Шестое ноября (вторник, 1979) - Человек который разговаривал с Ангелами

22:31 -- 30.01.2015

November 6 (Tuesday, 1979) (Chapter 29, Pages 187 - 197)

Это замечательное эмоциональное письмо к Богу написала Эми Герла. Она и её муж, Дэн, работали рука об руку с моими родителями на протяжении 15-ти лет.

Дорогой Бог,
Дуб свалился сегодня, Господь; именно так! Не из-за какого-то шторма, а просто мгновенно срубленный.  Бог, как же так? Дубы живут сотни лет. И нет никаких следов от ударов искусного дровосека. Это случилось мгновенно... Вот так!

Ты сказал: "Он будет как дерево, посаженное при потоках вод", и он был... не так как ясень, тополь, ива или желтая сосна, восприимчивая ко всем видам борьбы с природой, колеблющаяся всяким ветром. Нет, он был твердым, могучим дубом. О, да, он достаточно пострадал в этой жизни, чтобы получить характер жизни, которую многие любили и уважали; он стоял высоко и сильно в глазах нашей семьи и друзей и перед тысячами других. Мы опирались на эту башню силы; вероятно, больше, чем понимали. Мы могли с легкостью пошатнуться, но ради Тебя, Господи. Ты  был здесь, когда это огромное дерево было выкорчевано, чтобы быть посаженным в том красивом вечном месте, где он теперь наслаждается в Твоём Присутствии. Я могу просто видеть его полностью поглощенным Тобой! Таким же, каким он был здесь.

Ты уверил нас, что та же самая власть... Личности Иисуса Христа, от Которого он зависел полностью, останется с нами навсегда. От Него мы можем продолжать получать любовь, комфорт, мудрость и силу. Папа был физически изнемогшим, но его дух воспрял, когда Алан и я и дети приехали в аэропорт забрать его, когда он вернулся из поездки в Луизиану. Он служил с Пастором Ронсисваль, молодым пастором огромного комплекса в Бирмингеме, шт.Алабама. Папа чувствовал Руку Господа на этом молодом человеке. Он нашел истинный родственный дух в Пасторе Гормане из Нового Орлеана. Папа со смехом сказал собранию о том что не знал куда  мог пойти из Новоорлеанской церкви. Как несколько часов говорил с Джимми Сваггартом. Он сказал мне позже, что был взволнован, когда он ощутил теплоту и смирение в этом человеке. Он возвратился в г.Бойсе таким ободренным как никогда прежде. Он уже с нетерпением ждал когда будет служить в Лейкленде, шт.Флорида, с преподобным Карлом Штрадером, и затем собирался в Вашингтон, округ Колумбия служить с преподобным Бенни Харрисом. Преподобный Харрис принял меры, чтобы каждый сенатор, каждый Конгрессмен и каждый глава правительства получили копию книги «Ангелы говорят мне». Мой брат Тед и его жена Линда поехали в Нью-Йорк в отпуск и планировали встретить папу в Вашингтоне, округ Колумбия, чтобы быть с ним во время его выступления. Это было прекрасное осеннее утро 6 ноября. Светит солнце, свежий воздух. Внутри, атмосфера была наэлектризована восхищением. Это был день встречи служителей, и мы едва ли могли дождаться, чтобы услышать отчет о победе, мы знали, что папа будет делиться с нами. Этот особый день папа провел, говоря о любви друг ко другу. Он говорил много раз о том, как Бог сказал ему очень конкретно через ангела не защищать Божье Послание, которое Бог дал ему. Он сказал нам, что это было Послание Бога, и Бог отвечал за его защиту. Он убедил всех нас в том, что нужно любить! Мы не должны были сердиться на то, что люди говорили о нем, но мы должны были любить тех людей. Любовь казалась такой живой в его сердце в тот день, любовь, которая просто медленно сочилась из каждой поры. Сверхъестественная любовь  Божья была так очевидна в его жизни. Казалось, что папа буквально излучал здоровье пока служил всем нам тем утром. Я была так рада, потому что ранее я сказала Алану, что я надеялся, что Бог не будет одинок без папы, не заберет его во время посещения небес и позволит ему возвратиться.

В то раннее утро мой дедушка Артур Якобсон, который много лет был болен, ушел, чтобы быть с Господом. Приготовления для похорон были уже сделаны, похороны планировались после того, как папа возвратится из Вашингтона, округ Колумбия. После встречи служителей я пошла на урок катания на коньках и планировала пойти  обедать с другом. Не могла покинуть каток из-за технических причин, что позволило Алану забрать меня и сказать мне, что моя мама хотела, чтобы вся семья пообедала вместе. Позже я была так благодарна Богу, что позволил мне пообедать с папой в последний раз! Ланч был действительно веселым.
Семье было грустно, что дедушка Якобсон умер, но все мы знали, что он был с Господом и болезнь его больше не мучила. Все смеялись и говорили одновременно. Брат матери, Морис, и невестка, Маргарет, были здесь из-за болезни дедушки. Мэрилин смогла выкроить время от ее работы, и папа был дома после своего путешествия. Казалось хорошо всем быть вместе. Мэрилин была особенно полна радости и действительно смешила папу. Когда наступило время папе возвращаться в офис, мы с Мэрилин его крепко обняли и поцеловали. Тогда мама, как всегда, провела его прощальным объятием и поцелуем, не зная, что это будет в последний раз, когда она видела его живым.

У папы была встреча с женщиной, которая не была в состоянии прекратить плакать в течение нескольких дней. Он помолился за неё и затем сказал: "Я просто хочу, чтобы Вы взглянули Иисусу в Лицо и подарили Ему большую большую улыбку, и сказали Ему, как сильно Вы Его!" Она так сделала и слезы превратился в смех, который просто выливался из неё, когда она начала хвалить Господа. Тогда она посмотрела на папу. Его голова была опрокинута назад, а руки свисали на стуле. Сначала она думала, что он молился и улыбался Господу также, но он был неподвижен. Внезапно она поняла, что он был слишком неподвижен! Она быстро позвала Джойс, секретаря папы. Джойс позвала Алана и сказала ему, что у пастора, должно быть, был сердечный приступ! Алан позже рассказал, что, когда он вбежал в комнату и увидел его в таком расслабленном положении, полностью в мире, он знал в своем духе, что папа ушел.

Алан положил его на пол –  стандартная предосторожность –  и начал оказывать ему первую помощь при сердечном приступе. Сью Карпентер вошла и помогала дыханием рот в рот. Джойс вызвала скорую. Я зашла в Школу «Маранафа» и говорила с Уорреном Меркелем, который был с группой «Ливин Саунд» и только что поселился в г.Бойсе. Я хотела представить Уоррена своему папе, потому что служение папы было так связано с «Ливин Саунд» и Терри Лоу.

Мы шли к офису папы, когда Анжела, моя дочь, подбежала ко мне крича, "Мама, Мама, у Дедушки сердечный приступ!" Я сказала, "Дорогая, ты шутишт!" но я знала, что моя дочь никогда не будет шутить о чем-то таком. Я бежала в церковь, молясь, "О, Бог, не позволь этому случиться, на пике прекрасного служения папы. О, Бог, пожалуйста!" Они положили моего драгоценного отца на полу как упавшего гиганта. Нежные руки вывели меня из комнаты. Казалось, что прошла вечность. Я могла слышать молящихся повсюду. Многие студенты «Маранафы» пали на колени, чтобы молиться об их любимом пасторе. Мама вскоре пришла с бабушкой, и Мэрилин была рядом, примчавшись на всех парах из офиса.

Мэрилин приехала вся в слезах. Мы взялись за руки а начали молиться об отце. Похоронное бюро уже вызвали, и не было даже самого маленького признака жизни на аппарате скорой помощи. Люди молились искренне, потому что они знали, что папа и раньше получал исцеление. Машина скорой помощи наконец прибыла, и папу срочно отправили в больницу вместе с семьей, сотрудниками и друзьями. Больницу завалили звонками, поскольку люди узнали о том, что произошло. Он стал таким известным и любимым в обществе.

Все сидели в приемной и молились, дверь открылась и вошел лечащий врач. Он подошел к моей матери, взял ее за руку и сказал: "Мы сделали все, что смогли, он сейчас с Богом! Я хочу, чтобы Вы знали, что этот человек коснулся многих жизней, включая и мою!" Медсестра также сказала как она была благословлена Пастором Баком. Подошла одна из монахинь и обняла меня, сказав: "Пастор окрестил меня в воде и обогатил мою жизнь". Мать воплощала крепость силы. Она сказала: "Давайте помолимся вместе". Мама позже рассказывала, что она чувствовала каждый день, что папа был особенным подарком от Бога. Она приняла решение, что после его последнего сердечного приступа она будет жить каждый день с ним во всей полноте. Господь дал ей мир и ощущение Его присутствия в день, когда она потеряла обоих - и своего отца, и своего мужа, с которым прожила тридцати семи лет. "Одна из вещей, о которых часто говорил мой муж, была то, что Бог Праведен! У него есть неизменная способность всегда творить праведные вещи! Это так сильно помогло мне жить дальше после того, как Отец позвал Роланда домой. Как же я могла сказать 'Почему Бог?' когда я знала, что он был в руках Отца все время". Больница должна была отправить сообщение в выпуск новостей через СМИ, чтобы уменьшить количество звонков.

Многие из общины слышали по телевидению новости, что их любимый пастор ушел, чтобы быть с Господом. Хор специально репетировал на вечер вторника. Музыкальное Рождественское представление того года было основано на главе из книги моего папы "Он Вкусил Смерть". Господь дал мне программу глубокой ночью, и папа был так восторжен представлением. Не было возможности сообщить каждому из хора о случившемся, поэтому они пришли и многие из них не знали, что их драгоценный пастор ушел, чтобы быть с Господом. Что-то действительно особенное произошло в тот вечер. Люди, когда услышали новость, хотели приехать в церковь. Они не могли думать ни о каком другом месте. Поэтому в тот вечер пока хор репетировал, люди начали приходить в церковь, пока полностью не заполнили зал. Был прекрасный дух хвалы и любви. Прочная основа доверия к Богу, которую папа пытался построить все эти годы, была очень очевидна, поскольку люди спокойно шли в их церковь и сидели в присутствии Господа в ту ночь, когда мой папа ушел, чтобы быть с Богом. Одна из целей моего папы состояла в том, чтобы видеть служение в середине недели, полное людей, хвалящих Бога. В среду – день после его смерти – церковь была полна до стропил. Многие люди выходили вперед и делились тем, что он значил в их жизнях. Это было замечательно.

Община, казалось, объединялась с совершенно особой любовью и единством. Господь заботится о своих детях так сильно. Его забота была очевидна, когда Он сделал всё возможное, чтобы я смогла быть на том последнем ужине с папой. Моя сестра, Чам (пер. очарование), была также включена в утешительный план Бога. "Я никогда не забуду день, когда моя младшая сестра, Мэрилин, позвонила и сказала, что сердце папы остановилось. Она сказала, что он не дышал в течение приблизительно пяти или десяти минут. Я почувствовала, будто сердце остановилось, а ноги стали ватными. Брайан работал над новым зданием. Моим первым чувством была паника. Я испытывала желание кричать, но я вышла во двор и позвонила Брайану, я сказала ему, что случилось. Чудом Господь сделал так, что мы были в Бойсе около двадцати минут после того, как семья вышла из больницы. Я верю, что это было чудо, насколько Господь действительно заботится о нас. "Наоми побеспокоилась о билетах, чтобы я и дети полетели в Бойсе на следующий день. Когда я узнала, что дедушка скончался, и что папа не будет проповедовать на похоронах до следующего вторника, мы планировали отменить полет и пойти на похороны. Я думала, что так с меня будет больше пользы. Тем временем я паковала чемоданы для семьи.

Родственники Брайана были в нашем доме в то время, поэтому когда сообщили весть об отце, я позвонила в аэропорт, поменяла бронь, и Брайан и я были на месте за  сорок пять минут. Мы были дома почти сразу же после того, как папа скончался. Это было реальным благословением для меня. Все волновались по поводу Теда и его реакции на новости, так как он до сих пор был вдали от дома. Тед был так близко к папе, и Линда была принята как дочь и занимала особое место в его сердце как жена Теда.
Тед: Последний раз, когда я говорил со своим папой, был вечер понедельника 5 ноября. Линда и я были на каникулах на Восточном побережье, и мы звонили по очереди – сначала её родственникам, затем моим - только чтобы сказать, 'Привет', и узнать что происходит. Папа не был супердуховным, он был кем-то, кто был заинтересован в том, что происходило вокруг, даже со всеми ангельскими посещениями. В предыдущую субботу Линда и я отдали наши билеты на футбольный матч папе, так как мы собирались за  город. Он пошел на игру с Шерон и Аланом. Большая часть нашего последнего разговора состояла в том, насколько ему понравилось. Он наблюдал за захватывающей игрой.

Мы немного поболтали, я повесил трубку, не осознавая, что это будет в последний раз, когда я говорил  с ним на этой земле. Мы были в Филадельфии. Мы пошли посмотреть Колокол Свободы, и затем поехали в Вашингтон, округ Колумбия. Я сказал Линде, 'Почему бы нам не звонить твоим родственникам  сегодня вечером, так как мы позвонили моим вчера вечером?' Она позвонила своей маме и поговорила с ней. Наконец ее мама сказала, 'Линда, есть что-то, что я должна тебе сказать'. Линда повесила трубку и повернулась ко мне со странным взглядом на лице. Она сказала, 'Тед, твой дедушка умер этим утром', и не останавливаясь она добавила мягко, 'И у отца был сердечный приступ и он умер'. Я посмотрел на нее с неверием и сказал, 'Ты имеешь ввиду, что папа мертв?' Папа был так полон жизни, я не мог вообразить, что его не будет рядом. Она сказала, 'Да, мы должны позвонить твоей маме'. Я набрал номер телефона. Алан ответил и позвал маму к телефону. Я спросил ее как она, а затем сказал, что у меня такой странный мир в сердце, который не должен быть там. Это не имело смысла. Но я знал, где папа был, и я чувствовал мир по этому поводу. Если и было что-то в жизни, чего я действительно боялся, так это потеря с отцом всего того, чему он меня научил и то, насколько я полагался на него. Он был моим земным отцом и моим духовным лидером, и он ушел! Я чувствовал, спокойствие внутри, которое пришло как шторм в некотором роде, но спокойствие победило. Не было никаких криков или нападок на Бога, потому что я знал, что это должен был быть план Бога. Я сказал: «Линда, я должен выйти на некоторое время и помолиться, поговорить с Богом». Я вышел на полчаса. Пока я шел по очень оживленной улице в Вашингтоне, округ Колумбия, я молился: «Бог, я хочу иметь возможность поговорить с папой». Тогда я начал говорить точно так же, как я говорил с папой. Конечно, он не отвечал, но я благодарил его за то, что он означал в моей жизни. Я благодарил его за образ Бога, Которого он показал мне, за время, которое в меня вложил, за наследие, которое мне оставил.

Я излил ему своё сердце и сказал ему, насколько сильно я любил его. Я сказал папе, что не хотел, чтобы он стыдился того, как я веду себя теперь, когда он ушел. Затем я поговорил с Господом о церкви. Родители провели столько лет, вкладывая свои жизни в него. Я видел церковь как зрелую сливу, которая будет подобрана кем-то, не обязательно плохим человеком, но кем-то, кто рассматривал её как стартовую площадку или место с которого можно удачно уйти а пенсию. Или возможно кто-то новый приехал бы, взял бы служение Пастора и его жены. Когда я был на улице, окружен звездным небом, автомобили носились вокруг. Среди этого шума в центре города Вашингтон, округ Колумбия, я настраивал свои духовные уши. Я начал думать: 'А что, если Бог позволит мне занять место своего отца?' Тогда я подумал о том факте, что у меня не было семинарского образования. Я учился в университете Роланда Бака в течение 28,5 лет, тем не менее я начал задаваться вопросом, будет ли какой-либо способ, которым я смог бы воспользоваться и стать пастором, хотя я не думал, что буду в состоянии стать пастором. Я лег спать, все еще думая об этих вещах. Мы прервали наш отпуск, и на следующий день сели на самолет домой. Я начал возвращаться к действительности и понимать, что для меня будет очень трудно стать пастором этой церкви. Я сказал Линде это, и она сказала, 'Тед, помни то, что всегда говорил твой папа: "Если Бог будет в чем-то, то это произойдет без напряжения и стресса или человеческой манипуляции». Мы смогли расслабиться в этой истине. К тому времени, когда я возвратился домой, я почти решил, что не будет никакого способа, чтобы мне стать пастором. Но я действительно решил, что как пожизненный член этой церкви, встану и скажу своё слово, если такая ситуация возникнет в будущем.

На следующий день после того, как мы приехали, мама и я разговаривали в церкве, и Джонни Хисель, старший дьякон, вошел. Я сказал ему, что возьму месяц отпуска от своего бизнеса и буду работать с моей мамой в этот промежуточный период. Три дня спустя церковный совет попросил, чтобы мы стали co-пасторами. Я даже не думал об этом, но когда я подумал, всякая неуверенность, казалось, таяла из-за моей уверенности в духовной зрелости мамы. Вся наша семья приехала с матери. Все мы хотели быть максимально близко друг к другу. Господь обернул маму в Свою любовь, и она излучала мир и спокойствие. Совет церкви собрался и почувствовал, что папа был таким человеком, который захотел бы, чтобы работа Господа продолжала идти независимо от того, что происходило. Они знали, что он скажет: "Так их! Жизнь для того, чтобы жить!" Они чувствовали определенно, что график должен выполняться, как и планировалось раньше. Тогда что-то особенное произошло. Церковный совет единодушно решил, что не было никаких других двух человек, лучше квалифицированных, чтобы принять лидерство церкви, чем моя мать, Чарм, и мой брат, Тед. Они продолжили бы служение точно также, как оно было начато. Тед был одним из четырех владельцев новой компании  по недвижимости «Альфа и Омега», в течение этих четырех лет она стала одной из крупнейших фирм по недвижимости в г.Бойсе. Даже не было вопроса в уме моего брата: бросать ли успешную карьеру в сфере недвижимости, чтобы стать пастором. Теплая любовь  общины была показана в их принятии моей мамы: "Пастор Чарм" и мой брат, "Пастор Тед".

----------

книга: Человек который разговаривал с Ангелами (Шерон Бак)
автор: Роланд Бак
перевод: Ольга Бесклубная

X