Рецепт единства

2015

Ключ к единству: сердце слуги - лоно единства

Нам нужно научиться понимать, что хотя Конституция Соединенных Штатов Америки еще более двухсот лет тому назад провозгласила, что "все люди созданы равными", это отнюдь не означает, что все мы вполне идентичны друг другу. Мы братья и сестры, дети Святого Небесного Отца. И мы должны принимать как данность все то, чем мы отличаемся друг от друга, а не начинать войны по поводу малейших разногласий.

Объясняя призыв Павла "снисходить друг ко другу любовью" (Еф. 4:2), один из комментаторов говорит, что это означает "быть постоянными в любви, посвящать себя друг другу в деяниях любви, быть внимательными к различиям и быстрыми в разрешении недоразумений. Вы все призваны на один путь, идете в одном направлении, так что держитесь единства - как внешнего, так и внутреннего".

"Снисхождение друг ко другу", о котором говорит Павел, - это прежде всего терпимость. Терпимость можно определить как стремление понимать и уважать взгляды и поведение окружающих. Терпимость - ключ к единству. Однако у нас есть привычка толковать понятия расширительно, приспосабливая их значения к нашим собственным взглядам и обстоятельствам.

Когда Слово Божье призывает нас к снисхождению или терпимости, Бог вовсе не имеет в виду то удобное для нас толкование терпимости, которое мы предпочитаем всем другим: смотреть сквозь пальцы, спокойно проходить мимо и т.п. Бог не просто велит нам быть терпимыми к нашим соседям, Он требует любить их, что уже само по себе превосходит то, что мы привыкли понимать под терпимостью. Бог велит нам возлюбить ближнего своего по крайней мере так же сильно, как мы любим самих себя. Вы можете спросить: а Сам-то Бог терпим? Да, Он терпимее нас с вами, но также и нетерпимее. Будучи воплощением библейского снисхождения, Он в то же время в святости Своей не знает компромисса. Другое дело, что, любят нас, Он до поры до времени сдерживает Свою силу. В этом тоже заключаются Его милость и благодать. Вы, наверное, замечали, что часто, когда мы нападаем и разрушаем, Он прощает и ждет. Но иногда, когда мы вялы и равнодушны, Он гневается и судит.

Если бы меня попросили объяснить, что такое библейская любовь, то я бы сказал, что это любовь жертвенная. Мы не имеем права сказать, что любим ближних, до тех пор, пока мы не готовы за них умереть. Мы должны искренне говорить: "Лучше мне самому взойти на крест, чем видеть, как вы идете в ад". А Павел так даже говорил, что "желал бы сам быть отлученным от Христа" за братьев своих (Рим. 9:3). Бог велит нам ненавидеть грех, но любить грешника. Но большинство из нас предпочитает делать что-то одно: либо ненавидеть грешника заодно с его грехом, либо любить и грешника, и его смертный грех.

"Снисходя друг ко другу любовью", мы не станем больше бороться с теми безобразиями, что замечаем в мире, при помощи своих собственных, "христианских", безобразий. Мы не имеем права обличать "двойную бухгалтерию" этого мира, прибегая к нашей собственной, "христианской", "двойной бухгалтерии", позволяющей нам, лицемерящим и судящим ближнего своего, ходить рядом с праведностью и святостью

Истинное единство будет достигнуто не тогда, когда мы спрячем наши расхождения и различия, а лишь тогда, когда мы внесем их в свет милосердия Божия. Как много кают на корабле, так и в Царстве Божьем много обителей для множества разных мнений. Но так же, как матросы по команде "свистать всех наверх" мигом бросаются из своих кают на верхнюю палубу, так и мы должны знать, куда и ради чего нам бежать и где предстать пред Господом в Его едином строю. Эта общая наша палуба, общая наша почва есть основа нашей веры, такие как божественность Христа, боговдохновенность Писания, непреложность нашего помазания. С этой палубы мы смело глядим в лицо этого мира. У меня есть братья и сестры, с которыми я могу соглашаться или не соглашаться во мнениях о роли женщин, о значении баптизма или месте милленниализма. Но по сравнению с тем огромным континентом нашей общей веры, на которой мы все стоим, наши несогласия - это всего лишь маленький, едва заметный островок. Разве недостаточно нам нашего согласия в том, что жертвой Христовой мы все спасены, для того, чтобы понять и принять друг друга?

Павел писал в Послании к ефесянам:

"Итак я, узник в Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира" (Ефесянам 4:1 - 3).

Единство духа сохраняется в союзе мира. Наше стремление к миру способно "привязать" наше будущее к Его целям. Павел говорит: "Итак будем искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию" (Римлянам 14:19). То, "что служит к миру", не разрушает единства, а создает его.

Для рождения единства Бог использует только тех, кто взлелеял в себе сердце слуги

Только тот, кто взлелеял в себе сердце слуги, может произвести на свет плод единства. Сердце слуги - лоно единства; превознесение - родовой канал разделения. Именно наше стремление к превосходству и создает разделение. Но в Церкви не должно быть места духу соревнования или духу разделения. Зато там есть много места для людей с сердцами слуг. Иисус всегда высматривал именно таких людей.

Чуть позже мы поговорим о том, как однажды некто из фарисеев просил Иисуса вкусить с ним пищи. С Ним пришли и Его ученики, которые, наверное, как всегда спорили о том, кто сядет по правую и кто по левую руку Господа. И при этом делали вид, что не замечают немытых ног друг друга. Оставив обувь за дверью дома, они мирились с вонью, исходящей от их ног, ожидая, что кто-то из слуг придет и помоет им ноги.

Случалось ли вам бывать на таких служениях, где выставлено напоказ так много человеческого "я", что им прованивается вся церковь? Мне случалось. Там никому неохота быть слугой. Как разлагается и вонять плоть без притока свежей крови, так и мы, перенимая нравы этого мира и выставляя напоказ человеческую "духовность", а не жизнь Святого Духа, сами по перекрывает кислород, который есть лишь в крови Помазании, когда такое происходит, то это верный признак того, что сердце слуги в этом деле давно уже остановилось.

Откуда бы мы с вами ни явились, но в сияющие небесные ворота мы можем войти только как слуги - ибо Иисус предупреждал нас о том, какими словами Он там нас встретит:

"Хороший, добрый и верный раб!" (Матфея 25:31)

Так что смотрите, не ошибитесь! Он ведь не скажет "хорошо", если сердце наше было плохо. И не скажет "верный раб", если мы на самом деле верно Ему не служили. И уж тем более не скажет "раб", если мы служили не Ему, а лишь себе.

Сокрушители алавастровых сосудов

Итак, однажды некто из фарисеев просил Иисуса вкусить с ним пищи. "И вот, женщина того города, которая была грешница, узнавши, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром…" (Лк. 7:37). Женщина не только не была никем приглашена, но не имела права даже входить туда, где мужчины вкушают пищу. И вот она, "…ставши позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его и мазала миром" (Лк. 7:38). Согласно Писанию, волосы женщины - ее честь (см. 1 Кор. 11615). Так и должен поступать истинный слуга, говоря: "Моя слава годна лишь на то, чтоб отереть грязь с ног Твоих". В одном из Евангелий сообщается, что ученики Иисуса, увидев, как женщина пролила все драгоценное миро из алавастрового сосуда, "вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? Она доброе дело сделала для Меня… Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделал" (Мф. 26:8 - 10, 13; ср. Мк. 14:9). Иными словами, Он дал им понять: люди запомнят не слова, которые вы здесь сегодня произносили, а то дело, которое она здесь сегодня совершила.

Вот такие сокрушители алавастровых сосудов обязательно должны быть среди нас - женщины и мужчины, которые, ничего и никого не боясь, обнаруживают перед всеми не свою эгоистическую человеческую "духовность", а свое сердце слуги. Мы так нуждаемся в людях, которые не слишком задумываются о том, верно или неверно будут поняты их слова, но которые благодаря их сердцам, исполненным духа слуги, вершат незабвенные дела. Царство Божье будет воздвигнуто слугами. Опять-таки

Ваша способность созидать единство прямо зависит от вашей способности быть слугой.

Однажды в мою бытность пастором в мой город явился человек с намерением внести разделение в мою церковь. Он хотел организовать новую церковь и надеялся, что в этом ему помогут некоторые члены моей. Господь обратился ко мне и сказал: "Стань ему слугой". И вот, точно зная, что этот человек - волк, явившийся за моими овцами, я вместо того, чтобы избегать его или пытаться как-то изолировать его, стал ему слугой. Пользуясь любым удобным поводом, я приглашал его в свою церковь. Я просил его проповедовать вместо меня. Когда он проводил собственные собрания для организации новой церкви, я отряжал в помощь ему музыкантов из моей церкви. Что бы он ни делал - я всегда оставался ему слугой. И вот когда пришло время этому джентльмену разыграть свою "козырную" карту и обрушиться на меня с сурой критикой, то - странное дело! - никто не принял его слова всерьез. Они видели, что я был ему слугой, и теперь с недоумением обнаруживали истинный характер и истинные намерения этого человека.

Богу нужны люди не для того, чтобы они воевали и боролись за Него друг с другом; Ему нужны люди, которые будут Ему слугами. Царство Его способно само постоять за себя и свои принципы. Но только дух слуги, созидая единство, строит Его Царство. Слуга не заботится о том. кто будет главный, ибо он ищет не превосходства для себя, но Царства Божия.

Рецепт возрождения единства

Большинство богословов согласно с тем, что Книгу Деяния написал врач Лука для Феофила. Так вот, вводные главы этой книги содержат в себе прекрасные "рецепты" этого врача для возрождения единства. Давайте попробуем понять эти рецепты, строго следуя тем предписаниям, которые Лука адресует Феофилу. Ибо если с самого начала он упоминает о "первой книге", т.е. о Евангелии от Луки, где написал "о всем, что Иисус делал" (Деян. 161), то в Книге Деяний он пишет обо всем, что надлежит делать нам.

Основное составляющее "лекарства" Луки - это Христос. Это Он - творец и владелец той мази, которой осуществляется помазание. Первый стих каждой главы Евангелия от Луки, начиная с четвертой и до самой последней, обязательно содержит слова "Иисус Христос" или "Иисус", или "Господь", или одно из относящихся к Нему личных местоимений. Главная тема Луки - Сам Иисус. Затем в начале Книги Деяний Лука приводит слова Иисуса: "Не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня; ибо… вы чрез несколько дней после сего будете крещены Духом Святым" (Деян. 1:4 - 5). Иисус ясно дал понять, что Дух Святой, Которого пошлет Отец во имя Его, наставит нас "на всякую истину" и "будущее возвестит" нам (см. Ин. 14:26, 16:13).

Иисус, наш Первосвященник, ведущий нас в Духе Святом, выписал нам рецепт чудодейственного лекарства от болезни, которой мы все еще страдаем. Когда Он был на земле и ходил среди нас, то показал пример того, что есть истинное единство: был неразделим со Своим Отцом. Это сверхъестественное единство заключает в себе тайну, ибо невозможно точно увидеть или понять, где заканчивается Иисус и начинается Отец.

Ко дню Пятидесятницы предписание Иисуса было близко к осуществлению. Ученики смиренно ожидали этого дня в полном послушании веленью Божьему, и "все они были единодушно вместе". Посреди них был Иисус, ибо их единство давало Ему возможность продолжать начатое Им на земле - то, что Он делал и чему Он учил. Его ответом на их единство и был тот "внезапный" шум с неба и те "языки, как бы огненные", что "почили по одному на каждом из них" (Деян. 2:1 - 2)!

Иисус Христос должен стоять в нашей жизни на первом месте. Если Он творец и Он властелин, то вся наша жизнь должна быть посвящена единственно исполнению Его велений. И вот "мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего" (1 Ин. 4621). В Евангелии от Иоанна приведены слова Иисуса: "По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Ин. 13:35) и "Я и Отец - одно" (Ин. 10:30). И если мы действительно собираемся следовать Его велениям, то должны прийти в то место, где будем иметь право честно сказать: "Я и мой брат - одно".

Если где-то начинаются раздоры и смуты, мы можем быть совершенно уверены в одном: не Бог их творец, "потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых" (1 Кор. 14:33). Разделение никогда не исходит свыше, но всегда снизу - либо из царства преисподней, либо из царства человеческого. Кто-то подделал рецепт. Кто-то украл помазание.

Нам решительно необходимо понять: Бог не творец раздоров - Он творец мира.

Подозрение, что обнаруживаемое нами время от времени разделение появилось именно в результате каких-то приписок в Божьем рецепте, возникло у меня на том основании, что в целительный Божий бальзам единства слишком часто примешиваются небиблейские добавки - вроде той "закваски фарисейской", о которой говорил Иисус (см. Мф. 16:6). Мнения людей, проистекающие из своеволия и неутолимой жажды превосходства, - это та "закваска", что разрушает полезные свойства Божьего лекарства.

Я не имею ничего против выборных органов и должностей в церквах, всех этих старост и старостатов, церковных или лидерских советов. Однако Божья Церковь - не демократия, а теократия. Как бы кому-то ни было трудно это принять, с этим смириться и с этим жить дальше, но это так. Все мы- слуги и т.д. Не то важно Господу, что мы для Него делаем, но то, как, с каким сердцем мы это делаем. И если ваше служение идет от вашего сердца слуги - оно принесет Телу единство.

Одна из главных причин отсутствия единства в Церкви состоит в человеческом разделении ответственности и власти. Когда лидерская ответственность и лидерская власть обе заключены в пределах пятигранного служения, мы стоим ближе к Божьему идеалу, мы лелеем единство в Его Теле. Но когда член пятигранного служения, обладая ответственностью, лишается власти, передаваемой куда-то на сторону, то такое устройство церкви трудно назвать библейским. Мы таким образом пренебрегаем библейским рецептом, и исход может быть самым плачевным, вплоть до летального.

По Писанию все мы должны быть в постоянном подчинении друг другу, служа друг другу (см. многие приведенные выше места Слова Божьего). Когда пятигранное служение становится слугою людям, а люди - слугами служения и друг друга, достигается истинное библейское единство. Когда дьяконы служили апостолам, нося их бремена и помогая им всем, чем только могли, - а апостолы делали то, чего никто не мог сделать за них, - вот тогда все они вместе и составили тот библейский рецепт, в котором ответственность и власть нераздельны. Наша же проблема состоит в том, что мы все еще вынуждены бороться с раковой болезнью контроля. Нас волнует: кто будет все контролировать? Мы никак не можем понять простую вещь: в конечном итоге все контролировать будет Бог и только Он. То, что Он, положив начало Церкви, позволил нам ее продолжить, отнюдь не означает, что Он отказался от Своей власти и Своего превосходства во всех наших делах.

Из сказанного следует особая важность присутствия Духа Святого в жизни каждого из нас. Я полагаю, что тот уровень единства, о котором мы говорим и которого жаждем, недосягаем без крещения Святым Духом. Мы не придем к нему вне Его присутствия!

Единство же несет с собой невероятную силу и власть. Некоторые думают, что единственный путь к власти - это встать над людьми, а того не понимают, что истинный путь к власти - это позволить Иисусу Христу встать над вами и стать слугами тем, кто вокруг вас. Он сказал: "…и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом" (Мк. 10:44).

Я уже сказал это раньше, но это настолько важно, что нуждается в повторении:

Ваша способность созидать единство прямо зависит от вашей способности быть слугой.

Слуги в Царстве Божьем обретают силу и власть в единстве.

Когда дух слуги нисходит на нас, он создает то коллективное единство, которое я назвал бы критической массой - той, что необходима для силы ядерного взрыва, обретаемой Церковью, не боящейся громко провозгласить принципы Того, Кто впереди.

Человек, являющийся слугою - имеющий в себе дух слуги, - не видит для себя угрозы в успехе другого. Муж, являющийся слугой своей семьи, не видит для себя угрозы в успехе своей жены, ибо это он помог ей обрести в себе силы для успеха. Он поощряет и одобряет ее во всех ее успехах.

Когда Церковь научится высвобождать, а не ограничивать, когда семья научится высвобождать, а не ограничивать, только тогда мы твердо встанем на путь создания того типа единства, в котором сегодня так отчаянно нуждаемся.

Разумеется, существует много путей и способов достижения единства. Расскажу здесь историю, которую услышал в одном импровизированном кемпинге.

Дело в том, что какое-то время мы с моей семьей увлекались автопутешествиями с большим прицепом - этаким домом на колесах. Среди любителей такого отдыха тоже есть свои мастера и чемпионы, умеющие быстро и ловко разбить лагерь, и вот об одном из них существует такая легенда.

Он припарковался на одном таком импровизированном кемпинге. Его прицеп, как цыганская кибитка, был доверху забит и увешан всякой всячиной. Как только машина остановилась, из нее как горох посыпались наружу детишки. Они моментально приступили к работе. Одни отвязывали снаружи и выбрасывали изнутри прицепа всевозможные пожитки. Другие быстро установили палатки, принесли дров и развели костер. Меньше чем за 45 минут семейный лагерь уже не только существовал, но зажил своей нормальной жизнью. И когда все было готово, они обратились к отцу:

- Ну как, папа, все окей?

Отец неспешно оглядел лагерь, отмечая всю проделанную работу. Наконец он сказал:

- Ну что ж, молодцы.

После этих слов детей как ветром сдуло.

Сосед по кемпингу, который стоял там уже третий день, но только-только закончил обустройство, все это время, попивая кофеек, внимательно наблюдал за происходящим и был ужасно заинтригован. Когда же он увидел, что вдруг детишек и след простыл, он, не в силах более сдерживать любопытство, подошел к соседу и обратился к нему с вопросом:

- Как вы это делаете? Когда я сюда приехал, мои дети сразу же куда-то подевались, так что палатку ставил я один. Не понимаю, как вы воспитали в ваших детях такой коллективизм? Как вы добились от них такого единства, что они так быстро все это сделали?

Счастливый отец улыбнулся и сказал:

- На самом деле это просто. Я всего лишь сказал им, что никто не пойдет в туалет, пока лагерь не будет в полном порядке.

Иногда обязанность и необходимость создают единство, требуемое для работы в команде.

Павел сказал: "…если я благовествую, то нечем мне хвалиться. Потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую!" (1 Кор. 9:16).

Единство - могучая сила, и корень ее - в служении. Если вы не способны быть слугой, то обречены оставаться немощным и бессильным. Когда у вас появится сердце слуги, когда вы будете преданы работе всей команды, когда личный успех отойдет на второй план перед успехом Царства Божьего - вот тогда библейское единство принесет вам библейскую власть, силу и пробуждение. Только слуги способны созидать единство. И только превознесение и жажда превосходства создают раздоры между нами.

Умывальница и полотенце

Иисус предельно ясно показал нам это в том эпизоде, о котором повествуется в Евангелии от Иоанна. Вопреки всем человеческим традициям, он препоясался полотенцем слуги "и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан" (Ин. 13:5). Это полотенце слуги стало Его символом новозаветного владычества и верховенства. Во времена Иисуса мыть ноги всем гостям, переступающим порог дома, считалось самой грязной работой, и ее выполнял самый последний раб. Мне кажется, мы как-то упускаем из виду истинное значение этого библейского эпизода. Давайте попробуем понять его точный смысл.

Когда Иисус ходил по земле, Он… ходил по земле. Мощеных дорог тогда почти не было. Только некоторые были покрыты чем-то вроде булыжника, но в основном люди ходили по грязи, по глине, по песку. И при этом не носили ботинок - только открытые сандалии. А груз перевозили животные: верблюды, мулы, лошади, ослы. Ясно, что дороги кишели их испражнениями. Как видим, загрязнение окружающей среды - не новая проблема. Но мы всего лишь вдыхаем загрязненный воздух. А в те времена люди ходили по отбросам и воняли отбросами.

До сих пор и на Ближнем, и на Дальнем Востоке придя в гости вы первым делом, еще в дверях, снимаете обувь. Традиция эта сложилась задолго до Иисуса.В те дни пройти по улице или дороге с чистыми ногами было так же сложно, как не испачкать ног на скотном дворе, т.е. попросту говоря невозможно. Что же касается Иерусалима, где проходила большая часть земного служения Иисуса, то там дело обстояло еще хуже. Это была столица провинции, религиозный центр всего Израиля. Толпы людей и животных просто наводняли его, особенно в канун больших религиозных праздников. Естественно, люди не хотели, чтобы пыль, грязь и испражнения животных проникали с улиц в их дома.

Проблема эта решалась просто: каждый входящий в дом оставлял свою обувь за его порогом. А затем, переступив порог, вы первым делом должны были вымыть ноги. Хочу напомнить: обувью служили открытые сандалии. Поэтому обычным делом было принести в дом испражнения животных не только на обуви, но и на ногах. Вот теперь вам должно стать понятно, почему именно самый последний раб должен был делать эту грязную работу - мыть ноги всем и каждому. Но если вы были хозяин дома или гость, или прислужник, или прислужница - в любом случае вы могли рассчитывать на то, что вам помоют ноги.

Иисус вошел в дом как самый почетный гость. Трапеза была приготовлена только для Него и Его учеников. Кто-то все это приготовил и накрыл на стол. Забывали лишь об одной, но весьма важной мелочи. Не привели, не позвали, не наняли никого, кто помыл бы гостям ноги.

Если вы внимательно перечитаете Евангелие от Иоанна, то увидите, что среди учеников Иисуса "командный дух" напрочь отсутствовал. Кажется, все они до единого хотели сидеть по правую руку Его, все страдали болезнью раздутого "я". В те времена пищу вкушали не за столами, как сегодня, а разваливались на низких диванах или скамьях вдоль стены. Так что ноги ваших братьев, с которыми вы собрались трапезничать, могли оказаться немного ближе. Чем это было бы вам приятно, особенно если это были немытые, вонючие ноги. И вот, когда они вошли и расселись по местам, им пришлось делать вид, что они не замечают, как воняют их ноги, потому что никто не хотел унизиться до того, чтобы вымыть ноги всем братьям. Очевидно, Иисус пришел немного позже остальных. Войдя, Он быстро оценил обстановку и немедленно взялся за дело. Мне нравятся лидеры, которые быстро замечают проблему и не делают вид, что ничего не происходит, а говорят: "Давайте разберемся".

Он заметил, что все сидят с грязными ногами. Заметил он и то, что в отсутствие "профессионального" мойщика ног никто из присутствующих не хочет унизиться до этой грязной работы. Никто не хотел быть слугой. И какой же пример показал им Иисус? Он снял с Себя верхнюю одежду, подхватил умывальницу и стал обходить комнату, моя по очереди ноги всех двенадцати мужчин, Своих учеников. Какое великолепное утверждение6 и провозглашение духа слуги в его самом совершенном виде! Иисус совлек с Себя Свою власть, облекся в уничижение и опустился на колени, исполняя работу раба. Он не был рожден рабом, говорит Павел, "но уничижил Себя Самого, приняв образ раба…" (Флп. 2:7). Он сделал Свой выбор: Он принудил Себя стать рабом. И эти гордые ученики (никто из них не хотел унизиться, все они спорили чуть не до драки, кому где сидеть) вдруг увидели, что Он "унизился" перед ними. Они отказались от мысли о том, чтобы послужить, - Он же принял ее без колебаний.

Когда до них наконец дошло, что делает Иисус, когда они поняли, что Он Сам принял на Себя обязанность, которую каждый из них почел для себя унизительной. Они были пристыжены, они чувствовали себя, мягко говоря, неловко. Петр выделялся среди всех тем, что сперва говорил, а потом уже думал. И вот он говорит Иисусу (надо думать, несколько возбужденно):

- Господи! Тебе ли умывать мои ноги? Не умоешь ног моих вовек.

Иисус быстро ответил ему:

- Если не умою тебя, не имеешь части со Мною.

Он как будто говорит всем им и всем нам: "Если мы хотим быть вместе, если мы хотим оставаться в этом присутствии, то должны избавиться от "вони". И если мы сделаем все, что положено, воздух здесь сразу очистится".

Просто поразительно, сколь многие из нас до сих пор, как те ученики, сидят по всему периметру комнаты с грязными, вонючими, самоправдеными и самовольными ногами. Пытаясь делать вид, что никакого неприятного запаха они не чувствуют. Мы ведем себя так, будто в самом деле верим в то, что Церковь наша вполне совершенна и мы действительно не понимаем, отчего это люди не хотят к нам идти.

Но когда грешники входят в комнату, полную вонючей христианской самоправедности и прочих неприятных запахов наших далеких от святости взаимоотношений, то стараются как можно скорей выйти наружу. Понимаете, в том мире, где они живут, вонь греха настолько сильна, что они уже на дух его не переносят. Уж если они пришли в Церковь, то хотят, чтобы там пахло иначе, чтобы люди вели себя там иначе и вообще были не такие как в мире. И насколько же все выглядит иначе, когда Церковь полна смирения, когда в Церкви кто-то уже снял с себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался и начал умывать ноги своим братьям и отирать полотенцем, которым препоясан! Иногда у Бога больше проблем с самоправедными, чем с неправедным.

Таков закон Царства Божия. Мы должны понять, что сердце слуги - фундамент единства. Только на нем можно выстроить здание. Опять повторю:

Ваша способность созидать единство прямо зависит от вашей способности быть слугой.

Служение чистильщика обуви

Что до меня, я начал сознавать этот принцип служения еще в юности, в доме моего отца. Однажды поздно вечером мне захотелось подольше задержаться в гостиной, чтобы послушать разговоры между проповедниками. И вот мне пришла в голову счастливая мысль о том, как можно этого добиться. Незадолго до той минуты, когда мне следовало отправляться в постель, я быстро собрал обувь всех служителей, уселся на углу и принялся ее тщательно чистить. Я делал это медленно и внимательно, чтобы все видели, насколько качественно я выполняю эту работу (что было чистой правдой), но на самом деле цель всего этого была одна: подольше посидеть и послушать. И у отца рука не поднялась меня прогнать и заставить идти спать.

Так почти случайно я вышел на тайную тропу слуги - и был немедленно вознагражден: мне, почти как Иисусу Навину, было позволено почувствовать долее в делах Божьих. Вот тогда-то и началось для меня мое служение: немедленно, как только я начал чистить обувь. Тогда мне открылась истина, которая и долгие годы спустя продолжает наставлять и вести меня в моем служении.

Несколько лет тому назад я служил пастором в одной церкви, и там был один человек - честный, искренний и желавший всем добра. Но из самых благих намерений этот человек поступал в корне неправильно. Мне не хотелось "побить с ним горшки", но кто-то же должен был его остановить. А поскольку на моей двери все еще висела табличка "Пастор", то, стало быть, сделать это предстояло именно мне. Нужно было на что-то решиться. Для начала я просто извинился перед ним. Конечно же я сделал это искренне: ведь мне волей-неволей приходилось задеть его чувства. В общем, мне казалось, что я делаю все возможное и невозможное, но крест, который я нес в наших с ним взаимоотношениях, казался мне все более и более тяжким неизбывным. И я сказал: "Господи, как бы мне это уладить? Что мне делать?"

И Господь стал работать со мной. Он сказал: "Будь слугой".

И Господь стал работать со мной. Он сказал: "Будь слугой". И затем, когда я стал изо всех сил стараться быть послушным голосу Господа, Он дал мне удивительную возможность быть именно слугой. А ведь до этого я уже считал себя слугой. На самом же деле я упрямо отказывался быть слугой до той самой поры, когда Господь стал работать со мной и конкретно учить меня служить моему брату. Только после этого концепция служения перестала быть для меня абстракцией, но стала по-настоящему работать в моей жизни.

Как-то раз в ожидании посадки на самолет я от нечего делать спросил работавшего в аэропорту чистильщика обуви:

- Сколько вы зарабатываете?

В ответ он только улыбнулся. Тогда я сам стал считать, и хоть никогда не был силен в математике, но довольно быстро высчитал, что если чистка одной пары обуви занимает 10 минут и стоит 5 долларов, то, стало быть, чистильщик зарабатывает тридцатку в час. Мне самому части приходилось стоять к нему в очереди, так что могу засвидетельствовать: работает он непрерывно.

В том городе, где я тогда жил, был в то время вообще один-единственный чистильщик обуви. И я сказал подросткам в нашей церкви.

- Хотите, подскажу, где вы можете неплохо подзаработать? И даже научу, как это делается? И даже научу, как это делается.

Они уж было и уши развесили, но потом энтузиазм на их лицах сменился разочарованием.

- Я обувь чистить не пойду, - выразил общее мнение один парень.

И тут-то Господь шепнул мне: "А ты, Томми?"

- А я пойду, - ответил я.

И Бог напомнил мне о том самом человеке, чьи чувства накануне мне пришлось здесь.

Господь сказал: "Тогда почисть его обувь". Не могу сказать, чтобы это решение далось мне без труда.

Так или иначе, но в следующее воскресенье я захватил с собой в церковь сапожную щетку. По ходу проповеди я вызвал на сцену того джентльмена и попросил его некоторое время посидеть на виду у всей церкви, пока я проповедовал. Темой в тот день я избрал "умывание ног" - по тексту 13-ой главы Евангелия от Иоанна. Место о том, как Иисус "начал умывать ноги ученикам", я "приурочил" к чистке обуви. Проповедуя по этому месту, я одновременно чистил тому брату обувь. Сняв пиджак и подколов галстук булавкой к рубашке, я чистил ему обувь, одновременно проповедуя. И мы с ним оба понимали, что происходит на самом деле, хотя этого не понимал почти никто из присутствующих.

И вот, когда я чистил ему обувь, я вдруг заплакал. Он тоже заплакал. Лишь только дух слуги явил себя в нашей церкви, как сразу же в ней начал двигаться Дух Святой. Дух противостояния был сломлен. Люди стали выстраиваться в очереди, чтоб почистить обувь друг другу. Вынув из карманов и сумок носовые платки, они тщательно протирали туфли друг друга, омывая грязную обувь горючими слезами. Дух единства сошел на нашу церковь, и наступило великое пробуждение.

Когда в последний раз вы откладывали в сторону свой меч и брали в руки полотенце? Царство Его созиждется слугами. Начните смывать грязь с ног вашего брата. Если Он так поступал, то и мы должны поступать так же! Будьте слугами в конкретных делах Помните, что символ Его Царства - полотенце. Помните, что Петр, который, как и все, отказался взять в руки полотенце и затем даже пытался уклониться от полотенца Иисусова, - этот самый Петр, "Имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба, и отсек ему правое ухо", пытаясь "защитить" Иисуса. "Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны" (Ин. 18: 10 - 11). А в другом Евангелии (Лк. 22:51) даже говорится о том, что Иисус, коснушись уха раба, исцелил его. Так когда мы берем в руки мечи вместо полотенец, Иисусу потом часто приходится залечивать раны - но раны, нанесенные уже не телу первосвященнического раба, а Его Телу. Прошло уже время размахивать мечом. Сейчас время полотенец! Отложите ваш меч - возьмите в руки полотенце!

Призыв к изменению

Моя цель - призвать вас измениться. Мне хотелось бы, чтоб эта книжка стала для вас поводом подумать о некоторых вещах так, как вы раньше никогда о них не думали. У Бога есть мечта о Его Церкви; есть у Него мечта и о каждой поместной церкви. И важная часть Его мечты состоит в том, что она должна быть "одно". Он хочет видеть нас идущими по земле дружным победоносным маршем, чтобы мир увидел, что мы едины, что среди нас нет разделений и раздоров. Вычистив до конца собственную обувь, мы должны стать слугами миру. Глядя на вашу церковь, люди должны говорить:

- Вот истинно безопасное место! Вот где мы найдем пристанище от безумия, охватившего весь остальной мир!

Единственный путь к созданию такой атмосферы, к созданию такого единства лежит через рождение духа слуги. Кто-то должен наконец произнести: мне безразлично, сколько золота и славы получит тот или другой. Я просто хочу сделать дело. Отложите мечи и достаньте полотенца!

В Церкви не должно быть места духу соревнования или духу разделения. Зато там есть много места для людей с сердцами слуг.

Отец, прости меня. Очисти меня от эгоистических амбиций и желания превосходства. Роди во мне сердце слуги, сердце сокрушителя алавастровых сосудов, сердце того, кто охотно помоет всем ноги. Вместо молитвы "пусть будет царствие мое" дай мне молитву "да придет Царство Твое".

X