и ответил Господу: «Да, я люблю их. В конце концов, я пожертвовал собой, ради этих людей. Но если быть честным с самим собой, я не люблю их так, как люблю себя». Тогда Бог сказал в моем сердце: «Если ты хочешь пробуждения, оно произойдет в соответствии с Моим Словом, и ты должен поступать так, как говорит Писание. Ты должен любить ближнего, как самого себя. Любишь ли ты Зулу, как себя самого?» Всё, что я мог ответить: «Нет, Господь, я не могу, прости меня. Я чувствую, что этого я не могу. Ты зашел слишком далеко». Но Господь не остановился на этом, Он сказал: «Больший будет меньшим. Первый — последним. Самый великий будет рабом всем». Я сказал: «О, Господь, нет! Прости меня, но я не могу идти таким образом с Тобой дальше. Я представляю, как мимо меня проходит черный человек с чемоданом, и я подхожу к нему и предлагаю поднести его чемодан. Это невозможно. Такого я не могу сделать. О, Бог, пожалуйста, прости меня, но этого я не могу». Меня прошиб пот. Дело обстояло настолько ужасно, что я просыпался по ночам в мокрой от пота постели из-за той борьбы, которая шла внутри меня. Я стал торговаться с Богом: «Господь, пошли меня куда-нибудь в другое место; на какой-нибудь одинокий остров или в другую страну, но я не могу сделать того, о чем Ты меня просишь здесь, в Южной Африке. Что скажет моя семья, мои родители, мои братья? Господь, я готов на что угодно, но ведь не можешь же Ты ожидать от меня, чтобы я стал слугой и рабом этих «низших»? Для моего народа, для белых — да, но не для Зулу. Этого я сделать не могу!»

Казалось, что Бог говорил: «Хорошо, Я тебя не заставляю. Я призвал тебя к пробуждению. Ты хотел, чтобы Я был с вами. Но когда Я прихожу, Я прихожу, как Царь, и последнее Слово будет за Мной». Я увиливал и старался сбежать; я сопротивлялся Господу, но Он не давал мне уйти. Он увеличил давление, затянул ремень и сказал: «Так как вы сделали это меньшему из братьев Моих, вы сделали Мне».

В Судный День Он поставит этого наименьшего человека перед нами и будет измерять наше отношение к нему, соответственно тому, как мы с ним обходились. Таким образом мы можем проверить нашу любовь к Господу. Возьмите самого наименьшего человека, которого вы знаете, и проверьте свою любовь к нему. Если мы не приблизимся хоть на какую-то долю ближе к этому человеку, на ту же долю мы не приблизимся к Господу. Так же Иисус будет однажды судить нас. В каком шоке многие из нас будут в этот день! Да дарует Господь, чтобы мы получили этот шок сегодня. Иногда для человека очень полезно получить шок, чтобы он стал способен видеть. Иисус будет судить не по тому, как мы обращались с великими и влиятельными этого мира, но как мы обходились с самыми презренными и униженными из тех, которые верят в Него. Можете ли вы теперь понять, что я был потрясен до глубины души и чувствовал себя так, как будто меня молотили. Борьба была страшная, и я вскричал к Богу: «О, Господь, я не могу так жить. Это против правил, я не могу так поступать! Я потеряю себя!» И снова Он ясно проговорил к моему сердцу: «Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет её».

Мы боремся за нашу жизнь, за наше существование. Но на небесах есть Бог, Который делает жизнь такой трудной для нас. Иногда кажется, что без Него нам, возможно, было бы во многих отношениях лучше, чем с Ним. Но Великий Бог говорит: «Что посеет человек, то он и пожнет». Это истинно, что пожинаем мы даже в сотни раз больше, чем посеяли. То, что мы делаем другим, будет сделано нам, только в сто раз хуже или в сто раз лучше, потому что на небе есть Бог. Без Него было бы легче, потому что Он делает многое очень трудным для нас. Если только мы не преклонимся перед Его волей и не сделаем Его Господом нашей жизни! Но что это значит? Это не значит сделать Его своим Господом, просто произнеся: Господь Иисус, Ты — Господь! Сделать Его своим Господом значит, что наш образ жизни совпадает с Его Словом, что мы верим так, как говорит Писание, и что мы послушны Ему.

Однажды дело зашло уже настолько далеко, что я взмолился: «Я больше не могу так продолжать!» И Господь ответил: «Эрло, не молился ли ты о пробуждении? А теперь ты говоришь: я больше не могу. Хорошо, тогда оставь это. Я не приду. Ты просил Меня сойти, и Я сошел и хочу начать, но Я начинаю с Дома Божия, а не с внешних».

Может быть, теперь вам будет понятно, почему многие люди молятся о пробуждении, но так мало таких, которые его испытали. Почему? Причина в том, что многие христиане играют словами, когда молятся о пробуждении. А когда пробуждение начинается, они отворачиваются от него и становятся врагами того, о чем они молились. Опыт показал нам следующее: если кто-то сопротивляется работе Божия Духа, это только потому, что в жизни этого человека есть грех — и очень часто это блуд. В жизни так называемых детей Божиих столько непристойности! Вот почему Святое Писание учит нас, что суд должен начаться с Дома Божия, — другими словами, с Его церкви.

В моей жизни было так много такого, что Бог должен был очистить, что я не могу сосчитать. Снова и снова я пытался торговаться с Ним, диктовал Ему, как с нами лучше работать, в соответствии с нашим пониманием. А Бог нам ответил: «Разве Я школьник? Я Бог и поступаю так, как желаю. Ваши понятия не совпадают с Моими, и если вы не готовы принять это, не ждите, что Я приду, потому что Я Господь и кроме Меня нет Бога. Мне не нужен советник, чтобы подсказывать, как Мне поступать».

Все это было для меня неимоверно трудным, и я вел непрекращающуюся борьбу, пока, наконец, я смог сказать: «Хорошо, Господь, да будет воля Твоя. Работай так, как Ты желаешь». Следующей моей проблемой было опасение, что теперь все уйдет из-под контроля, и будет беспорядок. Но Бог есть Бог порядка, и когда Он ответствен за что-то, ничего не уходит из-под контроля.

Хотя я ничего об этом не знал, но в то время, как Бог трудился надо мной, Он трудился и над всеми остальными братьями и сестрами церкви. Он стал обличать их в грехе. Люди приходили друг ко другу и просили прощения. Мужья примирялись с женами и жены — с мужьями. Дети говорили родителям, и друзья — друг другу: «Я говорил о тебе плохое, прости меня. Прости меня, у меня в душе была горечь против тебя. Я сплетничал о тебе за твоей спиной. Прости меня, я должен был сначала придти к тебе, так как Иисус учит нас: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним» (Матф. 18:15). Если мы сплетничаем о брате за его спиной, у нас есть опасность оказаться в пламени ада так же, как и у него из-за его греха.

Зулу, которые до сих пор называли меня Мфундиши, стали называть меня Баба (Отец). Обычно Зулу этого не делают. Так они могут называть только человека из их народа. Я очень удивлялся этому, потому что они не могли знать, что происходит между мной и Богом. Внезапно они стали относиться ко мне с большим уважением, чем раньше, и готовы были отдать за меня жизнь. Конечно, это произошло, говоря духовным языком, потому, что я потерял свою душу, когда подчинился Господу. Я являюсь свидетелем того, что Слово Божие истинно: «Кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет её». Это также относится и к тому случаю, когда кто-то может отнять у нас жизнь. Некоторые люди советовали мне: «Ты должен бежать. Мы не хотим, чтобы тебя убили коммунисты или шпионы». Вполне возможно, что меня убили бы первого. Но даже если и так, я свидетельствую, что: «Кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет её». Умереть таким образом, для меня значит обрести венец жизни. Самое большее, что я могу сделать для своего Господа и Учителя — это пролить свою кровь, как небольшой знак благодарности Ему, Который отдал всё, до последней капли Своей крови, за меня.

X