Музыка, музыка, музыка

2015

Папа любил музыку. У него был хор в каждой церкви, где он был пастором, и Центральная Ассамблея не была исключением. Мама руководила хором много лет. В 1965 было огромное пробуждение, которое захватило нашу молодёжь. Многие были спасены и крещены Святым Духом. Первое, что мы, молодежь, хотели сделать, так это найти способ поделиться новой жизнью, которую мы обрели. Мы решили, что у нас будет молодежный хор, и мы сможем делиться жизнью Иисуса через музыку. Хором руководила одна из девочек в группе, Глория Локлер, и я стала ее помощником. Церковь начала рекламировать нас как Поющих Послов, и скоро город Бойси узнал молодую поющую группу. Глория руководила Поющими Послами четыре года. В это время мы записали несколько альбомов. Затем Глория встретила "того единственного" и вышла замуж. Они с мужем переехали учиться в колледж. После того как Глория уехала, с хором работали несколько человек неполный рабочий день, но для такого служения с его мощными оборотами хору просто был необходим руководитель на постоянной основе.

Папа обсудил этот вопрос с советом. Кто же будет новым руководителем хора, который стал опорой Центральной Ассамблеи? Они составили список кандидатов, включая меня. Папа одобрял каждого в списке, но сказал совету, что у него сомнения по поводу меня. Он просто не желал, чтобы факт нашего родства как-то сказался на мне, в случае если бы меня избрали на эту должность. Из-за того, что я была среди кандидатов, папа тактично ушел в сторону и сказал совету, чтобы они усиленно молились по этому поводу. И только тогда, когда у них будет четкое водительство от Господа, он примет их решение каким бы оно ни было.

Совет действительно молился и постился по этому поводу. Несколько из них молились и молились на протяжении долгих часов. Они чувствовали, что от их выбора зависит очень многое – ведь хор оказывал огромное влияние не только на жизнь церкви, но и на молодежь за её стенами. Рано утром зазвонил мой телефон. Звонил один из членов церковного совета и попросил меня встретиться с советом вечером. Я волновалась целый день и также вопрошала Господа о руководстве, ведь я уже была замужем с двумя детьми – трех и 14-месяцев. В тот вечер моё сердце билось чаще. Совет сообщил мне, что после многих молитв они очень ясно понимали, что Бог хочет, чтобы я была руководителем хора. Я едва различала ноты, но очень сильно любила музыку и желание служить Господу. Я решила, что если Господь избрал меня, тогда вместе мы сможем всё. С детства я много времени проводила с папой и впитала так много его любви к людям, и теперь у меня появилась бесценная возможность отдать эту любовь.

Прежде всего, наша молодёжная группа из 26 человек возносили молитвы, прося Бога о Его направлении. Затем, я записала каждого из молодежи, который переступил порог нашей церкви, и пригласила их на служение. Представьте только мой восторг, когда на служение пришли 56 молодых людей! Папа давал мне советы и с Божьей помощью хор превратился в инструмент в Божьих Руках. Папа понимал, что у молодежи свои музыкальные вкусы и он позволил нашей группе петь наполненные жизнью песни. У моего брата Теда было двое друзей близнецов, и они вместе играли в футбол. Они приняли Господа через его свидетельство и приглашение на молодежное собрание. Близнецы стали частью хора. У Грега был басистый тембр, а Джеф был барабанщиком. Когда я только начинала руководить хором, мой брат Тед и эти парни были для меня большой поддержкой. Джеф и Грег подолгу проводили время в нашем доме, потому что дружили с Тедом и находились в музыкальном служении. Они рассказали мне о своих чувствах к моему отцу.

Джеф: «Я впервые увидел пастора Бака, когда сидел за обеденным столом со своим братом и Тедом. В нём было нечто особенное – он умел слушать, пока ты излагал свои мысли. Он никогда не набрасывался на тебя из-за твоих убеждений как у молодого христианина. Он желал проникнуть в суть и понять, а затем уже высказывал свои «ЗА» и «ПРОТИВ». Когда ты уходил, то знал его мнение, но он никогда не унижал твою позицию. Я очень ценил то, что пастор Бак никогда не говорил: «А ну-ка сейчас я покажу тебе, что Библия говорит об этом», - он никогда не бросался такими фразами, а помогал докопаться до глубины чувств и тогда уже Богу было над чем поработать.

Когда я учился на втором курсе, мне необходимо было узнать, что делать дальше со своей жизнью. Мне нужно было уединиться, и пастор Бак разрешил мне быть в церкви 3-4 дня. Он знал, что я нуждался в одиночестве более, чем в разговорах. И нет ничего лучше, чем молитва в темноте, пустое церковное здание, свобода поклонения, хвалы и пения Господу. Как раз то, в чем я нуждался.

Пастор Бак никогда не давил на людей, но он пытался искренне понять. После того, как всё было сказано и сделано с обеих сторон, он отступал в сторону и говорил: «С этого момента это не моё дело, но Божье!»
Джеф сейчас профессор психологии. Он занимается проектами авиации в Калифорнии.
Грег: «Тед привел нас с братом в церковь. Пастор Бак всегда интересовался нами. И он спрашивал, как мы поживаем не потому, что так принято, а потому, что его это действительно интересовало. Ты мог с легкостью положиться на него – он бы тебя выдержал. Он был силен, и тем не менее у него было глубочайшее сострадание к людям. Пастор Бак заботился о людях, с которыми работал, и его интересовало то, что было ценным для тебя. Очень трудно описать словами такого человека как пастор Бак. Он был тверд и от него исходило сострадание. Ты мог смотреть в его глубокий, и сильный взгляд. В его присутствии не нужно было притворяться. Ты знал, что можешь быть самим собой и просто расслабиться рядом с ним. Казалось, он всё равно знает каков ты.

Потеря от его смерти сходна с потерей части семьи. Это был шок. Было такое чувство, что столп, который служил опорой и поддержкой твоей жизни – просто исчез! Мне стоило огромных усилий, чтобы свыкнуться с этим. Тед очень сильно мне в этом помог. Он принял это спокойнее. А меня надо было собирать по кусочкам. Когда его посещали ангелы, я думал, что это о ком-то другом – трудно было поверить. Но это правда. Так я чувствовал, потому что знал его очень хорошо, знал, что с ним можно говорить обо всём, но ангелы…»
Грег сейчас представляет фармацевтическую компанию. Прошло не много времени моего руководства хором, как меня угнетало, что у нас только пианино и барабан, и я попросила Господа о хорошем трубаче. Господь ответил на мою молитву повел меня к самому лучшему музыканту и трубачу Дену Смиту. Ден сейчас поделится своими впечатлениями от нашей встречи.

Ден: «Мой сосед по комнате пригласил меня в Центральную Ассамблею. Он уже раз пошел в церковь и сказал, что там хорошая молодежная группа. На следующее воскресенье я пошел в церковь и с тех пор я туда хожу регулярно.

Молодёжная группа из сорока человек исполняет музыку моего стиля – это привлекло моё внимание, однозначно. Прошло недели полторы как я был в церкви, Шерон Уайт пришла ко мне на работу в продуктовый магазин и предложила мне играть на трубе в хоре. Мой друг сказал Шерон, что я играю на трубе, только вернулся с колледжа и не занят. Она не знала, что я уже был в Центральной Ассамблее. Я сказал, что я постараюсь прийти в следующую среду на репетицию. И вот среда, а мой начальник не отпускает меня на два часа раньше. По какой-то причине репетиция для меня много значила. Я был воодушевлен, поэтому пошел вопреки тому, что меня не отпускали с работы. 4 июня 1970 – мой первый день в хоре, и следующие десять лет были благословением для меня – я видел как растет и развивается хор, как меняются жизни. Тот июньский день, благодарность моему начальнику, был также последним днём моей бакалейной карьеры!

Пастор Бак искренне поддерживал работу хора. Он видел, что это служение направлено на конкретную группу людей, к которой другим путем не достучишься. Мне очень больно, когда я вижу как некоторые мужи Божьи не признают прославление. Но пастор Бак видел и чувствовал поклонение и хвалу в богодухновенных евангельских песнях.

Он осознавал радость, которая будет высвобождена через служение хора. Такой настрой пастора Бака поистине был стержнем для хора и залогом успеха на длительную перспективу!»
Папа был особенным. Он обладал техническими знаниями, которых не доставало мне. И к тому же он был практически в десятке лучших музыкантов города Бойсе, а позже путешествовал с самими « Spurrlows ». Папа держал видение нашего хора и делился своими знаниями, что было намного больше таланта хора. Его труба добавила новое звучание. Вскоре хор наполнился ещё одними музыкантами, которых привлекла возможность играть для Иисуса.

Группа росла, и у нас уже появились три замечательных трубача, тромбонисты, басгитарист, гитарист, флейта и барабаны. Ден был без работы. Мы согласились, что, хотя хор состоял из людей, к которым единственным требованием было любить Иисуса, – всё же у группы должен быть высокий стандарт превосходства. Ден начал заниматься аранжировкой. С новым сопровождением звук стал еще более захватывающим и динамическим. Песни хвалы были сильны, а поклонение – интенсивным.

Наш хор удостоился выступления на Айдахо Стэйт Фэа (ярмарка в шт. Айдахо – прим. переводчика) в 1975 в шесть часов вечера (обеденное время, когда едва ли кто придет). Группа так замечательно выступила, что следующие пять лет мы выступали уже на своей собственной сцене в 9 часов вечера (время, когда люди просто стекаются на ярмарку). И наш логотип реял на высоте 12 футов "ВВЕРХ С ИИСУСОМ", нам дали полную свободу петь для Христа, никаких ограничений! Когда люди останавливались, чтобы понаблюдать и послушать, они с трудом могли поверить, что это местная группа, и многие обрели спасение в результате таких семян прославления.

Наш хор – «Поющие Послы» установили киоск "Хот-дог для Иисуса", чтобы заработать деньги на оборудование. Папа восхищался тем, как группа превратилась в такое захватывающее служение. Он чувствовал, что мы несём служение с ним утром и вечером каждое воскресенье. Он ободрял хор, как своих детей, когда мы росли; весь хор был с ним в партнерских отношениях. Папа видел как многие находят Христа в результате помазанного музыкального служения в сочетании с теми вещами, которые Бог открывал ему из Своего Сердца. Поющие Послы много репетировали, чтобы поставить мюзиклы на Рождество и на Пасху, что вскоре возросло к пяти постановкам; а это подразумевало отсутствие сидячих мест. Мы никогда не забудем одно очень особенное воскресенье. Это было последнее Рождество моего папы.

Это было воскресенье перед Рождеством, и мы запланировали спеть "Аллилуйя", чтобы воодушевить людей нашим выступлением на следующей неделе. Однако, время нашего пения приближалось и у меня дрожали колени: а готов ли хор петь эту песню? Наконец я прошептала папе на ухо: «Может мы не будем петь "Аллилуйя". В конце концов, я не была уверена, что хор сможет выложиться на все 100% – недоставало репетиций. Папа просто озадачил меня, сказав: "Детка, я хочу, чтобы вы исполнили именно эту песню. Понимаешь, вчера вечером ко мне опять приходил Гавриил, и он сказал, что Бог послал его на утреннее служение. И я ему сказал, что хор будет петь "Аллилуйя". По моей коже прошелся мороз, и стоя перед хором, я им прошептала, почему мы все еще собирались спеть эту красивую, торжествующую песню. Некоторые из них услышали, некоторые – нет. Как только мы начали петь, помазание с небес сошло как никогда прежде. Некоторые из них могли едва стоять.

Мы спели "Аллилуйя", выходя за пределы наших способностей. Служение закончилось, и две супружеские пары, которые были впервые в Центральной Ассамблее, подошли к папе, чтобы задать ему вопрос. Они не знали друг друга, и они ждали по разные стороны платформы. Первая семья сказала папе, что они первый раз на служении, и они спросили, что же это было: высокий, яркий свет на платформе, который двигался взад-вперед перед хором во время нашего пения. Позже, другая семья задала папе тот же вопрос. Он смог сообщить им обоим, что на служении присутствовал гость с небес. Можете представить наши ощущения. Хор узнал о небесном посетителе и свидетельстве тех двух семей. Тогда мы поняли, где была причина такого помазания, которое мы пережили во время пения. За годы служения в хоре, Господь посылал исключительных пианистов для работы со мной. Каждому из них Бог дал видение того, чего Он может достигнуть через помазанную музыку. Ванда Лемкуль работала со мной в течение первых четырех лет. Когда она должна была переехать, Бог немедленно привел Шери Ширли и ее семью.

Эти преданные люди бескорыстно отдали своё время и молитвы этому служению. Когда муж Шери был перенесен, Бог уже обеспечил дополнительную замену. Линда Бак, жена Теда, стала не только невесткой и особым другом, но ее превосходный талант игры на фортепьяно в сочетании с ее творческим потенциалом, добавил огромный интерес и энергию служению. У папы была привилегия видеть меня и моего мужа в служении. Алан стал звукооператором. Алан также использует свои артистические способности во многих сферах служения. Папа поведал мне некоторые принципы, которые являются основанием для музыкального служения Поющих Послов:

1. Хор и группа служат в первую очередь Богу.
2. Затем друг к другу.
3. И переполнение будет служением общине.

X