Что происходит из-за отсутствия единтства

2015

Смердящие христиане и умирающие младенцы

Так же точно, как Бог использует единство Церкви для привлечения к Себе людей, враг использует отсутствие единства и разделение в Церкви для того, чтобы отвратить людей от нее и от Бога. Разделение стало причиной того, что многие христиане оставили Господа: больше, чем по какой-либо иной причине, относящейся к самой Церкви. Искушение и грех изо всех сил стараются увести нас от веры и жизни в святости, но даже грех и искушение бледнеют рядом с обращенной против Церкви адской разрушительной силой разделения.

Возьмите теперь хоть все те грехи, что значатся у сатаны в его каталоге проклятия, и сбросьте все их в кучу. Возьмите всех отпавших от Христа из-за прелюбодеяния, убийства, похоти, гордости и лицемерия - и тоже сложите в кучу. Добавьте к ней и всех прочих падших, виновных во всех грехах, какие только могут прийти вам в голову, - смотрите же не забудьте ничего и никого… Теперь начнем новую кучу - специально для людей, отпавших от Бога в результате разделения и междуусобиц в Церкви. И сравним… Из личных грехов образовался небольшой холм. А из греха разделения - огромная гора величиною с Эверест!

Жертвы разделения

Как часто мы, христиане, собираемся в церкви и под личиной оживленных рассуждений о любви и добродетели прячем столкновение индивидуальных воль, скрываем до времени злые слова, сплетни и слухи, уже готовые сорваться с языка, а также недоверие друг к другу, подозрение друг друга во всех смертных грехах. И неважно, почему тот или иной человек вдруг начинает выражать свое раздражение или навязывать всем свою проблему как самую важную на сегодняшний день (хотя на поверку все эти проблемы чаще всего не стоят выеденного яйца). На самом деле все это лишь средство контроля, борьба за превосходство, результат превознесения раздутого самоправедного "я". И все это разрушает основание Церкви, приводит к образованию трещин в Теле Христовом.

Не сегодня сказано: "Все сводится к вопросу о власти и контроле". А вот что я вам скажу: никаких проблем вообще не существует. Проблема - это всегда лишь средство контроля. Единство будет рождено тогда, когда мы подчиним свои человеческие воли Отцу и предоставим Ему полную власть над нашими сердцами, нашими жизнями и нашими собраниями. А разделение расцветает там, где человеческие воли правят бал. Борьба за власть и контроль разрушает всякую надежду на то, что мы будем едины.

Савл из Тарса, фарисей из фарисеев, весьма уверенно держался в седле, пока в один прекрасный день Бог не бросил его наземь. В тот день, когда он шел в Дамаск, Иисус задал ему простой вопрос: "…что ты гонишь Меня?" (Деян. 9:4). И этим простым вопросом Он ясно высказал важнейшую мысль: если ты гонишь Церковь - ты гонишь Христа.

Те, которые сегодня создают разделение в Церкви, - они в буквальном смысле этого слова гонители Тела Христова. Нападками на своих братьев они предают Тело Христово на алтарь своих эгоистичных человеческих воль! Вновь и вновь распинают они Тело нашего Господа!

Есть победы, не стоящие пролитой крови и даже не только крови; есть битвы, которые лучше не начинать. Бульдог легко может загрызть скунса, но вряд ли он от этого получит удовольствие. Когда в следующий раз вам захочется побороться с братом или сестрой по вере, спросите себя: а стоит ли победа вони? Ну, допустим, вы докажете свою правоту: подумайте, та "вонь", которую вы при этом подымете, стоит ли она вашей правоты? Стоит ли ваша правота так дорого, чтобы из-за нее ввергать Тело в разделение и раздоры? Может, вам и удастся убить "скунса", но после этого вы так завоняетесь, что к вам и близко никто не подойдет.

Тут мне вспоминается один рассказ моей бабушки о моем дедушке. У него была такая встреча со скунсом. Когда он вернулся домой, бабушка не пустила его на порог, ибо пах он ужасно. Так что ему пришлось, сжечь всю свою одежду во дворе и помыться на конюшне. Мораль такова: вонючие встречи ведут к ложным победам! Быть может, этот вывод заставит некоторых верующих очистить свои намерения, чтобы быть допущенными в Дом.

Там, где ежедневно господствует разделение, где поставлено это клеймо дьявола, - там стоит вонь своеволия и пререканий. С репутацией критика и спорщика вы соберете вокруг себя лишь таких же точно людей, чья руки в крови раздоров. Вы хотели бы доказать ваш "тезис", вырезав его на спине вашего брата? Вы можете возразить: "Я же не злословлю за его спиной, я просто спорю и на его аргумент отвечаю еще более резкой колкостью". Но берегитесь. Сегодня вы бросили колкость в лицо, завтра вонзили в спину, а при дальнейшем обострении ситуации неизвестно, что вы вонзите в эту спину послезавтра.

Если вы посмотрите на конгрегацию, раздираемую междуусобицами, то в центре ее обычно обнаружите самых незрелых детей Отца. И при этом в той же самой конгрегации вы несомненно обнаружите и вполне зрелых христиан, научившихся подчинять свои воли Божьей воле и преданных идее единства. Но и много проблемных детей с замедленным развитием, которые, казалось бы, уже достаточно времени провели в окружении зрелых христиан, чтобы возрасти во Христе. Но не возросли. И когда эти проблемные дети занимают в доме Божьем центральное место, то их постоянные перебранки изнуряют даже самых закаленных верующих.

Большинство прихожан способны еще выдержать одну склоку и даже две, но на третьей-четвертой начинают сомневаться в том, что игра стоит свеч. Что до неспасенного мира, то он еще менее склонен прощать Церкви ее внутренние склоки. В конце концов, ко всем этим перебранкам, политическим интригам, самопревознесению и саморекламе люди привыкли в миру, нагляделись на это у себя на работе - но не желают видеть еще и в Божьей Церкви.

Помните: самые уязвимые для смерти - младенцы. В атмосфере раздоров новообращенные христиане быстро вянут и гибнут. Они бегут от вашей высокомерности и от вашего контроля - а вы, глядя им вслед, думаете: "Что ж, это не моя вина - все равно они были слишком слабы". Правда же состоит в том, что все мы слишком слабы. И лишь в Боге обретаем силу. И если вы неспособны подчиняться и подчинять свою волю, то это свидетельствует не о вашей силе, а о самой настоящей слабости. Апостол Павел был, наверное, самым сильным христианином новозаветной эры, но это он сказал: "…когда я немощен, тогда силен" (2 Кор. 12:10). Эти слова звучат обвинением всем, кто живет в постоянном разладе со Христом. Разъединение превращает слабого в слабейшего.

Мы отчаянно нуждаемся в Божьей помощи. Нам необходимо креститься Духом любви и погрузиться в Единого - Единственного, Кто сотворяет подлинное единство. Лишь Он дает нам сердце, способное служить и предпочитающее интересы другого превознесению себя. Дух Святой должен обличить нас, и дух покорности должен сойти на нас, иначе мы никогда не совершим того, к чему призвал нас Бог.

Подрыв Божьей репутации

Имя человека неразрывно связано с его или ее репутацией. Так же и Божье имя. Верующие могут наносить урон Его репутации и порочить Его имя своим глупым поведением на глазах у детей этого мира.

Апостол Павел говорит: "…Ради вас… имя Божие хулится у язычников" (Рим. 2:24). Слова Павла были обращены к тем, кто открыто преступал как ветхозаветные заповеди, так и "заповедь новую", данную Господом: "…Как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга; по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Ин. 13:34 - 35).

Такова оборотная сторона медали: если не будете иметь любви между собою, то из-за ваших споров и раздоров мир соблазнится; он отвернется от Бога из-за вас. И если у Бога плохая репутация в современном мире, то это наша вина!

Но мы все продолжаем и продолжаем своими поступками пачкать и грязнить Божью репутацию. Когда приходит воскресенье, мы наряжаемся и напускаем на себя приличный вид, мы говорим совсем как Лаодикийская церковь: "Я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды", - но услышим ли слово обличения: "Не знаешь. Что ты несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг", не имея "белой одежды, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей" (Откр. 3:17 - 18)?.. Своими нескончаемыми пререканиями, конфликтами несмиренных воль, попытками контролировать друг друга мы вносим разъединение и раздор и черним репутацию Бога.

Приходилось ли вам наблюдать в магазине такую сценку: избалованный ребенок орет что есть мочи, требуя, чтобы мать ему купила какую-то вещь, еду, игрушку?… Не только матери, но и всем окружающим становится неловко - и вы слышите, как мать, чуть не плача, шепчем ему сквозь зубы:

- Ты позоришь меня.

Вот так и Бог сегодня плачет и стенает, глядя на Церковь, и Он точно так же мог бы ей сказать:

- Ты позоришь Меня. Не для этого Я тебя родил. Неужели ты не можешь по крайней мере вести себя так, чтобы мир не думал плохо обо Мне?

Когда Павел писал: "…Ради вас… имя Божие хулится у язычников", - он открывал горькую истину:

Церковь обладает парадоксальной способностью наносить вред репутации Того, Кто никогда не сделал ничего плохого.

Разъединение и раздоры, вносимые в Тело Христово, - одна из разновидностей духовного сумасшествия. Это оружие врага, которое он использует, чтобы разрушить Божью мечту - мечту о единой Церкви. Не правда ли, было бы странно, если бы ваша рука заявила:

- Это несправедливо, что вся пища, которую я подбираю, достается не мне, а рту. Больше я этого не потерплю.

И так же странно было бы услышать, как рот изрекает:

- Эй, я тружусь, пережевываю пищу для тела - и что же я имею? Ничего, кроме грязных зубов. Все, что я обрабатываю, отправляется по пищеварительному тракту прямиком в желудок. Это неправильно, я отказываюсь так жить!

Если части тела взбунтовались - значит это тело скоро будут хоронить. Причем и рука, и рот, отказавшиеся от сотрудничества друг с другом, лягут в одну и ту же могилу (независимо от того, правы они в своем споре или нет). Так и мы, воюя друг с другом в Теле Христовом, в своей крайней и разрушительной глупости подобны рту, отказавшемуся жевать.

Помню, нам с моей сестрой часто приходилось отправляться в дальние путешествия с нашими родителями, сидя на заднем сидении их машины. Мысленно разделив это сидение пополам, мы строго следили друг за другом, чтобы никто не нарушил воображаемой границы. И каждое маленькое нарушение сопровождал большой конфликт.

- Мама, Томми положил свой палец за границу!

- Папа, Терри ступила ногой на мою территорию!

Родителям обычно удавалось какое-то время просто не обращать на нас внимания - в надежде, что мы сами уладим свои конфликты. И лишь когда ситуация начинала выходить из-под контроля, мы с сестрой слышали слова отца, заставлявшие наши детские сердца сжиматься от страха:

- Не заставляйте меня останавливать машину!

Правда же состояла в том, что в машине не было ни "моей", ни "ее" территории. Машина принадлежала отцу. То, что он позволил нам ехать в ней, еще не означало, что мы получили на нее право собственности. Так и с Царством Христа. Царство - это земля, где правит царь. Пора уже и нам оставить споры и начать любить друг друга. Бог уже раз "останавливал машину" где-то на обочине пути и обращался с предостережением к "дикой маслине" (Церкви Нового Завета), напоминая ей о судьбе "природных ветвей": "…Не гордись, но бойся. Ибо, если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя" (Рим. 11:20 - 21).

Разделение в Первой Церкви

Проблема разногласий возникла еще в Первой Церкви, и Павел в своем Послании к верующим в Коринфе оставил нам неоценимый пример того, как надо разбираться в сути этой проблемы и причинах ее возникновения. "И я не мог говорить с вами, братия, - пишет он, - как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе… Потому что вы еще плотские" (1 Кор. 361, 3). Плотское мышление уничтожает всякую мысль о единении со Христом. "Царственное священство", живущее по плоти, стирает всякое различие между Церковью и миром. "…Если между вами зависть, споры и разногласия, - говорит Павел, - то не плотские ли вы, и не по человеческому ли обычаю поступаете?" (1 Кор. 3:3).

Некоторые верующие причисляли себя к последователям Аполлоса, другие называли себя сторонниками Павла. И хотя ни Павел, ни Аполлос не побуждали их к конфликту и не одобряли его, война между "их партиями" все больше разгоралась. Вот почему Павел вопрошает их: "Не плотские ли вы?" Это означает: "Не исполнены ли вы своеволия? Не жаждете ли только своего?"

Чтобы восстановить правильный, библейский взгляд на ситуацию, Павел обращает очи их на Бога и говорит: "Кто Павел? Кто Аполлос? Они только служители, чрез которых вы уверовали… я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог…" И затем апостол дает формулу единства двух работников в саду Божьем - Павла и Аполлоса: "Насаждающий же и поливающий суть одно…" (1 Кор. 3:5, 6, 8. Курсив мой. - Т.Т.).

В этих словах есть невысказанное ободрение. Если воюющие партии в Коринфской церкви отбросят, наконец, свои разногласия и личные предпочтения, чтобы стать едиными в Боге, то с Божьей помощью будут возрастать. "Ибо мы соработники у Бога…" (1 Кор. 3:9).

Посмотрите, с какой готовностью Павел, дабы прекратить раздоры в Коринфской церкви, отождествляет себя с Аполлосом и говорит о том, что оба они - всего лишь служители. Пора бы уж и нынешним пастырям, учителям и другим вождям церкви сказать:

- Перестаньте смотреть на нас. Лишь в Господе вы возрастаете.

Пора бы уж и нам принять на себя роль Павла и осознать, что суть подлинного лидерства состоит в служении. Культ личности есть культ нуля. Нынче не время для возвышения лидеров, но время истинным лидерам опуститься на колени! Время нам покаяться за самопревознесение!

Подобно Иисусу, Павел молился за единство в Церкви. В 1-ом Послании к коринфянам он писал: "Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях" (1 Кор. 1:10). Обратите внимание на составляющие единства:

1) чтобы все вы говорили одно,

2) чтобы не было между вами разделений,

3) чтобы вы соединены были

<4) в одном духе и/p>

5) в одних мыслях.

Павел чувствовал, что разъединение - огромная опасность, угрожающая и этой (Коринфской), и любой другой здоровой церкви. Ведь если люди действительно преданы вере, если они искренни в своих верованиях, они, конечно же, "с пеной у рта" будут отстаивать свои взгляды. То есть, по-видимому, опасность конфликта прямо пропорциональна степени энтузиазма: чем больше у верующих энтузиазма, тем вероятнее возникновение конфликта.

Причины разделения

В Послании к филиппийцам Павел говорит: "Ничего не делайте по любопрению или по тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя. Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других. Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе…" (Фил. 2:3 - 5).

Христос по доброй воле служил людям. Служил не по тщеславию, не ради собственного престижа или собственных нужд. Пример Его служения дает нам ключ к решению проблемы разделения.

Павел показывает три основные причины разделения: тщеславие, личный престиж и забота только о себе (эгоизм).

Тщеславие - это, попросту говоря, свойственное некоторым из нас предпочтение собственной карьеры приближению Царства Божия. Они трудятся для его приближения лишь постольку, поскольку это способствует их самовыражению и самопрославлению.

Я как-то прочел биографию Амвросия, который был заметной фигурой в истории раннего христианства. Это был римский прокуратор Лигурии и Эмилии, человек высокообразованный и мудрый. Говорили, что все его правление было исполнено такой заботой о людях, что они любили его, как отца. И вот умер местный епископ, и начались споры о том, кого назначить вместо него. В самый разгар споров все вдруг услышали звонкий голос маленького ребенка, который резко выделился из шума толпы:

- Амвросий - епископ! Амвросий - епископ!

И толпа вняла крику ребенка. Однако в ту же ночь Амвросий бежал из города, чтобы избежать столь высокого духовного поста.

Приведу еще пример из истории Реформации ХУI века в Великобритании. Когда Джон Нокс, основоположник пресвитерианства, был официально рукоположен проповедником кафедрального собора, - он был сокрушен и подавлен. Как написано в одной из книг по истории Реформации, "разразившись потоком слез, Джон Нокс удалился в свой покой. С этой мину и до того дня, когда он был принужден взойти на кафедру, весь его вид и поведение определенно свидетельствовали о горе и сердечных муках. Никто не видел на его лице никаких признаков радости, да и он тщательно избегал общения со всеми без исключения людьми на протяжении всех этих дней".

Я мог бы привести и еще примеры, но ограничусь этими двумя примерами из жизни поистине великих служителей Божиих, которые тем не менее искренне чувствовали себя недостойными принять высокое духовное назначение. Амвросий, отнюдь не сомневавшийся в своем праве и в своих способностях на посту прокуратора, убоялся даже мысли о назначении его епископом. А Джон Нокс в подобном случае тоже устрашился, но со смирением принял высокий сан.

Мы должны всячески удобрять поля смирения, на которых и произрастают цветы единства. Но боюсь, что сегодня среди нас, служетелей Церкви, карьеризма и самопрославления гораздо больше, нежели мы смогли бы заметить в тех великих людях, которых смущала сама мысль о том, что они могут быть избранными Господом Его служителями. Где же наше мышление служителей? Сейчас не время мечей, а время белых флагов.

Престиж часто таит в себе больше искушений и соблазнов, чем богатство. Быть предметом уважения и восхищения, сидеть в президиумах, быть всем известным и всеми обласканным - все это для некоторых людей составляет предел желаний. Но ведь красоваться перед людьми недостойно христианина. Нашего Отца славят те добрые дела, которые мы совершаем в тайне. Люди должны смотреть на Него, а не на нас. Недаром Уильям Сеймур, с именем которого связано историческое пробуждение на улице Азуса в Лос-Анджелесе, все свои многочасовые проповеди произносил не сходя с кафедры, буквально спрятав свое лицо за пюпитром, чтобы не закрывать от своих слушателей лица Иисуса и не брать себе ни толки Его славы.

Эгоизм или эгоцентризм - третий враг единства и третья причина разделения. Если для вас собственные интересы и желания превыше всего, то очень скоро вы вступите в конфликт с теми, у кого другие интересы. Если жизнь для вас - соревнование, то другие люди - соперники, а не сотрудники.

Каждый знает по меньшей мере об одной церкви, где разделения привели к церковному расколу - т.е. одна группа верующих откололась и пошла своим путем, причем обе части, отколовшаяся и оставшаяся, продолжает утверждать, что получили слово от Господа в подтверждение того, что верно понимают и исполняют волю Его. На самом же деле и в таких случаях все упирается в вопрос о контроле. Задумывались ли вы когда-нибудь о том, почему мы так часто слышим о церковных расколах, но почти никогда - о расколах среди атеистов?

Было время, когда баскетбольная команда "Чикаго баллз" побила национальный рекорд по количеству выигранных чемпионатов - и все потому, что каждый член команды точно знал свое место на площадке и действовал в полной гармонии с другими игроками. При этом в команде были самые разные люди, с разными взглядами на жизнь. Но когда они надевали баскетбольные формы и выходили на площадку, они забывали обо всех разногласиях - они становились командой. И неизменно выигрывали как раз потому, что забывали обо всем, что их разделяло.

Четыре следствия разделения

Я много лет посвятил служению странствующего евангелиста, проповедующего сегодня в одной церкви, а завтра в другой. Я старался быть всюду, куда меня только приглашали. Наблюдая разные церкви, я сформулировал для себя четыре основных принципа.

1. Если церковь мертва, то изучение ее истории всегда покажет, что смерть наступила вследствие разделения. Сегодня многие храмовые строения представляют собой не более чем гробницы, сооруженные век тому назад.

2. Если церковь пока еще жива - даже несмотря на случившееся в ней разделение, - то ее смерть не за горами. Большинство церквей, "благополучно" переживших одно разделение, погибает именно от второго.

3. В церквах, где всем заправляет пастырь и его слово - закон (независимо от того, что говорит Бог и что говорят люди), равно как и в церквах, где всем заправляет паства и ее слово закон (независимо от того, что говорит Бог и что говорит пастырь), - создается такая атмосфера, в которой властвует человеческая воля, а воли Божьей никто не видит. Так Царство Божие, Его мечта о Команде, отдвигается все дальше и дальше, превращаясь в маленькую точку на горизонте человеческих царств, где человеческая воля под видом служения Господу служит сама себе. Со смертью этой мечты умирают и евангелизм, и пробуждение - как со смертью корней гибнут и ветви, и листья.

4. (Последнее по порядку, но не по значению). Во всех деноминациях, по всему христианскому миру, встречались мне люди, вредные для здоровья церквей, среди которых были и служители, и пастыри, и церковные старосты, и ревностные прихожане. Когда количество вредных для здоровья людей достигает критической массы, болезнь церкви становится неизлечимой. Почему? Потому что разделение - коварная болезнь, поражающая внутренности таких церквей. Они корчатся в духовной агонии, вызванной раздорами и распрями, умирая от ран, нанесенных их членами друг другу "о имя Христово" Немало повидал я таких церквей, где гордость и неспособность взглянуть в лицо реальным проблемам стали инструментами добровольного самоубийства - неважно, спорят ли они при этом по поводу несущественных проблем и разногласий или сохраняют хорошую мину при плохой игре.

А новообращенным христианам вот это-то как раз понять едва ли не трудней всего. Понять, что христиане тоже люди, что они раздираемы спорами, разделениями и конфликтами.

Несколько лет тому назад я проповедовал в одной церкви, которую мне не хотелось бы здесь называть( как говорит в таких случаях мой отец - где-то между Северным и Южным полюсом). У них прекрасное здание - гордость местных христиан. Но когда я к нему подъехал, то, признаться, подумал, что перепутал назначенное время и прибыл слишком рано. Несколько машин сиротливо примостилось на большой церковной автостоянке. Я бывал там и раньше и помнил, что это одна из крупных конгрегаций - или, по крайней мере, такой она была когда-то… Мы поздоровались с пастором, он уверил меня, что я ничего не перепутал и прибыл "как раз вовремя". Предполагалось, что я буду проповедовать о возрождении в церкви, но ни возрождения, ни даже тлеющей искры жизни не было в этих людях. Все они, от пастора до рядовых членов церкви, сцепив зубы, тщетно скрывали неисцеленные раны. Я чувствовал себя не евангелистом на церковном служении, даже не проповедником на похоронах, а скорее анатомом, вскрывающим труп. Я просто оглашал заключение о причинах смерти - на том самом месте, на котором некогда пребывало Божье помазание.

Неужто болезнь и в самом деле неизлечима? Отнюдь! На самом деле лечение здесь очень простое - но одновременно и сложное, ибо для полного излечения требуется… смерть. Иисус Христос ищет людей, способных покончить с собственными волями, предпочтеньями и тайными амбициями и полностью подчинить себя Ему. Короче, Он все еще идет таких людей, которые отринули бы себя, взяли свой крест и последовали за Ним. Когда все мы подчиним себя Ему, то автоматически обнаружим, что точно так же подчинили себя и друг другу. Истинное единство рождается тогда, когда мы берем свой крест, тем самым сразу и радикально исцеляя церковь от болезни разделения. Но если мы отказываемся следовать Его велениям и не принимаем свой личный крест самоотрицания, то - можете мне поверить! - мы оставляем организм нашей поместной церкви на съедение смертельно опасной раковой болезни, которая уничтожит этот организм худшим из возможных способов. И даже если верующие по привычке будут приходить в положенные дни в церковь, сама-то церковь (не здание, а живой организм!) умрет и даже не заметит, как умерла. Мертвым все равно.

Разделение порождает смерть Церкви; смерть плоти рождает единство.

Во имя Божье: cмерть разделению! Жизнь для Тела Его!

X