Ангелы и Человек Иисус

2015

Глава 11

Ангелы и Человек Иисус

Спустя четыре тысячи лет после того, как Адаму и Еве было дано обетование, что Сын Божий станет Сыном Человеческим, дабы человек вернулся в свое безгрешное состояние, это пророчество исполнилось. Тот, Кому покло­нялись ангелы, Кто по величию был един со Своим Отцом, восседающим на небесном престоле, стал человеком, явив­шись на землю беспомощным младенцем. Он пришел, чтобы пережить испытания и соблазны, унижение и бед­ность и, наконец, смерть, которая единственно могла по благодати Божьей принести вечное спасение всякому, кто хотел бы его получить1.

Христос мог бы явиться на землю в Своем Божественном обличье, но люди не смогли бы вынести сияние Его славы. Он мог бы прийти в виде ангела, но исходящий от Него свет также оказался бы непереносимым для человеческого глаза. И Он пришел в человеческой плоти, наделенной слабостями, свойственными человеческому роду. Он пришел спасти не ангелов, но людей2.

Обетование, данное ангелам, было исполнено. Отны­не они должны были служить Ему, приносить Ему покой в минуты страданий3.

За несколько столетий до этого ангел Гавриил открыл пророку Даниилу, что Князь Мессия придет на землю и Собственной жертвой завершит жертвоприношения, прино­симые со времен Адама4.

Обетованное время приближалось, и все небесное воинство находилось в движении. Ангелы готовили путь к Его пришествию на землю. Но как готовились на самой земле к принятию своего Спасителя? Ангелы отправились к евреям, чтобы увидеть, насколько Божьи пророки подго­товили свой народ к пришествию Мессии. Невидимые, они вошли в храм и понаблюдали за теми, кто нес служение во имя грядущего Спасителя. Огорчение святых ангелов было велико, когда они не обнаружили никаких признаков ожи­дания. Они увидели лишь общее безразличие и незнание обетовании Священного Писания.

Ангел Гавриил отметил своим особым посещением священника Захарию, которому он сообщил о грядущем рождении сына. Сыну Захарии, Иоанну, предстояло приго­товить путь служению Господа на земле.

Спустя шесть месяцев Гавриил вновь нисшел на зем­лю — на этот раз он явился девушке по имени Мария, которую Господь избрал для особой миссии: она должна была стать земной матерью Спасителя. Гавриил открыл Марии ее будущее: «Мария, Ты обрела благодать у Бога. Благословенна Ты среди жен, ибо Господь с Тобою!» Дав Марии прийти в себя после пережитого ею испуга, Гав­риил продолжил: «Ты станешь матерью Сына, Которому наречешь имя Иисус, ибо Он придет спасти Свой народ от грехов. Рожденный от Тебя Сын будет Сыном Все­вышнего, Божиим Сыном».

Мария ответила: «Но, господин мой, как могу Я родить сына, если не имею мужа?» Гавриил сказал ей на это: «Мария, это будет не обычное рождение. Дух Святой осенит Тебя. Нет ничего невозможного для Господа!» И добавил:

«У Твоей родственницы, Елисаветы, также родится сын, и это случится через три месяца». И тогда Мария ответила: «Я раба Господня, и будет Мне по слову Его»5.

Ангел явился и Иосифу, с которым была обручена Мария. «Не сомневайся в честности Марии, — сказал он Иосифу. — Возьми ее в жены, хотя она и носит ребенка. Она станет матерью Иисуса Спасителя». Иосиф и Мария вступили в брак. Ангелы ни на мгновение не оставляли их

без своего внимания, особенно во время их путешествия в Вифлеем, куда они отправились, чтобы принять участие в переписи, проводимой по приказу римского императора.

В положенное время Мария родила Младенца, нареченного Иисусом. Чудесное рождение произошло на окраине Вифлеема, в хлеву. Небесные ангелы спустились на землю, чтобы возгласить радостную весть о Рождестве Спасителя. Но они пришли не к правителям и начальникам. Свои радостные гимны они воспели не в храме. Офи­циальная Иудея осталась во мраке, потому что мрак нра­вился ей, и она не искала света6. Явились же ангелы скром­ным пастухам, которые неподалеку стерегли свои стада. Эти люди были готовы к принятию небесной вести. Нахо­дясь в поле, они увидели, как небеса озарились ярким сиянием. Встревоженные и испуганные, пастухи в благо­говении наблюдали, как с небес спускается неисчислимое ангельское воинство, сиянием своей славы озарившее всю долину.

Гавриил, отделившись от небесного воинства, успокоил пастухов: «Не бойтесь. Я принес вам радостную весть: сегодня ночью Сын родился в Вифлееме — Сын Божий, Спаситель мира». И ангел указал пастухам, где они могут найти Младенца.

Вместе со всеми святыми ангелами Гавриил просла­вил Господа: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» И когда небесные гимны достигли слуха смертных, страх сменился великой радостью. Но вот отзвучали последние звуки гимна, «небесный хор вознесся в свои горние обители», сияние растворилось в ночной темноте, «но в сердцах пастухов навсегда запечатлелась самая яркая картина, самое удивительное видение, когда-либо явленное их смертному взору». Счастливые пастухи, оставив свои стада, поспешили в Вифлеем, где они нашли новорож­денного Царя и поклонились Ему7.

Радостная весть была открыта и трем благородным восточным мудрецам. Исследователи природы, они видели в ней прежде всего творение Божье. «В ту ночь волхвы увидели неземной свет: это была слава Господня, разлив­шаяся по холмам Вифлеема. Когда сияние померкло, в небе осталась лучезарная звезда. Она не была ни планетой, ни небесным светилом, и невиданное до сих пор зрелище возбу­дило в мудрецах острый интерес. Они не могли знать, что явление, показавшееся им звездой, на самом деле было несметным числом светоносных ангелов, которые на огром­ном отдалении казались яркой точкой на небосклоне. Тем не менее волхвы поняли, что явленная им звезда несла для них особую весть».

Вспомнив древние Писания, мудрецы обнаружили, что пророком Валаамом было сказано: «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля». Мудрецам было дано повеление свыше идти к рожденному Царю. Без колебаний они отпра­вились вслед за звездой, взяв с собой дары и приношения для Божественного Младенца.

Звезда вела мудрецов через пустыни и холмы, и, когда они приблизились к Иерусалиму, она исчезла из виду. Волхвы обратились за помощью к книжникам и священ­никам, собравшимся в храме. Однако те сказали, что ничего не знают о рождении некоего Царя. На самом деле «они были осведомлены о Рождестве Христа. Весть о явлении ангелов пастухам уже достигла Иерусалима, но ученые мужи нации предпочли посчитать ее надуманной и не заслу­живающей внимания».

Оставив Иерусалим, волхвы вновь увидели перед собой звезду, и она привела их в Вифлеем, где находился Младенец Иисус. И там, ободряемые ангелами, мудрецы сложили к ногам Младенца свои дары и поклонились Ему8.

Во сне волхвы получили весть, что им не следует возвращаться в Иерусалим, где Ирод ждал их, чтобы узнать, где находится обетованный Царь. В ярости Ирод повелел истребить всех младенцев в возрасте до двух лет, которые были в те дни в Вифлееме. Чтобы спасти Иисуса, ангел явился Иосифу с повелением: «Встань, возьми Марию и

Младенца и иди в Египет. Оставайся там до тех пор, пока не получишь дальнейшего слова». И Иосиф вместе с семьей немедленно отправился в Египет, где они оставались в течение нескольких лет. После смерти Ирода ангел вновь явился Иосифу и сообщил: «Теперь ты будешь в безопас­ности. Можешь возвращаться в Израиль». Не останавливаясь в Иерусалиме, где, по мнению Иосифа, их ждали неприят­ности, вся семья благополучно добралась до Назарета, небольшого города неподалеку от Галилейского моря9.

Здесь, в этом ничем не примечательном городке, спрятавшемся среди холмов, Иисус провел тридцать лет Своей недолгой земной жизни. И хотя все небесное воинство по одному звуку Его голоса готово было служить Ему, Он никогда не только не являл Своего величия, но всегда оставался исполненным смирения и скромности10.

От начала своей земной жизни Человеку Иисусу было дано знание об особом характере Его миссии, и с юных лет Он познавал Своего Небесного Отца через Его Слово. Многое открылось Иисусу и в природе. Познание окружающего мира позволило Ему в дальнейшем доступнее и ярче открыть Своим ближним характер Бога. «Небесные посланники не оставляли Его, и Он постоянно пребывал в святом общении с ними»11.

Став старше, Иисус начал помогать Своему отцу в плотницком деле. Он «ходил по улочкам родного города, выполняя в разных домах заказанную Ему работу, и преданные Ему ангелы были с Ним, когда, не узнанный и не признанный еще Царем, Он шел вместе с земледельцами и ремесленниками». Сатана пытался помешать Иисусу еще в дни Его детства и юношества, но его попытки были безуспешными12.

«Ангелы всегда оставались верными служителями Иисуса, однако их неизменное присутствие не избавляло Его жизнь от трудностей и искушений». «Вся Его жизнь была непрестанной борьбой с силами тьмы»13.

Тем временем Иоанн, который был старше Иисуса на шесть месяцев, также возмужал. Он проповедовал людям грядущего Мессию, крестя в водах Иордана принесших покаяние грешников. Наступил день, когда к нему пришел и Сам Иисус. Иоанну было достаточно одного взгляда, чтобы он узнал в идущем к нему Человеке Того, Кому он готовил дорогу своими проповедями. В глубоком смирении Иоанн не чувствовал себя достойным крестить Иисуса, но Сын Человеческий настоял на крещении от Иоанна, «ибо так, — сказал Он, — надлежит нам исполнить всякую правду». Все воинство ангелов незримо присутствовало у Иордана в тот момент, когда Иисус склонился в молитве, моля Своего Небесного Отца даровать Ему силы. «Никогда ранее не внимали ангелы такой молитве. В тот миг они готовы были принести своему Небесному Вождю весть утешения и ободрения». Но на этот раз Сам Бог Отец ответил Иисусу, дав всем собравшимся услышать Свой голос: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение»14.

Приняв крещение, Иисус ушел в пустыню для молитвы и поста. Почти шесть недель находился Он в непрерывном духовном общении со Своим Отцом, к концу же этого срока из-за отсутствия пищи Он почувствовал физическую слабость. Тогда-то и явился сатана, чтобы подвергнуть Иисуса искушениям. Облекшись в сияние, сатана явился Иисусу, назвав себя ангелом от престола Божьего, посланным к Нему милостью Господа, чтобы облегчить страдания Сына Человеческого. «Сатана лживо заявил, что он и есть тот самый ангел, который некогда остановил руку Авраама, занесенную над Исааком и который теперь послан, чтобы спасти и Его, Иисуса, жизнь; что Иисусу нет необходимости продлевать Свои физические страдания и подвергать Себя опасности умереть от голода». Сатана, безусловно, надеялся, что под его внешним сиянием Человек Иисус не сможет узнать истинный характер падшего ангела15.

Однако Иисус не поддался на этот обман, и сатана пошел на другую хитрость. Он высказал сомнение в Божественной природе Иисуса. В лучшем случае, говорил сатана, Христос есть один из самых малозначительных

ан­гелов. Потом дьявол сказал Иисусу: «Один из самых могущественных ангелов был изгнан с небес. Может быть, Ты и есть тот низверженный ангел? Твой облик подсказывает мне, что Ты оставлен Богом и забыт людьми. Если же я не прав, разуверь меня: сотвори чудо!» Но на все искушения у Христа был один твердый ответ: «Так сказано», и сатана должен был признать свое поражение16.

Свидетелями этого сражения были святые ангелы, которые охраняли Иисуса от того, чтобы Ему не пришлось претерпеть больше, чем может вынести человеческая природа. Когда борьба с искушениями завершилась победой Иисуса, Сам Победитель без сил упал на землю. Небесные посланники пришли укрепить Его физически и духовно. От Небесного Отца они принесли Иисусу весть любви и утешения. Все обитатели неба соединили свои голоса в радостном пении, прославляя еще одну победу Сына Божьего17.

Иисусу было ведомо о незримом присутствии и под­держке святых ангелов, о чем Он не раз говорил Своим ученикам. Так, когда Филипп привел к Иисусу Нафанаила, Он сказал ему: «Отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому»18.

Великой радостью наполнились души ангелов, когда они свидетельствовали призвание на служение двенадцати учеников. Это было первым шагом в организации Церкви, которой предстояло после ухода Иисуса продолжить Его служение на земле19.

Ангелы пребывали со своим Господом и во время Его прихода в назаретскую синагогу, чтобы толковать там Свя­щенное Писание. Когда разъяренная толпа, не принявшая Его слов, решила сбросить Его с горы, небесные посланники укрыли Христа от преследователей и увели Его в безопасное место. Всякий же злобный взгляд, брошенный на Спасителя в тот день, каждое слово и действие, направленное против Него, ангелы внесли в свои неумолимые небесные свитки. Развернутые в судный день, они станут беспристрастными свидетелями духовного падения гонителей Христа20.

Когда Иисус произносил Свою Нагорную проповедь, Ему внимали не только собравшиеся люди, но и «неис­числимое воинство небесных ангелов»21.

Вскоре после того, как Иисус начал Свое служение, Он узнал, что царь Ирод заключил в темницу Иоанна Крес­тителя. Долгое время находился Иоанн в тяжком заточении, но Иисус знал, что Его Предтеча выдержит нелегкое испы­тание. «Хотя Иоанну не было послано чудесного избавления, он не остался без помощи Божьей. Общение с ангелами поддерживало его» вплоть до самой смерти22.

Любовь и милосердие, которые являл Иисус во время Своего служения в Иудее и Галилее, вызывали у ангелов ответную любовь к своему Создателю. «Чудеса, творимые Иисусом ради страждущих, исполнялись силой Божьей через служение Его ангелов», которые соединяли собой небо и землю23.

В то время как Иисус находился на горе Фавор, где Петр, Иаков и Иоанн стали свидетелями Его преображения, остальные девять учеников были у подножия горы. Они безуспешно пытались избавить от бесов мальчика, за кото­рого «незримо, но с полной отдачей сил вели сражение ангелы света и ангелы тьмы». И лишь когда Иисус спус­тился с горы, злой дух оставил измученного юношу24.

Вскоре после этого исцеления Иисус вернул зрение человеку, лишенному способности видеть с самого рож­дения. Фарисеи, подстрекаемые сатаной, приложили все усилия, чтобы противостоять Иисусу и победить в этом противоборстве. Их души были закованы «в латы самопра­ведности, которые не пропускали сквозь себя стрелы Божьей любви, отточенные и направляемые ангелами». Но ангелы не оставили без своей укрепляющей поддержки человека, неустанно вступая в сражение с сатаной25.

Однажды Иисус рассказал замечательную притчу о человеке, на которого напали разбойники и оставили его,

истекающего кровью, лежать на иерихонской дороге. Нет сомнения, что «святые ангелы были с тем добрым самарянином, который проявил заботу о страждущем незнакомце»26.

Воскресив Своего близкого друга Лазаря, Иисус оказался перед лицом огромной опасности. Священники, не пожелав принять весть о воскресении, окончательно противопо­ставили себя Христу. Книжники думали теперь лишь о том, чтобы предать Его смерти. Однако небесные ангелы охраняли Иисуса, следя за тем, чтобы с Ним ничего не случилось до того, как исполнится полнота времени и придет час Его жертвенной смерти27.

Въезд Христа в Иерусалим, приблизивший заверше­ние Его земного служения, был тем триумфальным событием Его жизни, которое «могло бы быть отмечено явлением небесных ангелов и звуками трубы Господней», но Иисус «остался верен смиренной участи, которую Он себе избрал».

«Когда Иисус вместе с учениками остановился у Елеонской горы, у Иерусалима было еще время принести покаяние... Последние лучи заходящего солнца золотили храм, башню, стены, и разве не пытался добрый ангел в эти решающие часы обратить погибающий город к любви Спасителя и тем самым отвратить от Иерусалима его участь?» Но покаяния не произошло. Слезы выступили на глазах Иисуса, когда Он понял, что «ангел милосердия сложил свои крылья и нисшел с золотого престола, чтобы уступить место неумолимому праведному суду»28.

Войдя в Иерусалим, Иисус обратился с мольбой к Свое­му Отцу: «Отче! прославь имя Твое». И тогда окружавшие Его люди услышали голос с небес, который они приняли за голос Ангела: «И прославил и еще прославлю»29.

Гавриил, которому была отведена особая роль при при­шествии Спасителя на землю, должен был выполнить лишь ему отведенное служение и в последние дни жизни Иисуса. Вкусив пасхальной пищи со Своими учениками в тот вечер накануне Своей смерти, Иисус отправился с ними в Гефсиманский сад30. Он чувствовал непреодолимую потреб­ность в человеческом участии и тепле, поэтому, придя в сад, Он попросил троих самых близких Своих земных друзей — Петра, Иакова и Иоанна — пойти с Ним в отдаленный уголок сада и бодрствовать вместе с Ним. Иисус отошел в сторону и обратился к Отцу с горячей, но смиренной молитвой. Те же, на чье сердечное сопереживание Он так надеялся, устав, заснули.

Это 'был последний тяжелый удар! Душа Иисуса, сердце Его разрывались под тяжестью взятого на себя греха. Он знал, что в этот момент решалась судьба всего чело­вечества, но молил, чтобы горькая чаша миновала Его, если только это возможно. Небесный Отец внимал Своему Сыну, и есть все основания полагать, что ответил Ему, ибо Иисус сказал: «Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет».

В -небесах воцарилась тишина. Замолкли звуки божест­венной музыки. Глубокая печаль затуманила взоры небесных жителей. Если бы кому-либо из смертных было дано узреть, как Отец отводит лучи Своего света. Своей любви и славы от возлюбленного Сына, он лучше смог бы понять, насколь­ко отвратителен грех в глазах Творца.

.«Безгрешные миры и небесные ангелы с напряжен­ным вниманием следили за тем, как борьба приближается к своему завершению». С какой радостью ангелы окружили бы в тот момент Божественного Страдальца своей любовью, избавившей бы Его от страданий, но план искупления, заложенный от века, был иным. Он должен был быть исполнен, и лишь Сын Божий Своими страданиями мог сделать это.

Иисус не был одинок в час Своего душевного борения. Человеческая природа погибла бы под тяжестью греха, ко­торый взял на Себя Спаситель, но Гавриил, посланный Богом, явился с небес, чтобы ободрить и укрепить Иисуса. Он «пришел не для того, чтобы взять чашу из рук Христа, но, напротив, чтобы укрепить Его руку, подносящую чашу к устам... Указав на отверстые небеса», Гавриил подтвердил,

что Отец по-прежнему любит Своего Сына, но души человеческие могут быть спасены лишь Его, Сына, Кровью. Слава Небесного Отца велика, и сила сатаны не может сравниться с ней; жертва же Иисуса будет последним ударом по силам тьмы. Когда крестный путь подойдет к концу, когда Иисус оглянется назад и увидит, через что Он прошел, сердце Его наполнится неописуемой радостью при мысли о том, что жертва Его была не напрасна, но послужила к вечному спасению рода человеческого. После этих слов Гавриила «покрытый кровавым потом лик Христа озарился небесным покоем», и Он погрузился в глубокие раздумья.

Ученики же продолжали спать. Они не слышали молитв своего Учителя и пробудились от яркого света. Сквозь сон они с трудом могли понять, что находятся в присутствии Гавриила. «Они увидели, как ангел склонился над распро­стертым на земле Учителем, прижал руку Спасителя к своей груди и указал на небеса. Они услышали голос, подобный сладчайшей музыке, услышали слова утешения и надеж­ды». Но сон по-прежнему сковывал учеников, и свет славы этого события так и не открылся им полностью. По своей вине они так и не получили того свидетельства, которое помогло бы им достойно выстоять перед лицом .грядущих испытаний31.

Внезапно ученики услышали шум приближавшейся толпы, которая пришла взять Иисуса. Теперь ученики окон­чательно проснулись, но толпа уже окружила их Учителя. И вот Иуда предает Иисуса поцелуем. И в этот момент ангелы окружили своего Небесного Повелителя. Гавриил стал между Иисусом и толпой. «Божественный свет озарил лик Спасителя, и тень голубя мелькнула над Ним. Продлись сияние славы еще на мгновение — и толпа наемников не выдержала бы ее». Но вот Гавриил отступил, и свет померк. Людям, искавшим смерти Иисуса, было дано свидетельство, что Христу подчинены все силы небесные, и Он мог бы избавить Себя от грядущих страданий. «Толпа убийц пала на землю почти бездыханная. Как просто было бы для Христа оставить их лежать распростертыми пред Его ногами, как просто было бы выйти из сада, не подвергнув Себя никаким страданиям! Одним лучом Своей славы Он мог бы истребить их», но Иисус не сделал этого.

На защиту своего Учителя бросился Петр. Ударом меча он отсек ухо одному из слуг, но Иисус остановил его, сказав, что Он мог бы призвать несметные ангельские воинства Себе в помощь. Услышав эти слова, ангелы вновь загорелись надеждой. «В тот же момент они были готовы окружить своего Повелителя спасительным кольцом и разогнать дышащую злобой толпу. Но уже через мгновение лица их омрачились печалью, ибо Иисус до конца решил испить чашу страданий. "Как же сбудутся Писания?"» — сказал Он, и ангелам пришлось смириться с тем, что толпа, связав Его, увела32.

Трудно описать страдания, которые пережил Иисус в те следующие несколько часов, когда Его водили от одного судьи к другому. Окончательное решение должен был вынести Пилат, римский правитель. В глубине души Пилат знал, что Иисус невиновен, и ангелы, ставшие свидетелями его душевной борьбы, сделали попытку спасти этого чело­века от страшного преступления: предания Христа на смерть. Один из ангелов был послан к супруге Пилата.

«В видении ей был явлен Спаситель, и хотя она не была иудейкой... Его характер и Его миссия открылись ей... Она видела, как Он стоит пред судом... Она видела, как Ирод и его солдаты свершают свое грязное дело». Она, слы­шала обвинения, раздававшиеся в адрес Иисуса, и наконец, услышала приговор, произносимый ее мужем. С ужасом «она видела, как поднимают крест», «как земля погружается во мрак». Она видела смерть Иисуса, но в видении ей было дано увидеть и иное: Христа, «восседающего на огромном белом облаке». У ног Его вращалась земля, жители которой метались в поисках спасительного укрытия. Проснувшись, она немедленно послала своему мужу записку, в которой уверяла его в невиновности Иисуса и умоляла проявить

благоразумие. Письмо жены лишь утвердило Пилата в его собственных предположениях. «Его охватил страх, и он твердо решил, что не станет причиной смерти Иисуса»33.

Но как ни старался Пилат отказаться от ответствен­ности вынесения приговора, он оказался слишком слаб и в конце концов позволил иудейским вождям и подстрекаемой ими толпе уговорить себя. Ангелы засвидетельствовали каждый гнусный поступок, совершенный против их Небес­ного Правителя: они видели, как толпа глумилась над Ним, видели, как на Его чело был водружен терновый венец, как солдаты плевали Ему в лицо. Но они видели также, в каком смирении стоял перед ними, Своими обвинителями и мучителями, невинный Страдалец. В глубокой скорби ангелы низложили с себя сияющие венцы: носить их в то время, когда был предан мучениям их Царь, они не могли.

«Картина разворачивающейся перед ними трагедии была невыносима для небесных жителей». Ангелов охватило волнение; «они были готовы броситься ко Христу и избавить Его от страданий», но старшие ангелы остановили их, «напомнив, что спасение человека должно быть оплачено столь высокой ценой, которая доступна лишь Богу... Иисус знал, что все небесное воинство взирает в этот момент на Его унижение... Он знал, что достаточно одного Его малейшего .желания, и Небесный Отец пошлет Своих ан­гелов». «Слабейший из них мог бы повергнуть глумящуюся толпу на землю, лишив ее всяких сил»34.

Умыв руки, показав символически, что он неповинен в Крови Иисуса, Пилат отдал Его на распятие. На Стра­дальца возложили крест, и Он медленно пошел к Голгофе. Ангелов, однако, по-прежнему не оставляла надежда на чудесное избавление Иисуса: они помнили, как задолго до этого дня на этом же самом месте был спасен от гибели Исаак. Но на этот раз не было послано ангела, который принес бы радостную весть: «Остановись; Ты не должен умереть. Мой возлюбленный Сын!» Испытывая то печаль, то надежду, ангелы ждали, что в самый последний момент, как и в случае с Исааком, Господь остановит надвигающуюся казнь. Но этому не суждено было произойти.

Ангелы последовали за Христом к тому месту, где Он должен был предать Себя на смерть. Они испытывали не только гнев по отношению к правителям, устроившим постыдную казнь. Они испытывали острое сострадание к своему Небесному Другу и Повелителю. Сколько могли, ангелы «взирали на муки своего возлюбленного Царя. Но картина, свидетелями которой они стали, была столь ужасна, что они скрыли свои лики». «Господь и Его ангелы скрыли себя во мраке». Сама природа была не в силах вынести эту трагедию — распятие Христа и Его смерть во имя избав­ления человека от греха. Солнце отказалось посылать свои лучи на землю, и тьма скрыла Иисуса от взглядов любо­пытствующей толпы. Затем из мрака раздался голос Иисуса. «Совершилось!» — сказал Он. Жизнь оставила Его, и с Его смертью свершилась победа над грехом35.

Как никогда ранее, открылось ангелам высокое назна­чение страданий Христовых и смысл Его смерти. Они возда­ли Ему славу и честь, осознав, что Его страданиями укрепи­лось их собственное положение в вечности, что Его крестом они навсегда спасутся от гибели. «Без этого креста они были бы так же беззащитны перед злом, как и ангелы до падения Люцифера». Теперь же Агнец Божий навеки даро­вал им спасение36.

После Своей смерти Иисус был положен в гробницу Иосифа Аримафейского. Здесь Ему предстояло упокоиться от совершенной Им работы спасения. «И хотя среди тех, кто любил Христа на земле, царила скорбь, все небеса пребы­вали в ликовании». Господь и Его ангелы видели «восста­новленное творение, искупленный род... все то, что стало результатом совершенного Христом труда», и это наполняло их счастьем и радостью37.

Гробницу охраняли римские солдаты, но рядом незримо присутствовали ангелы. Завершился день покоя. Суббота, и близилась к концу ночь первого дня недели. Было еще

совсем темно, «но ангелы знали, что время избавления возлюбленного Сына Божьего, их Господа, почти пришло»38.

Лишь только забрезжило утро воскресенья, Гавриил, «могущественнейший из ангелов небесных», облеченный небесным сиянием, поспешил на землю с особой миссией, порученной ему Отцом. «Лик его был подобен молнии, и одежды его были белы как снег. Лишь только его стопы коснулись земли, она содрогнулась под его поступью». Анге­лы сатаны, бывшие на том месте, в страхе бежали.

Представим себе ужас, обуявший римских солдат при виде небесных посланников. Не в силах вынести открыв­шейся им славы Гавриила, они пали ниц, задыхаясь от стра­ха. Однако в планы Господа входило, чтобы они стали свиде­телями воскресения Христа, поэтому Бог даровал им силы выдержать сияние небес. И солдаты увидели, как Гавриил откатил закрывающий гробницу камень, будто это была невесомая песчинка, и сел на нем, ожидая другого ангела, который вошел внутрь, чтобы снять с Иисуса покровы.

Солдаты услышали звучный голос Гавриила, взываю­щий: «Сын Божий, Отец Твой зовет Тебя! Выйди!» И потом пораженные солдаты узрели Иисуса, выходящего из гробницы, и услышали голос Победителя смерти: «Я есмь воскресение и жизнь!» Обитатели неба, ставшие свидете­лями этого триумфального исшествия, соединили свои голоса в радостном пении, прославляя своего Повелителя. Они стали свидетелями великой победы, которую Иисус одержал над смертью и сатаной.

«Когда же небесные посланники удалились от гроб­ницы, когда померк небесный свет и слава исчезла, рим­ские охранники осмелились поднять головы и оглядеться. Они не знали, что думать о случившемся», и поторопились в город, чтобы рассказать иудейским вождям об увиденном39.

Тем же утром, но немного позже женщины пришли к гробнице, чтобы помазать Тело Иисуса. Первой подойдя к гробнице, Мария Магдалина заметила, что гробница откры­та. Внутри она увидела двух ангелов, сидящих на том месте, где был положен Иисус. Зная, для чего пришла Мария Магдалина, ангелы сообщили ей, что принесенные благо­вония не понадобятся, ибо Иисус воскрес из мертвых. Увидев, что Иисуса в самом деле нет в гробнице, женщина, дала волю слезам, вышла. И тогда Сам Иисус явился ей и повелел пойти и рассказать ученикам о Своем воскресении.

Вслед за Марией Магдалиной к месту погребения Иисуса пришли и другие женщины. Вид открытой гробницы привел их в замешательство. Да и вся местность вокруг была озарена не только восходящим солнцем, но и сиянием небесной славы, которая все еще пребывала здесь. Войдя внутрь, женщины не нашли там Тела Иисуса. В поисках кого-нибудь, кто объяснил бы им увиденное, они внезапно увидели юношу в сияющих одеждах, который сидел возле гробницы. Гавриил вновь сошел с небес — и на этот раз в человеческом обличье, чтобы не напугать друзей Иисуса. Но скрыть полностью небесное сияние было невозможно, и женщины были напуганы видом удивительного незнакомца. Гавриил же сказал им: «Не бойтесь. Христос воскрес. Идите и скажите ученикам, что они могут увидеть Его в Галилее». Женщины поспешили выполнить повеление ангела. Уже вечером того же дня двое учеников Иисуса, встретив своего воскресшего Учителя, сами с радостью убедились, что рассказанная женщинами история о пустой гробнице — не выдумка.

Пришли к гробнице Петр и Иоанн. Они увидели лишь погребальные пелены, но Самого Господа там не было. Ученики обратили внимание на то, что погребальные одежды не были просто отброшены в сторону. Пелены были сняты с Иисуса ангелом, но Сам Воскресший тщательно сложил их и положил на камень, с которого только что восстал40.

Почти шесть недель провел Иисус со Своими один­надцатью учениками, наставляя их в том, что им предстояло свершить после Его вознесения. Их расставание произошло недалеко от Вифании, на Елеонской горе. Иисус все еще обращался к ученикам со словами ободрения и наставления,

когда белое облако небесной славы вознесло Его от них. Последними словами, которые они услышали, были слова обетования: «Я с вами во все дни до скончания века»41.

Ученики все еще вглядывались в небесную высь, когда внезапно рядом раздались голоса. Обернувшись, апостолы увидели двух ангелов в белой одежде, принявших вид людей. «Вместе с другими ангелами они пришли в сияю­щем облаке, чтобы сопровождать Иисуса в Его вознесении к небесному дому. Это были те два ангела, что приходили к гробнице Иисуса в момент Его воскресения. Это были те ангелы, которые пребывали со Христом в течение всей Его земной жизни». И теперь они очень хотели бы вместе с другими жителями небес сопровождать своего Господа, «но любовь и сочувствие к тем, кого Иисус только что оставил на земле, были так велики, что они задержались, дабы утешить учеников в эту печальную для них минуту». Анге­лы дали им обетование: «этот же Самый Иисус вернется — и вернется так же, как и ушел».

Для всей Вселенной наступил радостный час встречи со своим Царем после Его более чем тридцатилетнего отсутствия. Апостолам было дано услышать лишь несколько звуков, приветственного ангельского хора. Увидеть саму встречу Христа с Его Небесным Царством они не могли. «Если бы путь, по которому возвращался Иисус на небеса, открылся взору учеников во всей его невыразимой славе, они вряд ли бы смогли выдержать его сияние. Если бы они увидели неисчислимые ангельские сонмы, если бы они услышали победные восклицания, которыми у открытых небесных врат встречали своего Господа верные Ему ангелы, то контраст между небесной славой и земной жизнью, полной испытаний, оказался бы так велик, что ученикам было бы не под силу по-прежнему нести бремя земных тревог»42.

Вся Вселенная приветствовала возвращение Иисуса. Ангельские сонмы, представители не знающих греха ми­ров, — все сыны Божьи собрались у небесного престола, чтобы прославить своего Искупителя, чтобы отпраздновать победу своего Царя. Когда же Он приблизился ко Святому граду, сопровождавшие Его ангелы воскликнули: «Подни­мите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы!» Ангелы, ожидавшие Господа у врат, радовавшиеся каждой возможности повторить Его имя, вопросили: «Кто сей Царь славы!» И вновь ангелы, сопро­вождавшие Иисуса, воскликнули: «Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы!.. Господь сил. Он — Царь славы»43.

Войдя в Небесный град со множеством искупленных, Христос направился к Отцу. Он не мог принять почитания и поклонения небесного воинства, Он не мог принять венца славы и царских одежд до тех пор, пока Сам Отец не скажет Ему, что Его жертва принята44.

И Отец повелел: «Да поклонятся Ему все ангелы Божьи». По этому повелению все ангелы, числа которым нет, пали пред своим Искупителем. Небеса, казалось, уже не вмещали той радости, которую ангелы вложили в свои триумфальные гимны. Звуки небесных арф наполнили всю Вселенную. Сын Божий вновь занял престол Царя царей и Господа господствующих и вместе с Отцом Своим вернулся к управлению миром. Сияние славы окружило Царя небес; все небесные миры радовались Его воцарению. Любовь одержала победу!45

X