Утверждай дела вечные

2015

Я была уже в старших классах, Тед и Мэрилин – в начальных, а Charm перешла в средние. Мама работала в магазине Бон Марк, а также помогала папе в офисе. Церковь продолжала расти с тех пор как переместилась на Лата Стрит. Достроили балкон, который был почти полностью заполнен людьми. Классы Воскресной школы были переполнены. Божье благословение пребывало на общине.

Как-то родители уехали на машине, и у них спустило колесо. Папа не мог позволить чему бы то ни было помешать их поездке, поэтому, собрав все свои силы, он поднял маленький английский Форд и держал его в таком положении пока мама меняла запаску. Это не было впервой для папы, но на этот раз он действительно стал плохо себя чувствовать. Спустя несколько дней он пошёл к врачу. Доктор сказал ему отдохнуть. Папа становился слабее и слабее и в конце концов пошёл к кардиологу. Тот сказал ему, что нужна безотлагательная госпитализация. Оказалось, что папа перенес инфаркт, а из-за того, что он медлил, инфекция распространилась по всему организму. Пока он собрался ложиться в больницу, он был уже таким слабым, что даже не мог взять в руки свои часы. С Пасхи до июня он не был за кафедрой.

Один из членов церкви – Эд Джонс – чувствовал в своём сердце призвание от Господа на служение. Он подошёл к папе с мамой и сказал им: “Я верю Бог поместил меня сюда как раз на такое время!” Мама “положила свою руку на плуг” и с участием Эда Джонса община объединилась воедино и продолжала шествие. Центральная Ассамблея не отстала ни на шаг. В действительности, она продолжала расти пока папа отсутствовал.

У него никогда не было никаких нервных расстройств. Он был таким человеком – когда хотелось спать, просто закрывал глаза и засыпал. Теперь же малейший скрип двери пронизывал его нервы насквозь. Этот гигант переживал такую слабость, что день, когда он смог взять в руки свои часы, стал для всех настоящим праздником. Господь наставлял его во время испытания. Теперь он понимал людей, у которых были проблемы с нервами и недомогание в теле.

Пока проходил восстановительный процесс, Господь подымал в разуме папы такую фразу “Утверждай дела вечные. Утверждай дела вечные!” В то время пока папа размышлял над тем, что бы значили эти слова, Господь ещё сильнее зажигал их в сердце папы. Папа начал исследовать писания и обнаружил, что Господь говорил о тех вещах, которые не потеряют своего значения и в вечности. Господь разъяснил папе, что это – его взаимоотношения с Господом и семейные узы. Папа стал более чувствительным к своей семье, хотя он всегда воспитывал нас – каждого их нас – в любви. У него появились новые ощущения к тому, что действительно было важным для Господа.

Годами позже папа поделился со мной, что, когда ангел Гавриил давал ему замечательные истины Слова Божьего, он напомнил папе о том периоде в больнице, когда Бог сказал ему о важности семейных уз. Гавриил сказал моему отцу, что он там присутствовал в то время как Бог продолжал раскрывать Свой великий план для его жизни.

Ключевым во всех посланиях ангела, которого послал Бог, была Божья забота и любовь к людям, проявленная через Жертву Иисуса. Снова и снова это послание передавал папе Божий посланник, подтверждая его многими отрывками из Библии. Папе напомнили как Бог изложил Свой план по поводу семьи в Ветхом Завете в Исходе 30:12-16 и 38:25-28. В те времена Бог хотел имя каждого главы дома и его семьи, которое помещалось на вратах в скинию. Теперь, через жертву Иисуса, Он предназначил место для всей семьи, но каждый член церкви должен самостоятельно родиться заново. Ангел поделился с папой, что если один член семьи спасен, то остальная часть семьи находится в особом положении пред Господом из-за молитв этого одного человека. Ангел сказал, что сейчас он ведет за собой множество ангелов, чтобы расчистить путь, рассеять врагов, выровнять дорогу – убрать с нее глыбы, – чтобы люди узнали, что сердце Отца благоволит к ним!

Папа выздоровел и вернулся за кафедру, трудясь для царства Божьего с прежним энтузиазмом. Господь работал с ним во время болезни, а его семья занималась служением. В своих проповедях папа начал делать ударение на том, что действительно важно для Бога – на началах, которые не потеряют своей значимости в вечности.

Когда церковь переместилась на Лата Стрит, папа чувствовал, что было бы не плохо, чтобы семья переехала ближе к церкви. Первый дом, в который переехала наша семья, находился вблизи церкви и был очень маленький: три спальни для восьми человек. Родители мамы переехали к нам в связи с болезнью дедушки. Папа оборудовал гараж и он стал спальней, но всё равно было тесно.

Однажды папа пришёл домой переполненный радостью. Он нашел подходящий дом! В нем было четыре спальни, цокольный этаж, огромный зал, сад с вековыми деревьями и бассейн! Папа был на таком подъеме, - что уж о нас говорить!

Какие возможности подросткам! В пасторском доме собиралась молодежь, особенно летом, когда солнце стояло в зените и можно было расслабиться.

Община тяжело трудилась, и когда нужен был отдых, они знали куда идти.

У нас в церкве были шутники, и во время пикника они попробовали свои штучки на моем папе. Он любил взбитые сливки, поэтому кто-то принес на пикник великолепную выпечку. В одной из порций пышные сливки были накачены соусом Тобаско ( в Соединенных Штатах чаще всего называют горячими соусами то, что содержит перец чили, уксус и соль. Другими компонентами могут быть: малин, манго, морковь, - исключительно для аромата – прим. переводчика ).

Такое особое угощение подсунули папе. Всё замерло, то тут то там слышалось хихиканье в то время как папа отправил хорошую порцию “взбитых сливок” себе в рот. Глаза шутников расширялись и расширялись оттого, что папа восклицал от восщинения: какое объедение. Он и глазом не моргнул и даже облизал пальцы. Он обвел шутников и здорово их подколол.

Всё же на следующий день папа чувствовал себя неважно. Но даже, несмотря на своё состояние, он сказал мне, что этот подвиг стоил того, чтобы увидеть выражение лиц той компании: как же они ждали и ждали, и ждали.

X