Ранняя Церковь

2015

Чем больше мы изучали Деяния Апостолов, тем более сокрушались наши сердца. Мы дошли до того места, где описывается, что Петр, Иоанн, Иаков, Филипп и другие были собраны вместе для молитвы. Там были и женщины, и братья Господа, и Мария, Его мать. Написано, что они единодушно пребывали в молитве. Это было до того, как на них сошел Святой Дух. Смерть Господа на кресте, Его воскресение и события, последовавшие за этим до Его вознесения, уже объединили этих людей в одно. Для меня единство христиан — это самое великое чудо. Обычно они ссорятся, злословят за спинами друг друга и убивают друг друга словами. Но смерть Господа Иисуса и Его воскресение коснулось их так глубоко, что они сблизились друг с другом в молитве и, можно сказать, были едины в духе. Как глубоко крест Иисуса проник в наши сердца? Что это значит для нас?

Позднее мы видим этих же людей вместе в день Пятидесятницы, когда были обращены три тысячи людей. Когда Святой Дух сошел как Утешитель (гр. — параклетос), Он сделал именно то, что означает это имя. Утешитель приходит, чтобы находиться рядом с нами, плечом к плечу, и говорит тем же языком, каким говорим мы. Именно это и произошло в День Пятидесятницы. Все присутствующие слышали проповедь Петра — каждый на своем языке. Мы можем говорить на одном языке, но не понимать друг друга. Есть язык богословов, язык студентов, язык политиков. Мы учим иностранные языки, но порой не понимаем собственного языка; но когда действует Святой Дух, Он говорит человеку на том языке, который он понимает. В такой момент не имеет значения, образованы мы или нет, принадлежим мы к одной расе или к другой. Дух Святой может говорить таким образом, что Его поймет даже маленький ребенок. Именно это и произошло в день Пятидесятницы. Поэтому очень важно не поверхностно читать Слово Божие, но правильно слышать и излагать его в чистом виде.

На одном крупном христианском служении хорошо известный проповедник возгласил: «Теперь давайте помолимся, как молились апостолы в день Пятидесятницы, когда все они говорили языками». И все стали говорить языками. На служении присутствовали люди разных национальностей, но ни один из них не понимал ни одного слова из того, что там говорилось. В День Пятидесятницы дело обстояло совсем иначе. Каждый слышал то, что говорилось, на своем языке. Я не против дара языков, но он должен быть дан Святым Духом. Вот почему апостол Павел пишет Тимофею, чтобы он верно преподавал Слово Истины, то есть отделял то, что необходимо отделить, и соединял то, что надо соединить.

Когда три тысячи людей в День Пятидесятницы приняли весть о спасении, они покаялись. О последствиях этого события мы читаем в Деяниях 2:42: «И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах». Они пребывали вместе ежедневно в единстве Духа, как одна душа и одно сердце. Какое чудо! Тысячи людей, — молодых и старых, мужчин и женщин, молодежь и дети! Они не принадлежали к церкви или к какой-то религиозной организации, как это обстоит сегодня. Сегодня некоторые христиане говорят: «Я так рад, что не живу вместе с этим человеком, членом нашей церкви, который так действует мне на нервы. Как хорошо, что после служения мы все идем домой и мне не надо больше с ним встречаться». Христиане ранней церкви созидали свое близкое общение ежедневно в полном единстве со Святым Духом. Об этом свидетельствует Слово Божие.

В Мапумуло в то время было всего около сорока христиан, но как они все время ссорились! Очень часто мне приходилось их мирить, потому что они совершенно не ладили между собой. Один критиковал другого. Вместо того, чтобы пойти к сопернику и все уладить, они обсуждали ошибки этого человека за его спиной. Свои собственные грехи они тщательно скрывали, результатом чего было лицемерное христианство.

В Деяниях 4:31 мы читаем, что когда христиане ранней церкви молились, место поколебалось. И неудивительно! Когда эти люди молились, нечто происходило. Такая молитва могла поколебать мир. В то время не было так много молитвенных собраний и молитвенных групп, как сейчас. Но что-нибудь происходит? Были ли когда-нибудь христиане колеблемы более, чем сегодня? Мы молимся, но мир не колеблется; он колеблет нас! И мы не понимаем, почему. Нас приводят в замешательство собственные дети и наша церковь, и мы спрашиваем себя: как такое может быть? В наших церквах есть пары, которые вынуждены жениться. И они даже остаются членами церкви!

В 1966 году, исследуя жизнь первых христиан, мы сказали себе: «Мы слишком далеки от этой церкви. Это даже не две тысячи лет; мы так же далеки от этой церкви, как восток от запада. Если мы сравним эту церковь с нашей, которая, как мы полагаем, одна из лучших, что мы увидим, если всё, что в ней происходит, вынести на свет?» Мы внимательно исследовали Писание и увидели, что Иисус не был для первых христиан просто хобби или чем-то, подходящим для воскресного дня. Он был их жизнью! Они жили для Него все дни недели. И когда они были собраны вместе, и когда были отдельно от других, их жизнь не менялась. Иисус был для них всем каждый день их жизни. Некоторые из них продавали свои имения, поля и приносили деньги к ногам апостолов. Иисус значил для них больше, чем что-либо ещё. Они ежедневно общались, и все у них было общее, хотя они не были коммунистами. Никто не говорил: «Это моё!» Они не были эгоистами, не думали о себе; они были исполнены Духа и жили для Господа Иисуса. Из их примера мы видим, каким должен быть человек, исполненный Духа. Он не живет для себя, он живет для ближних. Все это мы увидели, когда стали исследовать, какими были первые христиане.

Затем, в пятой главе Деяний Апостолов, мы встретились с удивительным фактом. Дьявол, который не дремлет, искусил Ананию. Он вложил в его сердце мысль. Итак, дьявол также может на нас влиять! Поэтому, Библия говорит, что мы не должны давать места дьяволу. Это написано христианам. У нас не должно быть ошибочного мнения, что дьявол не может вползти в сердце христианина. Человек, который так думает, не осознает, что он говорит. Мы знаем, что христианин может лгать, хотя он и рожден свыше, даже если он и называет это «белой ложью». В этот момент дьявол и входит в его сердце. Именно это случилось с Ананией. Мы не знаем причины. Библия только говорит нам о том, что он и его жена согласились продать свою собственность. Мы не знаем, кому принадлежала эта идея, но один из них сделал первый шаг.

Может быть, они решили просто сделать то же, что делают другие. Иногда мы, христиане, бываем отличными имитаторами. Если кто-то начинает что-то делать, мы тут же делаем то же, не зная, зачем. Пророк Исайя говорит, что все мы, как блуждающие овцы, совратились каждый на свой путь. Мы подобны овцам. Каждая овца делает то же, что и другие. Анания и Сапфира сказали друг другу: «Давай и мы поступим так же». Итак, они продали свою собственность. Возможно, они даже молились об этом, и Бог послал покупателя. Прекрасно! Но потом они передумали: «Давай мы не все отдадим апостолам. Оставим часть себе. Скажем, что это всё, но на самом деле, оставим немного себе». Мы не знаем, какие у них были мотивы для этого. Может быть, они подумали о своем будущем. Возможно, они просто согласились в своей спальной комнате отдать часть апостолам, а остальное держать в резерве. Анания взял деньги, принес и положил их к ногам апостолов. Петр был исполнен Святого Духа, Который есть Дух Истины, и Он ему сказал: «Петр, тут что-то не так; что-то не чисто». Это побудило Петра спросить: «За столько ли вы продали землю?» Анания ответил утвердительно, и тогда Петр сказал: «Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли? Чем ты владел, не твое ли было, и приобретенное продажею не в твоей ли власти находилось? Для чего ты положил это в сердце твоем? Ты солгал не человекам, а Богу». Каковы же были последствия этой лжи? Когда Анания услышал эти слова, он пал бездыханным!

Мы видим, что первая церковь не выносила лжи, даже «белой». У них не было ни места, ни времени для греха, и они с ним жестоко расправлялись. До такой степени, что человек, солгавший, мог умереть. Такой была ранняя церковь: церковь Христа, воскресшего Господа!

Я иногда спрашиваю себя, имеем ли мы право вообще называть себя церковью Христа, когда мы видим, что происходит в церквах сегодня. В ранней церкви человек согрешил: он солгал. Сегодня мы даже не сочли бы это ложью. Но тогда эта небольшая ложь стоила ему жизни. Ранняя церковь и Дух этой церкви говорили: «Лучше мертвый в могиле, чем живой с ложью в церкви».

Как поступаем мы сегодня? Мы поклоняемся Богу как нашему Царю, общаемся друг с другом и терпим грех в нашей среде! На каком основании мы строим? Мы говорим: «Но он член нашей церкви, родившийся и принявший крещение здесь». В день суда этот человек будет гореть, как солома, так как никто не может быть членом церкви, если он не является членом тела Самого Христа, живого и святого Господа. Он не может просто принадлежать к какой-то организации, но но должен быть истинно рожден свыше, и плод его жизни должен подтвердить его рождение.

Вернемся к пятой главе Деяний. Через три часа пришла Сапфира, жена Анании, не зная о случившемся с ее мужем. Мы должны помнить, что это были простые люди; у них не было телефонов или машин. Кто-то может сказать, что было бы уместно известить ее о случившемся, чтобы она могла приготовиться к похоронам. Но мы читаем, что несколько молодых людей вынесли его и похоронили. Теперь приходит его жена, не зная, что ее дорогой муж уже мертв. Петр ее сразу же спросил: «Скажи мне, за столько ли продали вы землю?» Разумеется, она должна была поддержать своего мужа, ведь они договорились, что надо говорить. Она была верной ему, поэтому сказала: «Да, за столько». На что Петр сказал ей: «Что это согласились вы искусить Духа Господня? Вот, входят в двери погребавшие мужа твоего; и тебя вынесут».

В 1966 г. мы спрашивали себя, хотели бы мы быть членами церкви, которая была бы такой же, как первоапостольская. Что бы сталось с нами, с нашей «белой» ложью и маленькими милыми грешками? Я думал про себя: «Благодарение Богу, что сегодня нет такой церкви; и Слава Богу, что я не живу в то время. Я бы, наверное, счел своей обязанностью предупреждать людей: Осторожно! Это опасное место. В этой церкви происходят страшные вещи. Люди там умирают. Петр не может быть Божиим человеком, исполненным любви Божией. Никто, исполненный Божией любви, не будет вести себя подобным образом; это жестоко. Он не дал ей никакого шанса. Зачем он выставил ее на позор перед всеми людьми? Почему он не пошел и не предупредил её?»

Мы должны благодарить Бога, что не жили в то время. Возможно, мы были бы исполнены Святым Духом, но я должен вам нечто сказать: если вы молитесь о пробуждении, вы просите того, о чем мир не имеет никакого представления. Возможно, что и вы сами не имеете представления, о чем просите. Посмотрите, что происходило в первой церкви, когда Дух Божий сошел во всей Своей силе.

Я спросил свою небольшую общину: «Если бы я был Петр, как бы я поступил? Если бы каждый из вас был Петр, как бы вы поступили?» Проблема в том, что мы читаем Библию настолько поверхностно, что не можем увидеть, о чем в действительности идет речь. Представьте себе, что мы были бы там. Что бы было, если бы подобная церковь существовала сегодня? Возможно, мы бы изгнали этих людей и отвергли их как фанатиков, как слишком крайних, не имеющих любви и благодати. Если бы я был Петр и ко мне пришел Анания, скорее всего, я бы его обнял, по-братски поцеловал и сказал: «Благослови тебя Господь, дорогой брат». Я бы, вероятно, не беспокоился о том, говорит ли он «белую» ложь или нет. Я бы взглянул на его подарок и подумал, что это именно то, что нам нужно. Мы знаем, какие огромные деньги нужны, когда тысячи людей собираются вместе каждый день. Может быть, я даже принял бы его с энтузиазмом и пообещал, что на следующем заседании правления я предложу избрать его диаконом. Люди, имеющие деньги, нужны церкви. Однако Петр реагировал иначе. Можно себе представить, что значили его слова: «Ты пойдешь в ад вместе со своими деньгами. У нас, в церкви воскресшего Господа, для тебя нет места. Мы не можем терпеть у себя человека, который лжет, который нечестен и не говорит истину. Лучше быть съеденным червями, чем так жить в церкви». Таким образом они разделались с мужем и его женой в те времена.

Мы не продвинулись слишком далеко в изучении Библии. Мы возвратились к третьей главе, где Петр и Иоанн шли в храм помолиться. Петр сказал хромому у ворот храма: «Взгляни на нас... Серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи». Обратите внимание на слова Петра. Сначала он сказал: «Взгляни на нас». Как Петр мог совершить такую ошибку? Ни один богослов не ведет себя подобным образом. Мы обычно говорим: «Смотрите на Иисуса, смотрите на Бога; не смотрите на нас!» Мы, конечно, понимаем, почему Петр сделал такую ошибку: он не учился в наших богословских семинариях с нашими профессорами и учителями. Но у него был величайший Профессор и Учитель. Он сидел у ног великого Наставника. И все же, как мог человек, исполненный Святого

Духа, сказать: «Взгляни на нас»? Разве он не знал, что надо смотреть на Иисуса? Мы опять погрузились в Слово и нашли стих 2 Кор. 3:3, где написано: «Вы показываете собою, что вы — письмо Христово, через служение наше, написанное не чернилами, но Духом Бога живого, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца». И стих 2: «Вы — наше письмо, написанное в сердцах наших, узнаваемое и читаемое всеми человеками». Теперь мы поняли Петра. Рука Божия трудилась над жизнью апостолов. Дух Святой совершал нечто в жизни этих людей. Вот почему они, не стыдясь, могли сказать: «Взгляни на нас». Еще до того, как Петр начал свое служение исцеления, он мог говорить со властью: «Взгляни на нас».

Можем ли мы, как свидетели Христовы и служители Божии, перед тем, как начать служение, сказать миру: «Взгляни на нас»? Можем ли мы, как родители, когда укоряем своих детей, сказать им: «Взгляни на нас и на нашу жизнь»? Можем ли мы, перед тем, как начать проповедовать садовнику или служащему, сказать: «Взгляни на меня»? Не говорим ли мы обычно: «Не поступай так, как поступаю я; поступай так, как я проповедую». Именно этим занимались фарисеи. В Евангелии от Матфея 23:3 Господь Иисус говорит: «Итак, всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте». Фарисеи не практиковали того, чему учили. Это отличительная черта фарисея! Фарисеи и книжники ХХ столетия точно такие же. Они проповедуют истину, но не живут по истине. Я подчеркиваю: Истину! Очень часто мы думаем, что фарисеи — это люди, проповедующие ложь. Но если бы они рассказывали сказки, Иисус не сказал бы ученикам: «Всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте».

Чтобы объяснить, что я имею в виду, позвольте мне рассказать об одном известном проповеднике. Этот человек получил столько приглашений, что не мог всех их принять. В одной из его поездок его попросили говорить в одном большом соборе, и его жена, которая также была приглашена, сопровождала его. Две женщины из этой конгрегации приветствовали ее и проводили в церковь. Затем проповедник взошел на кафедру. Он был таким оратором, что все были им очарованы. Когда он говорил, можно было слышать шум капель воды, капающих из крана. Стиль его речи был безупречен, и он никогда не повторялся. Когда проповедь окончилась, все разошлись в молчании, глубоко потрясенные. После того, как три леди вышли из собора, одна из них повернулась к жене проповедника и сказала: «Как это, наверное, прекрасно — быть женой такого человека, который так проповедует!» На что жена служителя ответила: «О, вы не знаете, какой он дома!» Если наша жизнь не производит впечатления на наших жен, насколько меньшее впечатление она производит на наших детей, а еще меньше — на дьявола. Пусть Бог поможет людям, к которым это относится, и которые чувствуют это, покаяться и отвернуться от своего фарисейства.

В 1966 г. мы осознали, что не имеем права открывать свои уста и проповедовать миру и язычникам Зулу до тех пор, пока мы не сможем сказать: «Взгляните на нас». Давайте еще раз вслушаемся в слова Петра: «Что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи!» Мы снова можем спросить: «Петр, как тебе не стыдно? Ты так унизил Господа; ты отверг Его! И теперь ты говоришь: взгляни на нас». И он бы мог ответить: «Да, мой брат, я могу говорить подобное. Я согрешил, но я покаялся. Я плакал о своем грехе и получил прощение. Когда Бог прощает, Он забывает, и я также могу это забыть». Это и есть Евангелие: мы не должны жить в прошлом; с ним покончено. Если мы истинно, искренне покаялись и привели свою жизнь в порядок, тогда через прощение грехов мы можем продолжать путь, не стыдясь. Петр продолжал: «Серебра и золота нет у меня». Представьте себе, если бы мы дошли до такого состояния, что были бы без денег, смогли бы мы все еще сказать людям: «Взгляни на нас?» Когда мы на вершине этого мира, когда у нас много денег, когда все идет прекрасно и блистает, как золото, тогда мы улыбаемся. Тогда мы можем сказать: «Взгляните на нас!» Но когда все идет не так; когда мы банкроты и не можем свести концы с концами, можем ли мы сказать: «Взгляните на нас»? Был ли Петр честен, когда сказал, что нет у него ни золота, ни серебра? Может, это был просто трюк, чтобы не дать нищему денег? Мы бы вполне могли так сыграть. Мы могли бы сказать: «Простите, но у меня нет с собой денег», хотя, на самом деле, наши карманы полны.

Но, невзирая на все эти вопросы, мы можем принять, что Петр говорил истину. Ему было совсем не стыдно, что у него нет денег, и он продолжал говорить: «но что имею...» — заметьте, что Петр что-то имел! «Во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи!»

В этом месте я рассказал своим собравшимся братьям и сестрам Зулу одну историю о Римском католическом священнике, служения которого посещали тысячи людей в огромном соборе. Этот священник никогда не пользовался обычной коллекцией тарелок, которые использовались для приношений. Вместо них для этой цели он ставил большой стол у двери. Когда люди уходили, стол был заполнен деньгами, серебром и золотом. В то время, как священник пересчитывал эти деньги вместе со своим молодым помощником, он сказал: «Посмотри, Петр не может больше сказать: серебра и золота нет у меня. Также этого не может сказать сегодня и Папа». На что молодой человек ответил: «Но сегодня он также не может сказать: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи!»

Мы видим, что столы перевернуты. Сегодня на них нет того, что было раньше. Кое-что потерялось на пути. То, чего не было у них, сегодня есть у нас, и это играет огромную роль в нашей жизни. Деньги являются не последним фактором, определяющим наше решение, идти нам на служение или нет. Возможно, мы чем-то похожи на Иуду Искариота. Однако Петр сказал: «У меня совсем нет денег!» Это нисколько не волновало его, потому что у него было нечто другое.

Вдруг молодая женщина Зулу, обращенная месяца три назад, встала. Слезы ручьем лились из ее глаз, когда она проговорила: «О, Мфундиши, пожалуйста, остановитесь». Эта молодая женщина перебила меня в середине предложения! Удивленный, я спросил: «Что случилось?» Она ответила: «Можно мне помолиться?» Я не знал, как поступить. Эта молодая особа не имела богословского образования; она не была диакониссой, ни старшей в церкви. Могла ли она вообще молиться? Что, если она будет молиться неправильно? Но когда я взглянул на неё, я подумал: «Нет, она не обманывает нас; похоже, что она вполне серьезна». «Хорошо, ты можешь помолиться», — ответил я. Эта молодая женщина молилась простой молитвой: «О, Господь Иисус, мы слышали, какой была первая церковь. Не мог бы Ты сойти к нам, как Ты сошел две тысячи лет назад? Не могла бы и наша церковь стать такой же, как тогда в Иерусалиме?»

В этот момент я почувствовал, как загорелось мое сердце. Я вспомнил двух учеников, которые шли в Эммаус, когда к ним присоединился некто третий, неизвестный, который беседовал с ними. Их глаза открылись только тогда, когда он преломил хлеб, и тогда один сказал другому: «Не горело ли в нас сердце... когда Он изъяснял нам Писание?» Я подумал: «Не это ли они чувствовали? О, Господь, даруй, чтобы Твои дети и Твоя церковь в этом мире сегодня могла быть подобна ранней церкви. Можешь ли Ты сделать это еще раз? Восстанови Свою работу, Господь. Неужели христиане сегодня не могут быть такими же, как и первые христиане?» И я закончил служение.

Придя домой, я позвонил своему брату, живущему в деревне, где мы проводили служения, и сказал: «Ты знаешь, произошло нечто странное. Собрание было внезапно прервано, но не террористами, а молитвой. Если эта молитва была вдохновлена Святым Духом, а я не сомневаюсь, что это так и было, тогда я верю, что воскресший Господь, живой Бог будет снова с нами, и церковь Христа испытает то же, что испытали первые христиане в Иерусалиме». Через полторы недели Бог расторг небеса и сошел!

X