Пусть кто-то другой становиться императрицей, - Мартин Лютер

2017-03-20 11:32

Мартин Лютер монах августинцев женился на монашке Картин, смышленой саксонкой с острым языком. Интересный союз! Не менее интересные плоды он принес. Роберт Леардон приоткрывает дверь в личную жизнь Божьего генрала.

Его решительная рыжая жена

Лютер также взял себе в жены бывшую монахиню, хотя до этого усердно пытался найти ей какого-нибудь другого жениха. Все началось после того, как он организовал ее побег из монастыря, что, по мнению Лютера, было его долгом перед Господом, хотя подобные выходки и карались в то время смертной казнью. Его будущую жену звали Катрин фон Бора, и она была одной из многих монахинь, на которых работы Лютера произвели огромное впечатление. Будучи недовольной своим положением еще до знакомства с работами Лютера, она написала ему письмо от своего собственного имени, а также от имени других одиннадцати монахинь, вместе с которыми и собиралась покинуть монастырь. Лютер составил план и привлек к его исполнению отца одной из монахинь, который каждую неделю возил в монастырь копченую сельдь. Он пользовался доверием тамошних церковных властей, поэтому его повозку не проверяли и не обыскивали, когда в назначенный день он выгрузил в монастыре двенадцать бочек сельди и спрятал в них двенадцать монахинь. Одной из них была Катрин.

Катрин стала монахиней против своей воли, так же как и многие другие монахини. Именно поэтому Лютер обращался к их отцам с предложением помочь освободить дочерей. Катрин попала в монастырь из-за своей мачехи. Девочка обладала твердым характером и была очень сообразительной. Это не понравилось новой жене ее отца и стало причиной, по которой Катрин была отправлена с глаз долой в возрасте девяти или десяти лет.

Когда двенадцать монахинь оказались в безопасности, три из них вернулись домой к своим семьям, а стальные девять были доставлены к порогу Лютера. Он нашел мужей для восьми из них. Все, кроме Катрин, обрели семью. Она же стала помогать по хозяйству в соседском доме.

Катрин было двадцать шесть лет, ее рыжие волосы окаймляли высокий лоб, ниже которого располагались длинный нос и мощный подбородок. Один биограф сказал, что она была «смышленой саксонкой с острым языком». Даже несмотря на то, что общество считало, будто она уже минула лучший возраст для вступления в брак, Катрин влюбилась в мужчину, который ответил ей взаимностью. Однако его родители воспротивились этому браку, поскольку девушка была беглой монахиней. Отношения закончились ничем, и ее сердце было разбито.

Лютер же, к тому времени уже сильно подружившийся с Катрин, порекомендовал ей нескольких потенциальных женихов. По-прежнему испытывая боль, оставшуюся после недавнего разрыва отношений, она отказалась. Лютер возразил, что в достаточно зрелом возрасте Катрин не следует быть переборчивой. Она же снова ответила отказом, но предложила Лютеру две кандидатуры - мужчин, за одного из которых она все же согласилась бы выйти замуж. Одной из кандидатур в списке был сам Лютер!

Лютер был ошеломлен подобным поворотом событий! Конечно же, нет! Лютер не мог жениться — или он просто так думал. Ведь в любой момент он мог быть повешен как еретик. Жениться в таком положении было просто смешно.

С таким настроением Лютер отправился проведать своих родителей, однако поддержка брака отцом заставила его изменить свое решение. Счастливый от того, что сын оставил монастырь, тот хотел, чтобы Мартин женился и завел детей, которые продолжили бы их род.

Теперь уже и Лютер видел выгоды от вступления в брак. Очнувшись, он мог порадовать своего отца и еще более разъярить Папу Римского. Помимо этого, Лютер мог бы иметь ребенка, который продолжил бы его род в случае мученической смерти Лютера. Для Лютера и Катрин в браке не было ничего романтичного. Он женился по обязанности; она выходила замуж, будучи подавленной после предыдущей неудачи. Но оба они восхищались друг другом и питали чувство глубокого уважения.

«Я не могу сказать, что безумно влюблен, но испытываю к ней глубокую нежность», - говорил Лютер. 10 июня он написал: «Божьи дары нужно хватать как можно скорее». 13 июня 1525 года Лютер женился на Катрин.

Косы на моей подушке

Неожиданное бракосочетание Лютера повлекло за собой целую волну слухов. Один из наиболее распространенных утверждал, что Лютер уже жил с Катрин до брака, хотя в действительности он лишь ежедневно навещал ее. Для Лютера же подобное бракосочетание было единственно возможным. Позже он написал об этом следующее: «Если бы я не женился быстро и в тайне, а посвятил бы в это дело еще несколько человек, каждый бы из них сделал все возможное для того, чтобы воспрепятствовать моему решению, поскольку все мои друзья говорили: »Лучше не эту, а другую девушку«. Друзья Лютера хотели, чтобы он женился на более достойной.

Вступление в брак в возрасте сорока одного года стало для Лютера не самым легким опытом. Привыкший к несколько другой жизни, он писал: «В первый год брака много к чему приходится привыкать... Ты просыпаешься утром и обнаруживаешь на своей подушке волосы, которые там раньше не лежали».

Катрин вступила в брак, не чувствуя никаких барьеров. Ее твердый характер и решительность быстро навели порядок в жизни Лютера. Например, она заменила старую, заплесневевшую солому в его матрасе на новую. Поглощенный постоянными заботами о проведении реформ, Лютер смертельно уставшим падал поздно вечером в кровать, не замечая запаха.

Катрин также привела в порядок финансы своего мужа. Банковский счет Лютера был постоянно пуст, поскольку Мартин был очень щедрым человеком. Он говорил, что Бог дал человеку пальцы для того, чтобы через них легко проскальзывали деньги. Катрин взяла кошелек мужа под свой контроль и скопила достаточно денег для покупки новой собственности. В браке проявился новый талант Катрин, о существовании которого она не знала, пребывая в монастыре. Она открыла в себе способности менеджера, хозяйки и администратора. Катрин преуспевала во всем, стремясь сделать свое с Мартином хозяйство экономически независимым. Лютеры жили в монастыре августинцев, который передало им правительство. Здание монастыря насчитывало сорок комнат, но часто случалось так, что каждая комната была заполнена людьми. Мартин и Катрин сами имели шесть детей, а кроме этого, у них было еще шесть племянников и племянниц; также Лютер взял к себе нескольких осиротевших детей. Родственники Катрин приходили помочь супругам, а ее тетя Магдалена стала для детей замечательной «нянечкой». Учителя и студенты также находили пристанище в доме Лютеров. Мартин и Катрин были прекрасными партнерами - он приглашал студентов, а она брала с них плату!

Лютеру потребовалось некоторое время, чтобы приспособиться к жизни в окружении такого количества людей, но очень скоро он полюбил это. Однажды он написал следующее о своем сыне Хансе: «Когда я сижу и пишу, он поет мне песню, но если делает это слишком громко, я начинаю немного ворчать; он же продолжает петь все так же громко».

Застольные беседы

В доме, где постоянно кипела бурная деятельность, между Лютером и жившими с ним студентами установились наставнические отношения. Проводимое ими вместе время стало известно как «застольные беседы». Студенты собирались вокруг Лютера за обеденным столом, задавали ему вопросы и записывали полученные ответы в своих тетрадях. Катрин пыталась собирать со студентов деньги за записываемые ими откровения, но Лютер ей этого не позволил. Позже многие из этих студентов опубликовали информацию, полученную ими в то время.

Во время бесед Лютер садился с одной стороны обеденного стола, а студенты, Катрин и дети - с другой. Катрин быстро уставала от сыпавшихся вопросов; также ей очень не нравилось то, что Лютер никак не мог приступить к трапезе, поскольку ему постоянно приходилось говорить. Однажды Катрин спросила со своего места: «Доктор, почему вы не прекратите говорить и не поедите?» Лютер ответил: «Прежде чем открыть свой рот, женщины должны повторить молитву »Отче наш«

Хотя Катрин и была достаточно сложным человеком, Лютер отдавал жене должное в той области, где она была сильнее; в особенности же это касалось домашних дел. Он называл жену «своим ребром», «своей цепью» и «своей хозяйкой», отмечая то, как она справлялась с домашними обязанностями.

Однако Катрин делала гораздо больше, чем просто вела хозяйство. Она сделала это хозяйство процветающим. Жена Лютера одновременно управляла сразу двумя хозяйствами - монастырем августинцев, а также еще одним домом, унаследованным ею в Цульсдорфе, который находился в двух днях пути от Виттенбурга. Катрин имела поля, сады, коров, свиней, голубей, гусей, собаку (которую Лютер любил настолько сильно, что надеялся увидеть на Небесах), пруд с рыбой и пивоваренное производство.

Пусть вас не смущает тот факт, что Катрин владела пивоваренным производством. В те времена производить пиво было роскошью, пить же пиво означало питать свое тело. Тогда пиво для людей было тем же, чем для нас сегодня являются протеиновые напитки и пищевые добавки. Даже сегодня в Германии отношение ее жителей к алкоголю отличается от отношения к нему американцев. Для немцев важной является умеренность. Кроме того, пиво являлось для Лютера настоящей необходимостью, поскольку он часто болел.

Катрин больше нравилась ее земля в Цульсдорфе, чем в Виттенбурге, но из-за своих частых болезней Лютер не любил, когда она уезжала. Однажды, когда Катрин хотела приобрести еще одну ферму, Лютер удерживал ее до тех пор, пока этого не сделал другой человек. «О, Кати, - говорил он, - у тебя есть любящий муж. Пусть кто-нибудь другой становится императрицей».

Пытаясь угодить Лютеру, Катрин проводила рядом с ним много времени. В какой-то степени она стала его личным доктором. Лютер страдал от многих болезней: подагры, бессонницы, геморроя, запоров, камней в почках, головокружения и звона в ушах. Катрин стала очень искусной в приготовлении растительных лекарственных средств, в припарках и массаже. Сваренное же ею пиво, которое так расхваливал Лютер, было прекрасным лекарством от бессонницы и нескольких болезней.

В письме, написанном Лютером своей жене, он благодарил ее за неустанную заботу обо всем и обо всех:

«Праведной, беспокоящейся леди Катрин Лютер, доктору в Цульсдорфе и Виттенбурге, моей доброй и любимой жене. Мы искренне благодарим тебя за то, что ты не спишь ночами, думая о нас, ибо с того момента, как ты начала беспокоиться о нас, возле моей двери вспыхнул огонь, а вчера, несомненно, благодаря твоему беспокойству, огромный камень мог бы упасть на нас и раздавить, как мышей в мышеловке. Если ты перестанешь беспокоиться, я боюсь, что земля поглотит нас. Молись, и пускай Бог беспокоится. Отдай Ему свою ношу».

Семейная жизнь начинала нравиться Лютеру все больше и больше, а его любовь к жене продолжала расти. Раньше Лютер учил, что брак является необходимостью для плоти. Но, узнав о нем не понаслышке, стал называть брак возможностью для духовного роста. «Первая любовь пьянит, - говорил Лютер о браке, - когда же это опьянение проходит, тогда наступает настоящая любовь между мужем и женой». Именно такая любовь царила в отношениях Мартина и Катрин Лютер.

Любовь Лютера стала настолько сильной, что он назвал свое самое любимое Послание Павла «Моя Катрин фон Бора». Однажды он сказал о жене следующее: «Во всех домашних делах я полностью полагаюсь на Кати. Во всем же остальном я подчиняюсь Святому Духу».

Лютер много говорил и писал о браке. Ниже приведены некоторые из его наиболее известных цитат:

«Естественно, христианин должен любить свою жену. Он должен любить ближнего, а поскольку жена является самым близким из всех ближних, его любовь к ней должна быть наиболее глубокой. Также жена должна быть и его ближайшим другом».

«Брак - это не шутка, над ним необходимо работать, о нем нужно молиться... Взять себе жену достаточно просто, но постоянно любить ее - гораздо сложнее... потому что одного лишь союза плоти недостаточно; должна существовать схожесть вкусов и характеров. А эта схожесть не приходит внезапно».

«Мир и любовь в браке являются даром, который следует сразу после дара понимания Евангелия».

«Некоторые браки появляются исключительно из похоти, но похоть испытывают также вши и блохи. Любовь начинается тогда, когда мы имеем желание служить другим людям».

«Я не собираюсь убирать волнение из брака. Я могу даже увеличить его, и произойдет чудо, о котором знают лишь те, кто испытал его».

«Нет ничего приятнее, чем гармония в браке, и ничего более огорчительного, чем разногласия... После разногласий наибольшую боль доставляет потеря ребенка. Я знаю, как это тяжело».

Любовь к детям и их утрата

Лютерам была не понаслышке знакома боль, связанная с утратой детей. Всего у них было шесть детей, из которых двое умерли. Их смерть стала для Лютера, наверное, самым тяжелым моментом во всей его жизни. Он получал от общения с детьми такое огромное удовольствие, что потеря их буквально раздирала его душу на части. Иногда Лютеру казалось, что он так никогда и не оправится от этой боли. К своей роли отца Лютер относился с такими же трепетным волнением и юмором, как и к роли мужа. Однажды он сказал: «Вывешивая подгузники своих детей, отец веселит этим соседей. Пускай они смеются, Бог и ангелы также улыбаются на Небесах». Свое отцовство Лютер считал одной из важнейших обязанностей, говоря, что нет большей силы, данной Богом, чем та, которую он дает родителям.

Если вам нравится эта статья, поделитесь ссылкой с друзьями!

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

X