Ресурсы Кетрин Кульман

2015

Мы - святые, мы - не нищие, - говорила она своей бедной общине. - Бог обещал в Псалме 36, стих 25, что праведник не будет оставлен и что его потомки не будут просить хлеба".

И люди ей верили. На первом собрании - 27 августа 1933года - было только 125 человек. Но она проповедовала, словно присутствовало 12 тысяч. В оборудованном на скорую руку складе было жарко, поднимались испарения, но на передних окнах большими буквами были написаны объявления, что Кэтрин Кульман, молодая евангелистка, начинает специальную серию собраний. С первых звуков, которые извлекла из пианино талантливая Эллен, люди поняли, что это не будет обычным богослужением. Ониповерили, что Сам Бог послал эту женщину в их среду, чтобы дать им надежду во время отчаяния, любовь во время ненависти и упование во время безверия и сомнения. Она пришла, чтобы восстановить в них данное им Богом человеческое достоинство, чтобы напомнить, кто они есть. На следующий вечер пришло более 400 человек, и с того дня старый склад уже не мог вместить всех желающих.

Они приходили из хижин и гетто, из трущоб и квартир, кишащих крысами. Они приходили из меблированных комнат и из "Миссии Спасения". Богослужения затягивались далеко за полночь. Кэтрин, Эллен, Хьюитт и десяток других,кто захотел участвовать в служениях, молились с теми, кто остался до конца собрания.

Не все, приходившие на собрания, были "потерпевшими крушение". Иные приходили из фешенебельных пригородов Денвера и хотели помочь служениям, но не имели возможности сделать это в своих местных церквях. Служения проходили каждый вечер, и огромные толпы выплескивались на тротуары.

Кэтрин трудилась неустанно. Она жила в Денвере дольше, чем где-либо еще, где она проповедовала. Столь долгое пребывание означало, что еще немного - и ей придется заниматься руководством церкви, а этого-то она и не хотела. После пяти месяцев непрерывной работы она объявила общине в пятницу вечером, что выполнила свою задачу и собирается уезжать.

Это объявление было встречено громкими протестами. Люди вскочили со стульев с криками: "Нет! Нет!". Затем встал один мужчина, которого Кэтрин знала только в лицо, -- он посещал служения всего в течение нескольких недель.

Сквозь шум он закричал: "Милая барышня, пришло время прекратить ездить. Вы нам нужны здесь. Если Вы согласитесь остаться в Денвере, я лично оплачу аренду самого большого здания, которое Вы выберете. Мы назовем его "Скиния пробуждения Денвера" и поместим вверху большую неоновую вывеску: "Молитва изменяет мир".

Крики, аплодисменты и обещания других пожертвований от общины убедили Кэтрин, что ей надо остаться. Начался поиск места, где бы основать "Скинию". А тем временем, поскольку фирме "Монттомери" нужен был ее склад, место проведения собраний переместилось в склад "Монитор пейер компани" по адресу: 1941, улица Кертис. Была сооружена вывеска: "Скиния пробуждения г-жи Кульман". Богослужения шли полным ходом.

Эллен Галлифорд организовала хор из более чем 100 голосов, сочиняя сама большую часть того, что они пели. Специально приглашались проповедники со стороны для некоторых собраний. Кэтрин понимала, что ее ресурсы ограничены. Она не была учителем. У нее было лишь одно послание: "Вам надлежит родиться заново". Она понимала, что, для того чтобы удержать людей, им нужно давать духовную пищу. И это делалось через музыкальную программу и других проповедников, которые с радостью принимали ее приглашение приехать с проповедью в самую быстрорастущую общину Запада.

Любимыми учителями были евангелисты и супруги Растхой, которые "пасли" независимые церкви в Калифорнии, Орегоне и Миссури. Сменяя друг друга в течение двух месяцев подряд, они вели собрания: один проповедовал, а другой (или другая) руководил пением. На некоторых собраниях им помогал молодой евангелист Фил Керр, выдающийся сочинитель церковных песен и проповедник на радио.