Умершие видят Его лицо

2015

Сокровенный путь, ведущий в Его присутствие

"Я знаю, что это где-то здесь; я чувствую, что нахожусь где-то близко. Должен быть какой-то путь, чтобы попасть туда. О, вот он. Хотя путь, ведущий туда, нельзя назвать приятным. Напротив, на нем много холмов и крови. Посмотрим, как он называется… Это - покаяние. А вы уверены, что это правильный путь? Вы уверены, что только им я могу достичь своей цели, т.е. войти в Божье присутствие и увидеть Его лицо? Спрошу-ка я своего попутчика: "Моисей, что ты скажешь? Ты был там; расскажи мне".

И сказал Господь Моисею: и то, о чем ты говорил, Я сделаю, потому что ты Приобрел благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя по имени. Моисей сказал: покажи мне славу Твою… И потом сказал Он: лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых. (Исх. 33:17 - 18, 20)

Когда Моисей попросил Бога показать ему Его славу, Господь предупредил Его, что ни один человек не может увидеть Его и остаться в живых. Даже в Новом Завете это утверждение остается истиной. Только умершие могут увидеть Бога. В этом заключена связь между Его славой и нашей смертью.

Когда Моисей продолжал настаивать на своем и говорить Богу: "Но я хочу этого, я должен", - он уже представлял в общих чертах Божью скинию. Он был мужем, избранным Богом, чтобы принять архитектурные детали построения доголгофской модели спасения и полного восстановления человека через Божье присутствие. Я совершенно уверен в том, что, взглянув на скинию и закон, Моисей подумал: "Это, конечно, не то; это просто образец того, что Бог собирается сделать. Это всего лишь прототип, тень грядущего". Я думаю, что он знал о том, что мебель и утварь, находящиеся в скинии, имели символическое значение. Он хотел увидеть конечный результат. Этот человек начал постройку "собора", который был слишком велик для того, чтобы его успело построить одно поколение. Поэтому он сказал: "Покажи мне Свою славу". Тогда Господь ответил ему: "Нет, ты не можешь. Только мертвые могут видеть Мое лицо".

Вот почему мне нравится читать о молитвах людей, подобных Эмми Семл Макферсон и Вильяму Симуру, который бывало, заглядывал в корзину для яблок во время ночных молитвенных собраний на улице Азуза и молился за то, чтобы Божья слава сходила и на них. Я верю, что когда объединенные молитвы Божьего народа концентрируются и в конце концов достигают наибольшей силы, жажды и интенсивности, Бог уже просто не может медлить. В тот момент Он наконец говорит: "Итак, больше я ждать не буду. Настало время!"

Такое произошло в 50-е годы в Аргентине. Человек по имени Эдвард Миллер написал книгу "Молись за меня, Аргентина", в которой он описывает истоки одно из величайших пробуждений в Аргентине, которому суждено было повлиять на Южную Америку и, безусловно, на весь мир. Сегодня доктору Миллеру идет восьмой десяток, но более сорока лет назад он был одним из немногих пятидесятнических или полноевангельских миссионеров, работающих в Аргентине. Он рассказывает историю о том, как 50 учащихся его аргентинского библейского института начали молиться, и их посетили ангелы. Им пришлось отложить обычные занятия, потому что им непреодолимо захотелось молиться за народ Аргентины. День за днем, на протяжении 49 дней подряд, учащиеся молились и ходатайствовали за Аргентину в этой библейской школе. Насколько об этом было известно доктору Миллеру, в то время Аргентина была духовной пустыней. Он говорил, что знал не более 600 исполненных Духа верующих в этой стране, возглавляемой в те годы правительством Хуана Перона. Д-р Миллер рассказывал мне, что он никогда еще не видел, чтобы люди во время молитвы плакали так сильно и так долго. У всего этого были сверхъестественные истоки и цель. Сегодня мы много не знаем о ходатайстве. Многие из нас думают, что ходатайство состоит в противостоянии злым духам, но это не то, что нужно. Мы просто нуждаемся в том, чтобы Отец явил Себя нам.

Это можно было назвать "неземные воплем"

Д-р Миллер рассказывал мне, что те учащиеся плакали и взывали к Богу день за днем. Он упоминал одного молодого человека, который прислонился головой к кирпичной стене и плакал до тех пор, пока спустя четыре часа на пористой стене стал виден след от слез, стекающих вниз. Спустя шесть часов он уже стоял в луже собственных слез! Эти юные ходатаи плакали день за днем, и Миллер говорил, что это можно было описать только как неземной вопль. Эти студенты не просто раскаивались в чем-либо, совершенном ими. Они были движимы Святым Духом к чему-то, называемому "искупительным покаянием", т.е. они начали каяться в том, виновниками чему были другие люди, но что происходило в их городе, в их районе и во всем государстве Аргентина.

Д-р Миллер рассказывал, что на пятидесятый день непрерывного ходатайства и плача пред Господом было пророческое слово, говорящее: "Не плачьте более, ибо Лев из колена Иудина победил князя Аргентины". Восемнадцать месяцев спустя аргентинцы толпами устремились на евангелизационные служения исцеления, проводимые на футбольных стадионах, вмещавших по 180 тысяч человек, но даже большие стадионы не могли вместить всех людей.

Я никогда не забуду слов, сказанных д-ром Миллером:

"Если найдется достаточно людей на определенной территории, отвергающих правление и власть сатаны, если достаточное количество Божьего народа отвергнет власть сатаны правильным путем - со смирением, с сокрушающимся сердцем, с раскаянием и с ходатайством, тогда Бог изгонит демоническую силу, правящую над той территорией. И когда Он сделает это, тогда свет и слава придут в эту землю".

Мы молимся именно и буквально за то, чтоб открылись небеса над нашими городами и нашей страной, чтобы, когда придет Божья слава, люди на нашей территории не могли больше сопротивляться, потому что твердыни демонических сил разрушены. Как это происодит? Это происходит, когда нас посещает явление Божьей славы. О, эти молитвы будут услышаны Богом, и тогда они затворят врата ада и откроют окна небесные!

Нам нравится танцевать вокруг горящих кустов

Одна из наших проблем состоит в том, что если служения были хорошими или мы чувствуем нечто похожее на пробуждение, мы склонны сосредотачиваться на этом событии, отвлекаясь от поиска Бога, чтобы "потенцевать вокруг горящихз кустов". Мы настолько увлечены происходящим у куста что не возвращаемся в Египет, чтобы освободить народ!

Бог говорит Своей церкви, что недостаточно только получить благословения. Недостаточно только принимать Его дары и ходить в Его помазании. Я больше не хочу благословений; я хочу Благословляющего. Я больше не хочу даров; я хочу Дарующего. "Вы говорите, что не верите в дары и не хотите Божьих благословений?" Нет, я лишь говорю, что иногда в припадке безумия, увидев нечто из "другого мира", посетившее этот мир, мы бываем ошеломлены и сходим с пути достижения Божьей цели. Не восторгайтесь "игрушками", которые есть у Бога. Он хочет, чтобы мы восторгались Им.

Мне приходится часто ездить по делам своего служения, и когда я приезжаю домой, к семье, меня не радуют подобные вопросы детей: "Что ты привез мне, папа? Ты привез мне что-нибудь?" Я понимаю, что это нормально для маленьких детей, но то, чего я действительно хочу, то, о чем я мечтаю почти каждый день в отъезде, - это тот миг, когда мой шестилетний ребенок забирается ко мне на колени и любит меня без единой мысли о том, какую игрушку я засунул в своей чемодан. Я думаю, что именно это мои дети будут помнить годы и десятилетия спустя, когда их игрушки и безделушки исчезнут где-то в куче мусора. Бог-Отец желает того же самого. Ищущий Бога жаждет Бога. Даже "чудеса и дары" не смогут удовлетворить "мужа по сердцу Божьему" (см. Деян. 13:22).

Чаще всего, когда Бог посещает нас, наши глаза устремлены не на то, что нужно. Мы жаждем Его духовных "игрушек" (Я использую слово "игрушки", чтобы описать наше отношение к Божьим дарам. Я не пытаюсь приуменьшать и принижать истинной цели и ценности этих сверхъестественных способностей, данных нам Богом. Бог не давал нам драгоценных даров, таких как дар пророчества, дар слова знания или дар исцеления для того, чтобы производить впечатление на плоть и влиять на людей. Они даны, чтобы назидать Тело Христово и оснащать его для служения.). Мы говорим Ему: "Прикоснись ко мне, благослови меня, Отец", - и мы превратили наши поместные церкви в "клубы благословений". Алтарь, жертвенник в Библии - это никогда не место благословения. Его сущность только в одном. Спросите маленького ягненка, приведенного к жертвеннику… Нет, это не место благословения. Это - место смерти. Но если мы принимаем эту смерть, тогда мы можем видеть Божье лицо.

Почему вы так много говорите о смерти?

Я говорю о новозаветном эквиваленте смерти, который есть покаяние, сокрушенное сердце и смирение пред Господом. Слишком часто мы служим Божьему Слову одними устами. Мы говорим, что оно - истина, но своими действиями мы отрицаем это. А что если Бог на самом деле имел в виду то, что Он говорил? А что если действительно только умершие смогут увидеть Его лицо?

Мы так быстро удовлетворяемся тем, что только похоже на истинное. Я заостряю на этом внимание, потому что церкви грозит смертельная опасность, если она снова остановится у "горящего куста" в тот момент, когда Бог посетит ее. У собраний, проходящих по всему миру, есть высшая цель. Они не просто для того, тобы мы получали благословения. Бог хочет распахнуть небеса над нашими городами, чтобы люди, живущие без Бога, узнали, что Он - Господь и что Он любит их. В этом - истинная цель посещения людей свыше. Мы должны перевести взгялд с "игрушек" на эту цель…

Подобно Моисею, мы должны взывать к Богу: "Нет, Господь, этого недостаточно. Мы хотим большего, мы хотим видеть больше, мы хотим видеть Твою славу. Мы хотим не просто видеть, где Ты был; мы хотим видеть, куда Ты направляешься!" Такой должна быть наша позиция, когда мы взываем к Богу, чтобы Он показал нам, где Он собирается распахнуть небеса над нашими городами. Именно этого ищу я. Я просто хочу узнать, куда Он направляется, чтобы я мог расположиться там, где Он собирается явиться. Бог независим в Своем выборе места. Никто на земле не чиркал спичкой, чтобы поджечь куст в пустыне. Тольо Бог может сделать это. Огонь пробуждения приходит с небес. Наша участь в том, чтобы блуждать по пустыне до тех пор, пока мы не найдем это место. И затем не забудьте снять обувь, потому что вы вступаете на святую землю.

Я почти чувствую запах паленого…

Иногда я посещаю места, где могу почти чувствовать аромат паленых листьев, которых я не поджигал. Благоадря этому я чувствую, что мы находимся близко к тому месту, куда направляется Бог, чтобы дать нам хоть издали увидеть более глубокую цельЮ стоящую за всем этим.

Большая часть того, что мы видели до сего дня, - это обновление церкви. Возрождение, по моему мнению, не лучшее слово для определения происходящего, потому что это слово означает, что нечто умершее вернулось к жизни. У меня нет подходящей терминологии для описания того, что Бог собирается делать. Какое определение вы дадите цунами? И какое - приливной волне? А как вы можете определить, что Бог может сделать, придя с несказанными благодатью и силой?

Библейский образец, которого я жажду и о котором мечтаю, - это Божье столкновение с городом Ниневия. Яхочу увидеть Божью волну, плывущую через город, уничтожающу. Все человеческое высокомерие и не останавляющую за собой ничего, кроме следа сокрушения и раскаяния. Я жажду возрождения, подобно тому, которое описано в книге Ионы: поста и покаяния, охватившего весь город Ниневию.

Подобного рода духовное пробуждение должно было случиться в Назарете, но этого не произошло. Назарет был наиболее благоприятным местом, потому что в этом городе находился величайший проповедник из всех, когда-либо живших. Иисус стоял в назаретской синагоге и говорил: "Дух Господень на Мне". Затем Он прочел перечень того, что хотел сделать: исцелять больных, открывать слепым глаза, отпустить узников на свободу. Но Он не смог совершить многое из этого по причине неверия жителей Назарета. Нам нужно обратить особое внимание на эту печальную историю, потому что Назарет был в центре библейских событий в дни жизни Иисуса. Назарет был местом, где это должно было произойти. (Вы не можете судить по внешнему виду места или людей.)

Для меня не имеет значения, как выглядит определенная вещь или человек. Только Бог знает Свой замысел для будущего. Многие христиане могут сбросить со счетов крупные мегаполисы, такие как Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Детройт, Чикаго или Хьюстон. Лос-Анджелес может приютить тысячи производителей порнографии и киноиндустрии Голливуда, но Ниневия была еще менее подходящим местом для начала пробуждения в те дни! А что уж говорить о Шанхае, Нью-Дели, Калькутте, Рио-де-Жанейро… И этот список можно продолжать! Но стоит кому-нибудь найти выключатель, как свет Божьей славы зальет эти города. Так должно случиться, потому что Он сказал, что "…славы Господней полна вся земля"! (см. Чис. 14:21)

Я - живой мертвец

Только мертвые могут увидеть Божье лицо, поэтому, когда вы заходите за завесу, вы должны сказать: "Я действительно больше не живой. Я живой мертвец". Когда осужденный на смерть идет по коридору в свой последний путь в камеру, где приговор приводится в исполнение, то прямо перед тем, как закрыть дверь, ведущую в коридор, караульный или один из старших охранников часто кричит на весь коридор: "Идет мертвец". Делается это для того, чтобы каждый знал, что этому человеку осталось жить на земле считанные минуты, и чтобы они остановились и почтили этим его. Человек еще жив, но это его последние мгновения. Когда он заходит в камеру, где приговор приводится в исполнение, наступает конец. Так, согласно Посланию к Римлянам 12:1, живет христианин - живой мертвец.

Первосвященник в древности знал, что он - живой мертвец, когда другие священники привязывали веревку к его лодыжке, когда он взирал на тяжелую завесу, отделяющую Его от Святого Святых. Выйти обратно из этого помещения он мог только по милости и благодати Божьей. Сегодня мы не понимаем этого тонкого вопроса о приближении к Божьей славе. Говоря о славе, мы можем сказать: "Слава на этом месте", но на самом деле это не так. Там помазание, и там может быть в известной мере Божий свет. Но если бы Божья слава явилась там в полноте, мы бы не остались в живых. Горы тают в Его присутствии - что уже говорить о человеческой плоти! (см. Суд. 5:5; Наум 1:5)

Мы не смогли постичь чего-то о Божьей славе (возможно, мы и не в состоянии этого постичь). Апостол Павел говорил: "…чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом" (1 Кор. 1:29). Если плоть присутствует во время явления Божьей славы, тогда она просто умрет потому что ничто не может жить в этом присутствии. Если что-то смертное и может оставаться в Его явленном присутствии и устоять в нем, то это будет лишь "мертвая" плоть, потому то только мертвые могут увидеть Его лицо.

"Я не знаю, вернусь ли я"

Раз в год первосвященник в Израиле уходил из дому с тяжелым сердцем, говоря своей семье: "Я не знаю, вернусь ли я. Не уверен, но мне кажется, что я сделал все, что должен был сделать. Хорошо ли сидит на мне ефод?" Иудеи были настолько осторожны, стараясь избежать осквернения, что первосвященнику даже не разрешалось спать в ночь, после которой ему предстоит зайти за завесу! Другие священники должны были не давать ему уснуть всю ночь, читая ему закон, чтобы он случайно не осквернился через сны.

Когда, образно говоря, момент истины, наконец, наступал, первосвященник должен был осторожно макнуть палец в теплую кровь жертвенного козла или агнца и помазать им мочки ушей. Ему было нужно еще помазать кровью большие пальцы на руках и на ногах. Зачем? Потому что он принимал символический образ мертвого человека, чтобы приблизиться к Божьей славе и остаться в живых. Когда кровь уже покрывала его с головы до пят, священник делал глубокий вдох, окидывал прощальным взглядом этот бренный мир, повторно проверял веревку, привязанную к его лодыжке, и брал кадильницу. На дне этого сосуда или коробочки, висящей на цепи, лежали горящие угольки. Священник брал горсть священного ладана и сыпал его поверх угольков, от чего появлялось густое приятно пахнущее облако дыма. Священник высовывал кадильницу за завесу и размахивал ею до тех пор, пока дым не наполнял Святое Святых. Затем он бережно приподнимал угол тяжелой завесы и заползал в Святое Святых со страхом и трепетом, отчаянно надеясь вернуться назад живым. В Святое Святых лучше входить на коленях, нежели на ногах.

Аароново священство знало нечто, чего не знаем мы

Эта дымовая завеса была для священника последней спасательной системой для защиты его живой плоти от истребляющей святости Всемогущего Бога. Аароново священство знало о Боге нечто, что мы должны заново для себя открыть. Они знали, что Бог свят, а люди нет. Они знали, что живая плоть тотчас умрет, если столкнется с Божьей славой в явном и неприкрытом ее виде. Поэтому когда они заходили за завесу, там должно было уже быть достаточно дыма, чтобы скрыть все из виду, несмотря на то, что они следовали всем требованиям, мазали себя кровью и бодрствовали всю ночь, читая Писания. Они решали, что облако достаточно густое, когда сами уже не могли ничего видеть. Священник должен был исполнять все свои обязанности, включая кропление кровью, наощупь, не видя этого глазами. Облако покрова давало уверенность в том, что у этого человека был шанс дожить до следующего дня (см. Лев. 16).

Я верю, что облако от дымящегося ладана было там не только для того, чтобы не дать человеку увидеть Божью славу. Возможно, цель наполнения дымом Святого Святых состояла и в том, чтобы Божья слава тоже не могла увидеть "живую плоть". Есть одно замечательное место Писания, где говорится: "И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса" (Откр. 8:1).

Почему же ангелы небесные замерли в безмолвии на 30 минут? В предыдущей главе говорилось о явлении святых, стоящих в белых одеждах перед Самим Богом. Наступит день, когда наши смертные тела облекутся в бессмертие, и когда это тление облечется в нетление. Но даже тогда части плоти будут оставаться. Я верю, что когда мы пройдем через жемчужные врата, ангелы застынут в изумлении на 30 минут, как бы говоря: "Искупленные стоят там, прямо напротив Всевышнего". Им будет непонятно, как плоть может находиться в Божьем присутствии, но это возможно, если она преобразится, умерев и воскреснув через Иисусом пролитую кровь. Только мертвые могут увидеть Божье лицо.

Его милость удерживает Его от нас

Именно Божья милость удерживает Его от нас. Из поколения в поколение христиане молились странной короткой молитвой, взывая у алтаря: "О, приблизься, Боже". Я думаю, что Он всегда отвечал на нее, но ответ был неоднозначным. С одной стороны, Он манил нас, говоря: "Подойдите, приблизьтесь ко мне, и Я приду, потому что Я хочу приблизиться". Однако в то же самое время Он другой рукой делает предупреждающий знак, говоря: "Осторожно! Если вы хотите приблизиться, тогда убедитесь, что все мертво. Если вы действительно хотите познать меня, тогда все должно умереть".

Почему Бог так внимателен к смерти? Что есть такого в запахе горящей шерсти и шкуры жертвенного животного, что могло так привлечь Бога и побудить буквально покидать небеса и посещать места, где приносилась жертва всесожжения? В смерти есть нечто, что так привлекает Бога. Вы можете этого не сознавать, но смерть была в каждом пробуждении в истории церкви! Смерть была на каждом собрании на улице Азуза, смерть была во время Первого и Второго Великих Пробуждений. Первопроходец пятидесятничества и участник пробуждения на улице Азуза Фрэнк Бартлман говорил: "Глубина вашего покаяния определяет высоту вашего пробуждения".

Чем больше смерти обоняет Бог, тем ближе Он может подойти к нам

Запах жертвы был признаком того, что Бог мог на мгновение приблизиться к Своему народу, не поражая людей за их грех. Его конечной целью был единение и общение с людьми, Его высшим творением. Но грех сделал свое черное дело. Бог не может приблизиться к живой плоти, потому что она источает запах этого мира. Плоть должна быть мертва, чтобы Он мог к ней приблизиться. Поэтому, когда мы молим Бога приблизиться, Он делает это, но также Он говорит: "Я не могу дальше приближаться, ибо, если Я сделаю это, твоя плоть умрет. Я хочу, чтобы вы поняли, что если вы просто будете последовательны и умрете, тогда Я смогу приблизиться к вам".

Поэтому раскаяние и сокрушение - новозаветный эквивалент смерти - приближает к нам явленное Божье присутствие. Но мы хотим избежать покаяния, потому что нам не нравится запах смерти. Каждый, кому приходилось обонять отвратительный запах горящей шерсти и шкуры, согласится со мной, что этот запах не из приятных. Это не привлекательно для человеческих чувств, но это очено привлекательно для Бога, потому что для Него это знак того, что Он может снова приблизиться к Своим возлюбленным.

Забудьте о высоких оценках

То, что нравится Богу, и то, что нравится нам, порой не совпадает. Однажды во время богослужения в церкви Господь проговорил ко мне: "Сын, служения, которые нравятся Мне, и служения, которые нравятся тебе, - не одно и то же". Я стал замечать, что мы готовим служения так, чтобы угодить людям. Нам удается сделать их такими, чтобы они были приятны, и мы хотим, чтобы люди давали им высокую оценку. К сожалению, на подобного рода собраниях изливается очень мало жертвенной любви Тому, Кто один достоин нашей хвалы и поклонения.

Бог скорее найдет время, чтобы провести его с несколькими людьми, которые по-настояему любят Его, чем со всеми, кто приходит просто поразвлечься. Однако мы организовываем вечеринки для Бога, на которых мы обмениваемся подарками друг с другом, пренебрегая при этом Им! Есть нечто особенное в смерти для себя! Возможно, это не столь уж приятно для нас, и, быть может, мы думаем, что нам от этого нет никакой пользы, и это никак нас не привлекает, но это наверняка важно для Бога.

Если вы выбрали эту книгу в надежде ощутить Духа Святого как мурашки по спине, вас может постичь разочарование. Но если вы перелистываете эти страницы, сознавая в своем сердце, что церкви нужно коренным образом изменить поклонение и служение в целом, тогда вы не будете разочарованы. Недавно я читал Псалом 102:1, в котором сказано: "Благослови, душа моя, Господа…" В нем не сказано: "Благослови, Господь, душу мою". Господь устал просто опускать руку в карман и раздавать благословения из Своей руки. Он хочет, чтобы мы получали удовольствие от общения пред Его лицом, но только мертвые могут приблизться настолько, чтобы видеть Его.

Бог не смеет приблизиться

Большинство из нас удовлетворены тем, что сохраняют крохотную частичку своей греховной жизни и плотских амбиций, при этом слегка цепляясь за край Божьих одежд спасения. О, мы можем цепляться за остатки "собственной плоти" до тех пор, пока мы согласны жить на подаяние, которое Бог может нам давать в момент, когда Его рука высовывается из-за завесы. Этого едва хватает на то, чтобы уберечь нас от духовного голода, но Бог не смеет приблизиться, потому что этот шаг убьет ту самую плоть, которую мы так высоко ценим. Выбор за нами!

Бог ищет человека, готового обвязать ногу веревкой и сказать: "Пусть я погибну, но я хочу увидеть Царя. Я сделаю все, что смогу, лишь бы попасть за эту завесу. Я помажусь кровью, я покаюсь, я сделаю все, что могу, потому что я устал от того, что знаю о Нем. Я хочу знать Его. Я должен увидеть Его лицо".

Не имеет значения, кто вы, что вы совершили или какой религиозной традиции следуете. Единственный путь, которым вы можете пройти через завесу, - это смерть собственной плоти. Ее смерть через истинное покаяние и сокрушение пред Богом даст Ему возможность приблизиться к вам. Апостол Павел говорил: "Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан" (1 Кор. 13:12). В тот момент мы познаем Бога во всей полноте. Мы познаем Его так же. Как Он познал нас.

Апостол Иоанн был изгнан на остров Патмос за свою веру во Христа, но я убежден, что этому была более глубокая причина. Только после того, как Иоанн стал живым мертвецом, покинутым людьми умирать на пустынном острове, он услышал голос и взгялнул в лицо Божьего Сына Иисуса Христа.

Все мы думаем, что знаем Бога, и считаем себя частью Его Церкви. Но нам нужно внимательней посмотреть на Иоанна. Это был апостол, который лежал на груди Иисуса. Он был самым близким Его учеником. Иоанн наблюдал, как Иисус пробудился от крепкого сна, чтобы успокоить бурю на Галилейском море. Он видел, как Иисус остановил похоронную процессию, чтобы коснуться тела мертвого мальчика, воскресить его из мертвых и вернуть матери. Однако этот же самый апостол на острове Патмос обернулся на голос и впервые увидел Его во всей славе. Он сказал, что голова и волосы Господа были белыми, как волна, а Его глаза горели, как пламень огненный. Ноги Его были как чистая бронза. В Писании говорится, что Иоанн упал к ногам Господа, как мертвый (см. Откр. 1:17). Почему Иоанн был так потрясен, если он уже три года знал Иисуса? В тот самый миг, когда Иоанн увидел Его, он вкусил смерти, потому что увидел жизнь. Нужно умереть, чтобы по-настоящему увидеть Его. И вот что я думаю: это хорошее время для смерти. Чем больше я умираю, тем Он ближе.

Иоанн Креститель тоже знал этот секрет. Иисус сказал: "…из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя…" (Мф. 11:11). Почему? Иоанну посчастливилось познать тот малоизвестный принцип, на котором основано всякое истинное служение и поклонение:

…Ему должно расти, а мне умаляться. (Ин. 3:30)

Если я умаляюсь, то Он может возрастать. Меньше меня - значит, больше Его. Иоанн Креститель был достаточно мудр для того, чтобы осознавать, кто истинный Даятель всех даров и способностей. Он сказал: "Не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба" (Ин. 3:27). В общем, чем меньше меня, тем больше места для Него. Чем больше меня умирает, тем ближе Он может подойти. Как близко Он может подойти? Этого я не знаю, но я назову вам имя человека, которого можете спросить. Поинтересуйтесь у Еноха. Он показал, что вы можете ходить с Богом, но вы будете все время "умирать". Библия говорит: "…Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего и не возлюбили души своей даже до смерти" (Откр. 12:11). Избегаете ли вы смерти? Хотите ли вы, чтобы в вашу жизнь пришли Божьи благословения? Величайшее благословение приходит не от Божьих рук. Оно приходит от Его лица при близком общении. Когда вы наконец увидете и познаете Его, вы придете к источнику всей силы.

Благословение стоит дорого

Это верно, что любая плоть должна умереть в присутствии Его славы, но также верно и то, что все, что от Духа, живет вечно в Его славе. Вечная частица вашего естества, которая действительно хочет жить, может жить вечно, но вначале нечто в вашей плоти должно умереть. Ваша плоть не пускает вас к Божьей славе, так что вы, вероятнее всего, находитесь в беспрерывной борьбе между плотью и духом, когда читаете эти слова. Пришло время двинуться вперед и сказать Ему: "Господь, я хочу видеть Твою славу". Бог Моисея желает открыться вам, но благословение стоит дорого. Вы должны будете лечь и умереть. Он может приблизиться к вам ровно настолько, насколько вы готовы умереть.

Вам нужно забыть о том, кто вокруг вас, отказаться от естественного хода событий. Все равно Бог вклдаывает новый смысл в то, что мы всегда называли "церковью". Он ищет горячих последователей - людей по Своему сердцу. Он жаждет церкви Давидов - мужей по Своему сердцу (а не только ищущих его руки) (см. Деян. 13:22). Вы можете искать Его благословений и играть в Его игрушки, или вы можете сказать: "Нет, Папа, я хочу не просто благословений - я жажду Тебя. Я хочу, чтобы Ты приблизился. Я хочу, чтобф Ты коснулся моих глаз, коснулся моего сердца, коснулся моих ушей и изменил меня, Господь. Я устал от того, как я живу, потому что если я смогу измениться. Тогда города изменятся также".

Нам нужно молиться о прорыве, но мы не можем молиться о сокрушении того, что вокруг нас, если мы сами не сокрушены. Прорывы приходят только через сокрушенных людей, которые не преследуют своих собственных амбиций, но следуют Божим целям. Мы должны плакать о наших городах, как Иисус плакал об Иерусалиме.

Не противьтесь Духу Святому, когда Божья рука старается придать вашему сердцу нужную форму. Горшечник вашей души просто пытается "размягчить" вас. Он хочет, чтобы вы были настолько мягкими и чувствительными, что не потребуется посылать ураганной силы ветер с неба, чтобы вы почувствовали Его присутствие. Он хочет от вас такой чувствительности, чтобы едва ощутимый небесный бриз, тишайший зефир его присутствия вызвал в вашем сердце ликование, и вы сказали: "Это Он!"

Мы хотим жизни, но Бог ищет смерти

Нам нужно покаяться в том, что мы устраиваем наши собрания в угоду людям, вместо того чтобы подчиниться тому, чего хочет Бог. Подобно большинству людей мы возжелали жизни в наших служениях, тогда как Бог ищет в наших собраниях смерти! Именно смерть через покаяние и сокрушение духа вводит вас в Божье присутствие и побуждает вас приближаться к Господу, но все-таки остаться в живых.

Некоторые люди чувствуют себя при этом очень неловко, потому что это пахнет жареным. Они чувствуют слабый запах дыма. Они могут обонять запах жженой плоти. Быть может, это и неприятно для нашего обоняния, но Бога привлекает покаяние. Библия гворит: "Бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся" (Лк. 15:10). Смерть и покаяние на земле становятся причиной для радости на небесах.

Пробуждение должно начинаться в вашей поместной церкви прежде, чем оно охватит весь город. Если вы жаждете пробуждения, тогда у меня есть к вам слово от Господа: огонь не сходит на пустые жертвенники. Для этого нужно, чтобы на жертвеннике лежала жертва. Если вы хотите Божьего огня, вы должны стать Божьим "топливом". Иисус принес Себя в жертву за наше спасение, но к чему Он призывает каждого человека, желающего следовать за Ним? Отречься себя, взять свой крест и следовать за Ним (см. Лк. 9:23). Греческое слово, переведенное как "крест" - СТАУРОС, - означает "обречение на смерть, т.е. самоотречение". Илия не просил, чтобы Божий огонь сошел на жертвенник, пока не заполнил его топливом и не поместил на него достойную жертву. Мы молимся, чтобы свести огонь с неба, но наш жертвенник пуст!

Если вы хотите, чтобы этот огонь сошел в вашей церкви, тогдв ам нужно просто заползти на жертвенник и сказать: "Господь, чего бы это ни стоило, я ложусь на жертвенник и прошу Тебя: поглоти меня Твоим огнем". И тогда мы пойдем путем Джона Уэсли, который так объяснил, как ему удалось привлечь к себе множество людей во время Первого Великого Пробуждения:

"Я поджег себя, и люди приходят смотреть, как я горю"

X