Чарлз Фокс Пархем - Отец Пятидесятницы

2017-03-18 20:18

Перед вторым пришествием Христа Церковь будет обладать такой же силой, какой обладали апостолы ранней церкви. Сила Пятидесятницы должна быть ясно показана. Давайте же позволим Божьей силе проявиться через нас.

Чарлз Фокс Пархем отдал свою жизнь для восстановления в церкви революционных истин исцеления и крещения Святым Духом (Обратите внимание: всякий раз, когда в этой главе упоминается «крещение Святым Духом», имеется в виду, что это переживание всегда сопровождается «говорением на языках»). Первые сорок лет двадцатого столетия были отмечены пятидесятническим посланием этого человека, которое изменило жизнь тысяч людей по всему миру.

Чудеса, которые происходили в служении Чарлза Пархема, слишком многочисленны, чтобы их можно было описать. Множество тысяч получили спасение, исцеление, освобождение и крещение Святым Духом. Когда он провозгласил миру в 1901 году, что «говорение на языках - это признак крещения Святым Духом», пятидесятническая истина ранней церкви была восстановлена. Но евангелист заплатил за это цену. Безжалостные гонения и клевета, которым Пархем подвергался всю свою жизнь, сломили бы любого человека с более слабым характером, но для Пархема они способствовали укреплению и утверждению его решительности и целеустремленной веры.

«Проповедуй, пока коровы не придут домой»

Чарлз Ф. Пархем родился 4 июня 1873 года. После его рождения в городе Мускатине, штат Айова, его родители, Уильям и Энн-Мария Пархем переехали на юг в Чиней, штат Канзас. Они жили как американские пионеры и считали себя таковыми.

Даже не считая трудностей жизни первопроходцев, раннее детство не было легким для молодого Пархема. Уже в возрасте 6-ти месяцев он заболел лихорадкой. Первые пять лет своей жизни страдал от сильнейших спазм. Его лоб распухал, делая голову непомерно большой. Затем, когда ему было всего семь лет, его мать умерла.

Хотя у Пархема было четыре брата, он после смерти любимой матери испытал гнетущее чувство боли и одиночества. Воспоминания о любящей заботе матери во время болезни приводили его в меланхолию и уныние. Когда мать говорила последние слова прощания перед смертью, она посмотрела на молодого Пархема и сказала: «Чарли, будь хорошим». Там, в присутствии Божьем и его умирающей матери он поклялся встретить ее на небесах. Эти простые слова произвели на него глубокое впечатление. Говорили, что они повлияли на его дальнейшее решение отдать свою жизнь Богу. Отец Пархема позже женился еще раз на молодой женщине, Харриет Миллер, которую нежно любила и в которой нуждалась вся семья.

В возрасте девяти лет Пархем заболел воспалительным ревматизмом. В этом состоянии тело его как будто покрылось узлами. Когда болезнь, наконец, ушла, кожа его казалась прозрачной. Затем у мальчика появился солитер, и для лечения применялись такие сильные лекарства, что оболочка его желудка была разъедена и разрушена. Его невзгоды не прекращались, и лекарства задержали его рост на три года.

В этом же нежном возрасте девяти лет Пархем был призван к служению. Поскольку он и его братья в первые годы жизни посещали воскресную школу, Пархем рано узнал о Боге. Еще до своего обращения мальчик постоянно думал: «Горе мне, если я не буду проповедовать Евангелие».

Он стал готовиться к Божьему призванию, изучая литературу. Канзас еще не был современным штатом с общедоступными библиотеками, но ему удалось собрать кроме Библии несколько исторических книг. Он нашел и другие пути подготовки себя к служению, выполняя различную случайную работу и помогая братьям. Работая пастухом с семейным стадом, Пархем часто проповедовал коровам воодушевляющие проповеди на различные темы, варьирующиеся от небес до ада.

Пронзительная «молния»

Пархем никогда не сожалел, что ему приходится так много учиться самому. Фактически это сработало ему на пользу. В прериях было мало церквей и проповедников, которые могли бы научить его, поэтому Пархем изучал Божье Слово самостоятельно и воспринимал его буквально. На его учении не отражались созданные людьми богословские доктрины, и для него не существовало традиций, из которых надо было вырываться. С раннего возраста до тринадцати лет Пархем слышал проповеди только двух проповедников. Именно на одном из этих собраний Пархем обратился.

Пархем верил, что в сердце обращенного должно произойти глубокое покаяние, но он не чувствовал в себе такого эмоционального переживания. Поэтому, хотя на собрании он думал, что получил спасение, по пути домой он начал сомневаться в своем обращении. Ему было так тяжело на душе, что он не мог молиться. Он заметил, что он напевает песню:

«Я прихожу ко кресту», и дойдя до третьего куплета, Пархем сразу же получил уверенность в своем обращении. Позже он сказал об этом пережитом опыте: «С неба сверкнула молния ярче солнечного света, которая пронзила все фибры моего существа». Отныне Пархем никогда не уклонялся от «Якоря» своего спасения.

«Будешь ли ты проповедовать?»

После столь яркого обращения Пархем служил учителем и работником воскресной школы. Он провел свое первое публичное собрание в возрасте пятнадцати лет с замечательными результатами. Он проповедовал короткое время и затем в возрасте шестнадцати лет поступил в Юго-западный колледж в Канзасе.

Когда Пархем поступил в колледж, у него было твердое намерение начать служение, но он стал замечать неуважение и общее презрение, с которыми мир относился к служителям. Он слышал разговоры о том, что служение связано с бедностью. Разочарованный этими рассказами, он обратил свой взор на другие профессии. Вскоре Пархем отверг свое призвание и начал отступать.

Вспоминая свое травмированное болезнями детство, Пархем решил, что медицина будет для него подходящим занятием. Поэтому он стал учиться на врача, Но его постоянно мучили воспоминания о своем обещании стать миссионером, и вскоре он заболел ревматической лихорадкой.

После нескольких месяцев страданий его посетил врач и объявил, что Пархем находится при смерти. Но месяцы, проведенные им в постели, заставили Пархема вспомнить слова, которые когда-то звенели в его ушах: «Будешь ли ты проповедовать? Будешь ли ты проповедовать?» Он снова был готов ответить на свое призвание, но не хотел жить в бедности, которая, казалось, была неизбежной для служителей в то время. Поэтому он воззвал к Богу: «Если Ты позволишь мне поехать куда-нибудь, в какое-то место, где мне не придется собирать пожертвования и выпрашивать на жизнь, я буду проповедовать».

Пархем находился под таким сильным воздействием морфия, что не мог найти никаких других слов для молитвы. Поэтому он стал цитировать Молитву Господню. Когда он дошел до слов: «...да будет воля Твоя и на земле, как на небе», его ум прояснился, и он увидел Божье величие. Он уловил отблеск того, как Божья воля проявляется через каждую частичку творения, и понял, что Божья воля - исцелять. Поэтому он воззвал к Богу в молитве: «Если Твоя воля будет совершена во мне, я буду исцелен». Когда он сказал эту молитву, каждый сустав его тела освободился и каждый орган был исцелен. Только лодыжки остались слабыми. Но его легкие были чисты, и его тело восстановлено.

Сразу после выздоровления Пархема попросили провести евангелизационное собрание. Так он обновил свое обещание Богу и дал обет покинуть колледж и начать служение, если Бог исцелит его лодыжки. Ползая под деревом, Пархем начал молиться, и Бог тотчас послал «мощный электрический ток» через его лодыжки, сделав их здоровыми,

«Мужлан» со властью

Свое первое евангелизационное собрание Пархем провел в возрасте восемнадцати лет в школьном доме «Приятная Долина» близ Тонганокси, Канзас. Для членов общины он был чужим, тем не менее, он попросил разрешение провести собрание пробуждения в их школе. Когда они дали согласие, Пархем поднялся на холм, простер свои руки над долиной и помолился, чтобы вся община пришла к Богу.

В первый же вечер служения посещение было хорошим, но большинство не принимали активного участия. Сначала ответов было мало, но к концу вечера многие обратились.

На этом собрании присутствовала семья Тистлевейтов, они написали своей дочери. Их дочь Сара выросла в общине и училась в Канзас-Сити. Когда она вернулась домой, служение закончилось, но община организовала для Пархема собрание в следующее воскресенье.

На служении утонченная Сара Тистлевейт была удивлена тем, что она увидела. Пархем выглядел совсем не таким, как богатые, образованные проповедники, к которым она привыкла в Канзас-Сити. Когда он взошел на кафедру, у него не было перед глазами написанной проповеди, как у проповедников, которых она видела раньше. Действительно, Пархем никогда не писал то, что собирался сказать, веря, что Святой Дух даст ему вдохновение. Слушая, как проповедует молодой евангелист, Сара осознала недостаток своего посвящения вере. Она поняла, что следует за Иисусом «издалека», и приняла решение посвятить свою жизнь полностью Господу. Она также подружилась с Чарлзом Пархемом, и вскоре то, что началось как простой интерес, превратилось в союз цели и предназначения.

Деноминации? Никогда больше!

Когда Пархему было девятнадцать лет, его попросили стать пастором в методисткой церкви в Еудоре, Канзас. Он согласился, в то же время, проводя служения в Линвуде по вечерам в воскресенье. Сара и ее семья регулярно посещали служения.

Община быстро росла, и было построено новое здание, чтобы вместить всех прихожан. Руководство церкви видело для Пархема большое будущее, и ему бы дали любое пасторство или назначение, если бы он подчинился их авторитету. Но не все было хорошо между Пархемом и методисткой церковью. Пархем дал обет следовать водительству Святого Духа, независимо от того, что другие люди просят его делать. Когда он давал советы новообращенным, он увещевал их найти любое церковное пристанище, даже если это будет не методистская церковь. Он объяснял, что присоединение к какой-либо деноминации не является необходимым условием для небес и что деноминации проводят больше времени проповедуя самих себя и своих лидеров, чем Иисуса Христа и Его Завет. Это вызывало множество конфликтов в церковных рядах. Об этих конфликтах Пархем писал:

«Обнаружив ограничения в своей пасторской работе и чувствуя ограниченность сектантской церковности, я часто находился в конфликте с руководством, который в конечном итоге привел к открытому разрыву; и я отказался от деноминационализма навсегда, хотя и страдал от жестоких гонений от рук церкви... Ох уж эта узость тех многих, кто называют себя принадлежащими Господу!»

Родители Пархема были разочарованы своим сыном, поскольку они твердо поддерживали церковь. Поэтому, когда Пархем отказался от должности, он на какое-то время нашел покой в доме своих друзей, которые приняли его как собственного сына.

Пархем стал молиться о направлении. На него обрушились клеветнические обвинения, и его волновало, как бы это становящееся все более сильным гонение не разрушило его работу навсегда. Затем однажды, когда он был погружен в глубокую молитву, он услышал эти слова:

«Я уничижил Себя Самого». Пархем тотчас приободрился и укрепился. Дух Господень продолжал показывать ему места Писания, и он установил свой курс. Он войдет на евангелизационное поле, не будучи связанным ни с какой формой вероисповедания. Он будет проводить свои служения в школах, залах, церквах, скиниях - где только сможет - и верить, что Дух Святой проявит Себя могущественным путем.

Во время проведения служений в западном Канзасе Пархем написал Саре Тистлевейт и предложил ей выйти за него замуж. Он предупредил Сару, что его жизнь полностью посвящена Господу, и что его будущее неясно, но если она доверяет Богу, как он, они должны пожениться. Через шесть месяцев, 31 декабря 1896 года, Чарлз и Сара поженились в доме ее дедушки.

Исцели себя!

Молодая пара отправилась путешествовать, их везде принимали очень хорошо. В сентябре 1897 года у них родился первый сын, Клод. Но радость длилась недолго - Чарлз слег от болезни сердца. Никакие лекарства не помогали, и он все больше слабел. Затем внезапно у худенького Клода поднялась высокая температура, Пархемы беспрестанно молились за ребенка, но безрезультатно. Врач не смог поставить диагноз и, следовательно, назначить курс лечения.

Пархема позвали молиться за другого больного человека, и в своем ослабленном состоянии он отправился в дом этого человека. Когда он молился за него, слова Писания: «Врач, исцели самого себя» буквально озарили Пархема, и в тот момент, когда он молился, сила Божья коснулась его. Он был тотчас исцелен.

Сразу после этого Пархем бросился домой, схватил Сару, рассказал ей о своем переживании и помолился за ребенка. Затем он выкинул все лекарства, поклявшись, что больше никогда ничему не будет доверять, кроме Слова Божьего. Горячка оставила тело Клода, и он рос здоровым ребенком.

Здесь хочу кое-что сказать. Служение исцеления Пархема всегда казалось противоречивым тем, кто неправильно понимал его. Он жил во времена, когда врачи в целом выступали против Евангелия. Личная вера Пархема вдохновила его выбросить все лекарства. Он верил в то, что полностью доверять медицине значит отвергать кровь Иисуса и ту цену, которую Христос заплатил на кресте. Когда приходит истинное откровение, оно непоколебимо. Оно всегда принесет успех, который обещает. Глубокое откровение Пархема передалось его семье, и медикаменты были запрещены в их доме. Но решение об их использовании другими людьми он оставил на их усмотрение. Всегда находятся люди, которые следуют вдохновению другого, не получив откровения сами. Поэтому в теле Христовом отвергают использование медикаментов и называют тех, кто их используют, «грешниками». Пархем никогда этому не учил, поэтому ошибочно его обвинять, как многие делают, в ошибках, которые совершают некоторые верующие в вопросе божественного исцеления.

Обет «жить или умереть»

Вскоре после того, как Пархем и его ребенок исцелились, он получил печальные известия. Всего за одну неделю умерли двое из его близких друзей. В глубокой печали Пархем поспешил к их могилам. Это был день, который отметил все последующее служение:

«Когда я преклонил колени между могилами двух моих любимых друзей, которые могли бы жить, если бы я сказал им только об исцеляющей силе Христа, я дал обет, что пусть мне придется жить или умереть, я буду проповедовать Евангелие исцеления».

Пархем переехал со всей семьей в Оттаву, Канзас, где он провел свое первое собрание божественного исцеления. Во время этого служения он смело провозглашал истины Божьего Слова. Больная водянкой женщина, которой, как говорили, оставалось всего три дня жизни, получила мгновенное исцеление. Другая молодая женщина, слепая и больная чахоткой, почувствовала, как у нее буквально разрывается грудь, и полностью исцелилась. Бог также восстановил ее зрение, и остаток своей жизни она провела, зарабатывая шитьем.

Истины божественного исцеления были редкими в церкви в те годы. Дауи и Эттер имели большой успех, но о них практически ничего не знали в прериях. И хотя результаты нельзя было опровергнуть, многие утверждали, что сила, являвшаяся через Пархема, исходила от дьявола. Эти обвинения вынудили Пархема закрыться в комнате и утвердиться в истине. Молясь и исследуя Писание, Пархем обнаружил, что в Библии везде присутствует исцеление. Он понял, что исцеление, как и спасение, пришло через искупительную работу крови Иисуса, и с этого момента гонения и клевета не останавливали его. Затем ему в голову пришла революционная идея: он организует пристанище для тех, кто ищет исцеления. Пархем был наполнен радостью.

Если вам нравится эта статья, поделитесь ссылкой с друзьями!

Портал «Благословение Отца» (www.imbf.org)

X